Алтай

Если пре­ду­пре­жде­ние об отсут­ствии мобиль­ной свя­зи вызы­ва­ет чув­ство радо­сти, а не тре­во­ги, то самое вре­мя пако­вать чемо­да­ны и отправ­лять­ся в путе­ше­ствие на Алтай. Кор­ре­спон­дент RATA NEWS рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей поезд­ке по при­гла­ше­нию туро­пе­ра­то­ра ANEX Tour.

Ека­те­ри­на Вел­линг, спе­ци­аль­но для RATA–news
Фото авто­ра

Алтай: перезагрузка

В сто­ро­ну гор. Та самая кра­со­та Алтая, о кото­рой слы­ша­ли более или менее все, начи­на­ет­ся вда­ли от круп­ных горо­дов. Бар­на­ул, куда еже­днев­но при­зем­ля­ют­ся три рей­са из Моск­вы, слу­жит лишь пер­вой отправ­ной точ­кой на марш­ру­те. Какой будет вто­рая, напря­мую зави­сит от фан­та­зии и ресур­сов.

 

Объ­ять необъ­ят­ное за один при­сест дей­стви­тель­но невоз­мож­но. Да и не нуж­но. Но если душа тянет­ся в горы, туда, где точат кам­ни шум­ные реки и где в воз­дух под­ни­ма­ют пыль табу­ны диких лоша­дей, то самое место для тако­го путе­ше­ствия – Рес­пуб­ли­ка Алтай.

 

Дале­ко не все в Москве зна­ют, что это не то же самое, что Алтай­ский край, хотя фак­ти­че­ски два реги­о­на все­гда были еди­ным целым. Меж тем, кра­е­вую сто­ли­цу (Бар­на­ул) и рес­пуб­ли­кан­скую (Гор­но-Алтай­ск) раз­де­ля­ют почти 300 км, и неко­то­рые отрез­ки этой трас­сы мало с чем могут срав­нить­ся по сво­ей кра­со­те.

Чуй­ский тракт – так назы­ва­ет­ся эта доро­га феде­раль­но­го зна­че­ния про­тя­жен­но­стью почти тыся­чу кило­мет­ров – тянет­ся от Ново­си­бир­ска до гра­ни­цы с Мон­го­ли­ей. Что­бы попасть в Гор­ный (так часто назы­ва­ют Рес­пуб­ли­ку), надо дви­гать­ся на юго-восток от Бар­на­у­ла, в сто­ро­ну Бий­ска. Понят­ное дело, ника­кой гра­ни­цы меж­ду реги­о­на­ми нет, а услов­ную линию мож­но про­ве­сти там, где начи­на­ет менять­ся ланд­шафт.

Вдоль Кату­ни, реки мощ­ной и быст­рой, раз­бро­са­ны сот­ни тури­сти­че­ских баз, летом заби­тых под завяз­ку. Сре­ди объ­ек­тов раз­ме­ще­ния мож­но най­ти и кро­шеч­ные доми­ки с удоб­ства­ми на ули­це, и доб­рот­ные сру­бы, к обста­нов­ке кото­рых не при­драть­ся. Самым ком­фор­та­бель­ным в этих кра­ях счи­та­ет­ся парк-отель «Ая», сто­я­щий на бере­гу одно­имен­но­го озе­ра: путь до него от Бар­на­у­ла зани­ма­ет при­мер­но четы­ре часа. Уже нахо­дясь на месте, мож­но спо­кой­но спла­ни­ро­вать свой даль­ней­ший марш­рут.

Ты неси меня, Кату­нь… Пер­вый, самый близ­кий к «Ае», а пото­му оче­вид­ный пункт на кар­те – тури­сти­че­ский ком­плекс, кото­рый назы­ва­ет­ся «Бирю­зо­вая Кату­нь». Его посе­ще­ние послу­жит щадя­щей аккли­ма­ти­за­ци­ей для тех, кому слож­но быст­ро перей­ти из состо­я­ния город­ско­го нев­ро­ти­ка в состо­я­ние чело­ве­ка, раду­ю­ще­го­ся еди­не­нию с при­ро­дой.

Офи­ци­аль­но это место назы­ва­ет­ся «осо­бой эко­но­ми­че­ской зоной», но для тури­стов важ­но дру­гое: за послед­нее деся­ти­ле­тие с неболь­шим здесь были созда­ны все усло­вия для актив­но­го и ком­форт­но­го отды­ха. Инфра­струк­ту­ра орга­нич­но впи­са­лась в пер­во­здан­ный ланд­шафт, так что «Бирю­зо­вая Кату­нь» в этом смысле – ред­кое для наших широт соче­та­ние циви­ли­за­ции и при­ро­ды.

