Туризм: Русский север – Заонежье

   Зао­не­жье, Кижи – эти назва­ния, пожа­луй,  зна­ко­мы каж­до­му рос­си­я­ни­ну. Что назы­ва­ют Зао­не­жьем? Бере­га Онеж­ско­го озе­ра и ост­ро­ва. Это зна­ме­ни­тый Рус­ский Север, кото­рый явля­ет­ся сокро­вищ­ни­цей рус­ско­го дере­вян­но­го зод­че­ства. На суро­вом Бело­мор­ском бере­гу, на озе­рах Каре­лии и бере­гах Архан­гель­ских рек вы встре­ти­те потем­нев­шие от вре­ме­ни избы ста­рин­ных дере­вень, ост­ро­вер­хие церк­ви, под­ни­ма­ю­щи­е­ся над тем­ной зеле­нью густо­го ело­во­го леса, над залив­ны­ми луга­ми, над зер­каль­ной гла­дью вод.

   Эти соору­же­ния созда­ны рука­ми масте­ров, име­на кото­рых, к сожа­ле­нию, до наших дней не дош­ли. А как хоте­лось бы знать этих безы­мян­ных стро­и­те­лей, рабо­та кото­рых несет на себе чер­ты под­лин­но народ­но­го искус­ства. На них лежит печать мастер­ства, кото­рое шли­фо­ва­лось века­ми, народ­ной смет­ли­во­сти, изоб­ре­та­тель­но­сти, и, конеч­но же, без­уко­риз­нен­но­го вку­са.

Итак, дере­вян­ное зод­че­ство Севе­ра. К числу его самых выда­ю­щих­ся памят­ни­ков отно­сит­ся Киж­ский пого­ст, ост­ров Кижи. Под­плы­ва­ешь ли к нему со сто­ро­ны Петер­бур­га по реке Сви­ри,  или по озе­ру со сто­ро­ны Пет­ро­за­вод­ска, он берет вас сра­зу за душу сво­ей кра­со­той, не яркой, не брос­кой, а какой-то сла­дост­но-щемя­щей. Кро­хот­ный ост­ро­вок слов­но вста­ет из воды. Сна­ча­ла вид­ны огром­ные мно­го­гла­вые церк­ви, мас­сив­ные бре­вен­ча­тые сру­бы, укра­шен­ные резь­бой. И толь­ко потом уже видишь весь ост­ров, вырас­та­ю­щий из озе­ра.

Кижи пре­крас­ны в любое вре­мя года. Бес­чис­лен­ные башен­ки буд­то парят в зеле­но­ва­том све­те лет­них белых ночей. И тогда кажет­ся, что они все выше и выше под­ни­ма­ют­ся к свет­ло­му север­но­му небу, без­дон­но­му и зага­доч­но­му. Солн­це, рано утром вста­ю­щее из воды, слов­но позо­ло­той неж­но покры­ва­ет древ­ние сте­ны и купо­ла. Вече­ром, когда оно уже гото­во опу­стить­ся в воду, закат окра­ши­ва­ет их по-дру­го­му: тона здесь тем­ные, баг­ро­вые со стран­ны­ми зеле­но­ва­ты­ми бли­ка­ми. Такие Кижи летом.

Зимой же здесь цар­ству­ет гра­фи­ка – чер­ное и белое. Потем­нев­шее от дождей и вет­ров дере­во и белый, пря­мо-таки осле­пи­тель­но белый снег.

Да, мы, к сожа­ле­нию, не зна­ем, кто стро­ил Кижи, кто их укра­шал. Может быть, впер­вые уви­дев чудо-ост­ров, и поду­ма­ешь, что все вели­ко­ле­пие Кижей роди­лось по воле слу­чая, как взлет чьей-то худо­же­ствен­ной фан­та­зии. Но это лишь на пер­вый взгляд. А ведь куль­ту­ра Зао­не­жья – древ­няя куль­ту­ра. И сего­дня ост­ров Кижи – не толь­ко музей дере­вян­но­го зод­че­ства, но и хра­ни­тель высо­ких тра­ди­ций народ­но­го деко­ра­тив­но­го искус­ства и уст­ной народ­ной поэ­зии. Ведь в селах, рас­по­ло­жен­ных по сосед­ству, было запи­са­но нема­ло пре­крас­ных древ­них былин, береж­но сохра­нён­ных памя­тью мно­гих поко­ле­ний кре­стьян Зао­не­жья. Это здесь жили про­слав­лен­ные ска­зи­те­ли – Васи­лий Щего­лё­нок, зна­ме­ни­тая «вопле­ни­ца» Ири­на Федо­со­ва, целая семья ска­зи­те­лей Ряби­ни­ных. Мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что и в уст­ном народ­ном твор­че­стве созда­ны огром­ные худо­же­ствен­ные цен­но­сти, не усту­па­ю­щие по сво­ей зна­чи­мо­сти архи­тек­ту­ре Киж­ско­го пого­ста.

