Николай Никифоров: Россия выступает за честную конкуренцию на рынке цифровых платформ

Николай Никифоров © Егор Алеев/ТАССНиколай Никифоров © Егор Алеев/ТАСС

Участники состоявшейся 2728 июля в китайском городе Ханчжоу третьей встречи министров связи и телекоммуникаций стран-членов БРИКС обсудили целый ряд вопросов, в числе которых были стоящие перед телекоммуникационной сферой вызовы, построение цифровой экономики и инновации в этой области. Российскую делегацию на встрече возглавлял министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров. В интервью ТАСС глава Минкомсвязи рассказал о том, как проходила встреча, ее итогах и инициативах, с которыми выступила российская делегация.

— Достиг­ну­ты ли какие-то кон­крет­ные дого­во­рен­но­сти по ито­гам встре­чи мини­стров свя­зи и ком­му­ни­ка­ций стран БРИКС?

— Да, напри­мер, китай­ский про­из­во­ди­тель элек­тро­ни­ки Xingfei Technology заклю­чил согла­ше­ние с ком­па­ни­ей «Откры­тая мобиль­ная плат­фор­ма» об исполь­зо­ва­нии рос­сий­ской опе­ра­ци­он­ной систе­мы Sailfish в про­из­вод­стве элек­тро­ни­ки. Это един­ствен­ная, пожа­луй, рос­сий­ская мобиль­ная опе­ра­ци­он­ная систе­ма. Несмот­ря на то, что раз­ра­бот­ка изна­чаль­но отно­си­лась к фин­ской коман­де раз­ра­бот­чи­ков, сего­дня это рос­сий­ский про­дукт, кото­рый вхо­дит в реестр оте­че­ствен­но­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния.

Sailfish более попу­ляр­на в Индии, чем в Рос­сии. У нас ее исполь­зу­ют в основ­ном кор­по­ра­тив­ные кли­ен­ты. Недав­но, напри­мер, «Откры­тая мобиль­ная плат­фор­ма» выиг­ра­ла кон­курс на постав­ку смарт­фо­нов для сотруд­ни­ков «Почты Рос­сии». Это смарт­фо­ны на базе рос­сий­ской ОС для поч­та­льо­нов, кото­рые, в том числе, будут обслу­жи­вать кли­ен­тов на дому.

— Какие-то еще стра­ны, поми­мо Индии и Китая, инте­ре­су­ют­ся Sailfish?

— Оте­че­ствен­ной опе­ра­ци­он­ной систе­мой инте­ре­су­ют­ся все стра­ны — чле­ны БРИКС. Смею пред­по­ло­жить, что инте­ре­су­ют­ся и про­чие стра­ны, не вхо­дя­щие в НАТО.

В каком-то смысле миро­вое сооб­ще­ство раз­де­ле­но на два лаге­ря. Один лагерь — это стра­ны НАТО, кото­рых не сму­ща­ет аме­ри­кан­ская моно­по­лия. Дру­гая часть мира заду­мы­ва­ет­ся о сво­ем циф­ро­вом суве­ре­ни­те­те

Аль­тер­на­тив­ные циф­ро­вые плат­фор­мы, подоб­ные Sailfish, нам необ­хо­ди­мо созда­вать для исполь­зо­ва­ния в базах дан­ных, систе­мах вир­ту­а­ли­за­ции, дру­гих сфе­рах. Мы рас­счи­ты­ва­ем на то, что они будут про­дви­гать­ся вез­де, не толь­ко в Рос­сии: во всех стра­нах БРИКС и не толь­ко в них. Очень мно­гие стра­ны на это вни­ма­тель­но смот­рят.

