Вежливый оловянный солдатик: как питерская школа миниатюры покорила мир

«Сол­да­ти­ки!», – кри­чал маль­чиш­ка из сказ­ки Андер­се­на, полу­чив в пода­рок оло­вян­ные фигур­ки. Тот же вос­торг испы­ты­ва­ют и совре­мен­ные «маль­чи­ки» всех воз­рас­тов, попа­дая в цар­ство оло­вян­ных мини­атюр.

© Петр Ковалев/ТАСС

© Петр Ковалев/ТАСС

© Петр Ковалев/ТАСС

© Петр Ковалев/ТАСС

© Петр Ковалев/ТАСС

© Петр Ковалев/ТАСС

© Петр Ковалев/ТАСС

Даже сре­ди фигу­рок, отме­ча­ет она, прак­ти­че­ски нет жен­ских обра­зов – толь­ко импе­ра­три­цы, ама­зон­ки, пират­ки и част­ные зака­зы с порт­рет­ным сход­ством.

Чет­верть века назад НИИ, в кото­ром рабо­тал муж Ири­ны Бакла­но­вой, закры­ли, и он решил стать куста­рем. Ири­на, исто­рик по обра­зо­ва­нию, идею мужа-инже­не­ра под­дер­жа­ла. Пер­вых сол­да­ти­ков в нача­ле 1990-х годов они дела­ли на кух­не, разо­гре­вая металл пря­мо в чай­ни­ке.

– Оло­вян­ные сол­да­ти­ки – это абсо­лют­но муж­ское увле­че­ние, что нагляд­но вид­но на про­фес­си­о­наль­ных выстав­ках, где сре­ди сто­лов с экс­по­на­та­ми ходят одни муж­чи­ны. Они вста­ют на коле­ни, что­бы с помо­щью лупы рас­смот­реть сол­да­ти­ка, нико­гда не берут голы­ми рука­ми за фигур­ку, толь­ко за под­став­ку. Жен­щи­ны ока­зы­ва­ют­ся в этом мире, как пра­ви­ло, за ком­па­нию с увле­чен­ны­ми мужья­ми, – рас­ска­зы­ва­ет испол­ни­тель­ный дирек­тор питер­ской про­из­вод­ствен­но-худо­же­ствен­ной ком­па­нии «Ние­на» Ири­на Бакла­но­ва.

Спу­стя 25 лет про­из­вод­ство раз­рос­лось – в несколь­ких арен­ду­е­мых поме­ще­ни­ях выпус­ка­ет­ся почти пять тысяч раз­ных фигу­рок: сол­да­ти­ки раз­ных эпох и стран, воен­но-исто­ри­че­ские мини­а­тю­ры, дио­ра­мы, суве­ни­ры, инди­ви­ду­аль­ные подар­ки. Фор­мов­щи­ки, обра­бот­чи­ки и литей­щи­ки рабо­та­ют сре­ди полок, устав­лен­ных коро­боч­ка­ми с над­пи­ся­ми «Напо­леон», «кира­сир», «вер­блюд». У худож­ни­ков своя, почти биб­лио­теч­ная атмо­сфе­ра: исто­ри­че­ские кни­ги, бан­ки с крас­ка­ми и стел­ла­жи с уже гото­вы­ми фигур­ка­ми.

Ири­на вни­ма­тель­но сле­дит за конъ­юнк­ту­рой. Так боль­шой попу­ляр­но­стью в послед­нее вре­мя поль­зу­ют­ся сол­да­ти­ки из серии «Веж­ли­вые люди», осо­бен­но спец­на­зо­вец с котен­ком на руках – копия памят­ни­ка, уста­нов­лен­но­го в Кры­му в память о собы­ти­ях 2014 года.Игрушечные сол­да­ти­ки сто­ле­ти­я­ми сопро­вож­да­ли чело­ве­ка – пер­вые мини­а­тю­ры из дере­ва и брон­зы были най­де­ны еще в еги­пет­ских пира­ми­дах. Тра­ди­ция созда­ния оло­вян­ных сол­да­ти­ков заро­ди­лась на рубе­же ХVIII-XIX веков с изго­тов­ле­ния плос­ких фигу­рок в Гер­ма­нии. Объ­ем­ны­ми их ста­ли делать спу­стя деся­ти­ле­тия во Фран­ции, а уже в XX веке фигур­ки ста­ли более слож­ны­ми. Для удоб­ства кол­лек­ци­о­не­ров были вве­де­ны мас­шта­бы и стан­дар­ты на оло­вян­ные мини­а­тю­ры. При этом основ­ные эта­пы про­из­вод­ства прин­ци­пи­аль­но не изме­ни­лись до сих пор – вся рабо­та ведет­ся вруч­ную.

