Гибридная война и мировая политика

1.Специфика  совре­мен­ной ситу­а­ции в мире

Профессор, доктор политических наук Панарин Игорь Николаевич

Про­фес­сор, док­тор поли­ти­че­ских наук
Пана­рин Игорь Нико­ла­е­вич

Состо­яв­ший­ся 5 июня 2018 г.  пер­вый после  три­ум­фаль­ной побе­ды В.Путина на пре­зи­дент­ских выбо­рах, визит в Австрию про­шел успеш­но, раз­вив пози­тив­ную май­скую внеш­не­по­ли­ти­че­скую тен­ден­цию (визи­ты А.Меркель, Мак­ро­на и Э.Макрона, С.Абэ). В какой то мере пере­го­во­ры в Вене яви­лись завер­ша­ю­щим уда­ром про­ры­ва инфор­ма­ци­он­но-дипло­ма­ти­че­ской бло­ка­ды, созда­ва­е­мой вокруг Рос­сии в 2018 году  глав­ным исто­ри­че­ским вра­гом Рос­сии  – Лон­до­ном.

Вме­сте с тем, успо­ка­и­вать­ся рано. Сего­дня есть все осно­ва­ния гово­рить о ради­каль­ном кур­се Лон­до­на – Тре­тье­го Кар­фа­ге­на – на обостре­ние гео­по­ли­ти­че­ской и гео­эко­но­ми­че­ской  ситу­а­ции в мире в целом и созда­ния вокруг Рос­сии Поя­са Неста­биль­но­сти. След­стви­ем это­го ста­ла воз­рос­шая опас­но­сть рас­про­стра­не­ния неста­биль­но­сти  и на тер­ри­то­рию Рос­сии, преж­де все­го с помо­щью тех­но­ло­гий Гибрид­ной вой­ны (дез­ин­фор­ма­ция, тер­ро­ризм и т.д.).  Суще­ству­ет и опас­но­сть  втя­ги­ва­ния Рос­сии  в новую Боль­шую вой­ну, в свя­зи с ситу­а­ци­ей в Сирии, Афга­ни­ста­не и на Укра­и­не.  Вме­сте с тем, выступ­ле­ние с Посла­ни­ем Феде­раль­но­му Собра­нию Пре­зи­ден­та Рос­сии В.Путина 1 мар­та 2018 года, в ходе кото­ро­го он рас­ска­зал о новей­ших воен­ных тех­но­ло­ги­ях Рос­сии (гипер­зву­ко­вая раке­та и т.д.),  явля­ет­ся мощ­ным бло­ки­ра­то­ром на пути Сил Миро­во­го Зла,  стре­мя­щих­ся раз­вя­зать Тре­тью Миро­вую вой­ну. При­ве­дем несколь­ко клю­че­вых цитат из выступ­ле­ния В.Путина:

1.Большую оза­бо­чен­но­сть вызы­ва­ют и неко­то­рые поло­же­ния обнов­лён­но­го обзо­ра ядер­ной стра­те­гии США, в кото­ром рас­ши­ря­ют­ся воз­мож­но­сти сни­же­ния и сни­жа­ет­ся порог при­ме­не­ния ядер­но­го ору­жия. И кулу­ар­но мож­но кого угод­но и как угод­но успо­ка­и­вать, но мы чита­ем то, что напи­са­но. А напи­са­но так, что она может быть пуще­на в ход в ответ на уда­ры обыч­ны­ми воору­же­ни­я­ми или даже на кибе­ру­гро­зу.  Отме­чу, в нашей воен­ной док­три­не Рос­сия остав­ля­ет за собой пра­во исполь­зо­вать ядер­ное ору­жие толь­ко в ответ на при­ме­не­ние про­тив неё или её союз­ни­ков ядер­ных и дру­гих видов ору­жия мас­со­во­го пора­же­ния или в слу­чае агрес­сии про­тив нас с при­ме­не­ни­ем обыч­но­го воору­же­ния, когда под угро­зу постав­ле­но само суще­ство­ва­ние госу­дар­ства. Всё очень чёт­ко, ясно, кон­крет­но. В этой свя­зи счи­таю сво­им дол­гом заявить сле­ду­ю­щее. Любое при­ме­не­ние ядер­но­го ору­жия про­тив Рос­сии или её союз­ни­ков малой, сред­ней, да какой угод­но мощ­но­сти мы будем рас­смат­ри­вать как ядер­ное напа­де­ние на нашу стра­ну. Ответ будет мгно­вен­ным и со все­ми выте­ка­ю­щи­ми послед­стви­я­ми.  Ни у кого на этот счёт не долж­но быть ника­ких сомне­ний.

