Русские выиграли информационную войну: как теперь с ними справиться

© РИА Новости / Алексей Никольский© РИА Новости / Алексей Никольский

ria.ru 

В гло­баль­ной общи­не непри­ми­ри­мых рос­сий­ских оппо­зи­ци­о­не­ров осмыс­ля­ют новую реаль­но­сть. Вооб­ще рос­сий­ская непри­ми­ри­мая оппо­зи­ция — это, пожа­луй, самая интер­на­ци­о­наль­ная из всех оппо­зи­ций. В нее вхо­дят не толь­ко жите­ли Рос­сии и граж­да­не Рос­сий­ской Феде­ра­ции, про­жи­ва­ю­щие за рубе­жом, но и быв­шие граж­да­не Рос­сий­ской Феде­ра­ции, дав­но став­шие под­дан­ны­ми иных стран. В ее рядах — даже граж­да­не одной стра­ны, утвер­жда­ю­щей, что она с Рос­си­ей вою­ет (и попро­буй их из рядов оппо­зи­ци­он­ной гвар­дии выго­ни).

…Ну так вот. Вопрос, кото­рый этой миро­вой общи­не сей­час при­хо­дит­ся решать, суров: поче­му кам­па­ния про­те­ста, раз­вер­ну­тая в Руне­те, не сра­бо­та­ла от сло­ва «совсем»?

При­сут­ствие непри­ми­ри­мых анти­пу­тин­цев в интер­нет-СМИ и соц­се­тях было если не подав­ля­ю­щим, то по мень­шей мере рав­ным «про­пу­тин­ско­му». А сум­мар­ный выхлоп про­тестных уси­лий «анти­си­стем­ных кан­ди­да­тов» и бой­ко­ти­ру­ю­ще­го «поли­ти­ка, кото­ро­го боит­ся Путин», — ока­зал­ся каким-то жал­ким.

Нет, резуль­тат их жалок не в том смысле, что про­го­ло­со­вав­шие за К. А. Соб­чак и Г. А. Явлин­ско­го пара мил­ли­о­нов наших сограж­дан — жал­кие ничтож­ные лич­но­сти. И не в том смысле, что десят­ки или, может, даже сот­ни тысяч наших сограж­дан, дей­стви­тель­но созна­тель­но послу­шав­ших­ся при­зы­ва «бой­ко­ти­ро­вать фарс», — жал­кие. Нет, все они пол­но­прав­ные граж­да­не стра­ны.

Их про­бле­ма в дру­гом. Несмот­ря на то что эти люди пред­став­ля­ют собой мень­шин­ство — они при этом мень­шин­ство, если мож­но так выра­зить­ся, инфор­ма­ци­он­но гипе­р­ак­тив­ное. И пото­му это мень­шин­ство обыч­но счи­та­ет себя не про­сто пол­но­прав­ным, но чем-то боль­шим.

Это у обыч­но­го поль­зо­ва­те­ля и интер­нет обыч­ный. То есть для лич­ных целей — в основ­ном для пере­пис­ки с близ­ки­ми, про­смот­ра кино и хра­не­ния музы­ки.

А про­дви­ну­тый анти­пу­тин­ский поль­зо­ва­тель, даже если он изра­иль­ская домо­хо­зяй­ка в годах, — это еже­днев­ная фаб­ри­ка лай­ков, ком­мен­та­ри­ев и репо­стов, про­из­во­дя­щая и рас­про­стра­ня­ю­щая поли­ти­че­ский кон­тент кило­тон­на­ми. Не гово­ря уже об армии при­бал­тий­ских, укра­ин­ских, закав­каз­ских и сред­не­ази­ат­ских диван­ных бор­цов с импе­ри­ей. Не гово­ря уже о диван­ных кор­пу­сах анти­им­пер­ско­го сопро­тив­ле­ния в самой Рос­сии — мос­ков­ском, питер­ском, ураль­ском и сибир­ском.

© РИА Ново­сти / Вита­лий Бело­усов

Но глав­ное — это мень­шин­ство при­вык­ло почи­тать себя не про­сто актив­ным, но еще и инфор­ма­ци­он­но эффек­тив­ным. В силу сво­их око­ло­ин­тел­лек­ту­аль­ных дипло­мов и про­сто сослов­ных тра­ди­ций — оно при­вык­ло думать, что обла­да­ет куда боль­шим мастер­ством в изло­же­нии сво­ей поли­ти­че­ской пози­ции. Куда убе­ди­тель­нее и ярче нахо­дит сло­ва. Куда луч­ше уме­ет «досту­чать­ся».

И поэто­му делал­ся вывод: каж­дый пред­ста­ви­тель это­го интел­лек­ту­аль­но­го мень­шин­ства, без­услов­но, сто­ит сот­ни обыч­ных пас­сив­ных поль­зо­ва­те­лей инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства. Про­сто по уров­ню про­из­во­ди­мо­го им инфор­ма­ци­он­но­го шума и ока­зы­ва­е­мо­го вли­я­ния.