Идея и ее воплощение

«Эски­зов мы не дела­ем. Скуль­пто­ров в шта­те тоже нет, это эко­но­ми­че­ски неце­ле­со­об­раз­но. Под кон­крет­ный заказ при­гла­ша­ет­ся мастер, кото­рый лепит скульп­ту­ру в соот­вет­ствии с необ­хо­ди­мы­ми тре­бо­ва­ни­я­ми», – рас­ска­зы­ва­ет Ири­на Бакла­но­ва. Вре­мя изго­тов­ле­ния скульп­ту­ры зави­сит от слож­но­сти зака­за: «Нет тако­го, что мы не можем сде­лать. Даже если сроч­но и надо мно­го экзем­пля­ров. Мы же из 90-х!».

Оло­вян­ные сол­да­ти­ки – это абсо­лют­но муж­ское увле­че­ние. На про­фес­си­о­наль­ных выстав­ках сре­ди сто­лов с экс­по­на­та­ми ходят одни муж­чи­ны. Жен­щи­ны ока­зы­ва­ют­ся в этом мире, как пра­ви­ло, за ком­па­нию с увле­чен­ны­ми мужья­ми Ири­на Бакла­но­ва Испол­ни­тель­ный дирек­тор про­из­вод­ствен­но-худо­же­ствен­ной ком­па­нии «Ние­на»

При этом основ­ной доход при­но­сит не мас­со­вое про­из­вод­ство, а рабо­та с кол­лек­ци­о­не­ра­ми. Игорь Бакла­нов рас­ска­зы­ва­ет, как при­шлось изго­тав­ли­вать боль­шое коли­че­ство фигур для ирланд­ско­го потом­ка гене­ра­ла, погиб­ше­го при Ватер­лоо: «Он у себя в зам­ке в Ирлан­дии в ком­на­те 20 на 20 мет­ров созда­вал дио­ра­му сра­же­ния, в кото­ром погиб его пре­док. Сол­да­ти­ков зака­зы­вал у нас». Оло­вян­ные мини­а­тю­ры их про­из­вод­ства есть даже в кол­лек­ции коро­ля Иор­да­нии, гово­рит Игорь.

Что­бы отлить гото­вую фигу­ру в соот­вет­ствии с создан­ной скульп­ту­рой, к рабо­те при­сту­па­ют фор­мов­щи­ки. «Беру скульп­ту­ру и выма­зы­ваю поло­ви­ну пла­сти­ли­ном, делаю «замки» для сцеп­ки и выпа­ри­ны для выхо­да воз­ду­ха. Сверху нано­сит­ся вик­синт – это как сили­кон, затем еще слой, бинт и гипс», – рас­ска­зы­ва­ет моло­дой спе­ци­а­ли­ст по име­ни Ники­та, кото­рый ока­зал­ся на про­из­вод­стве 5 лет назад волей слу­чая. В дет­стве он тоже увле­кал­ся игрой в сол­да­ти­ки, а тепе­рь дела­ет их сво­и­ми рука­ми.

По сло­вам Ники­ты, мож­но сде­лать фор­му сра­зу на всю фигу­ру, а потом раз­ре­зать, но он так не дела­ет. Изго­тов­ле­ние фор­мы по частям поз­во­ля­ет тща­тель­нее про­ра­бо­тать дета­ли слож­ных фигур. Сам Ники­та пом­нит, как слож­но было делать дра­ко­на с мно­же­ством мел­ких дета­лей. В сред­нем, на изго­тов­ле­ние фор­мы из гип­са с мяг­кой про­клад­кой ухо­дит 3–5 дней.