2.«Не нуж­но созда­вать для мира новых угроз, а нуж­но, наобо­рот, садить­ся за стол пере­го­во­ров и вме­сте думать над обнов­лён­ной, пер­спек­тив­ной систе­мой меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти и устой­чи­во­го раз­ви­тия циви­ли­за­ции. Мы все­гда вам об этом гово­ри­ли. Все эти пред­ло­же­ния оста­ют­ся в силе, Рос­сия к это­му гото­ва».

3.«Наша поли­ти­ка нико­гда не будет осно­вы­вать­ся на пре­тен­зи­ях на исклю­чи­тель­но­сть, мы защи­ща­ем свои инте­ре­сы и ува­жа­ем инте­ре­сы дру­гих стран, руко­вод­ству­ем­ся меж­ду­на­род­ным пра­вом, счи­та­ем незыб­ле­мой клю­че­вую роль ООН».

В насто­я­щее вре­мя  в мире  скла­ды­ва­ет­ся обста­нов­ка, срав­ни­мая с самы­ми серьез­ны­ми кри­зи­са­ми меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний после 1945 года. Мас­штаб­ная высыл­ка рос­сий­ских дипло­ма­тов в мар­те 2018 года, осу­ществ­лен­ная в резуль­та­те ком­плекс­ной бри­тан­ской анти­рос­сий­ской опе­ра­ции Гибрид­ной вой­ны явля­ет­ся  инди­ка­то­ром фор­ми­ро­ва­ния гло­баль­ной анти­рос­сий­ской коа­ли­ции, орга­ни­зо­ван­ной  глав­ным исто­ри­че­ским вра­гом Рос­сии – Вели­ко­бри­та­ни­ей. При этом риск кри­зис­но­го обостре­ния обста­нов­ки может не толь­ко быст­ро, но и вне­зап­но пре­вы­сить поро­го­вые зна­че­ния.  Этот мой тезис под­твер­жда­ет­ся реаль­ны­ми собы­ти­я­ми вес­ны 2018 года. 4 мар­та нача­лась бри­тан­ская  инфор­ма­ци­он­ная анти­рос­сий­ская насту­па­тель­ная опе­ра­ция с яко­бы отрав­ле­ни­ем пре­да­те­ля Скри­па­ля.  Затем 7 апре­ля  бри­тан­ская раз­вед­ка МИ-6  с помо­щью сво­е­го  спец­под­раз­де­ле­ния «Белые Кас­ки» орга­ни­зо­ва­ла новую про­во­ка­цию  – яко­бы  «хими­че­ская ата­ку» в сирий­ской Думе (Восточ­ная Гута), кото­рая  была поста­но­воч­ной съём­кой. Уже  9 апре­ля  Изра­иль нанес удар по авиа­ба­зе Сирии. А 14 апре­ля была осу­ществ­ле­на  воен­ная агрес­сия  НАТО про­тив Сирии. Хотел бы  обра­тить вни­ма­ние на тот факт, что уже через 40 дней после нача­ла бри­тан­ской анти­рос­сий­ской  опе­ра­ции Гибрид­ной вой­ны был нане­сен реаль­ный воен­ный удар  НАТО по Сирии.

Изме­не­ние обще­го харак­те­ра  гео­по­ли­ти­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния  в 21 веке  пред­став­ля­ет­ся настоль­ко оче­вид­ным, что осо­бо и  не тре­бу­ет дока­за­тель­ств.  Важ­ней­шей состав­ля­ю­щей анти­рос­сий­ской стра­те­гии сдер­жи­ва­ния, одоб­рен­ной на сам­ми­те НАТО в Вар­ша­ве (2016 г.), явля­ет­ся гибрид­ная вой­на, кото­рая  систем­но ведет­ся про­тив Рос­сии с целью ее ослаб­ле­ния и раз­ва­ла.

