Советский эксперт против саратовских мясников

Борис Андреевич Евстигнеев
Борис Андреевич Евстигнеев

В начале 1984 года ранним зимним утром в Саратове во дворе жилого дома на углу улиц Коммунарной и Большой Горной раздался сильный взрыв такой мощности, что повредил в округе окна ряда жилых домов и заставил выскочить из тёплых постелей перепуганных жильцов.

Автомобиль после взрыва

Авто­мо­биль после взры­ва

Ока­за­лось, что в сво­ей соб­ствен­ной маши­не с Мос­ков­ски­ми номе­ра­ми был взо­рван и погиб Вадим Акчу­рин — руб­щик мяса Сен­но­го рын­ка. Хотя дан­ное дело было под­след­ствен­но сле­до­ва­те­лям орга­нов про­ку­ра­ту­ры, а опе­ра­тив­ное сопро­вож­де­ние — в ком­пе­тен­ции орга­нов МВД, нo с учё­том общео­пас­но­го спо­со­ба совер­ше­ния пре­ступ­ле­ния путём взры­ва, из Цен­траль­но­го аппа­ра­та КГБ СССР посту­пи­ло ука­за­ние руко­вод­ству Сара­тов­ско­го УКГБ об ока­за­нии все­воз­мож­ной помо­щи след­ствию в рас­кры­тии пре­ступ­ле­ния и поис­ка пре­ступ­ни­ков (испол­ни­те­ля и заказ­чи­ка). По это­му слу­чаю созда­на след­ствен­но-опе­ра­тив­ная груп­па, в кото­рую был вклю­чён и Борис Андре­евич Евстиг­не­ев в каче­стве специалиста—криминалиста. Экс­перт­но-кри­ми­на­ли­сти­че­ская служ­ба при­ня­ла самое актив­ное уча­стие в про­из­вод­стве пер­вич­ных след­ствен­ных дей­ствий. Экс­пер­ту же при­шлось оку­нуть­ся во взрыв­ное дело и вер­нуть­ся к изу­че­нию мето­дик про­из­вод­ства взры­во-тех­ни­че­ских иссле­до­ва­ний.

Опыт кое-какой был. Уже при осмот­ре места про­ис­ше­ствия спе­ци­а­ли­ст по опе­ра­тив­ной фото­гра­фии служ­бы Ста­ро­жиц­кий Сер­гей Вик­то­ро­вич выехал на место про­ис­ше­ствия с целью фик­са­ции обста­нов­ки и име­ю­щих­ся веще­ствен­ных дока­за­тель­ств, глав­ным обра­зом, взо­рван­ной авто­ма­ши­ны Акчу­ри­на и всех сле­дов взры­ва в виде остат­ков само­дель­но­го взрыв­но­го устрой­ства и взрыв­ча­тых веще­ств, всё это сопро­вож­дая фото­съём­кой и изъ­я­ти­ем обна­ру­жен­ных мате­ри­аль­ных объ­ек­тов. Когда весь мате­ри­ал был достав­лен в лабо­ра­то­рию УКГБ, Борис Евстиг­не­ев с началь­ни­ком след­ствен­но­го под­раз­де­ле­ния Про­да­но­вым Миха­и­лом Нико­ла­е­ви­чем ста­ли «кол­до­вать» над вещ­до­ка­ми и фото­сним­ка­ми, вно­вь тща­тель­но про­из­ве­ли осмотр всех пред­став­лен­ных объ­ек­тов. Осо­бен­но экс­пер­та инте­ре­со­ва­ли оскол­ки кор­пу­са взрыв­но­го устрой­ства, остат­ки (части­цы) взрыв­ча­тых веще­ств и их лока­ли­за­ция на месте про­ис­ше­ствия. с взрыв­ча­тым веще­ством более-менее было понят­но: тре­бо­ва­лось про­ве­сти тра­ди­ци­он­ную хими­че­скую экс­пер­ти­зу на пред­мет хим­фи­з­со­ста­ва собран­ных частиц веще­ства, а затем по соста­ву опре­де­лить и вид взрыв­чат­ки. А вот отно­си­тель­но оскол­ков кор­пу­са было послож­нее. Нуж­но было поду­мать, как в этом слу­чае при­ме­нить метод моде­ли­ро­ва­ния для вос­ста­нов­ле­ния (рестав­ра­ции) кор­пу­са. Для это­го сна­ча­ла нуж­но про­ве­сти несколь­ко судеб­ных экс­пер­тиз, и в заклю­че­ние – ком­плекс­ную. Вот такая науч­ная казу­и­сти­ка. Во-пер­вых, опре­де­лить, какие кон­крет­но нуж­но про­ве­сти экс­пер­ти­зы. И, во-вто­рых, в какой после­до­ва­тель­но­сти, как сей­час бы ска­за­ли, раз­ра­бо­тать алго­ритм. В тот пери­од нау­ка сле­до­ва­те­лей таким пре­муд­ро­стям ещё не воору­жи­ла.

