Шить по-русски: как донская мода выходит на мировой рынок

© Валерий Матыцин/ТАСС© Валерий Матыцин/ТАСС

Создавать авторскую одежду в Ростове-на-Дону еще недавно даже не пытались. С появлением тренда на импортозамещение отрасль ожила, и сегодня знакомиться с донскими мастерами приезжают из Европы

Еще несколь­ко лет назад таких поня­тий, как «ростов­ские дизай­не­ры» или «дон­ская мода», по боль­шо­му сче­ту и не суще­ство­ва­ло. Выпуск­ни­ки южно­рос­сий­ских вузов, полу­чив­шие спе­ци­аль­но­сть «дизай­нер одеж­ды», чаще все­го про­сто рабо­та­ли в ате­лье. Ситу­а­цию изме­нил кри­зис и после­до­вав­шее за ним импор­то­за­ме­ще­ние. Помет­ка «Сде­ла­но в Рос­сии» ста­ла чем-то вро­де ново­го потре­би­тель­ско­го кода. Бук­валь­но за пару лет дон­ская сто­ли­ца успе­ла заявить о себе как о горо­де дизай­не­ров-моде­лье­ров, дела­ю­щих уве­рен­ные шаги в мод­ном биз­не­се. ТАСС рас­ска­зы­ва­ет о труд­но­стях и дости­же­ни­ях пред­ста­ви­те­лей этой про­фес­сии.

Мари­на Гарус: воз­рож­де­ние меч­ты

Ростов­чан­ка Мари­на Гарус в про­шлом году пред­ста­ви­ла свою первую про­фес­си­о­наль­ную кол­лек­цию на ростов­ской «неде­ле моды» — Don Fashion Week. Дебют ока­зал­ся на ред­ко­сть успеш­ным — его оце­ни­ли и экс­пер­ты, и обыч­ные зри­те­ли. Сего­дня Мари­на уже поду­мы­ва­ет о серьез­ном про­из­вод­стве и рас­ши­ре­нии ассор­ти­мен­та.

«Я изна­чаль­но полу­чи­ла совсем дру­гое обра­зо­ва­ние: пер­вое — юри­ди­че­ское, вто­рое — «госу­дар­ствен­ное и муни­ци­паль­ное управ­ле­ние». Рабо­та­ла по спе­ци­аль­но­сти, но у меня все­гда была меч­та, такая «идея фикс» — зани­мать­ся каким-то твор­че­ством. Я с дет­ства наблю­да­ла за тем, как шила мама, и гово­ри­ла, что буду дизай­не­ром, — рас­ска­зы­ва­ет Мари­на. — Даже какие-то пока­зы устра­и­ва­ла на кук­лах. Потом, в под­рост­ко­вом воз­расте, при­ду­мы­ва­ла наря­ды подруж­кам. Но все это было боль­ше похо­же на хоб­би».
Но одна­жды Мари­на уво­ли­лась с рабо­ты и пошла учить­ся сна­ча­ла фото­гра­фии, а затем на ими­дж-сти­ли­ста. Про­во­ди­ла фото­сес­сии, нача­ла оде­вать деву­шек для фото­съе­мок. А при­мер­но год назад заду­ма­лась о том, где мож­но полу­чить про­фес­си­о­наль­ную под­го­тов­ку в сфе­ре дизай­на.

«И я окон­чи­ла питер­скую Шко­лу дизай­на. Одной из выпуск­ных работ было созда­ние ком­мер­че­ской кол­лек­ции. Так появи­лась Achromatic collection — «лишен­ная цве­та», пол­но­стью состо­я­щая из бело­го, чер­но­го, серо­го и их оттен­ков».

