Спасти стерха: как ученые сохраняют редчайшего журавля, который гнездится только в России

Белый журавль (стерх)Белый журавль (стерх)

Через пять лет после «Полета надежды» Владимира Путина ТАСС рассказывает, зачем людям «превращаться» в журавлей и как сейчас живут «путинские» стерхи

О том, что в Рос­сии рабо­та­ет питом­ник, где вос­ста­нав­ли­ва­ют попу­ля­цию стер­хов, широ­кая пуб­ли­ка узна­ла лишь в 2012 году, когда все­об­щее вни­ма­ние при­влек неор­ди­нар­ный посту­пок гла­вы госу­дар­ства. Вла­ди­мир Путин отпра­вил­ся на Ямал, на орни­то­ло­ги­че­скую стан­цию «Куше­ват», надел белый мас­ки­ро­воч­ный халат, сел за руль мото­дель­та­пла­на и совер­шил три поле­та: один — тре­ни­ро­воч­ный и два — во гла­ве кли­на бело­снеж­ных птиц. А при­зем­лив­шись, пода­рил био­ло­гам куп­лен­ный на соб­ствен­ные сред­ства мото­дель­та­план, что­бы уче­ные могли про­дол­жать рабо­ты.

Когда люди спо­хва­ти­лись, ока­за­лось, что этих птиц почти не оста­лось. Чис­лен­но­сть стер­хов в Яку­тии умень­ши­лась ко вто­рой поло­ви­не XX века до несколь­ких сотен, а на севе­ре Восточ­ной Сиби­ри их оста­лось и того мень­ше — не более 20 осо­бей
Татья­на Кашен­це­ва
Заве­ду­ю­щая Окским при­род­ным био­сфер­ным запо­вед­ни­ком

Пти­цы тогда при­бы­ли на Ямал из Окско­го при­род­но­го био­сфер­но­го запо­вед­ни­ка, и несколь­ко меся­цев после собы­тия теле­фо­ны там не умол­ка­ли. Все хоте­ли знать, как себя чув­ству­ют «путин­ские» стер­хи, дают ли потом­ство. Была даже орга­ни­зо­ва­на онлайн-транс­ля­ция из волье­ра, где жили журав­ли. Но потом инте­рес СМИ пошел на спад. Сего­дня мало кто зна­ет, как живет питом­ник, сколь­ких стер­хов ему уда­лось вырас­тить и вер­нуть в при­ро­ду. Об этом ТАСС рас­ска­за­ли дирек­тор питом­ни­ка Юрий Мар­кин и заве­ду­ю­щая питом­ни­ком Татья­на Кашен­це­ва.

«Стер­хи — один из пят­на­дца­ти видов журав­лей, живу­щих на нашей пла­не­те. Это пти­цы гор­дые и неза­ви­си­мые, одна­ко в при­ро­де у них почти нет есте­ствен­ных вра­гов. Поэто­му они ста­ра­ют­ся не при­вле­кать к себе вни­ма­ния лишь тогда, когда выси­жи­ва­ют яйца или вос­пи­ты­ва­ют малень­ких жел­тых птен­цов. А как толь­ко потом­ство вста­ет на кры­ло, все стер­хи сно­ва ста­но­вят­ся гро­мо­глас­ны­ми: всем сооб­ща­ют — стер­хи здесь хозя­е­ва», — гово­рит Татья­на Кашен­це­ва.

Так было, пока у журав­лей не появил­ся новый враг — чело­век. На стер­хов откры­ли охо­ту, и сего­дня под угро­зой даже их суще­ство­ва­ние.

«Когда люди спо­хва­ти­лись, ока­за­лось, что этих птиц почти не оста­лось. Чис­лен­но­сть стер­хов в Яку­тии умень­ши­лась ко вто­рой поло­ви­не XX века до несколь­ких сотен, а на севе­ре Восточ­ной Сиби­ри их оста­лось и того мень­ше — не более 20 осо­бей. Сего­дня спа­сти этих птиц спо­соб­ны толь­ко те, кто поста­вил под вопрос их суще­ство­ва­ние, — люди» — про­дол­жа­ет уче­ная.