Но вер­нем­ся к Кижам. Несколь­ко слов из исто­рии это­го края. Зао­не­жье издав­на вхо­ди­ло в состав Вели­ко­го Нов­го­ро­да. Здесь были про­ло­же­ны важ­ней­шие пути на Даль­ний Север. Нов­го­род­цев при­вле­ка­ли неис­чис­ли­мые богат­ства лесов и озер Зао­неж­ско­го края… Пер­вы­ми при­шли сюда кре­стья­не. Они выжи­га­ли леса, рас­чи­ща­ли, осво­бож­да­ли под паш­ни от кам­ней эту суро­вую, небо­га­тую зем­лю.

Мно­гие назва­ния, сохра­нив­ши­е­ся до наших дней, объ­яс­ня­ют стра­ни­цы про­шло­го. Напри­мер, Андо­ма, Куза­ран­да, Тол­вуй, Чел­му­жи. Все они- наша память о жив­шем здесь когда-то карель­ском насе­ле­нии. Оно отча­сти сли­лось с при­шед­ши­ми сюда нов­го­род­ца­ми, отча­сти пере­се­ли­лось запад­нее. А вот дру­гие назва­ния – Бор, Реч­ка, Вер­хо­вье, Вели­кая Нева, Широ­кое Поле, Сен­ная губа… Эти име­на дава­ли здеш­ним местам уже рус­ские.

Назва­ние Кижи – тоже нерус­ско­го про­ис­хож­де­ния. Что оно озна­ча­ет? В карель­ском и веп­ском язы­ках и сего­дня есть сло­ва, созвуч­ные Кижам. Они озна­ча­ют «игри­ще» или «место для игр». Облик Зао­не­жья опре­де­лял­ся еще тогда, в нов­го­род­ские вре­ме­на, как облик края дере­вен­ско­го, далё­ко­го от боль­ших горо­дов. Посколь­ку мест­ная куль­ту­ра созда­ва­лась рука­ми кре­стьян, она бук­валь­но насквозь про­ник­ну­та народ­ны­ми чер­та­ми. От того вре­ме­ни, к сожа­ле­нию, почти не оста­лось памят­ни­ков архи­тек­ту­ры, зато сохра­ни­лись

про­из­ве­де­ния живо­пи­си – ико­ны, кото­рые были напи­са­ны в Х1V-м и ХV-м веках мест­ны­ми живо­пис­ца­ми. Инте­рес­но, что изоб­ра­жён­ные на них свя­тые име­ют чисто кре­стьян­ский облик. Лица свя­тых бес­хит­рост­ны и про­сто­душ­ны, а сами они широ­ко­пле­чи и кря­жи­сты. «Про­сто­на­род­но­сть» мест­ной живо­пи­си, если мож­но так ска­зать, замет­на даже по срав­не­нию с глу­бо­ко демо­кра­тич­ным по духу искус­ством Вели­ко­го Нов­го­ро­да.

В раз­ви­тии это­го края есть своя заме­ча­тель­ная осо­бен­но­сть. Север не испы­ты­вал на себе тяж­ко­го бре­ме­ни кре­пост­но­го пра­ва. Вот поче­му здесь так дол­го сохра­нял­ся дух воли и неза­ви­си­мо­сти. Он, этот дух, скво­зит и в геро­и­че­ских были­нах, и в мест­ной живо­пи­си.

Вооб­ще куль­ту­ра Зао­не­жья бога­та и раз­но­сто­рон­ня. Здесь успеш­но раз­ви­ва­лись мно­гие виды деко­ра­тив­но­го искус­ства, такие как узор­ное тка­че­ство, вышив­ка, резь­ба по дере­ву, изго­тов­ле­ние юве­лир­ных изде­лий из серебра.

Сло­жи­лась здесь и  осо­бая сти­ли­сти­че­ская мане­ра живо­пи­си. В мест­ных сёлах были свои искус­ные пис­цы и рисо­валь­щи­ки. До нас дош­ли име­на толь­ко двух худож­ни­ков того вре­ме­ни. Это писец «диак Сте­фан­ко», пере­пи­сав­ший кни­гу и укра­сив­ший ее изящ­ны­ми узор­ны­ми застав­ка­ми.