Было очень слож­но, осо­бен­но в самом нача­ле: все при­хо­ди­лось узна­вать самой, с нуля, без под­ска­зок. Труд­но было най­ти швей: «Мне было очень важ­но каче­ство, пото­му что в кол­лек­ции мно­го пря­мых чет­ких линий, инте­рес­ных дета­лей, кото­рые не каж­дая швея спо­соб­на выпол­нить. Мно­гое дела­ла сама, были швеи, рабо­тав­шие на дому. Новую кол­лек­цию пла­ни­рую отши­вать уже на про­из­вод­стве, но пока толь­ко веду пере­го­во­ры об этом. Труд­но было под­би­рать тка­ни — допу­стим, я выбра­ла отлич­ный три­ко­таж, но выяс­ни­лось, что у поло­ви­ны швей машин­ки его не шьют! Труд­но было дово­дить свой эскиз до того тесто­во­го образ­ца, кото­рый я хоте­ла видеть. Пото­му что быва­ют какие-то эле­мен­ты, кото­рые могут делать не все кон­струк­то­ры. И так далее. Но самым слож­ным, пожа­луй, было все же пере­ло­мить себя и пока­зать свои вещи, заявить о себе как о дизай­не­ре. Было страш­но — все вре­мя каза­лось, что не хва­та­ет обра­зо­ва­ния, еще чего-то…»

А потом был тот самый показ на Don Fashion, где кол­лек­ция Мари­ны полу­чи­ла высо­кие оцен­ки и зри­те­лей, и ее пре­по­да­ва­те­лей: «После это­го появи­лось вооду­шев­ле­ние, жела­ние про­дол­жать рабо­ту, идти даль­ше. Сей­час уже нача­лись про­да­жи — я дума­ла, что воз­врат вло­жен­ных денег будет про­ис­хо­дить даже доль­ше! Прав­да, пока про­да­жи идут не в мага­зи­нах, а онлайн — на интер­нет-пло­щад­ках, в соц­се­тях. Пото­му что захо­дить в ретейл надо с гото­вой боль­шой пар­ти­ей одеж­ды. У меня же зада­ча была дру­гая: выпус­кать и реа­ли­зо­вы­вать кол­лек­цию частя­ми. Но уже сего­дня у меня есть пред­ло­же­ния от мага­зи­нов, и я буду рабо­тать в этом направ­ле­нии».

Ната­лья Бол­ди­на: рост в кри­зис

Ростов­ский дизай­нер Ната­лья Бол­ди­на раз­ви­ва­ет соб­ствен­ный бренд BOLDI — одеж­да в сред­нем цено­вом сег­мен­те для жен­щин 18–35 лет. За несколь­ко лет ей уда­лось орга­ни­зо­вать соб­ствен­ное про­из­вод­ство и нала­дить про­да­жи сра­зу в несколь­ких рос­сий­ских горо­дах.

«Я все­гда точ­но зна­ла, чем буду зани­мать­ся. Лет с 12 нача­ла рисо­вать, а после шко­лы посту­пи­ла в Ростов­скую ака­де­мию архи­тек­ту­ры и искус­ства, — гово­рит Ната­лья. — Ника­кие дру­гие вари­ан­ты я даже не рас­смат­ри­ва­ла, не дума­ла о том, что буду делать, если, напри­мер, не поступ­лю. В про­фес­сии я с пер­во­го кур­са вуза, в общей слож­но­сти это уже око­ло 10 лет. О насто­я­щем соб­ствен­ном про­из­вод­стве заду­ма­лась око­ло трех лет назад, во вре­мя кри­зи­са, когда под­ско­чил дол­лар, цены на неко­то­рые брен­ды выро­сли почти в два раза и ста­ло понят­но, что на рын­ке появи­лась ниша, кото­рую могут запол­нить рос­сий­ские дизай­не­ры. Я арен­до­ва­ла поме­ще­ние, наня­ла швей, посте­пен­но вышла на про­да­жи в дру­гих реги­о­нах».