Гибрид­ная вой­на – сово­куп­но­сть мето­дов воен­но-сило­во­го, поли­ти­ко-дипло­ма­ти­че­ско­го, финан­со­во-эко­но­ми­че­ско­го, инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го и инфор­ма­ци­он­но-тех­ни­че­ско­го дав­ле­ния, а так­же тех­но­ло­гий цвет­ных рево­лю­ций, тер­ро­риз­ма и экс­тре­миз­ма, меро­при­я­тий спец­служб, фор­ми­ро­ва­ний сил спе­ци­аль­но­го назна­че­ния, сил спе­ци­аль­ных опе­ра­ций и струк­тур пуб­лич­ной дипло­ма­тии, осу­ществ­ля­е­мых по еди­но­му пла­ну орга­на­ми управ­ле­ния госу­дар­ства, воен­но-поли­ти­че­ско­го бло­ка или ТНК.

Важ­но пони­мать, что ядром, серд­це­ви­ной Гибрид­ной вой­ны явля­ет­ся Инфор­ма­ци­он­ная вой­на.

Цели гибрид­ной вой­ны – пол­ная или частич­ная дез­ин­те­гра­ция госу­дар­ства, каче­ствен­ное изме­не­ние его внут­ри- или внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го кур­са, заме­на госу­дар­ствен­но­го руко­вод­ства на лояль­ные режи­мы, уста­нов­ле­ние над стра­ной внеш­не­го идео­ло­ги­че­ско­го и финан­со­во-эко­но­ми­че­ско­го кон­тро­ля, ее хао­ти­за­ция и под­чи­не­ние дик­та­ту со сто­ро­ны дру­гих госу­дар­ств или ТНК. 

Таким обра­зом,  Рос­сии важ­но учи­ты­вать тен­ден­цию сти­ра­ния раз­ли­чий меж­ду состо­я­ни­ем вой­ны и мира. Все более широ­ко при­ме­ня­ют­ся нево­ен­ные инфор­ма­ци­он­но-идео­ло­ги­че­ские мето­ды воз­дей­ствия с исполь­зо­ва­ни­ем про­тестно­го потен­ци­а­ла насе­ле­ния. И акции про­те­ста после пожа­ра в тор­го­вом цен­тре Куз­бас­са  это нагляд­но про­де­мон­стри­ро­ва­ли. Эти сред­ства борь­бы допол­ня­ют­ся воен­ны­ми мера­ми скры­то­го харак­те­ра, в том числе инфор­ма­ци­он­ным про­ти­во­бор­ством и дей­стви­я­ми сил спе­ци­аль­ных опе­ра­ций.

2.Операция британской разведки МИ-6  «СКРИПАЛЬ»: Информационное оружие опаснее  ядерного

Совер­шен­но вер­ный  ана­лиз бри­тан­ским коз­ням дала 13 мар­та 2018 года вице-спи­кер Гос­ду­мы Ири­на Яро­вая, ком­мен­ти­руя обви­не­ния Рос­сии в при­част­но­сти к отрав­ле­нию С.Скрипаля :«Сего­дня гораз­до более опас­ное ору­жие — не ядер­ное, не какое-то дру­гое, а инфор­ма­ци­он­ное. И то, что в отно­ше­нии Рос­сии запу­ще­на такая маши­на инфор­ма­ци­он­ной ата­ки, это гово­рит о том, что фак­ти­че­ски речь идет об ору­жии мас­со­во­го пора­же­ния« (теле­ка­нал «Рос­сия»).

При­ве­дем  неболь­шую хро­но­ло­гию собы­тий.

Отрав­ле­ние С.Скрипаля—инци­дент, про­изо­шед­ший 4 мар­та 2018 г. в г. Сол­с­бе­ри (Вели­ко­бри­та­ния) с пре­да­те­лем  и его 33-лет­ней доче­рью Юли­ей, граж­дан­кой Рос­сии, при­е­хав­шей из Моск­вы наве­стить отца.