В каком-то смысле все миро­вое сооб­ще­ство раз­де­ле­но сей­час на два лаге­ря. Один лагерь — это стра­ны НАТО, кото­рые не сму­ща­ет аме­ри­кан­ская моно­по­лия. Все циф­ро­вые плат­фор­мы, инфор­ма­ция о потре­би­те­лях, обо всем, что про­ис­хо­дит в циф­ро­вом мире, — все сосре­до­то­че­но где-то там. Дру­гая часть мира, не отно­ся­ща­я­ся к НАТО, заду­мы­ва­ет­ся о сво­ем циф­ро­вом суве­ре­ни­те­те. Кто-то спо­кой­но отно­сит­ся к тому, что инфор­ма­ция обра­ба­ты­ва­ет­ся моно­поль­но, а у кого-то это вызы­ва­ет серьез­ное бес­по­кой­ство.

— Какой пози­ции по это­му вопро­су при­дер­жи­ва­ют­ся стра­ны БРИКС?

— Насколь­ко мы видим, у всех стран БРИКС моно­по­лии на рын­ке циф­ро­вых плат­форм вызы­ва­ют бес­по­кой­ство. Мы счи­та­ем, что долж­ны быть понят­ные и про­зрач­ные меж­ду­на­род­ные пра­ви­ла, в рам­ках кото­рых опре­де­ле­но, кто же что име­ет пра­во делать, как мы обес­пе­чи­ва­ем без­опас­но­сть в интер­не­те, как мы обес­пе­чи­ва­ем без­опас­но­сть пер­со­наль­ных дан­ных наших граж­дан, как мы управ­ля­ем кри­ти­че­ской инфра­струк­ту­рой, что­бы ник­то не мог вне­сти поме­хи в рабо­ту важ­ных систем. Таких вопро­сов очень мно­го. И сего­дня нет ни одно­го меж­ду­на­род­но­го доку­мен­та, кото­рый бы как-то это опре­де­лял.

— Есть ли у Рос­сии какие-то пред­ло­же­ния на этот счет?

— Мы сего­дня на встре­че пред­ла­га­ли рас­смот­реть кон­цеп­цию кон­вен­ции ООН по без­опас­но­му интер­не­ту. Это стра­те­ги­че­ское кон­цеп­ту­аль­ное опи­са­ние того, что нуж­но в этом доку­мен­те изло­жить. Рас­счи­ты­ва­ем, что стра­ны БРИКС выска­жут свою пози­цию на этот счет, что поз­во­лит в резуль­та­те создать пол­но­цен­ное, юри­ди­че­ски зна­чи­мое меж­ду­на­род­ное согла­ше­ние.

В кон­цеп­ции речь идет о том, что интер­нет и вооб­ще циф­ро­вые тех­но­ло­гии ста­но­вят­ся инфра­струк­тур­ной осно­вой для циф­ро­вой эко­но­ми­ки. Все боль­ше отрас­лей и домаш­них хозяй­ств пере­хо­дят на те или иные циф­ро­ви­зи­ро­ван­ные про­цес­сы, поэто­му нам важ­но обес­пе­чить ста­биль­ное раз­ви­тие интер­не­та. Нам важ­но сде­лать так, что­бы он надеж­но функ­ци­о­ни­ро­вал, что­бы ник­то не мог ока­зать на него опре­де­лен­но­го вли­я­ния.

Бес­смыс­лен­но гово­рить, что интер­нет не зна­ет гра­ниц и не при­зна­ет наци­о­наль­но­го зако­но­да­тель­ства. Мы счи­та­ем, что всем этим аспек­там необ­хо­ди­мо дать обще­при­знан­ные опре­де­ле­ния

Важ­но обо­зна­чить, что есть меж­ду­на­род­ный уро­вень регу­ли­ро­ва­ния и наци­о­наль­ный уро­вень регу­ли­ро­ва­ния. Наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство в раз­ных стра­нах отли­ча­ет­ся, это нор­маль­но, но при этом важ­но пони­мать, что наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство в сфе­ре регу­ли­ро­ва­ния тех или иных аспек­тов при­ме­не­ния циф­ро­вых тех­но­ло­гий и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния интер­фей­сов тоже может отли­чать­ся. Что-то может быть раз­ре­ше­но в одной стра­не и запре­ще­но в дру­гой. Нуж­но к этим куль­тур­ным раз­ли­чи­ям отно­сить­ся с ува­же­ни­ем. Бес­смыс­лен­но гово­рить, что интер­нет не зна­ет гра­ниц и не при­зна­ет наци­о­наль­но­го зако­но­да­тель­ства. Мы счи­та­ем, что всем этим аспек­там необ­хо­ди­мо дать обще­при­знан­ные опре­де­ле­ния.