«Я сей­час вижу, как очень мно­гие моло­дые жен­щи­ны пыта­ют­ся что-то делать в этом направ­ле­нии, — про­дол­жа­ет Ната­лья. — При этом неко­то­рые счи­та­ют, что доста­точ­но настро­чить пла­тьев, где-то их пока­зать — и все, ты уже дизай­нер. Это очень боль­шое заблуж­де­ние. Да, сей­час ста­ло мод­но под­дер­жи­вать рос­сий­ских дизай­не­ров, поку­пать рос­сий­ское. Но неко­то­рые мест­ные дизай­не­ры дают не очень высо­кое каче­ство: ста­ра­ясь мак­си­маль­но уде­ше­вить про­из­вод­ство, они исполь­зу­ют не самые каче­ствен­ные тка­ни, хро­ма­ет каче­ство поши­ва. При этом на рын­ке пред­ло­же­ние сей­час пре­вы­ша­ет спрос, и поку­па­тель порой про­сто теря­ет­ся, пыта­ясь понять, где дей­стви­тель­но одеж­да, а где про­дук­ция тех, кто про­сто хочет счи­тать себя дизай­не­ром».

Про­бле­ма, рас­ска­зы­ва­ет она, еще и в том, что в Росто­ве прак­ти­че­ски нет хоро­ших пло­ща­док для про­да­жи. Поэто­му свою одеж­ду она, как пра­ви­ло, про­да­ет в дру­гих горо­дах Рос­сии — Ново­си­бир­ске, Крас­но­яр­ске, Москве, Пите­ре, Крас­но­да­ре.

«В Росто­ве сей­час есть шоу-румы, но они рабо­та­ют пока в таком фор­ма­те, что это ско­рее раз­вле­че­ние, а не биз­нес, и каких-то серьез­ных про­даж там ждать не сто­ит. Про­да­жи — это тор­го­вые цен­тры. Но ТРЦ сего­дня ста­вят такие усло­вия, что дизай­не­ру любо­го уров­ня очень труд­но туда попасть».

Про­бле­му мог бы решить какой-то спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный мага­зин, кото­рый гра­мот­но отби­рал бы кол­лек­ции, про­дви­гал серьез­ных и наи­бо­лее талант­ли­вых дизай­не­ров. «Но в Росто­ве люди, кото­рые гото­вы этим зани­мать­ся, не име­ют сред­ств для инве­сти­ций. А те, кто мог бы стать инве­сто­ром, не видят смысла вкла­ды­вать в это день­ги. Поэто­му я пла­ни­рую даль­ней­шее раз­ви­тие, но став­ку делаю не на Ростов».

Таи­сия Миму­ла­то­ва: не торо­пить собы­тия

Таи­сия Миму­ла­то­ва живет в Вол­го­дон­ске и, по ее сло­вам, вот уже 17 лет «дик­ту­ет моду в этом горо­де». Впро­чем, автор­ский бренд MIMULATOVA хоро­шо зна­ют и дале­ко за пре­де­ла­ми одно­го из самых моло­дых горо­дов Ростов­ской обла­сти: к Таи­сии при­ез­жа­ют оде­вать­ся из Моск­вы, Пите­ра, а порой и из-за гра­ни­цы. Жите­ли сто­лиц удив­ля­ют­ся, поче­му у нее до сих пор нет сво­е­го мага­зи­на в Москве, но вол­го­дон­ский дизай­нер не торо­пит­ся поко­рять дру­гие горо­да, хотя и не исклю­ча­ет такой воз­мож­но­сти — гово­рит, что все­му свое вре­мя.

