Александр Соколов: бесплатное второе высшее необходимо для ряда творческих специальностей

Александр Соколов © Дмитрий Серебряков/ТАССАлександр Соколов © Дмитрий Серебряков/ТАСС

Накануне VI Санкт-Петербургского международного культурного форума его участник, ректор Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского Александр Соколов рассказал в интервью ТАСС о смысле культурной дипломатии, воспитании публики классических концертов и о том, какие позиции в музыкальном образовании защищает творческое сообщество сегодня.

— Алек­сан­др Сер­ге­е­вич, наша встре­ча про­хо­дит в пред­две­рии VI Санкт-Петер­бург­ско­го меж­ду­на­род­но­го куль­тур­но­го фору­ма, где вы участ­ву­е­те в сек­ции «Обра­зо­ва­ние». Какие тези­сы вы наме­ре­ны там озву­чить?

— Вооб­ще, форум — очень хоро­шая воз­мож­но­сть для кол­ле­ги­аль­но­го обсуж­де­ния самых важ­ных вопро­сов, и мы уже неод­но­крат­но ею поль­зо­ва­лись. В част­но­сти, в те момен­ты, когда мно­гое опре­де­ля­лось в рус­ле рефор­мы обра­зо­ва­ния. Одним из самых живо­тре­пе­щу­щих вопро­сов тогда была Болон­ская систе­ма, кото­рая на сфе­ру гума­ни­тар­но­го обра­зо­ва­ния про­еци­ро­ва­лась непро­сто. В ито­ге нам уда­лось сохра­нить неко­то­рые прин­ци­пи­аль­но важ­ные пози­ции в Зако­не об обра­зо­ва­нии, это сохра­не­ние спе­ци­а­ли­те­та, осно­вы выс­ше­го музы­каль­но­го обра­зо­ва­ния.

Сей­час тоже есть такие дис­кус­си­он­ные вопро­сы. Сре­ди них на пер­вый план выхо­дит прин­цип финан­си­ро­ва­ния вузов, осо­бен­но после извест­ных выступ­ле­ний в Гос­ду­ме (спи­кер Гос­ду­мы Вяче­слав Воло­дин озву­чил пред­ло­же­ние выров­нять финан­си­ро­ва­ние отрас­ле­вых вузов — прим. ТАСС). Если речь идет о тех­ни­че­ских вузах, то впол­не допу­сти­мо, что в ауди­то­рии нахо­дит­ся несколь­ко сотен чело­век, и перед ними — один про­фес­сор, кото­рый снаб­жа­ет их необ­хо­ди­мой инфор­ма­ци­ей. Если же вы откро­е­те дверь любо­го клас­са кон­сер­ва­то­рии, то уви­ди­те там трех чело­век, из кото­рых толь­ко один — сту­дент, вто­рой — его про­фес­сор, а тре­тий — кон­церт­мей­стер. И вот тако­го рода инди­ви­ду­аль­ное обу­че­ние лежит в осно­ве того, чем мы зани­ма­ем­ся. Не учи­ты­вая такую спе­ци­фи­ку, мож­но осно­ва­тель­но нало­мать дров.

К сожа­ле­нию, тако­го рода ошиб­ки уже были сде­ла­ны, и они очень серьез­но под­ры­ва­ют осно­ву наше­го так назы­ва­е­мо­го непре­рыв­но­го прин­ци­па обу­че­ния: шко­ла, учи­ли­ще, вуз. Если в таких наших питом­ни­ках, как, ска­жем, Цен­траль­ная музы­каль­ная шко­ла при кон­сер­ва­то­рии, систе­му еще уда­лось отно­си­тель­но отсто­ять, то вот как раз вто­рой источ­ник — дет­ские рай­он­ные музы­каль­ные шко­лы, шко­лы искус­ств — низ­ве­де­ны прак­ти­че­ски до клуб­но­го, круж­ко­во­го уров­ня рабо­ты. Там поте­ря­на воз­мож­но­сть инди­ви­ду­аль­но­го обще­ния педа­го­га и уче­ни­ка, и мы это начи­на­ем ощу­щать — в пото­ке аби­ту­ри­ен­тов уже есть дефи­цит.

— Он наблю­да­ет­ся по каким-то опре­де­лен­ным спе­ци­аль­но­стям?