Для рестав­ра­ции кор­пу­са взрыв­но­го устрой­ства исполь­зо­ва­лись все обна­ру­жен­ные оскол­ки, части­цы и даже мик­ро­ча­сти­цы (почти пылин­ки). Спо­со­бы рестав­ра­ции при­ме­ня­ли самые раз­но­об­раз­ные: мет­ри­че­ские дан­ные, физи­че­ский и хими­че­ский соста­вы частиц кор­пу­са, цвет (колер) объ­ек­тов иссле­до­ва­ния и дру­гие харак­те­ри­сти­ки. Для этих целей были при­вле­че­ны луч­шие спе­ци­а­ли­сты: тра­со­ло­ги из УВД; физи­ки, хими­ки и меха­ни­ки из СГУ им. Чер­ны­шев­ско­го и Сара­тов­ско­го поли­тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та, экс­пер­ты-кэм­ви­сты из Сара­тов­ской лабо­ра­то­рии судеб­ных экс­пер­тиз, кафед­ры кри­ми­на­ли­сти­ки Сара­тов­ско­го юри­ди­че­ско­го инсти­ту­та им. Д.И.Курского и дру­гих орга­ни­за­ций, a так­же пре­по­да­ва­те­ли Воен­но­го учи­ли­ща хим­за­щи­ты (пиро­тех­ни­ки). Недо­ста­ю­щие части кор­пу­са СВУ вос­ста­нав­ли­ва­ли мето­да­ми по ана­ло­гии с мето­да­ми, при­ме­ня­е­мы­ми в леп­ном искус­стве (с помо­щью вос­ка, пла­сти­ли­на, гли­ны и дру­гих леп­ных масс). В этой рабо­те помо­га­ли спе­ци­а­ли­сты в обла­сти скульп­тур­но­го искус­ства. В конеч­ном ито­ге полу­чи­лась объ­ём­ная модель кор­пу­са. В соот­вет­ствии с вос­ста­нов­лен­ной скуль­пто­ра­ми моде­лью был зака­зан обра­зец кор­пу­са взрыв­но­го устрой­ства. С какой точ­но­стью по срав­не­нию с ори­ги­на­лом был изго­тов­лен обра­зец, ник­то тогда не знал, но копия была изго­тов­ле­на высо­ко ква­ли­фи­ци­ро­ван­ны­ми рабо­чи­ми на радио­при­бор­ном заво­де. В раз­ме­рах же и внеш­нем виде метал­ла кор­пу­са y чеки­стов сомне­ний не было.

 

Макет самодельного взрывного устройства, восстановленный экспертом Евстигнеевым.

Макет само­дель­но­го взрыв­но­го устрой­ства, вос­ста­нов­лен­ный экс­пер­том Евстиг­не­е­вым.