И вто­рой «дья­чок Мок­ей­ко Пень­те­ле­ев», напи­сав­ший в 1670 году ико­ну Нико­лы. Инте­рес­но, что в то вре­мя во мно­гих дерев­нях были не толь­ко свои масте­ра, но даже худо­же­ствен­ные мастер­ские.

Одна­ко, из всех видов искус­ства наи­боль­шее раз­ви­тие полу­чи­ло зод­че­ство. Плот­ни­ка­ми Зао­не­жье  все­гда сла­ви­лось на всю Русь. Еще в 16-м веке их при­гла­ша­ли стро­ить не толь­ко в сосед­ние север­ные обла­сти, но и в Моск­ву. Мест­ные плот­ни­ки-стро­и­те­ли уме­ли делать из дере­ва все: и воз­во­дить церк­ви, и стро­ить жилые дома, и укреп­лен­ные остро­ги… Сло­вом, куль­ту­ра это­го края дости­гла высо­ко­го уров­ня. И ансамбль в Кижах – сво­е­го рода итог мно­го­ве­ко­во­го ее раз­ви­тия.

…Итак, Киж­ский пого­ст. Поче­му пого­ст? Это сло­во вовсе не озна­ча­ет клад­би­ще. Пого­ста­ми в древ­но­сти назы­ва­ли боль­шие окру­га.  Вся Нов­го­род­ская зем­ля была раз­де­ле­на на пого­сты. И  глав­ные селе­ния каж­до­го тако­го окру­га тоже назы­ва­лись пого­ста­ми. Села эти были одно­вре­мен­но и цер­ков­ны­ми, и адми­ни­стра­тив­ны­ми, и куль­тур­ны­ми цен­тра­ми. Киж­ский пого­ст, суще­ство­вав­ший еще с ХV века, объ­еди­нял жите­лей мно­же­ства окрест­ных ост­ро­вов. Спу­стя сто лет, в Киж­ский пого­ст вхо­ди­ло уже почти 130 дере­вень. В это вре­мя на ост­ро­ве сто­я­ли два цер­ков­ных зда­ния. Глав­ное из них – Спас­ская цер­ко­вь.  В том сво­ем пер­во­здан­ном виде она тоже была вид­на изда­ле­ка, как и эта, кото­рой мы любу­ем­ся сего­дня.

Что собой пред­став­ля­ет ансамбль Киж­ско­го пого­ста сего­дня? Он состо­ит из трёх зда­ний: Пре­об­ра­жен­ской церк­ви, Покров­ской и сто­я­щей меж­ду ними коло­коль­ни. Рас­смот­рим каж­дое из них.

Пре­об­ра­жен­ская цер­ко­вь. Это ядро и, если мож­но так ска­зать, смыс­ло­вой цен­тр все­го ансам­бля. Постро­ен­ная рань­ше, чем Покров­ская цер­ко­вь и коло­коль­ня, она слов­но веду­щая музы­каль­ная тема, кото­рую под­дер­жи­ва­ют дру­гие. Когда про­плы­ва­ешь вокруг ост­ро­ва, видишь, как то одна, то дру­гая построй­ка откры­ва­ют­ся в раз­ных ракур­сах. Они чёт­ко выри­со­вы­ва­ют­ся на фоне север­но­го неба, вся­кий раз как бы состав­ляя новый ансамбль…

Фасад ансам­бля смот­рит на запад. Здесь же была и ста­рин­ная при­ста­нь. Цен­тром же всей экс­по­зи­ции явля­ет­ся коло­коль­ня. При­чуд­ли­вую неза­у­ряд­но­сть цер­ков­ных купо­лов слов­но бы отте­ня­ют стро­гие линии ее шатра. И имен­но отсю­да, с запа­да, луч­ше все­го вид­на гран­ди­оз­но­сть Киж­ских постро­ек.

Пого­ст на ост­ро­ве Кижи, пано­ра­мы горо­дов Суз­да­ля и Росто­ва Вели­ко­го, Ново-Деви­чье­го мона­сты­ря в Москве и Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры в Сер­ги­е­вом Поса­де  –  всё это рабо­ты киж­ских зод­чих, кото­рые были про­слав­лен­ны­ми масте­ра­ми труд­но­го искус­ства ансам­бля. Прав­да, ансам­бли цен­траль­ной Руси – более кра­соч­ные – с мно­го­чис­лен­ны­ми построй­ка­ми, золо­ты­ми и сини­ми купо­ла­ми церквей. А Кижи зна­чи­тель­но стро­же. Впро­чем, как и весь наш Рус­ский Север.