Отве­ты на эти вопро­сы поз­во­лят ина­че взгля­нуть на мно­гие спор­ные ситу­а­ции, кото­рые раз­ви­ва­ют­ся сего­дня в циф­ро­вой сре­де. Мы счи­та­ем, что циф­ро­вая эко­но­ми­ка невоз­мож­на без дове­ри­тель­ных отно­ше­ний в инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве, а их невоз­мож­но обес­пе­чить без того, что­бы на осно­ве меж­ду­на­род­но­го пра­ва, пря­мо в ООН, эти под­хо­ды были все­ми согла­со­ва­ны и утвер­жде­ны.

— На встре­че мини­стров вы заяви­ли, что Рос­сия гото­ва делить­ся опы­том по реа­ли­за­ции про­грам­мы циф­ро­вой эко­но­ми­ки со стра­на­ми — чле­на­ми БРИКС. В чем будет заклю­чать­ся эта помо­щь?

— Самое глав­ное — это демо­но­по­ли­за­ция в обла­сти циф­ро­вых тех­но­ло­гий. Мы при­гла­ша­ем стра­ны БРИКС к сов­мест­ной раз­ра­бот­ке аль­тер­на­тив­ных циф­ро­вых плат­форм, кото­рых очень мно­го. Сей­час мы гово­рим про про­стые вещи: смарт­фо­ны, мобиль­ные опе­ра­ци­он­ные систе­мы, поиск, почту. Одна­ко мобиль­ные опе­ра­ци­он­ные систе­мы, при всем ува­же­нии к этой теме, — это вче­раш­ний день. Да, это очень важ­ная тема, мы долж­ны добить­ся в ней балан­са, но гораз­до более важ­ные аспек­ты этой про­бле­мы кро­ют­ся в буду­щих тех­но­ло­ги­ях.

Когда циф­ро­вая эко­но­ми­ка раз­вер­нет­ся во всей кра­се, она будет бази­ро­вать­ся на совер­шен­но дру­гих тех­но­ло­ги­ях: это будут боль­шие дан­ные, искус­ствен­ный интел­лект, допол­нен­ная реаль­но­сть, кван­то­вые вычис­ле­ния, новые тех­но­ло­гии бес­про­вод­ной пере­да­чи инфор­ма­ции. Пред­став­ля­е­те, что такое моно­по­ли­за­ция миро­во­го рын­ка искус­ствен­но­го интел­лек­та? Об этом думать нуж­но уже сей­час

Мы эти темы тоже под­ни­ма­ем и при­зы­ва­ем кол­лег к поис­ку сба­лан­си­ро­ван­ных реше­ний. Прак­ти­че­ски в каж­дой стра­не БРИКС либо есть, либо раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся про­грам­ма циф­ро­вой эко­но­ми­ки, и важ­но, что­бы дан­ные направ­ле­ния тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия в ней были учте­ны и пони­ма­лись оди­на­ко­во все­ми участ­ни­ка­ми объ­еди­не­ния.

— Обсуж­да­ет­ся ли сни­же­ние сто­и­мо­сти роумин­га меж­ду стра­на­ми БРИКС?

— Тема сни­же­ния роумин­га несколь­ко раз зву­ча­ла на встре­че, одна­ко необ­хо­ди­мо пони­мать, что это в первую оче­редь свя­за­но с ком­мер­че­ски­ми вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми опе­ра­то­ров. Пра­ви­тель­ства могут лишь при­зы­вать их к сни­же­нию цен. Рос­сия актив­но про­дви­га­ет идею сни­зить сто­и­мо­сть роумин­га в ЕврАз­ЭС, но на это нуж­на доб­рая воля всех сто­рон.