«В Вол­го­дон­ске я заня­ла эту нишу, мож­но ска­зать, слу­чай­но, — рас­ска­зы­ва­ет моде­льер. — Я при­е­ха­ла сюда из Моск­вы — обыч­но люди из про­вин­ции стре­мят­ся в сто­ли­цу, а у меня вышло наобо­рот. Про­сто вышла замуж, и мы реши­ли остать­ся в этом горо­де. В сто­ли­це я рабо­та­ла в фир­ме, сво­е­го биз­не­са, конеч­но, не было. Но я все­гда уме­ла и люби­ла кра­си­во оде­вать людей, поэто­му реши­ла, что в Вол­го­дон­ске буду зани­мать­ся имен­но этим — созда­вать стиль, образ каж­до­го сво­е­го кли­ен­та. Конеч­но, не все сра­зу было глад­ко, и я ино­гда спра­ши­ва­ла себя: «Зачем я этим зани­ма­юсь?!» В то вре­мя, когда дру­гие «ско­ла­чи­ва­ли состо­я­ние», про­сто про­да­вая людям вещи, закуп­лен­ные оптом за гра­ни­цей, я вкла­ды­ва­лась в свое дело. Но я пони­ма­ла, что это, навер­ное, мое при­зва­ние — и оно вело меня даль­ше. Посте­пен­но при­шли и при­зна­ние, и ува­же­ние. Сей­час у меня несколь­ко порт­ных, кото­рым я пла­чу боль­ше, чем пред­ла­га­ют осталь­ные: там, где кто-то дает 800 руб­лей, я за тот же объ­ем рабо­ты пла­чу две тыся­чи. Зато я уве­ре­на, что эти люди, с хоро­ши­ми зна­ни­я­ми и опы­том, оста­нут­ся со мной. Поэто­му на выхо­де у меня — вещи достой­но­го каче­ства, это доро­гая, элит­ная, экс­клю­зив­ная одеж­да».
У нее было несколь­ко мага­зи­нов в Вол­го­дон­ске. Потом здесь постро­и­ли ТРЦ, и она откры­ла свой мага­зин там, закрыв все осталь­ные.

«Тепе­рь все в одном месте и все на высо­ком уров­не. Конеч­но, мне было бы инте­рес­но про­да­вать свои кол­лек­ции еще где-то, в дру­гих горо­дах. Но пока открыть­ся еще где-то так же кра­си­во, на уров­не, воз­мож­но­сти нет. А по-дру­го­му я не хочу. Я вооб­ще счи­таю, что, если можешь сде­лать что-то хоро­шо, но через три года, не надо пытать­ся сде­лать это за год, не надо торо­пить собы­тия. Я, напри­мер, хоте­ла бы сде­лать свое шоу. Кра­си­вое, гран­ди­оз­ное, ничем не усту­па­ю­щее зару­беж­ным. И я буду думать, смот­реть. Но не буду спе­шить».

Вик­то­рия Лугов­ская: мода — это биз­нес!

Осно­ва­тель ростов­ской ассо­ци­а­ции тек­стиль­ной про­мыш­лен­но­сти и мод­ной инду­стрии Don Fashion Вик­то­рия Лугов­ская зани­ма­ет­ся про­дви­же­ни­ем ростов­ских дизай­не­ров на рос­сий­ском рын­ке. Под эги­дой ассо­ци­а­ции, создан­ной боль­ше трех лет назад, в Росто­ве про­во­дят­ся «неде­ли моды» — Don Fashion Week. Жур­на­ли­ст по обра­зо­ва­нию, Вик­то­рия еще до окон­ча­ния вуза зна­ла, что будет зани­мать­ся биз­не­сом, и биз­нес этот будет свя­зан с модой. А после пер­во­го орга­ни­зо­ван­но­го пока­за поня­ла, что зашла на «непа­ха­ное поле» и что fashion-инду­стрию в дон­ской сто­ли­це при­дет­ся выстра­и­вать с нуля.

«Сего­дня для мно­гих деву­шек стать дизай­не­ром — это все рав­но что попасть в шоу-биз­нес, — гово­рит Вик­то­рия. — Но пока в боль­шин­стве слу­ча­ев это не биз­нес, а ско­рее твор­че­ство, пото­му что у нас почти ник­то не зна­ет, как сде­лать это биз­не­сом, и почти нигде это­му не учат. И сего­дня я кон­суль­ти­рую начи­на­ю­щих моде­лье­ров на раз­ных эта­пах — от созда­ния ком­мер­че­ской кол­лек­ции до про­дви­же­ния ее на рын­ке.