Детский сад для стершат

Глав­ная усадь­ба Окско­го запо­вед­ни­ка нахо­дит­ся в Рязан­ской обла­сти, в посел­ке Бры­кин Бор на бере­гу реки Пра. Пер­вые стер­хи появи­лись здесь почти 40 лет назад, в 1980 году.

«В при­ро­де сам­ка обыч­но откла­ды­ва­ет в гнез­до два яйца. Когда птен­цы вылуп­ля­ют­ся, меж­ду ними начи­на­ет­ся борь­ба не на жиз­нь, а на смерть. Как пра­ви­ло, выжи­ва­ет толь­ко один. Боль­ше роди­те­лям не про­кор­мить, ведь за корот­кое лето мас­са птен­ца долж­на вырас­ти в 50 раз. Поэто­му био­ло­ги нача­ли заби­рать из кла­док диких стер­хов по одно­му яйцу и поме­щать их в инку­ба­тор», — про­дол­жа­ет Татья­на Кашен­це­ва.

Сей­час в питом­ни­ке 4 взрос­лых журав­ля из запад­но­си­бир­ской попу­ля­ции, еще 5 птиц появи­лись на свет в этом году. Пред­ста­ви­те­лей восточ­но­си­бир­ской попу­ля­ции боль­ше: 22 взрос­лых стер­ха и 7 моло­дых.

«Само­го стар­ше­го стер­ха зовут Учур. Он попал к нам уже взрос­лым. Мы счи­та­ем, что он 1978 года рож­де­ния, зна­чит, ему уже око­ло соро­ка. Это мини­маль­ный воз­раст, кото­рый мы можем ему дать, — гово­рит Татья­на Кашен­це­ва. — А боль­шей части маточ­но­го пого­ло­вья уже пере­ва­ли­ло за 30 лет.

Стер­хи живут почти так же дол­го, как чело­век, — до 60–80 лет. Пары созда­ют на всю жиз­нь и стро­го по вза­им­ной сим­па­тии. В новый брак журав­ли всту­па­ют, толь­ко если нет потом­ства или один из супру­гов погиб. Поэто­му у мно­гих наро­дов имен­но эти пти­цы ста­ли сим­во­лом супру­же­ской вер­но­сти.

Моно­гам­но­сть стер­хов добав­ля­ет био­ло­гам про­блем. Нель­зя про­сто поме­стить сам­ца и сам­ку в один вольер и ждать, что они ста­нут семьей. Журав­ли для это­го обя­за­тель­но долж­ны полю­бить друг дру­га. К сча­стью, влюб­лен­но­сть у стер­хов рас­по­знать не слож­но. Когда пара влюб­ле­на, пти­цы в одно вре­мя засы­па­ют и про­сы­па­ют­ся, одно­вре­мен­но начи­на­ют тре­бо­вать пищу. А глав­ный знак люб­ви — пара вме­сте, в уни­сон, изда­ет осо­бый крик. Если такая «син­хро­ни­за­ция» про­изо­шла — мож­но ждать потом­ства.

«Сфор­ми­ро­вать пер­вые пары было очень слож­но. Пти­цы были выра­ще­ны людь­ми — они кор­ми­ли их, пои­ли, води­ли гулять. И стер­хи нача­ли вос­при­ни­мать людей как потен­ци­аль­ных супру­гов. В био­ло­гии такое явле­ние назы­ва­ет­ся имприн­тин­гом. Сам­ки часто влюб­ля­лись в кого-нибудь из сотруд­ни­ков питом­ни­ка, а сам­цов не под­пус­ка­ли даже близ­ко. Поэто­му избран­ни­кам-людям при­хо­ди­лось про­во­дить дол­гие часы рядом с «воз­люб­лен­ной». Толь­ко видя сво­е­го «парт­не­ра», сам­ка начи­на­ла тан­це­вать и стро­ить гнез­до. Что­бы полу­чить потом­ство, при­ме­ня­лось искус­ствен­ное опло­до­тво­ре­ние», — гово­рит Кашен­це­ва.