— Он есть и в более выра­жен­ной, и в менее выра­жен­ной фор­ме, пото­му что есть хро­ни­че­ски дефи­цит­ные спе­ци­аль­но­сти. Напри­мер, фагот — очень доро­гой и слож­ный кон­струк­тив­но инстру­мент. В Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии был год, когда не было пода­но ни одно­го заяв­ле­ния на вал­тор­ну. А про­бле­ма опять же в сред­нем зве­не, отку­да они берут­ся. Мы ста­ра­ем­ся решать эти про­бле­мы, актив­но разыс­ки­вая моло­дых талант­ли­вых ребят. У нас есть и мастер-клас­сы, и откры­тые уро­ки, и коман­ди­ров­ки наших педа­го­гов по всей Рос­сии. Но это доступ­но Мос­ков­ской и Петер­бург­ской кон­сер­ва­то­ри­ям, а в осталь­ных эта про­бле­ма сто­ит более остро.

— Полу­ча­ет­ся, что вы соби­ра­е­те талан­ты со всей Рос­сии, остав­ляя реги­о­наль­ные кон­сер­ва­то­рии без аби­ту­ри­ен­тов? Спра­вед­ли­во ли это?

— 150-лет­ний юби­лей у нас пока отме­ти­ли толь­ко две кон­сер­ва­то­рии — Петер­бург­ская и Мос­ков­ская. Конеч­но, накоп­лен­ный за эти годы ресурс при­тя­га­те­лен, здесь сосре­до­то­че­ны мощ­ней­шие про­фес­си­о­наль­но-педа­го­ги­че­ские силы. Поэто­му мы дей­стви­тель­но соби­ра­ем слив­ки. Есть заме­ча­тель­ные дру­гие кон­сер­ва­то­рии, их нема­ло — Ниже­го­род­ская, Казан­ская, — они реша­ют свои про­бле­мы бла­го­да­ря тому, что их соб­ствен­ные вос­пи­тан­ни­ки в сред­нем зве­не отчет­ли­во видят пер­спек­ти­ву обу­че­ния у себя дома. Но опять же, мно­гие из них при­ез­жа­ют и к нам, очень часто по реко­мен­да­ци­ям тех педа­го­гов, кото­рые опре­де­ля­ют тако­го рода пер­спек­ти­ву для сво­е­го вос­пи­тан­ни­ка. Пото­му что эти педа­го­ги сами, как пра­ви­ло, вос­пи­тан­ни­ки Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии.

Сту­дент при­хо­дит к сво­е­му про­фес­со­ру и видит на сте­не порт­рет про­фес­со­ра сво­е­го про­фес­со­ра, а вот это — про­фес­сор про­фес­со­ра его про­фес­со­ра. Таким обра­зом, вытя­ги­ва­ет­ся линия отшли­фов­ки мето­ди­ки, пере­да­чи испол­ни­тель­ской тра­ди­ции

Из это­го вырас­та­ет поня­тие «шко­ла», кото­рое рез­ко отли­ча­ет нашу систе­му обра­зо­ва­ния от зару­беж­ной. У нас вы откро­е­те дверь любо­го клас­са — фор­те­пи­ан­но­го, скри­пич­но­го, вио­лон­чель­но­го — и уви­ди­те, что все сте­ны заве­ша­ны порт­ре­та­ми. Сту­дент при­хо­дит к сво­е­му про­фес­со­ру и видит на сте­не порт­рет про­фес­со­ра сво­е­го про­фес­со­ра, а вот это — про­фес­сор про­фес­со­ра его про­фес­со­ра. Таким обра­зом, вытя­ги­ва­ет­ся линия отшли­фов­ки мето­ди­ки, пере­да­чи испол­ни­тель­ской тра­ди­ции.

— А как это выгля­дит на Запа­де?

— На Запа­де абсо­лют­но иная систе­ма, кон­тракт­ная. Там педа­го­ги под­пи­сы­ва­ют кон­тракт на опре­де­лен­ное коли­че­ство лет, как пра­ви­ло, не более пяти. После окон­ча­ния кон­трак­та они пере­ме­ща­ют­ся в дру­гое место. Вот поэто­му у них при­вет­ству­ет­ся систе­ма мобиль­но­го обу­че­ния, когда сту­дент ездит сле­дом за сво­им педа­го­гом.