И не то что­бы у них совсем не было осно­ва­ний рас­счи­ты­вать на успех. Хотя бы огра­ни­чен­ный.

Во-пер­вых, на сто­ро­не гло­баль­но­го интер­на­ци­о­на­ла рос­сий­ских оппо­зи­ци­о­не­ров был доволь­но вну­ши­тель­ный пакет СМИ. Начи­ная от бри­тан­ских и аме­ри­кан­ских, с отча­ян­ным упор­ством повто­ряв­ших ман­тру о «глав­ном кон­ку­рен­те Пути­на, при­звав­шим бой­ко­ти­ро­вать выбо­ры», и закан­чи­вая гер­ман­ски­ми, вдум­чи­во разъ­яс­ня­ю­щи­ми рос­сий­ско­му чита­те­лю, как луч­ше выра­зить свой про­те­ст про­тив Крем­ля: «Остать­ся дома, как при­зы­ва­ет Наваль­ный, или испор­тить бюл­ле­тень, как сове­ту­ет Ходор­ков­ский? Чем бой­кот отли­ча­ет­ся от про­тестно­го голо­со­ва­ния и как при­ня­тое реше­ние повли­я­ет на выбор­ный процесс?»(На этом месте нуж­но было рито­ри­че­ски спро­сить: и эти люди обви­ня­ют Рос­сию в попыт­ках вме­ша­тель­ства в свои выбо­ры? Но на этот вопрос дав­но уже есть ответ. Пра­виль­ные стра­ны вме­ши­ва­ют­ся в чужие выбо­ры пра­виль­но, ради добра. Стра­ны непра­виль­ные, вро­де Рос­сии — во имя зла.)

Во-вто­рых, инфор­ма­ци­он­но гипе­р­ак­тив­ное мень­шин­ство опе­ре­жа­ю­щи­ми тем­па­ми осва­и­ва­ет так­же и новые медиа­про­стран­ства. Напри­мер, из попу­ляр­ных поли­ти­че­ских теле­грам-кана­лов явное боль­шин­ство носит отчет­ли­во оппо­зи­ци­он­ный харак­тер. В-тре­тьих, ауди­то­ри­ей это­го мень­шин­ства явля­ет­ся рос­сий­ский «меди­а­класс» — в том числе доволь­но обшир­ная про­слой­ка работ­ни­ков офи­ци­оз­ных СМИ, при­вык­ших ходить с фига­ми в кар­ма­нах и счи­та­ю­щих себя жерт­ва­ми обсто­я­тель­ств. А пото­му лай­ка­ю­щих и репо­стя­щих инфор­ма­цию, бичу­ю­щую совре­мен­ную Рос­сию, с удво­ен­ным энту­зи­аз­мом.

…Ну так вот.

Как пока­за­ла прак­ти­ка, все это интер­нет-само­ува­же­ние гипе­р­ак­тив­но­го анти­го­су­дар­ствен­но­го мень­шин­ства ока­за­лось дутым. То есть оно не суме­ло кон­вер­ти­ро­вать­ся ни в бой­кот, ни в про­тестное голо­со­ва­ние. Оно очень мно­го себя чита­ло, лай­ка­ло и репо­сти­ло, но поче­му-то так и оста­лось в сво­ем трех­про­цент­ном гет­то.

© Фото : пресс-служ­ба адми­ни­стра­ции Крас­но­дар­ско­го края Кон­церт-митинг, при­уро­чен­ный к чет­вер­той годов­щи­не вос­со­еди­не­ния Кры­ма с Рос­си­ей в Крас­но­да­ре

У меня есть вер­сия, поче­му так.

Шту­ка вся в том, что на пла­не­те нет, навер­ное, обще­ства, кото­рое было бы более устой­чи­вым перед инфор­ма­ци­он­ным дав­ле­ни­ем, чем рус­ское обще­ство.

Еще до мас­со­во­го при­ше­ствия интер­не­та (и наступ­ле­ния усто­яв­шей­ся «путин­ской эры») рос­сий­ский избиратель/читатель/телезритель про­жил пол­то­ра деся­ти­ле­тия под нату­раль­ной инфор­ма­ци­он­ной дик­та­ту­рой. Рос­сий­ско­му граж­да­ни­ну с утра до ночи из каж­до­го утю­га твер­ди­ли, что стра­на его раз­ва­ли­ва­ет­ся и это хоро­шо, что про­шлое его пре­ступ­но, гор­до­сть его лож­на и наи­луч­шие пер­спек­ти­вы — сва­лить в нор­маль­ную стра­ну. А если не полу­чит­ся — сидеть и не дер­гать­ся.