14 мар­та 2018 г. Тере­за Мэй офи­ци­аль­но обви­ни­ла Рос­сию в попыт­ке убий­ства Скри­па­ля и его доче­ри. Мэй объ­яви­ла, что в ответ на отрав­ле­ние будут при­оста­нов­ле­ны дву­сто­рон­ние кон­так­ты с Рос­си­ей на высо­ком уров­не и что из Вели­ко­бри­та­нии будут высла­ны 23 рос­сий­ских дипло­ма­та

15 мар­та лиде­ры США, Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции и Гер­ма­нии высту­пи­ли с сов­мест­ным заяв­ле­ни­ем, в кото­ром осу­ди­ли отрав­ле­ние Скри­па­ля и его доче­ри и обви­ни­ли Моск­ву в орга­ни­за­ции хими­че­ской ата­ки. В заяв­ле­нии ата­ка была назва­на «пося­га­тель­ством на суве­ре­ни­тет Вели­ко­бри­та­нии» и «явным нару­ше­ни­ем  Кон­вен­ции по хими­че­ско­му ору­жию и меж­ду­на­род­но­го пра­ва».

16 мар­та След­ствен­ный коми­тет Рос­сии воз­бу­дил уго­лов­ное дело по ста­тье 105.2 пункт «е» УК РФ (поку­ше­ние на убий­ство, совер­шен­ном общео­пас­ным спо­со­бом) в свя­зи с фак­том поку­ше­ния на убий­ство граж­дан­ки Рос­сий­ской Феде­ра­ции Юлии Скри­паль

21 мар­та  - бри­финг для ино­стран­ных послов по ситу­а­ции со Скри­па­лем – вели­ко­леп­но вел  дирек­тор депар­та­мен­та МИД Рос­сии Вла­ди­мир Ерма­ков.

3 апре­ля  – гла­ва бри­тан­ской лабо­ра­то­рии «Пор­тон-Даун» Г.Эйткенхэд заявил, что не может под­твер­дить, что нерв­но-пара­ли­ти­че­ский газ, кото­рым был отрав­лен С.Скрипаль и его дочь, про­из­ве­ден в Рос­сии. Как он заклю­чил, в лабо­ра­то­рии не опре­де­ли­ли его про­ис­хож­де­ние, но предо­ста­ви­ли науч­ную инфор­ма­цию бри­тан­ско­му пра­ви­тель­ству, кото­рое затем исполь­зо­ва­ло ряд дру­гих источ­ни­ков, что­бы сде­лать выво­ды.

4 апре­ля – гла­ва СВР С.Нарышкин на МСИС-2018 заявил о про­во­ка­ции бри­тан­ских спец­служб (посол Рос­сии  в Вели­ко­бри­та­нии А.Яковенко ска­зал об этом 2 апре­ля).

Под­ве­дем неко­то­рые ито­ги. Как пока­зал ход стра­те­ги­че­ской насту­па­тель­ной инфор­ма­ци­он­ной опе­ра­ции бри­тан­ской раз­вед­ки МИ-6 (яко­бы отрав­ле­ние пре­да­те­ля Скри­па­ля), теку­щий меха­низм про­ти­во­дей­ствия инфор­ма­ци­он­ным опе­ра­ци­ям Вели­ко­бри­та­нии и Запа­да  в целом, со сто­ро­ны рос­сий­ских госу­дар­ствен­ных  струк­тур  мало­про­дук­ти­вен и бес­си­сте­мен, так как реаль­ное реа­ги­ро­ва­ние нача­лось лишь уже после ско­ла­чи­ва­ния анти­рос­сий­ской коа­ли­ции. Поми­мо опе­ра­тив­но­го реа­ги­ро­ва­ния на нарас­та­ю­щие акции гибрид­ной вой­ны, веду­щей­ся про­тив Рос­сии, вла­стям Рос­сии важ­но осо­знать , что огра­ни­чи­вать­ся лишь обо­ро­ни­тель­ной пози­ци­ей мало­пер­спек­тив­но. Необ­хо­ди­мо пред­при­ни­мать не толь­ко упре­жда­ю­щие меры и контр­ме­ры, но и актив­но осу­ществ­лять про­ду­ман­ные систем­ные дей­ствия насту­па­тель­но­го харак­те­ра.