Сотруд­ни­ки питом­ни­ка дол­го лома­ли голо­ву, как избе­жать имприн­тин­га. Ста­ло понят­но: стер­ша­та не долж­ны видеть людей, слы­шать их голо­са. Пер­со­на­лу при­шлось «пре­вра­тить­ся» в журав­лей: сего­дня «при­ем­ные роди­те­ли» носят белые мас­ки­ро­воч­ные хала­ты, скры­ва­ю­щие силу­эт, закры­ва­ют лица чер­ны­ми сет­ка­ми. А когда кор­мят птен­цов, наде­ва­ют на руку спе­ци­аль­ный муляж, точ­но ими­ти­ру­ю­щий голо­ву стер­ха. Малы­шам пери­о­ди­че­ски ста­вят запи­си гнез­до­вых кри­ков взрос­лых птиц.

Питом­ник — не зоо­парк. Здесь не про­сто ста­ра­ют­ся сохра­нить пред­ста­ви­те­лей того или ино­го вида. Зада­ча уче­ных более слож­ная: вер­нуть стер­хов в есте­ствен­ную сре­ду оби­та­ния. А для это­го очень важ­но, что­бы пти­цы не рос­ли руч­ны­ми, ори­ен­ти­ро­ван­ны­ми на чело­ве­ка. Так им будет лег­че най­ти общий язык с дики­ми собра­тья­ми, создать пару. А еще они не при­дут к чело­ве­че­ско­му жилью в поис­ках помо­щи, как это уже не раз слу­ча­лось с преж­ни­ми «выпуск­ни­ка­ми». Ведь дале­ко не вез­де их встре­тят по-доб­ро­му.

Мотодельтаплан ждет пилота

С нача­ла 90-х годов в при­ро­ду вер­ну­ли боль­ше сот­ни выра­щен­ных в питом­ни­ке стер­хов. Моло­дых птиц отпус­ка­ют на сво­бо­ду в местах оби­та­ния диких стер­хов, серых журав­лей или лебе­дей. Чаще все­го они при­ни­ма­ют нович­ков в свою стаю и уво­дят на зимов­ку. Куда потом отправ­ля­ют­ся «выпуск­ни­ки», сколь­ко из них выжи­ва­ют, мож­но узнать, если уста­но­вить спе­ци­аль­ные дат­чи­ки.

«В этом году мы гото­вим­ся выпу­стить две груп­пы стер­хов — в Аст­ра­ха­ни и в Даге­ста­не. «Обо­рон­сер­вис» пообе­щал выде­лить нам пере­дат­чи­ки, кото­рые мож­но будет уста­но­вить на каж­дую пти­цу, — рас­ска­зы­ва­ет дирек­тор Окско­го запо­вед­ни­ка Юрий Мар­кин. — Рань­ше мы исполь­зо­ва­ли более деше­вые пере­дат­чи­ки, рабо­та­ю­щие по систе­ме GSM. Но, к сожа­ле­нию, на тер­ри­то­рии, где мы рабо­та­ем, они неэф­фек­тив­ны — в Запад­ной Сиби­ри слиш­ком мало вышек GSM. Поэто­му нам нуж­ны пере­дат­чи­ки спут­ни­ко­вые, а они доро­же».

Сфор­ми­ро­вать пер­вые пары было очень слож­но. Пти­цы были выра­ще­ны людь­ми — они кор­ми­ли их, пои­ли, води­ли гулять. И стер­хи нача­ли вос­при­ни­мать людей как потен­ци­аль­ных супру­гов. В био­ло­гии такое явле­ние назы­ва­ет­ся имприн­тин­гом
Татья­на Кашен­це­ва
Заве­ду­ю­щая Окским при­род­ным био­сфер­ным запо­вед­ни­ком

В при­ро­де основ­ной враг стер­хов — по-преж­не­му чело­век. Вид исче­за­ет в основ­ном во вре­мя пере­ле­та в Китай через горы Афга­ни­ста­на и Паки­ста­на. В этих местах жите­ли отстре­ли­ва­ют журав­лей на еду. Стра­да­ют преж­де все­го восточ­но­си­бир­ские стер­хи: журав­ли из Запад­ной Сиби­ри бла­го­ра­зум­но уле­та­ют на зимов­ку в Индию и Иран.

