«Кувалда Сталина», «Тигр» и «Ваньки-встаньки»: какие секреты хранит подмосковный музей

Тяжелый танк ИС-2
Тяжелый танк ИС-2

ТАСС рассказывает о редких и уникальных экспонатах времен Великой Отечественной войны, находящихся в Ленино-Снегиревском военно-историческом музее

Роман Аза­нов

5 декаб­ря в Рос­сии отме­ча­ет­ся 76-я годов­щи­на нача­ла контр­на­ступ­ле­ния совет­ских вой­ск про­тив нем­цев в Бит­ве под Моск­вой в 1941 году. Нака­ну­не это­го собы­тия на 41-м км Воло­ко­лам­ско­го шос­се откры­лась экс­по­зи­ция, где тепе­рь мож­но уви­деть более 20 под­лин­ных ору­дий, участ­во­вав­ших в бое­вых дей­стви­ях 1941–1945 годов.

Сре­ди них есть уни­каль­ные, кото­рые оста­лись толь­ко в Музее артил­ле­рии и инже­нер­ных вой­ск в Санкт-Петер­бур­ге и у нас. Это боль­шие гау­би­цы калиб­ра 203 и 280 мм на гусе­нич­ном ходу. Они вооб­ще были в запас­ни­ках. Вот бла­го­да­ря бла­го­тво­ри­тель­но­му фон­ду «Систе­ма» уда­лось эту тех­ни­ку поста­вить на пло­щад­ки, выстро­ить и уже пока­зы­вать посе­ти­те­лям в таком достой­ном видеМари­на Гор­бу­но­вадирек­тор Лени­но-Сне­ги­рев­ско­го воен­но-исто­ри­че­ско­го музея

Все экс­по­на­ты выстав­ки «Артил­ле­рия» были под­ня­ты из зем­ли, очи­ще­ны от ржав­чи­ны (слой на неко­то­рых дости­гал 1–1,5 см) и уста­нов­ле­ны на поста­мен­ты.

По сло­вам дирек­то­ра музея, уни­каль­но­сть этой выстав­ки еще и в том, что до Крас­ной пло­ща­ди 41 км. «Поэто­му это реаль­но то место, где шли бои, мно­гие дере­вья до сих пор еще име­ют оскол­ки. Это реаль­но зда­ние шко­лы (ука­зы­ва­ет на музей), кото­рое было опор­ным пунк­том, это реаль­но живая исто­рия, и мы с вами прак­ти­че­ски на ней­траль­ной поло­се сто­им», — рас­ска­зы­ва­ет она.

МОСКОВСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ
  • Нача­лась 5 декаб­ря 1941 года. 16 декаб­ря был осво­бож­ден Кали­нин (ныне – Тверь), 17 декаб­ря – Алек­син, 20 декаб­ря – Воло­ко­лам­ск, 28 – Козель­ск, а 30 – Калу­га.
  • В ней при­ня­ли уча­стие вой­ска Кали­нин­ско­го (коман­ду­ю­щий – гене­рал-пол­ков­ник Иван Конев), Запад­но­го (гене­рал армии Геор­гий Жуков) и пра­во­го кры­ла Юго-Запад­но­го (с 24 декаб­ря – Брян­ский фронт, коман­ду­ю­щий гене­рал-пол­ков­ник Яков Чере­ви­чен­ко) фрон­тов.
  • В ходе Кали­нин­ской, Клин­ско-Сол­неч­но­гор­ской, Туль­ской, Калуж­ской и Елец­кой насту­па­тель­ных опе­ра­ций Крас­ной армии к 7 янва­ря 1942 года удар­ные груп­пи­ров­ки про­тив­ни­ка, насту­пав­шие на Моск­ву, были раз­гром­ле­ны.
  • Адольф Гит­лер снял с постов глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го сухо­пут­ны­ми вой­ска­ми гене­рал-фельд­мар­ша­ла Валь­те­ра фон Бра­ухи­ча, коман­ду­ю­ще­го груп­пой армий «Цен­тр» Федо­ра фон Бока, коман­ду­ю­щих тан­ко­вы­ми арми­я­ми Гейн­ца Гуде­ри­а­на, Эри­ха Гёп­не­ра, Адоль­фа Штра­у­са и др.
  • С 7 янва­ря по 20 апре­ля 1942 года вой­ска Крас­ной армии про­ве­ли наступ­ле­ние на всех стра­те­ги­че­ских направ­ле­ни­ях, в резуль­та­те про­тив­ник был отбро­шен на 100–250 км от Моск­вы.
  • Чис­лен­но­сть совет­ских вой­ск, при­ни­мав­ших уча­стие в бит­ве, соста­ви­ла 1 млн 22 тыс. чело­век. Без­воз­врат­ные поте­ри (уби­тые и умер­шие от ран) оце­ни­ва­ют­ся в 140 тыс. чело­век.
  • Немец­кая армия насчи­ты­ва­ла 770 тыс. чело­век, ее без­воз­врат­ные поте­ри – око­ло 100 тыс. чело­век.