И рос­сий­ский граж­да­нин эту инфор­ма­ци­он­ную окку­па­цию выдержал.А затем насту­пи­ла эпо­ха мас­со­во­го рус­ско­го интер­не­та. И хотя у «непри­ми­ри­мых», без­услов­но, была фора (интер­нет в первую оче­редь рас­про­стра­нил­ся по мега­по­ли­сам, где его отца­ми-осно­ва­те­ля­ми ста­ли лица, поз­же чуть ли не в пол­ном соста­ве ходив­шие на Болот­ную) — боль­шин­ство уже в 2010-х нача­ло их неумо­ли­мо наго­нять и обго­нять. Про­сто пото­му, что даже очень гипе­р­ак­тив­ные мень­шин­ства, само­утвер­жда­ю­щи­е­ся за счет боль­шин­ства, послед­нее при нали­чии выбо­ра читать и слу­шать не ста­нет.

А выбор у боль­шин­ства появил­ся. И в виде «госу­дар­ствен­ни­че­ских» СМИ, и в виде само­паль­ной пат­ри­о­ти­че­ской бло­го­сфе­ры.

И в ито­ге ока­за­лось, что все аги­та­ци­он­ные и про­па­ган­дист­ские мощ­но­сти оппо­зи­ци­он­ных теле­грам- и ютьюб-кана­лов, и фейс­бук-групп, и ВК-паб­ли­ков, и могу­чих праж­ских и риж­ских рус­ско­языч­ных изда­ний с про­дви­ну­тым дизай­ном и кру­ты­ми при­блу­да­ми, и все­го в этом роде — замкну­ты соб­ствен­но на себя же. На меж­ду­на­род­ный рус­ско­языч­ный оппо­зи­ци­он­ный меди­а­класс.

В част­но­сти — так полу­чи­лось еще и пото­му, что эта закры­тая общи­на так и не суме­ла выра­бо­тать нор­маль­но­го ува­жи­тель­но­го язы­ка обще­ния с боль­шин­ством. Ниче­го кре­а­тив­нее «жалест­ных» исто­рий о том, как «встре­тил в мага­зи­не ста­руш­ку, пытав­шу­ю­ся по акции купить два апель­си­на», о граж­да­нах они не при­ду­ма­ли. В основ­ном же вся их поли­ти­че­ская лири­ка стро­и­лась на изде­ва­тель­стве над «послушным/доверчивым боль­шин­ством». На тра­ги­че­ской люб­ви к себе, умным и кра­си­вым. И на пере­чис­ле­нии раз­ли­чий меж­ду умны­ми и талант­ли­вы­ми собой и серой моно­хром­ной мас­сой.

То есть эти ребя­та осво­и­ли какие-то новые СМИ, новые фор­ма­ты и новые сети.Но в глав­ном они так ниче­му и не научи­лись. Напри­мер, про­стой исти­не: «Если ты обра­ща­ешь­ся к людям, в боль­шин­стве сво­ем деся­ть лет голо­со­вав­шим за В. В. Пути­на, то како­го чер­та ты глу­мишь­ся над их выбо­ром? Ты уве­рен, что имен­но так заво­е­вы­ва­ют серд­ца?»

…В ито­ге сего­дня раз­би­тые при оче­ред­ном штур­ме Крем­ля инфор­ма­ци­он­ные вой­ска ведут дис­кус­сию о буду­щем.

Одни, как и после каж­дых выбо­ров в Рос­сии, мрач­но про­ро­чат о том, что тепе­рь-то тупое боль­шин­ство напла­чет­ся, а мы его и жалеть не ста­нем, само вино­ва­то.

Дру­гие пыта­ют­ся выру­лить в кон­струк­тив и пред­ла­га­ют вме­сто борь­бы с неодо­ли­мой силой влить­ся в нее и изме­нить изнут­ри: «Нам всем нуж­но научить­ся жерт­во­вать. Сво­ей гор­ды­ней, сво­и­ми при­вя­зан­но­стя­ми, сво­ей любо­вью, сво­ей судь­бой и сво­ей жиз­нью. Нам не побе­дить Пути­на. Ника­ки­ми шестви­я­ми, бой­ко­та­ми и замет­ка­ми. Режим мож­но лишь поме­нять изнут­ри. Если вы хоти­те изме­нить Рос­сию, полю­би­те Пути­на. Полю­би­те его и хра­ни­те ему вер­но­сть. Что­бы когда-нибудь отдать вам власть, он дол­жен быть уве­рен, что вы его не пре­да­ди­те. Иди­те рабо­тать во власть» и так далее.

При­зыв, конеч­но, пуга­ю­щий (с точ­ки зре­ния нас, боль­шин­ства). Но мало­ре­а­ли­зу­е­мый — ведь для его выпол­не­ния бое­во­му непри­ми­ри­мо­му мень­шин­ству при­дет­ся отка­зать­ся от соб­ствен­ной при­ро­ды. А это едва ли воз­мож­но.