Дру­гое отли­чие — акцент на дет­ском обра­зо­ва­нии. Запад чем силен? Тем, что у нас преж­де назы­ва­лось домаш­ним музи­ци­ро­ва­ни­ем, а тепе­рь забы­то. В этом отно­ше­нии запад­ная ауди­то­рия кон­церт­ных залов очень гра­мот­ная, под­го­тов­лен­ная сре­дой оби­та­ния. Для нас же это про­бле­ма, пото­му что как раз рай­он­ные музы­каль­ные шко­лы, в первую оче­редь, гото­ви­ли такую ауди­то­рию.

— И как же мож­но испра­вить ситу­а­цию с наши­ми дет­ски­ми музы­каль­ны­ми шко­ла­ми?

— Там не одна про­бле­ма, дело не толь­ко в соот­но­ше­нии коли­че­ства уча­щих­ся к коли­че­ству педа­го­гов. Вто­рая про­бле­ма в том, что прак­ти­че­ски все пере­хо­дит на плат­ную осно­ву. Это для мно­гих семей неподъ­ем­но. Даль­ше — коли­че­ство этих школ. В той же Москве, если шко­ла не рядом, то надо возить ребен­ка в дру­гой рай­он. И здесь еще про­бле­ма: если роди­те­ли наде­ют­ся на пер­спек­ти­ву про­фес­си­о­наль­но­го роста ребен­ка, то выби­ра­ют не шко­лу, а педа­го­га, и где рабо­та­ет педа­гог — туда везут уче­ни­ка. А сей­час тер­ри­то­ри­аль­ный прин­цип, то есть берут толь­ко тех, кто живет рядом. Ино­гда и в Ново­си­бир­ск еха­ли спе­ци­аль­но к Заха­ру Бро­ну, вели­ко­му скри­па­чу. В дет­ской музы­каль­ной шко­ле при Ново­си­бир­ской кон­сер­ва­то­рии он вос­пи­тал пле­я­ду выда­ю­щих­ся музы­кан­тов.

— Если перей­ти на сле­ду­ю­щую сту­пе­нь это­го обра­зо­ва­ния — к Цен­траль­ной музы­каль­ной шко­ле при Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии. Недав­но ее сту­дент­ка обра­ти­лась к пре­зи­ден­ту во вре­мя «Недет­ско­го раз­го­во­ра с Вла­ди­ми­ром Пути­ным» с прось­бой решить про­бле­му бес­плат­но­го полу­че­ния вто­рой спе­ци­аль­но­сти. Для нее сде­ла­ли исклю­че­ние. Таких музы­кан­тов, оди­на­ко­во хоро­шо вла­де­ю­щих дву­мя инстру­мен­та­ми, не так ведь мно­го. Поче­му бы не раз­ре­шить им в стан­дарт­ном поряд­ке полу­чать это вто­рое обра­зо­ва­ние бес­плат­но?

Сей­час тер­ри­то­ри­аль­ный прин­цип, то есть берут толь­ко тех, кто живет рядом. Ино­гда и в Ново­си­бир­ск еха­ли спе­ци­аль­но к Заха­ру Бро­ну, вели­ко­му скри­па­чу

— По-насто­я­ще­му остро этот вопрос сто­ит в выс­шем зве­не обра­зо­ва­ния, в вузе. Там есть, прав­да, такая воз­мож­ная фор­ма рас­ши­ре­ния про­фес­сии, как бес­плат­ный факуль­та­тив. Допу­стим, учишь­ся на фор­те­пи­ан­ном факуль­те­те, но хочешь попро­бо­вать себя в ком­по­зи­ции. Но речь о дру­гом — о жела­нии полу­чить вто­рой диплом. Вот тут уже есть Закон об обра­зо­ва­нии, где вто­рое обра­зо­ва­ние — плат­ное. В прин­ци­пе, мы с этим соглас­ны. Кро­ме одно­го исклю­че­ния: есть такие про­фес­сии в нашей сфе­ре, куда при­хо­дят уже обя­за­тель­но с одним обра­зо­ва­ни­ем. Допу­стим, опер­но-сим­фо­ни­че­ское дири­жи­ро­ва­ние. Как пра­ви­ло, в него при­хо­дят люди, у кото­рых уже есть опыт соб­ствен­но­го испол­ни­тель­ства, ска­жем, быв­шие скри­па­чи или духо­ви­ки. И такие спе­ци­аль­но­сти есть в каж­дом твор­че­ском вузе. Тут мы объ­еди­ня­ем наши уси­лия и уже дош­ли до адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та с таки­ми ини­ци­а­ти­ва­ми, и были услы­ша­ны. Сей­час глав­ное — дове­сти это уже до кон­крет­но­го реше­ния. При­чем это же штуч­ное про­из­вод­ство, это не зна­чит, что все потя­нут­ся зани­мать­ся опер­но-сим­фо­ни­че­ским дири­жи­ро­ва­ни­ем. Таких по паль­цам мож­но пере­счи­тать, и если при­зна­ет­ся их про­фес­си­о­наль­ная готов­но­сть, то надо делать для них исклю­че­ние — бес­плат­ное вто­рое выс­шее. Это один из тех вопро­сов, кото­рые мы будем под­ни­мать на Куль­тур­ном фору­ме.