3. О работе на упреждение и опережение 

Спо­соб­но­сть упре­ждать и опе­ре­жать ста­но­вит­ся опре­де­ля­ю­щим пре­иму­ще­ством в ходе уси­ли­ва­ю­щей­ся Гибрид­ной Миро­вой Вой­ны

Нель­зя ска­зать, что у руко­вод­ства нашей стра­ны нет пони­ма­ния, что это важ­ная сфе­ра. Частич­но эта инфор­ма­ци­он­ная рабо­та про­во­дит­ся, но про­тив нас ведет­ся систем­ная мно­го­лет­няя рабо­та, кото­рая тре­бу­ет систем­но­го стра­те­ги­че­ско­го отве­та, кото­ро­го пока нет.

Любо­пыт­ны в этом кон­тек­с­те резуль­та­ты экс­перт­но­го опро­са, про­ве­ден­но­го мною в мар­те 2018 года.

На Ваш взгляд, како­ва эффек­тив­но­сть рос­сий­ской систе­мы инфор­ма­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства   (в бал­лах от 1 до 10) 

  • А) в ходе опе­ра­ции по уни­что­же­нию ИГИЛ в Сирии = 8 бал­лов
  • Б) в ходе так назы­ва­е­мо­го «хакер­ско­го скан­да­ла» на пре­зи­дент­ских выбо­рах в США – 3,5 бал­ла
  • С) в ходе допинг-скан­да­ла с рос­сий­ски­ми олим­пий­ца­ми = 3 бал­ла
  • Д) в ходе скан­да­ла с аре­стом рос­сий­ской  дипло­ма­ти­че­ской соб­ствен­но­сти в США- 2,5 бал­ла
  • Е) в ходе скан­да­ла с яко­бы отрав­ле­ни­ем пре­да­те­ля Скри­па­ля в бри­тан­ском Сол­с­бе­ри .- 3,5 бал­ла

Основ­ная про­бле­ма Рос­сии  – отсут­ствие орга­ни­за­ци­он­ных меха­низ­мов, коор­ди­на­ци­он­ных струк­тур. Для эффек­тив­но­го веде­ния инфор­ма­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства, с моей точ­ки зре­ния, необ­хо­ди­мо создать госу­дар­ствен­ную систе­му мини­стер­ств  и  ведом­ств, задей­ство­ван­ных в алго­рит­ме про­ве­де­ния инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций (обо­ро­ни­тель­ных и насту­па­тель­ных).

Нужен так­же Госу­дар­ствен­ный Совет по инфор­ма­ци­он­но­му про­ти­во­бор­ству при пре­зи­ден­те Рос­сии, в реги­о­нах – при пол­пре­дах пре­зи­ден­та, у гла­вы госу­дар­ства дол­жен появить­ся соот­вет­ству­ю­щий совет­ник.

 Систе­ма инфор­ма­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства Рос­сии может быть сфор­ми­ро­ва­на в таком виде:

Клю­че­вые зве­нья (Пред­ло­же­ния):