Литье и обработка

Литей­щик оло­вян­ных мини­а­тюр Игорь Пет­ров 15 лет назад при­шел в про­фес­сию без спе­ци­аль­но­го обра­зо­ва­ния. Сплав, рас­ска­зы­ва­ет он, созда­ет­ся при тем­пе­ра­ту­ре 350–400 гра­ду­сов, зали­ва­ет­ся в фор­мы, через пять минут фигу­ра засты­ва­ет. На рабо­чем сто­ле у литей­щи­ка «сме­ша­лись в кучу кони, люди», а так­же рим­ля­не, их копья, импе­ра­то­ры…

Бра­ко­ван­ные фигур­ки тут же воз­вра­ща­ют­ся в тигель, что­бы сно­ва пре­вра­тить­ся в сплав.

Основ­ной металл всех фигур – китай­ское оло­во, пото­му что рос­сий­ско­го на рын­ке нет. Для более круп­ных фигур добав­ля­ет­ся сви­нец, а в каче­стве доба­вок для проч­но­сти исполь­зу­ют­ся медь и дру­гие метал­лы.

Обра­бот­чи­кам после это­го пред­сто­ит «обку­сать» лиш­ние литые части, при­па­ять мел­кие дета­ли, затем все загла­дить и отдать в чер­не­ние или худож­ни­ку.

В очередь к художнику

«В Евро­пе в прин­ци­пе не рас­кра­ши­ва­ют сол­да­ти­ков, кол­лек­ци­о­не­ры нам при­сы­ла­ют, что­бы рас­кра­сить. Рос­сий­ская, а точ­нее – петер­бург­ская шко­ла оло­вян­ной мини­а­тю­ры очень ценит­ся имен­но за рос­пись», – с гор­до­стью рас­ска­зы­ва­ет Игорь Бакла­нов. Прав­да, тут же вспом­нил, как в нача­ле про­из­вод­ствен­но­го пути на одной из выста­вок слу­чил­ся кон­фуз. Подо­шел кол­лек­ци­о­нер и ука­зал на ошиб­ку – цвет лац­ка­на на одеж­де не соот­вет­ство­вал цве­ту пол­ка. «У нас был крас­ный, а надо мали­но­вый! Поэто­му он пред­ло­жил про­сто поме­нять над­пись под фигур­ка­ми, заме­нив номер пол­ка, чтоб ста­ло пра­виль­но», – поде­лил­ся дирек­тор ком­па­нии. Сей­час к неко­то­рым худож­ни­кам в оче­редь сто­ят год и боль­ше, что­бы полу­чить рабо­ту кон­крет­но­го масте­ра.

Рос­пи­сью фигу­рок зани­ма­ют­ся, в основ­ном, моло­дые мамы, сидя­щие в декре­те. «Они берут фигур­ки на дом и рабо­та­ют в сво­ем режи­ме. Я тоже 22 года назад ста­ла худож­ни­цей, хотя нет худо­же­ствен­но­го обра­зо­ва­ния и даже в изо­сту­ди­ях не зани­ма­лась. Тут глав­ное – усид­чи­во­сть», – рас­ска­за­ла руко­во­ди­тель груп­пы худож­ни­ков Марина.По ее сло­вам, самое слож­ное в рабо­те – это гла­за, для кото­рых исполь­зу­ет­ся кисточ­ка в один воло­сок, и порт­рет­ное сход­ство с кон­крет­ным чело­ве­ком. Ей при­хо­ди­лось рисо­вать пре­зи­ден­тов, губер­на­то­ров, пол­ко­вод­цев и обыч­ных людей по фото­гра­фи­ям. «Ино­гда так нари­су­ешь­ся, что потом снит­ся все это. Боль­ше все­го нра­вит­ся рабо­тать с рыца­ря­ми – там сво­бо­ды боль­ше», – гово­рит худож­ни­ца, про­дол­жая кра­сить сюр­тук сол­да­ти­ку.

Ната­лья Коро­ле­ва