ИС-2, «Тигр» и «Шерманы»

Улич­ная экс­по­зи­ция суще­ству­ет с 1989 года. Дирек­тор музея уточ­ня­ет, что пер­вы­ми при­шли сюда два тан­ка — немец­кий «Тигр» и аме­ри­кан­ский «Шер­ман» (на откры­той пло­щад­ке пред­став­ле­ны два образ­ца — 1942 и 1943 годов). «Это был поли­гон Науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та им. Кар­бы­ше­ва в Наха­би­но. Туда после вой­ны ста­щи­ли всю тро­фей­ную тех­ни­ку и испы­ты­ва­ли сна­ря­ды, кото­рые раз­ра­ба­ты­ва­ли, и стре­ля­ли по ним. Поэто­му часть про­бо­ин полу­че­на не в годы вой­ны», — гово­рит она.

При этом тогда спа­сать тех­ни­ку про­тив­ни­ка, в то вре­мя при ком­му­низ­ме — она была нико­му не нуж­на… «Матиль­ду» (сред­ний пехот­ный танк Вели­ко­бри­та­нии) тогда поре­за­ли на метал­лом. Мно­го тех­ни­ки было утра­че­но имен­но бла­го­да­ря идео­ло­гии тогда
Мари­на Гор­бу­но­ва
дирек­тор Лени­но-Сне­ги­рев­ско­го воен­но-исто­ри­че­ско­го музея

В музей ино­гда зака­зы­ва­ют инди­ви­ду­аль­ные экс­кур­сии китай­цы или англи­ча­не. «При­ез­жа­ют и лаза­ют по это­му «Тиг­ру» с рулет­кой, изу­ча­ют каж­дый сан­ти­метр. В мире вооб­ще оста­лось четы­ре еди­ни­цы это­го тан­ка. Гово­рят, есть и боль­ше, но я знаю о четы­рех, при­чем два из них нахо­дят­ся в Рос­сии — у нас и в музее Мино­бо­ро­ны на Кубин­ке», — гово­рит Гор­бу­но­ва.

Аме­ри­кан­ские «Шер­ма­ны» были неустой­чи­вы на наших неров­ных доро­гах — очень узкая шири­на меж­ду кат­ка­ми. Поэто­му на кол­до­би­нах посто­ян­но пере­во­ра­чи­ва­лись и назы­ва­лись «Вань­ки-встань­ки». Но в них настоль­ко было про­ду­ма­но нахож­де­ние внут­ри эки­па­жа, гама­ки висе­ли для отды­ха. Исполь­зо­ва­лись в Афри­ке, при­шли еще кра­ше­ны­ми — в жел­том цве­те. Это была пер­вая помо­щь СССР
Мари­на Гор­бу­но­ва
дирек­тор Лени­но-Сне­ги­рев­ско­го воен­но-исто­ри­че­ско­го музея

Все­го к контр­на­ступ­ле­нию в Крас­ной армии име­лось 800 тан­ков, из них сред­них Т-34 и тяже­лых КВ было менее 30%. Сре­ди лег­ких тан­ков в основ­ном пре­об­ла­да­ли Т-60 — при­мер­но 400 машин. «Если гово­рить о нача­ле вой­ны, — про­дол­жа­ет Гор­бу­но­ва, — то мож­но пред­ста­вить вот такие немец­кие (ука­зы­ва­ет на Т-2С, лег­кий танк Pz.Kpfw. II) и такие совет­ские (ука­зы­ва­ет на танк Т-26). Т-2 — это немец­кий лег­кий танк, ведь тяже­лых на тот момент прак­ти­че­ски не было».