— Там же, на фору­ме, будет ведь воз­мож­но­сть обще­ния с зару­беж­ны­ми кол­ле­га­ми. Какие сов­мест­ные с ино­стран­ца­ми про­ек­ты сей­час есть у кон­сер­ва­то­рии?

— У нас более полу­сот­ни дого­во­ров меж­ду Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­ри­ей и вуза­ми дру­гих стран. Это рамоч­ные дого­во­ры, то есть они фик­си­ру­ют готов­но­сть вза­и­мо­дей­ство­вать и учи­ты­ва­ют спе­ци­фи­ку и харак­тер встреч­ных инте­ре­сов. Допу­стим, если это какая-нибудь стра­на дру­гой куль­тур­ной тра­ди­ции, то мы в этот дого­вор закла­ды­ва­ем, что носи­те­ли локаль­ной куль­ту­ры при­ез­жа­ют к нам. Соот­вет­ствен­но, у нас есть воз­мож­но­сть рас­ши­рить круг инте­ре­сов наших сту­ден­тов. Из Япо­нии к нам регу­ляр­но при­ез­жа­ют масте­ра, кото­рые учат наших сту­ден­тов, и у нас даже есть сту­ден­че­ский ансамбль испол­ни­те­лей на тра­ди­ци­он­ных япон­ских инстру­мен­тах Wa-On. Так­же у нас есть воз­мож­но­сть посы­лать сту­ден­тов на ста­жи­ров­ку за гра­ни­цу. А им от нас нуж­ны вели­кие тра­ди­ции фор­те­пи­ан­ной, скри­пич­ной шко­лы. Здесь нет сим­мет­рии, здесь выяв­ле­ние того инте­ре­са, кото­рый в этом рамоч­ном дого­во­ре зафик­си­ро­ван.

— Внеш­не­по­ли­ти­че­ская обста­нов­ка как-то вли­я­ет на подоб­ные дого­во­ры?

— Мы не раз­ры­ва­ем такие дого­во­ры, что бы ни про­ис­хо­ди­ло. Допу­стим, ослож­ня­лась ситу­а­ция с Гру­зи­ей или Тур­ци­ей — мы сохра­ня­ли эти дого­во­ры, пото­му что коле­со исто­рии про­вер­нет­ся, и эти сохра­нен­ные кон­так­ты будут очень вос­тре­бо­ван­ны­ми. Поэто­му есть такое поня­тие как куль­тур­ная дипло­ма­тия. Оно очень важ­но, осо­бен­но в момен­ты како­го-то охла­жде­ния внеш­не­по­ли­ти­че­ских отно­ше­ний. Связь интел­ли­ген­ции настро­е­на на буду­щее.

— Мож­но ли сего­дня гово­рить о такой куль­тур­ной дипло­ма­тии в отно­ше­ни­ях с США?