Север­ные зод­чие зна­ли мно­го сек­ре­тов кра­со­ты. Вот поче­му соору­же­ния Кижей невоз­мож­но пред­ста­вить себе где-то в дру­гом месте. Они слов­но вро­сли в суро­вый север­ный пей­заж, и, в бес­край­нюю даль озе­ра с его плос­ки­ми ост­ро­ва­ми. Вот поче­му строй­ные силу­эты церквей вид­ны изда­ле­ка.

Пре­об­ра­жен­ская цер­ко­вь – самая слож­ная и самая, как бы, парад­ная сре­ди всех памят­ни­ков зод­че­ства рус­ско­го Севе­ра.

22 купо­ла, рас­по­ло­жен­ные яру­са­ми, под­ни­ма­ют­ся к цен­траль­ной гла­ве. Все эле­мен­ты это­го зда­ния согла­со­ва­ны меж­ду собой и под­чи­не­ны еди­ной архи­тек­тур­ной идее. Каж­дая часть построй­ки под­чёр­ки­ва­ет дина­мич­но­сть общей ком­по­зи­ции. И от это­го уси­ли­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние непре­рыв­но­го устрем­ле­ния ввы­сь, неудер­жи­мо­го, стре­ми­тель­но­го подъ­ема к север­но­му небу… Пре­об­ра­жен­ская цер­ко­вь в Кижах по  пра­ву счи­та­ет­ся вер­ши­ной рус­ско­го плот­ниц­ко­го искус­ства.

Вто­рая цер­ко­вь –  Покров­ская. Она и мень­ше, и про­ще Пре­об­ра­жен­ской. Самая инте­рес­ная деталь в архи­тек­тур­ном обли­ке Покров­ской церк­ви – это деко­ра­тив­ный пояс из тре­уголь­ный фрон­то­нов.

И, нако­нец, тре­тье сла­га­е­мое Киж­ско­го пого­ста – коло­коль­ня, постро­ен­ная уже во вто­рой поло­ви­не девят­на­дца­то­го века.

Сего­дня ост­ров Кижи  широ­ко изве­стен как музей-запо­вед­ник дере­вян­но­го зод­че­ства Севе­ра. Сюда в раз­ные годы пере­ве­зе­ны мно­гие ста­рин­ные дере­вян­ные построй­ки – часов­ни, кре­стьян­ские избы, амба­ры, мель­ни­цы… Вооб­ще архи­тек­ту­ра север­ной дерев­ни – это целый худо­же­ствен­ный мир, слож­ный и раз­но­об­раз­ный. И высо­кая ода­рён­но­сть народ­ных масте­ров про­яви­лась в этих построй­ках  ничуть не мень­ше, чем в мону­мен­таль­ном цер­ков­ном зод­че­стве.

…Киж­ский ост­ров, зате­ряв­ший­ся сре­ди архи­пе­ла­га Онеж­ско­го озе­ра, – лишь малая часть рус­ско­го Севе­ра. Не на вся­кой кар­те обо­зна­че­ны Кижи. Но имен­но здесь сосре­до­то­че­но такое богат­ство, такое вели­ко­ле­пие памят­ни­ков рус­ско­го искус­ства! Эти памят­ни­ки  – наша наци­о­наль­ная гор­до­сть, сви­де­тель­ство необык­но­вен­ной талант­ли­во­сти рус­ских народ­ных масте­ров про­шло­го.

…Вол­шеб­ные, ска­зоч­но кра­си­вые Кижи в наше вре­мя, пожа­луй, одно из самых попу­ляр­ных мест у тури­стов. Летом сюда плы­вут на теп­ло­хо­дах из  Петер­бур­га, на быст­ро­ход­ных кате­рах – из Пет­ро­за­вод­ска. Зимой сюда мож­но добрать­ся толь­ко на вер­то­лё­те. Есть у этих мест какая-то  осо­бая при­тя­га­тель­но­сть. Побы­вав здесь одна­жды, будешь вспо­ми­нать их не раз и не два. Вспо­ми­нать  и меч­тать сно­ва уви­деть вол­шеб­ство  север­ных ночей, еще раз вдох­нуть напо­ён­ный мёдом  ост­ров­ной воз­дух и  услы­шать тихое дыха­ние  Оне­го-моря, как ува­жи­тель­но и лас­ко­во зовут его  севе­ря­не.

 

                                                                                                            Свет­ла­на Каль­ник