При­ме­ча­тель­но, что немец­кий Т-2 зато­нул при пере­пра­ве через Ист­рин­ское водо­хра­ни­ли­ще в 1941 году. Спу­стя какое-то вре­мя, когда пло­ти­ну спу­сти­ли, танк под­ня­ли, отре­ста­ври­ро­ва­ли и пере­да­ли в музей. Он реаль­ный участ­ник Бит­вы под Моск­вой.

Сре­ди экс­по­на­тов совет­ской бро­не­тех­ни­ки дирек­тор музея выде­ля­ет танк ИС-2. «Есть архив­ное офи­ци­аль­ное рас­по­ря­же­ние немец­ко­го коман­до­ва­ния, в кото­ром гово­рит­ся, что бли­же 1 км в ради­у­се ИС-2 в бой «Тиг­ру» даже не всту­пать. Несмот­ря на то что у него лобо­вая бро­ня 150, а боко­вая 100 мм, с 1 км про­ши­ба­лась насквозь», — рас­ска­зы­ва­ет она.

ИС-2 был усо­вер­шен­ство­ван осо­бен­но силь­но после того, как в 1942 году под Ленин­гра­дом был захва­чен пер­вый тро­фей­ный «Тигр». «Это была экс­пе­ри­мен­таль­ная модель, тогда нем­цы ее опро­бо­ва­ли на фрон­те. Уда­лось ее запо­лу­чить, и бла­го­да­ря это­му была про­из­ве­де­на частич­ная рекон­струк­ция тан­ка ИС-2, кото­рый на тот момент дол­жен был посту­пить в серий­ный выпуск», — гово­рит Гор­бу­но­ва.

«Кувалда»

Дирек­тор музея оста­нав­ли­ва­ет­ся у одно­го из самых уни­каль­ных ору­дий вре­мен вой­ны — гау­би­цы боль­шой мощ­но­сти Б-4 калиб­ра 203 мм. Она один из сим­во­лов всех насту­па­тель­ных опе­ра­ций Крас­ной армии во вре­мя вой­ны. В 1941-м при обо­ро­не Моск­вы эти ору­дия вели огонь со стан­ции Кубин­ка. «Ее в про­сто­на­ро­дье назы­ва­ли «Кувал­да Ста­ли­на», в основ­ном исполь­зо­ва­лась в пред­пе­хот­ной под­го­тов­ке. Я знаю, что часть таких ору­дий сто­я­ла в Крас­но­гор­ске», — при­зна­ет­ся Гор­бу­но­ва.

Еще один рари­тет — мор­ти­ра боль­шой мощ­но­сти калиб­ра 280 мм Бр-5, самое круп­но­ка­ли­бер­ное серий­но про­из­во­див­ше­е­ся совет­ское артил­ле­рий­ское ору­дие. Она отли­ча­лась ори­ги­наль­ной ком­по­нов­кой с исполь­зо­ва­ни­ем гусе­нич­но­го лафе­та. По неко­то­рым дан­ным, за все вре­мя про­из­вод­ства их изго­то­ви­ли все­го 47 штук, вклю­чая опыт­ные образ­цы. Вес мор­ти­ры — боль­ше 19 тонн. На дан­ный момент в мире оста­лось толь­ко два образ­ца этой артил­ле­рий­ской систе­мы.

Одно из глав­ных досто­ин­ств ору­дия Б-4 — лафет с гусе­нич­ным ходом. Его удач­ная кон­струк­ция обес­пе­чи­ва­ла ору­дию высо­кую про­хо­ди­мо­сть и впо­след­ствии послу­жи­ла осно­вой для цело­го семей­ства ору­дий боль­шой мощ­но­сти.