— Да, конеч­но. Во-пер­вых, в Соеди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки уеха­ли очень мно­гие наши музы­кан­ты, свя­зи не раз­ры­ва­ют­ся. Кол­лапс, кото­рый тря­сет сего­дня Аме­ри­ку, конеч­но, в какой-то сте­пе­ни огра­ни­чи­ва­ет чисто финан­со­во. К тому же там очень спе­ци­фи­че­ская систе­ма музы­каль­но­го обра­зо­ва­ния. Доста­точ­но ска­зать, что в США нет мини­стер­ства куль­ту­ры. То есть стан­дарт­ные виды меж­го­су­дар­ствен­но­го обще­ния отсут­ству­ют. Если гово­рить о меж­ву­зов­ском сотруд­ни­че­стве, то у них в круп­ных уни­вер­си­те­тах есть музы­каль­ные факуль­те­ты. Посмот­рев спи­сок их про­фес­со­ров, вы уви­ди­те мас­су выпуск­ни­ков Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии. К ним едут поста­жи­ро­вать­ся наши, это вза­и­мо­об­мен. Есть име­на, кото­рые оди­на­ко­во свя­ты и для нас, и для них. Допу­стим, пиа­ни­ст Ван Кли­берн. Кто гото­вил его к Кон­кур­су Чай­ков­ско­го? Рози­на Леви­на, а она как раз — та самая тра­ди­ция, кото­рая идет от мос­ков­ской шко­лы.

— Мос­ков­ская кон­сер­ва­то­рия — это не толь­ко учеб­ное заве­де­ние, но и один из луч­ших кон­церт­ных залов стра­ны. Рас­ска­жи­те, как стро­ит­ся его репер­ту­ар­ная поли­ти­ка? Есть ли какой-то жан­ро­вый ценз или же пред­ста­ви­тель­ский (по уров­ню арти­ста) при арен­де Боль­шо­го зала кон­сер­ва­то­рии?

— А как с финан­со­вой точ­ки зре­ния стро­ит­ся рабо­та зала?

— Есть неза­ви­си­мая оцен­ка себе­сто­и­мо­сти зала, реестр. Туда вхо­дит сто­и­мо­сть пер­со­на­ла, кото­рый обслу­жи­ва­ет зал, гар­де­робы, биле­те­ры, сто­и­мо­сть отоп­ле­ния, элек­три­че­ства. Эта сум­ма озна­ча­ет без­до­ход­ное для кон­сер­ва­то­рии исполь­зо­ва­ние зала, мы про­сто не име­ем пра­ва опу­стить­ся ниже, ина­че это будет рас­тра­той бюд­жет­ных сред­ств. На этих усло­ви­ях у нас высту­па­ют госу­дар­ствен­ные оркест­ры, филар­мо­ния и дет­ские музы­каль­ные шко­лы Моск­вы. Есть еще чисто бла­го­тво­ри­тель­ные кон­цер­ты, их мно­го: ко Дню памя­ти погиб­ших жур­на­ли­стов, для вете­ра­нов сило­вых струк­тур, семей погиб­ших в горя­чих точ­ках.

Поми­мо это­го, есть ком­мер­че­ские кон­цер­ты. По гос­за­да­нию мы долж­ны нара­щи­вать при­ток вне­бюд­жет­ных сред­ств, поэто­му есть кон­цер­ты с очень доро­ги­ми биле­та­ми. Это кон­цер­ты с очень гром­ки­ми име­на­ми — Хиб­ла Герз­ма­ва, Анна Нетреб­ко или Тео­дор Курент­зис. Но доро­гие биле­ты в пар­те­ре, а вто­рой амфи­те­атр — это тра­ди­ци­он­но сту­ден­че­ский, по льгот­ным рас­цен­кам.

— Спе­ци­фи­ка мос­ков­ских пло­ща­док в том, что у каж­до­го зала — своя ауди­то­рия. Как вы опре­де­ли­ли бы свою?

— Боль­шой зал неод­но­ро­ден, как и любой круп­ный зал, он име­ет свою галер­ку и свой пар­тер. Посмот­ри­те, как оде­ва­ют­ся в Кар­не­ги-хол­ле или в Ла Ска­ла люди, кото­рые сидят наверху и вни­зу. Вни­зу — обя­за­тель­но смо­кин­ги, это уже опре­де­лен­ный анту­раж. А наверху — это сту­ден­ты. Это есть и у нас.

Кста­ти гово­ря, я уже несколь­ко при­тер­пел­ся к тому, что ино­гда при­хо­дят явно несо­от­вет­ству­ю­ще оде­тые. Но на тех же выпуск­ных кон­цер­тах у нас это пол­но­стью устра­не­но. И поти­хо­неч­ку это начи­на­ет вырав­ни­вать­ся, люди хотят выгля­деть соот­вет­ствен­но тому, для чего они при­шли.

Бесе­до­ва­ла Ана­ста­сия Сил­ки­на