  1. Госу­дар­ствен­ный Совет по Инфор­ма­ци­он­но­му про­ти­во­бор­ству (ГСИП), вклю­ча­ю­щий пред­ста­ви­те­лей Адми­ни­стра­ции Пре­зи­ден­та Рос­сии, Пра­ви­тель­ства Рос­сии, Аппа­ра­та Сове­та Без­опас­но­сти, заин­те­ре­со­ван­ных мини­стер­ств и ведом­ств, струк­тур пуб­лич­ной дипло­ма­тии, медиа­со­об­ще­ства, биз­не­са, поли­ти­че­ских пар­тий, НПО.
  2. Совет­ник Пре­зи­ден­та Рос­сии по вопро­сам Инфор­ма­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства – ответ­ствен­ный Сек­ре­тарь ГСИП. Совет­ник дол­жен коор­ди­ни­ро­вать дея­тель­но­сть ФБСК, инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ских под­раз­де­ле­ний гос­струк­тур и их вза­и­мо­дей­ствие с Вой­ска­ми Инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций Мино­бо­ро­ны Рос­сии а так­же Цен­тра­ми Инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций ФСБ, ФСО и СВР Рос­сии.
  3. Феде­раль­ное Бюро Стра­те­ги­че­ских ком­му­ни­ка­ций (ФБСК).
  4. Вой­ска Инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций Мино­бо­ро­ны Рос­сии.
  5. Цен­тры Инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций ФСБ, ФСО и СВР Рос­сии

Феде­раль­ное Бюро Стра­те­ги­че­ских ком­му­ни­ка­ций  (ФБСК) – ответ на инфор­ма­ци­он­ную агрес­сию Запа­да про­тив Рос­сии.

  • Глав­ное управ­ле­ние инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций (ГУИО).
  • Глав­ное управ­ле­ние реги­о­наль­ных цен­тров (Пред­по­ла­га­ет­ся созда­ние Семи реги­о­наль­ных цен­тров: С-Петер­бург, Кали­нин­град, Сева­сто­поль, Вла­ди­кав­каз, Ростов-на-Дону, Ека­те­рин­бург,  Вла­ди­во­сток).
  • Глав­ное коор­ди­на­ци­он­ное управ­ле­ние (пред­ста­ви­те­ли сило­вых струк­тур и МИДа).
  • Глав­ное управ­ле­ние соци­аль­ных сетей.
  • Глав­ное инфор­ма­ци­он­ное управ­ле­ние (вза­и­мо­дей­ствие со СМИ).
  • Объ­еди­нен­ный Пресс-Цен­тр.
  • Тре­нин­го­вый Цен­тр.
  • Управ­ле­ние дела­ми.

ФБСК  создаст  Систе­му пре­ду­пре­жде­ния об Инфор­ма­ци­он­ном напа­де­нии (СПИН). СПИН  — спе­ци­аль­ная ком­плекс­ная систе­ма для Ран­не­го обна­ру­же­ния Инфор­ма­ци­он­ных Опе­ра­ций Запа­да,  запус­ка обо­ро­ни­тель­ных инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций, и пере­да­чи в Опе­ра­тив­но-ана­ли­ти­че­ский цен­тр ГУИО инфор­ма­ции, на осно­ве кото­рой будет фик­си­ро­вать­ся факт инфор­ма­ци­он­но­го напа­де­ния на Рос­сию с при­ме­не­ни­ем  инфор­ма­ци­он­но­го ору­жия  и при­ни­мать­ся опе­ра­тив­ное реше­ние об ответ­ных дей­стви­ях Инфор­ма­ци­он­но­го спец­на­за Рос­сии. СПИН будет состо­ять из трех  эше­ло­нов — реги­о­наль­ные цен­тры,  Опе­ра­тив­но-ана­ли­ти­че­ский цен­тр ГУИО  и   груп­пи­ров­ка  стра­те­ги­че­ских насту­па­тель­ных инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций (Инфо­спец­наз Рос­сии).

Пред­ла­га­е­мые мною кон­цеп­ту­аль­ные пред­ло­же­ния не явля­ют­ся исти­ной в послед­ней инстан­ции. Ско­рее они пред­на­зна­че­ны для нача­ла широ­ко­го экс­перт­но­го диа­ло­га по этой очень важ­ной для без­опас­но­сти наше­го Оте­че­ства про­бле­ме. После    авгу­ста 2008 года Рос­сии уда­лось совер­шить колос­саль­ный каче­ствен­ный рывок впе­ред в трех воен­ных сфе­рах – Авиа­ции, фло­та и спец­на­за. Пора фун­да­мен­таль­но  занять­ся самой про­блем­ной сфе­рой, где наши успе­хи мини­маль­ны – сфе­рой веде­ния Инфор­ма­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства.