В России уже несколько лет идёт тихая, вежливая национализация

Свежий пример мягкой национализации – государственный банк «ВТБ» выкупил 29,1% акций крупнейшей российской ритейловой сети «Магнит».

Не госу­дар­ство на служ­бе кор­по­ра­ций, а кор­по­ра­ции на служ­бе госу­дар­ства.

О том, что в В Рос­сии уже несколь­ко лет идёт тихая, веж­ли­вая наци­о­на­ли­за­ция, я пишу всё те же несколь­ко лет. Мам­ки­ны рево­лю­ци­о­не­ры всех мастей каж­дый раз исте­рич­но кри­чат «Нет, вы всё врё­ти», но про­тив прав­ды не попрёшь.

Пер­вая вол­на наци­о­на­ли­за­ции (из тех, что я отсле­дил, а воз­мож­но были и ранее) была вес­ной 2014 года, когда на эко­но­ми­ку Рос­сии были нало­же­ны пер­вые санк­ции в свя­зи с крым­ским рефе­рен­ду­мом. Тогда санк­ции суще­ствен­но сни­зи­ли цены акций круп­ных рос­сий­ских ком­па­ний на фон­до­вом рын­ке, и госу­дар­ство выку­пи­ло суще­ствен­ное их коли­че­ство со зна­чи­тель­ным дис­кон­том, замет­но уве­ли­чив свою долю в боль­шин­стве круп­ных госкор­по­ра­ций.

С тех пор доля госу­дар­ства в эко­но­ми­ке непре­рыв­но рас­тёт. Пред­ста­ви­тель пар­тии «Ябло­ко» Арте­мьев, сидя­щий в Феде­раль­ной анти­мо­но­поль­ной служ­бе (ФАС) пишет исте­рич­ные ста­тьи о «нега­тив­ном вли­я­нии уси­ле­ния госу­дар­ства в эко­но­ми­ке». «Луч­ший мини­стр финан­сов» Куд­рин бьёт­ся голо­вой в исте­ри­ке, тре­буя хоть что-нибудь сроч­но при­ва­ти­зи­ро­вать (ну или хотя бы пока­зать его люби­мый фильм про Саха­ро­ва).

А госу­дар­ство, как и поло­же­но зре­лой кор­по­ра­ции, спо­кой­но и мето­дич­но под­ми­на­ет под себя все стра­те­ги­че­ские отрас­ли. При этом част­ных инве­сто­ров впол­не себе пус­ка­ют, но на наших усло­ви­ях, с сохра­не­ни­ем за госу­дар­ством кон­троль­но­го паке­та. День­ги давай, но рулить всё рав­но будет госу­дар­ство. Види­мо не я один такой умный, и в пра­ви­тель­стве тоже чита­ли рабо­ты Гил­бр­эй­та о «новом соци­а­лиз­ме».

И вот све­жий при­мер мяг­кой наци­о­на­ли­за­ции — госу­дар­ствен­ный банк «ВТБ» выку­пил 29,1% акций круп­ней­шей рос­сий­ской ритей­ло­вой сети «Маг­нит» (полу­чив бло­ки­ру­ю­щий пакет и став таким обра­зом круп­ней­шим дер­жа­те­лем акций). Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство остав­ших­ся акци­о­не­ров состав­ля­ют мино­ри­та­рии, и при необ­хо­ди­мо­сти ску­пить акции до кон­троль­но­го паке­та не соста­вит осо­бо­го тру­да. Госу­дар­ство, кста­ти, выку­па­ет акции тра­ди­ци­он­но очень гра­мот­но, на ниж­нем пике цены. Если на верх­нем пике акции «Маг­ни­та» сто­и­ли почти 12 тысяч руб­лей за шту­ку, то «ВТБ» выку­пил их, дождав­шись, пока цена упа­дёт в 2,6 раза — до 4,5 тысяч. Одно из пер­вых пра­вил трей­де­ра «Buy low» — поку­пай, пока низ­ко. Мои апло­дис­мен­ты.

Что­бы ниве­ли­ро­вать зна­че­ние это­го собы­тия сра­зу же были спу­ще­ны с цепей все либе­раль­ные «иск­пер­ды» и «ика­нам­из­ды» типа Пота­пен­ко, кото­рые сра­зу же выва­ли­ли весь стан­дарт­ный набор сво­их кли­ше — от «спас­ли оли­гар­ха Галиц­ко­го от разо­ре­ния» до «заста­ви­ли про­дать, отжа­ли нажи­тое непо­силь­ным тру­дом». Вы уже опре­де­ли­тесь, что врать, и при­дер­жи­вай­тесь одной вер­сии, пото­му что эти две друг дру­гу пря­мо про­ти­во­ре­чат. И обе лжи­вые. Гос­по­дин Галиц­кий уже несколь­ко меся­цев назад давал интер­вью, в кото­ром гово­рил, что очень устал, мно­го лет управ­ле­ния круп­ной ком­па­ни­ей — это пер­ма­нент­ный стресс, что у него про­бле­мы со здо­ро­вьем и он не может спать без сно­твор­но­го (пони­мая, какая это еже­днев­ная нагруз­ка на нер­вы, я охот­но ему верю). Чело­век дав­но хочет уйти от дел, занять­ся раз­ви­ти­ем юно­ше­ско­го фут­бо­ла — не для зара­бот­ка, а для души, и име­ет на это пол­ное пра­во. И попыт­ки пле­вать ему в спи­ну со сто­ро­ны неко­то­рых либе­раль­ных «икс­пер­дов» выгля­дят жал­ко и под­ло.

Но вер­нём­ся к эко­но­ми­че­ско­му зна­че­нию этой сдел­ки.

Вме­ша­тель­ство госу­дар­ства в рынок роз­нич­ной тор­гов­ли дав­но назре­ло. Я уже неод­но­крат­но писал, что нали­чие все­го несколь­ких круп­ных игро­ков при­ве­ло к ситу­а­ции, когда нали­че­ству­ют все при­зна­ки кар­тель­но­го сго­во­ра, и цены на про­дук­ты пита­ния рас­тут без реаль­ных для это­го осно­ва­ний. При­чём рас­тут цены не у про­из­во­ди­те­лей, а имен­но в роз­нич­ных сетях (где нацен­ка и так зна­чи­тель­ная). А гос­по­дин «яблоч­ник» Арте­мьев закры­ва­ет на это гла­за (откро­вен­но лоб­би­руя так­же инте­ре­сы ряда табач­ных, алко­голь­ных и фар­ма­цев­ти­че­ских ком­па­ний). Тепе­рь же госу­дар­ство смо­жет вли­ять на цено­об­ра­зо­ва­ние в этом сек­то­ре изнут­ри, непо­сред­ствен­но (эффект, прав­да, про­явит­ся толь­ко через несколь­ко меся­цев, когда новый менедж­мент вой­дёт в курс дел и наве­дёт поря­док). Более того, уже после частич­ной наци­о­на­ли­за­ции сеть «Маг­нит» и «Поч­та Рос­сии» заклю­чи­ли согла­ше­ние о сов­мест­ной опти­ми­за­ции логи­сти­ки и созда­нии общей сети достав­ки това­ров.

Как отме­ча­ет ана­ли­тик «Газ­пром Неф­ти» Юрий Бело­ус:

— Маг­нит: 16 350 мага­зи­нов, 6 089 гру­зо­ви­ков, 37 реги­о­наль­ных рас­пре­де­ли­тель­ных цен­тров, 280 000 сотруд­ни­ков. Выруч­ка 1,1 трлн руб.

— Поч­та Рос­сии: 45 000 отде­ле­ний, 350 000 сотруд­ни­ков. Достав­ля­ет 51% зака­зов из Интер­нет-мага­зи­нов.

— Все это нуж­но помно­жить на опыт ВТБ в интер­нет-реше­ни­ях и почти неогра­ни­чен­ные финан­со­вые ресур­сы.

Фак­ти­че­ски мы видим созда­ние в Рос­сии мощ­ной логи­сти­че­ской струк­ту­ры, ана­ло­гич­ной «Amazon» и «Alibaba». При том, что рынок элек­трон­ной ком­мер­ции явля­ет­ся одним из самых быст­ро­рас­ту­щих, а пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин неод­но­крат­но заяв­лял, что нашей зада­чей явля­ет­ся постро­е­ние «циф­ро­вой эко­но­ми­ки».

Одна­ко, готовь­тесь — мы ещё уви­дим и сопро­тив­ле­ние со сто­ро­ны «яблоч­ни­ка» Арте­мье­ва, и вопли наём­ных жур­на­ли­стов и экс­пер­тов (про­пла­чен­ных кон­ку­рен­та­ми «Маг­ни­та»), рас­ска­зы­ва­ю­щих, как это всё пло­хо и непра­виль­но.

Как гово­рит­ся, «учи­те поли­си, они рулезь». Если вы пони­ма­е­те глу­бин­ные при­чи­ны про­ис­хо­дя­щих про­цес­сов и види­те реаль­ные инте­ре­сы игро­ков, то вас ста­но­вит­ся прак­ти­че­ски невоз­мож­но раз­ве­сти на пустую (хотя даже ино­гда и кра­си­вую) аги­та­цию.