— А как вы отно­си­тесь к пре­ду­пре­жде­нию рос­сий­ской Феде­раль­ной анти­мо­но­поль­ной служ­бы, выдан­но­му «боль­шой чет­вер­ке» по вырав­ни­ва­нию тари­фов во внут­ри­се­те­вом роумин­ге?

— Мы ана­ли­зи­ро­ва­ли ста­ти­сти­ку, и, по нашим оцен­кам, 90% або­нен­тов живут и рабо­та­ют внут­ри одно­го реги­о­на и не пере­ме­ща­ют­ся. У них нет про­блем с допол­ни­тель­ны­ми нацен­ка­ми в слу­чае меж­ду­го­род­них, меж­ду­на­род­ных поез­док. Затра­ты осталь­ной части насе­ле­ния, кото­рая быва­ет в роумин­ге, могут быть в слу­чае отме­ны внут­ри­се­те­во­го роумин­га пере­ло­же­ны на всех. Мы про­тив уль­ти­ма­ту­мов и при­зы­ва­ем анти­мо­но­поль­ную служ­бу и опе­ра­то­ров к сдер­жан­но­му и кон­струк­тив­но­му диа­ло­гу.

— Обсуж­да­ют­ся ли со стра­на­ми БРИКС сов­мест­ные обра­зо­ва­тель­ные ИТ-про­грам­мы и вопро­сы мигра­ции ИТ-спе­ци­а­ли­стов?

— На дву­сто­рон­нем уров­не мы такие отно­ше­ния выстра­и­ва­ем. На самом деле уже сей­час идет доста­точ­но боль­шой обмен сту­ден­та­ми, в том числе по ИТ-спе­ци­аль­но­стям. Мы счи­та­ем, что это очень полез­но, посколь­ку созда­ет сре­ду ком­му­ни­ка­ции, и когда ребя­та закан­чи­ва­ют учить­ся, то они гораз­до про­ще выстра­и­ва­ют биз­нес, в том числе на меж­ду­на­род­ном уров­не. Мы хоте­ли бы это вся­че­ски поощ­рять и раз­ви­вать.

Сей­час у нас в стра­не рабо­та­ет око­ло 400 тысяч ИТ-спе­ци­а­ли­стов, и мы счи­та­ем, что для обес­пе­че­ния про­ры­ва в циф­ро­вой эко­но­ми­ке нам нуж­но уве­ли­чить их чис­ло до при­мер­но одно­го мил­ли­о­на чело­век

Мы счи­та­ем, что Рос­сия долж­на быть откры­та для ИТ-мигра­ции, посколь­ку ИТ-спе­ци­а­ли­сты — это ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные и высо­ко­опла­чи­ва­е­мые работ­ни­ки, кото­рые созда­ют серьез­ную добав­лен­ную сто­и­мо­сть в эко­но­ми­ке. Пози­ция наше­го мини­стер­ства и моя лич­ная, в том, что­бы мы мак­си­маль­но откры­ли наши гра­ни­цы для при­то­ка ИТ-спе­ци­а­ли­стов. И по это­му направ­ле­нию мы уже доби­лись опре­де­лен­ных резуль­та­тов: въезд для ино­стран­ных про­грам­ми­стов в Рос­сию был упро­щен, почти вдвое уве­ли­че­но чис­ло бюд­жет­ных мест в вузах, сей­час оно пре­вы­ша­ет 42,5 тыся­чи мест. Одна­ко до сих пор у нас спрос на айтиш­ни­ков зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ет пред­ло­же­ние.

Сей­час у нас в стра­не рабо­та­ет око­ло 400 тысяч ИТ-спе­ци­а­ли­стов, и мы счи­та­ем, что для обес­пе­че­ния про­ры­ва в циф­ро­вой эко­но­ми­ке нам нуж­но уве­ли­чить их чис­ло до при­мер­но одно­го мил­ли­о­на чело­век.

Бесе­до­ва­ли Анна Топо­ро­ва, Иван Кар­га­поль­цев