Иден­ти­фи­ка­цию объ­ек­тов, разу­ме­ет­ся, не про­во­ди­ли. Цель же рестав­ра­ции кор­пу­са – ока­зать пси­хо­ло­ги­че­ское воз­дей­ствие на подо­зре­ва­е­мо­го Сло­вес­но­ва Ива­на, кото­рый по вер­сии след­ствия изго­то­вил под­лин­ный экзем­пляр взрыв­но­го устрой­ства, кото­рый впо­след­ствии и явил­ся ору­ди­ем убий­ства Акчу­ри­на Вади­ма. Для убе­ди­тель­но­сти пока­за­ли изго­тов­лен­ный обра­зец, выто­чен­ный из метал­ли­че­ских заго­то­вок, спе­ци­а­ли­стам и экс­пер­там, кото­рые при­ни­ма­ли уча­стие в иссле­до­ва­нии вещ­до­ков и сбо­ре частиц в еди­ное целое с помо­щью скуль­пто­ров. Все выска­за­ли мне­ние, что по внеш­ним при­зна­кам вно­вь изго­тов­лен­ный обра­зец кор­пу­са пол­но­стью соот­вет­ству­ет тем свой­ствам, кото­ры­ми обла­да­ли сохра­нив­ши­е­ся после взры­ва оскол­ки кор­пу­са устрой­ства, при­ме­ня­е­мо­го при совер­ше­нии убий­ства.

Сход­ство объ­ек­тов не есть их иден­тич­но­сть, но игра сто­и­ла свеч. Поэто­му Борис Андре­евич со сле­до­ва­те­лем Про­да­но­вым реши­ли разыг­рать сле­ду­ю­щую сце­ну: Борис Андре­евич при­не­сёт изго­тов­лен­ный обра­зец кор­пу­са само­дель­но­го взрыв­но­го устрой­ства, и уло­жит его на рабо­чем сто­ле сле­до­ва­те­ля, при­крыв макет раз­вёр­ну­той газе­той. Стол сто­ял у окна. Про­да­нов пол­но­стью откро­ет фор­точ­ку у окна таким обра­зом, что когда кто-то рез­ко откро­ет вход­ную дверь, то в каби­не­те воз­ник­нет сквоз­няк  и даже при лёг­ком дуно­ве­нии воз­ду­ха лист газе­ты сле­тит с лежа­ще­го под ним маке­та, тем самым откры­вая его пол­но­стью. Рас­чёт был на вне­зап­ный пси­хо­ло­ги­че­ский эффект.

Чеки­сты всё пред­ва­ри­тель­но про­ре­пе­ти­ро­ва­ли – полу­ча­ет­ся. И вот на допрос при­хо­дит Сло­вес­нов. Про­да­нов поса­дил его за стол, на кото­ром под газе­той лежал обра­зец, сам сел с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны сто­ла, открыл фор­точ­ку. Евстиг­не­ев сле­дом вхо­дит в каби­нет сле­до­ва­те­ля, рез­ко откры­ва­ет вход­ную дверь, воз­ни­ка­ет сквоз­няк, лист газе­ты сле­та­ет с образ­ца.

Рас­чёт ока­зал­ся вер­ным. Оше­лом­лён­ный уви­ден­ным, Сло­вес­нов неожи­дан­но закри­чал, пока­зы­вая на обра­зец, изго­тов­лен­ный по зака­зу след­ствия нa заво­де: «Я кля­нусь, что сде­лал все­го одно устрой­ство, а это не моё!»

После это­го он подроб­но рас­ска­зал сле­до­ва­те­лю, что он лич­но изго­то­вил «бом­бу» за 12000 руб­лей по зака­зу бри­га­ди­ра руб­щи­ков мяса Ани­си­мо­ва Юрия с целью убий­ства Акчу­ри­на и сам уста­но­вил его в маши­не таким обра­зом, что взрыв про­изой­дёт в тот момент, когда Акчу­рин нач­нёт заво­дить дви­га­тель маши­ны. Так всё и про­изо­шло».

Сло­вес­нов Иван и Ани­си­мов Юрий были осуж­де­ны к дли­тель­ным сро­кам лише­ния сво­бо­ды.