А при­ро­да здесь имен­но такая, какую боль­шин­ство путе­ше­ствен­ни­ков ожи­да­ют уви­деть на Алтае: могу­чая река и горы, покры­тые густы­ми хвой­ны­ми леса­ми…

Назва­ние тури­сти­че­ско­го ком­плек­са – не поэ­ти­че­ское пре­уве­ли­че­ние: осе­нью воды Кату­ни дей­стви­тель­но ста­но­вят­ся бирю­зо­вы­ми. Цвет ярче зимой, а вот вес­ной и летом, когда река попол­ня­ет­ся за счет дождей и талых вод, она окра­ши­ва­ет­ся в при­выч­ный серо-зеле­ный цвет.

Глав­ная при­род­ная досто­при­ме­ча­тель­но­сть «Бирю­зо­вой Кату­ни», поми­мо, соб­ствен­но, реки, – это Тав­дин­ские пеще­ры. Их еще назы­ва­ют Тал­дин­ски­ми – оба вари­ан­та счи­та­ют­ся пра­виль­ны­ми. На лест­ни­це, веду­щей к глав­но­му вхо­ду в пеще­ры, преду­смот­ре­ны неболь­шие пло­щад­ки, где мож­но пере­ве­сти дух и потис­кать мест­ных котов, кото­рые неот­ступ­но сле­ду­ют за все­ми гостя­ми.

Внут­ри мас­си­ва – огром­ная систе­ма гро­тов и пещер­ных ходов, но тури­стов пус­ка­ют лишь на неболь­шое рас­сто­я­ние. Впро­чем, это­го впол­не хва­та­ет, что­бы оце­нить мрач­но­ва­тую пре­ле­сть скаль­ных поме­ще­ний, в кото­рых живет мест­ный доб­рый дух, – камень, похо­жий на боро­да­то­го гно­ма.

Пеще­ры спе­лео­ло­га­ми дав­но изу­че­ны и опас­но­сти для тури­стов не пред­став­ля­ют. Прав­да, надо быть гото­вым к тому, что в неко­то­рых из них пере­дви­гать­ся при­дет­ся гусь­ком, согнув­шись с три поги­бе­ли.

Марш­ру­тов по пеще­рам суще­ству­ет несколь­ко, в том числе с выхо­дом на смот­ро­вую пло­щад­ку. С нее откры­ва­ет­ся откры­точ­ный вид на доли­ну Кату­ни и дру­гой бли­жай­ший при­род­ный памят­ник – Тав­дин­скую кар­сто­вую арку, или Арку жела­ний.

К арке мож­но при­кос­нуть­ся, что­бы заря­дить­ся энер­ги­ей и зага­дать завет­ное жела­ние. Жела­ние сбу­дет­ся толь­ко в том слу­чае, если обой­ти арку три раза про­тив часо­вой стрел­ки. Или шесть раз. Или девять. Дело в том, что для алтай­цев, корен­но­го наро­да Гор­но­го Алтая, циф­ра «три» явля­ет­ся сакраль­ной.

Глав­ная беда алтай­ских пещер – и не толь­ко Тав­дин­ских – над­пи­си. «Здесь был Вася», «Оля + Петя = любо­вь» и про­чие худо­же­ства, напи­сан­ные бал­лон­чи­ка­ми, невоз­мож­но уро­ду­ют гор­ную поро­ду, но акти­ви­стов, закра­ши­ва­ю­щих над­пи­си под­хо­дя­щей крас­кой, по-преж­не­му мень­ше совре­мен­ных «пер­во­быт­ных людей».

Олег Кар­да­ков, один из самых извест­ных гидов по Гор­но­му Алтаю, при­зы­ва­ет этих пер­со­на­жей, впро­чем, не ругать, а пожа­леть: «Пото­му что они чув­ству­ют свою ничтож­но­сть и ник­чем­но­сть, пыта­ясь поца­ра­пать веч­но­сть».

Еще одна беда – лен­точ­ки, кото­рые тури­сты при­вя­зы­ва­ют вез­де, где при­дет­ся, осо­бо не вни­кая в обы­чаи корен­но­го насе­ле­ния. И лад­но бы чистую лен­точ­ку: в ход идет все – от гиги­е­ни­че­ских сал­фе­ток до нос­ков. Борь­ба с этой напа­стью пока тоже оче­вид­ных резуль­та­тов не при­несла.