Сей­час, что­бы зара­бо­тать себе имя, полу­чить при­зна­ние, необя­за­тель­но ехать в Моск­ву. Уча­стие в сто­лич­ных неде­лях моды тре­бу­ет боль­ших вло­же­ний, кото­рые для наших дизай­не­ров прак­ти­че­ски нико­гда не оправ­да­ны. Кро­ме того, выхо­дить в сто­ли­цу име­ет смысл, когда у тебя нала­же­но про­из­вод­ство, есть мощ­но­сти, а этим из ростов­ских дизай­не­ров могут похва­стать еди­ни­цы. Поэто­му мно­гие начи­на­ю­щие моде­лье­ры сего­дня стре­мят­ся преж­де все­го иметь мно­го под­пис­чи­ков в «Инста­гра­ме» и, что назы­ва­ет­ся, «попасть в тусов­ку».

Кро­ме того, Ростов очень силь­но отли­ча­ет­ся от обе­их сто­лиц. Мест­ные девуш­ки, по сло­вам Вик­то­рии, любят яркие цве­та, на пер­вое место ста­вят свою жен­ствен­но­сть, любят под­черк­нуть кра­си­вую фигу­ру.

«Моск­вич­ка чаще все­го будет оде­та по-дру­го­му. Это ско­рее спо­кой­ные цве­та, пред­по­чте­ние чер­но­го и серо­го, это овер­сайз (тер­мин исполь­зу­ет­ся в моде для обо­зна­че­ния вещей сво­бод­но­го кроя, а так­же одеж­ды, кото­рая зна­чи­тель­но вели­ка вла­дель­цу. — Прим. ТАСС), фри­стайл, это крос­сов­ки или дру­гая обувь на низ­ком ходу. Это про­сто совсем дру­гой мен­та­ли­тет, дру­гая исто­рия. Поэто­му и наша южная мода — она немно­го дру­гая».

Сего­дня глав­ная про­бле­ма ростов­ских дизай­не­ров — отсут­ствие инфра­струк­ту­ры для fashion-инду­стрии.

«Ведь мало создать кол­лек­цию, ее надо каче­ствен­но сшить, отте­сти­ро­вать и гра­мот­но про­дать, — объ­яс­ня­ет Вик­то­рия. — А делать это в Росто­ве попро­сту негде. У меня был кор­нер (тор­го­вое про­стран­ство в муль­тиб­рен­до­вом мага­зи­не. — Прим. ТАСС) в одном из тор­го­вых цен­тров горо­да, там было пред­став­ле­но око­ло десят­ка ростов­ских дизай­не­ров. Спе­ци­аль­но для зна­ком­ства с ними туда уже при­ез­жа­ли зару­беж­ные деле­га­ции — фран­цу­зы и нем­цы. Недав­но и эту пло­щад­ку при­шлось закрыть, пото­му что это ста­ло не про­сто невы­год­но, а неподъ­ем­но. Но дизай­не­рам нуж­но где-то про­да­вать­ся, и мы вынуж­де­ны искать пло­щад­ки в дру­гих горо­дах. И сей­час наши дизай­не­ры пред­став­ле­ны в сосед­нем Крас­но­да­ре, где тор­го­вые цен­тры ока­за­лись поче­му-то гораз­до более откры­ты к нам. Ко мне сего­дня мно­гие обра­ща­ют­ся с вопро­сом, где мы появим­ся в Росто­ве, но у меня пока отве­та на него нет. И все-таки я верю, что ситу­а­ция изме­нит­ся, пото­му что наши потре­би­те­ли сего­дня дей­стви­тель­но ста­ли гораз­до более пат­ри­о­тич­ны­ми, а одеж­да от рос­сий­ских дизай­не­ров — это дей­стви­тель­но мод­но».

Але­на Сед­лак

«Доб­ро­сти» — сов­мест­ная руб­ри­ка с «Жить», обще­рос­сий­ским соци­аль­ным про­ек­том, при­зван­ным под­дер­жать людей, ока­зав­ших­ся в слож­ной жиз­нен­ной ситу­а­ции.