Тогда уче­ные поня­ли: спа­сти стер­хов мож­но, толь­ко изме­нив марш­ру­ты их есте­ствен­ной мигра­ции. Так появил­ся на свет про­ект «Полет надеж­ды», в кото­ром и при­нял уча­стие Вла­ди­мир Путин. Зада­ча про­ек­та — научить птиц уле­тать на без­опас­ную зимов­ку через Казах­стан на юг Узбе­ки­ста­на. Здесь, в рай­о­не Тер­ме­за, зиму­ет боль­шая груп­па серых журав­лей, к кото­рым могут при­со­еди­нить­ся и стер­хи.

Зву­чит про­сто, но рабо­та для это­го тре­бу­ет­ся огром­ная. Ведь «про­ло­жить» в голо­вах птиц новый мигра­ци­он­ный марш­рут дли­ной в 1,2 тыс. км край­не слож­но. Под­го­тов­ку нуж­но начи­нать на ста­дии инку­ба­то­ра. Еще не вылу­пив­шим­ся птен­цам ста­ви­ли запи­си со зву­ком мото­дель­та­пла­на, что­бы потом они после­до­ва­ли за ним, как за роди­те­ля­ми. Людям было стро­го запре­ще­но раз­го­ва­ри­вать в инку­ба­то­ре — птен­цы не долж­ны были при­вык­нуть к зву­ку чело­ве­че­ско­го голо­са. Пер­вые «тре­ни­ро­воч­ные» поле­ты про­во­ди­лись еще в питом­ни­ке, затем птиц «тре­ни­ро­ва­ли» на местах гнез­до­вий.

Поэто­му пока стер­хов, выра­щен­ных в питом­ни­ке, про­дол­жа­ют выпус­кать к диким ста­ям. Нехват­ка финан­си­ро­ва­ния рабо­ту не оста­но­ви­ла.

«В про­шлом году выпу­сти­ли наших журав­лей в Аст­ра­ха­ни. Они бла­го­по­луч­но уле­те­ли в Крым, пере­зи­мо­ва­ли там. Потом сно­ва вер­ну­лись в Аст­ра­ха­нь. Рабо­тать в этом реги­о­не дешев­ле, чем в Запад­ной Сиби­ри, где один час поле­та вер­то­ле­та МИ-8 сей­час обхо­дит­ся в 200 тыс. руб­лей. Как толь­ко будет финан­си­ро­ва­ние, вер­нем­ся к про­ек­ту по фор­ми­ро­ва­нию новых мигра­ци­он­ных путей. Пока сосре­до­то­чи­лись на реин­тро­дук­ции птен­цов в при­ро­ду. Пре­кра­щать свою рабо­ту мы про­сто не име­ем пра­ва. Если мы ниче­го не будем делать, не будет и стер­хов», — под­чер­ки­ва­ет Юрий Мар­кин.

Что каса­ет­ся «путин­ских» стер­хов — почти все они выпу­ще­ны в живую при­ро­ду. В питом­ни­ке оста­лась самоч­ка по клич­ке Лена, она даже сви­ла гнез­до в паре со стер­хом Гра­на­том, но выве­сти потом­ство им пока не уда­лось: все яйца ока­зы­ва­ют­ся неопло­до­тво­рен­ны­ми. Уче­ные гово­рят, что, воз­мож­но, в этом слу­чае при­дет­ся при­бег­нуть к искус­ствен­но­му опло­до­тво­ре­нию.

Стер­хи гнез­дят­ся толь­ко в Рос­сии и боль­ше нигде в мире — они энде­ми­ки нашей стра­ны. Поэто­му брать ответ­ствен­но­сть за их сохра­не­ние боль­ше неко­му.

Поли­на Вино­гра­до­ва