Бое­вое кре­ще­ние гау­би­цы полу­чи­ли в Фин­ской вой­не 1939–1940 годов. По вос­по­ми­на­ни­ям выжив­ших фин­ских сол­дат, у рас­че­тов желе­зо­бе­тон­ных бун­ке­ров лопа­лись бара­бан­ные пере­пон­ки от уда­ров мощ­ных сна­ря­дов. Имен­но тогда за Б-4 закре­пи­лось про­зви­ще «Ста­лин­ская кувал­да». Стрель­ба велась фугас­ны­ми и бето­но­бой­ны­ми сна­ря­да­ми, кото­рые про­би­ва­ли желе­зо­бе­тон­ное укры­тие до одно­го мет­ра.

К нача­лу вой­ны име­лось 727 этих мощ­ных ору­дий. Лето 1941-го было не луч­шим вре­ме­нем для при­ме­не­ния Б-4. В окру­же­ние попа­да­ли диви­зии, кор­пу­са и целые армии. Суще­ство­ва­ла посто­ян­ная угро­за захва­та этих уни­каль­ных ору­дий. Так, в горо­де Дуб­но нем­цам достал­ся целый гау­бич­ный артил­ле­рий­ский полк боль­шой мощ­но­сти — 27 Б-4 в исправ­ном состо­я­нии.

При­ме­ча­тель­но, что имен­но гау­би­ца Б-4 ста­ла пер­вой систе­мой — носи­те­лем ядер­но­го ору­жия в СССР.

Зенитки

Основ­ная нагруз­ка в отра­же­нии немец­ких нале­тов на Моск­ву ложи­лась на зенит­чи­ков. В соста­ве кор­пу­са ПВО, отве­чав­ше­го за про­ти­во­воз­душ­ную обо­ро­ну сто­ли­цы, было семь зенит­ных пол­ков, шесть из них рас­по­ла­га­лись по пери­мет­ру горо­да на уда­ле­нии до 24 км от Крем­ля, а седь­мой защи­щал непо­сред­ствен­но цен­тр.

С нача­ла немец­ких нале­тов на воору­же­нии пол­ков нахо­ди­лось свы­ше 300 пуле­мет­ных уста­но­вок и свы­ше 1000 зенит­ных ору­дий. Это были пуш­ки мало­го калиб­ра — 25 и 37 мм и сред­не­го — 76 и 85 мм. Послед­ние состав­ля­ли осно­ву назем­ных сред­ств ПВО, их было при­мер­но 80% от обще­го коли­че­ства.

В 1932 году в про­из­вод­ство была запу­ще­на 76-мм зенит­ная пуш­ка. По срав­не­нию с преды­ду­щи­ми ору­ди­я­ми ско­ро­стрель­но­сть была выше — 20 выстре­лов в мину­ту. Для пуш­ки был создан лафет, осна­щен­ный дву­мя коле­са­ми. Вре­мя пере­во­да ору­дия из пехот­но­го в бое­вое — 5 минут. Это было доста­точ­но мно­го, осо­бен­но если необ­хо­ди­мо было отра­зить вне­зап­ный налет про­тив­ни­ка. В 1938 году для пуш­ки был создан новый лафет — четы­рех­ко­лес­ный. Ско­ро­сть бук­си­ров­ки была уве­ли­че­на с 35 до 50 км/ч. При этом вре­мя бое­во­го раз­вер­ты­ва­ния сокра­ти­лось до 1–1,5 мину­ты. В 1939 году калибр был уве­ли­чен до 85 мм. Высо­та стрель­бы выро­сла до 10 км.

Как вспо­ми­на­ли впо­след­ствии немец­кие лет­чи­ки, они боя­лись не столь­ко истре­би­те­лей, сколь­ко дей­ствия совет­ской зенит­ной артил­ле­рии. Как отме­ча­ют мно­гие исто­ри­ки, имен­но она спас­ла сто­ли­цу от мно­же­ства раз­ру­ше­ний.

Послед­ние образ­цы артил­ле­рий­ских пушек я полу­ча­ла в 2006 году. Сей­час мож­но тех­ни­ку полу­чить толь­ко бла­го­да­ря поста­нов­ле­нию пра­ви­тель­ства РФ. Вот пред­ставь­те, какой путь про­шел муни­ци­паль­ный музей, чтоб полу­чить такое поста­нов­ле­ниеМари­на Гор­бу­но­вадирек­тор Лени­но-Сне­ги­рев­ско­го воен­но-исто­ри­че­ско­го музея

К нача­лу вой­ны основ­ным про­ти­во­тан­ко­вым ору­жи­ем Крас­ной армии была пуш­ка калиб­ра 45 мм, или, как ее назы­ва­ли сол­да­ты, «соро­ка­пят­ка». Для пора­же­ния бро­ни­ро­ван­ных машин исполь­зо­вал­ся сна­ряд, кото­рый пред­став­лял собой метал­ли­че­скую бол­ван­ку. Про­би­тие бро­ни осу­ществ­ля­лось за счет его началь­ной ско­ро­сти — 760 м/с. В 1940 году тол­щи­на бро­ни основ­ных немец­ких тан­ков Т-3 и Т-4 состав­ля­ла 30–35 мм. Пуш­ка 45 мм могла пора­зить их с рас­сто­я­ния 500 м. Одна­ко перед вой­ной эта пуш­ка была сня­та с про­из­вод­ства, коман­до­ва­ние посчи­та­ло, что у нем­цев появят­ся более защи­щен­ные маши­ны, и в серию запу­сти­ли новое про­ти­во­тан­ко­вое ору­дие ЗИС-2 калиб­ра 57 мм. Прав­да, потом пуш­ку сно­ва вер­ну­ли в строй.

На борь­бу с тан­ка­ми направ­ля­лось все, что было в нали­чии. В октяб­ре 41-го в вой­ска была направ­ле­на дирек­ти­ва, в кото­рой гово­ри­лось: «Для про­ти­во­дей­ствия тан­ко­вым вой­скам про­тив­ни­ка исполь­зо­вать все зенит­ные ору­дия, созда­вая мощ­ный огне­вой заслон». Кста­ти, зенит­ки созда­ва­лись в том числе и для реше­ния такой зада­чи. В их арсе­на­ле име­лись бро­не­бой­ные сна­ря­ды и при­це­лы для веде­ния огня по назем­ным целям. Но, к сожа­ле­нию, эти ору­дия были доста­точ­но боль­ши­ми, и поэто­му скрыть на поле боя их было про­бле­ма­тич­но. Так­же было труд­но сме­нить пози­цию в слу­чае обна­ру­же­ния. Поэто­му как мобиль­ное сред­ство под­держ­ки пехо­ты зенит­ки не годи­лись.

У нас все ору­жие при­ве­де­но в состо­я­ние невоз­мож­но­сти вос­про­из­вод­ства выстре­ла, но в прин­ци­пе под­ре­мон­ти­ро­вать и выстре­лить один раз мы смо­жем. Во вто­рой — уже разо­рвет ствол
Мари­на Гор­бу­но­ва
дирек­тор Лени­но-Сне­ги­рев­ско­го воен­но-исто­ри­че­ско­го музея

«По посе­ща­е­мо­сти музея — боль­ше 140 тыс. в год. Мы очень извест­ное место. У нас после того, как был постро­ен мемо­ри­ал вои­нам-сиби­ря­кам, есть тра­ди­ция: Москва выез­жа­ет сюда два­жды в год — перед 9 Мая и в декабре, перед нача­лом контр­на­ступ­ле­ния. Я вам ска­жу одно: воз­мож­но­сть откры­то­го досту­па к тех­ни­ке есть, навер­ное, толь­ко в нашем музее. У нас мож­но реаль­но залезть, посмот­реть, потро­гать, пощу­пать — все, что угод­но», — завер­ша­ет рас­сказ дирек­тор музея