Уку­си меня пче­ла. Экс­кур­сии в древ­ний мир, засе­лен­ный людь­ми еще в камен­ном веке, в «Бирю­зо­вой Кату­ни» гар­мо­нич­но соче­та­ет­ся с актив­ным отды­хом. Здесь орга­ни­зу­ют и спла­вы любо­го уров­ня слож­но­сти, и тра­ди­ци­он­ные для Алтая кон­ные про­гул­ки. И рыбал­ку: в Кату­ни водит­ся и хари­ус, и тай­мень, и налим.

И куда же без зна­ме­ни­то­го алтай­ско­го меда. Неда­ле­ко от въез­да в ком­плекс, на скло­не невы­со­кой горы, рас­по­ло­же­на пасе­ка, лицо кото­рой – Вяче­слав «Уку­си меня пче­ла» Колес­ни­ков, круп­ный, улыб­чи­вый и бес­ко­неч­но влюб­лен­ный в дело, кото­рым зани­ма­ет­ся всю жиз­нь.

Визит­ная кар­точ­ка пасеч­ни­ка или, как его еще назы­ва­ют, Сла­вы Медо­ву­хи – поеда­ние пчел. На гла­зах у изум­лен­ной пуб­ли­ки он съе­да­ет пчел­ку, перед этим попро­сив у нее про­ще­ния, чем при­во­дит в вос­торг и бла­го­го­вей­ный тре­пет даже школь­ни­ков, кото­рые обыч­но шум­ны и непо­сед­ли­вы. Пасе­ка у Вяче­сла­ва образ­цо­во-пока­за­тель­ная: повсю­ду акку­рат­ные дорож­ки, кра­си­вые ска­мей­ки и наряд­но окра­шен­ные ульи.

Пче­лы здесь живут тру­до­лю­би­вые и в общем незлоб­ные, назы­ва­ют­ся «кар­пат­ка­ми»: надо силь­но поста­рать­ся, что­бы пче­ла этой поро­ды уку­си­ла того, кто пыта­ет­ся ее раз­драз­нить. Жуж­жа­щие насе­ко­мые роят­ся вокруг гостей и поз­во­ля­ют фото­гра­фи­ро­вать себя круп­ным пла­ном.

Вяче­слав увле­ка­тель­но рас­ска­зы­ва­ет о пче­ло­вод­стве, зна­ко­мит с жиз­нью пчел и, конеч­но, пред­ла­га­ет на про­бу раз­лич­ные сор­та меда и медо­ву­хи. Здесь же мож­но мед купить, как и дру­гие полез­ные про­дук­ты.

А еще на пасе­ке ока­зы­ва­ют услу­ги оздо­ро­ви­тель­но­го харак­те­ра. Самая попу­ляр­ная – «Сон на пче­лах». Опас­но­сти про­це­ду­ра не пред­став­ля­ет, даже наобо­рот – такой сон для орга­низ­ма счи­та­ет­ся со всех сто­рон бла­го­твор­ным.

Лежан­ки устра­и­ва­ют по пери­мет­ру стен. Виб­ра­ции тысяч пчел, моно­тон­ный гул и насы­щен­ный аро­ма­том меда воз­дух – все это бла­го­при­ят­но вли­я­ет на орга­низм в целом и на сон в част­но­сти. Тури­сты, жела­ю­щие вздрем­нуть на ульях, дела­ют это бес­плат­но – денег за сеан­сы пасе­ка не берет.

Алтай-папа

За моти­ва­ци­ей для поезд­ки на Алтай дале­ко ходить не надо: все­по­гло­ща­ю­щая сила еди­не­ния с при­ро­дой здесь – не про­сто сло­ва.

Поша­ма­ним? Хри­сти­ан­ство, буд­дизм, шама­низм… Алтай издав­на счи­та­ет­ся местом кон­цен­тра­ции самых раз­ных рели­гий. Поклон­ни­ки Нико­лая Рери­ха, эзо­те­ри­ки, йоги и про­чие им сочув­ству­ю­щие при­ез­жа­ют сюда, что­бы поме­ди­ти­ро­вать, при­нять уча­стие в маги­че­ских прак­ти­ках и заря­дить­ся энер­ги­ей осо­бо­го свой­ства. Даже самые скеп­ти­че­ски настро­ен­ные граж­да­не – и те про­ни­ка­ют­ся: от шут­ли­во­го настро­е­ния и при­выч­но­го задо­ра спу­стя пару часов, про­ве­ден­ных в этих местах, не оста­ет­ся и сле­да. Вни­ма­тель­но слу­шая оче­ред­ную исто­рию про оче­ред­но­го шама­на, тури­сты послуш­но выпол­ня­ют ука­за­ния гида и не захо­дят туда, куда не сле­ду­ет: напри­мер, в места шаман­ских захо­ро­не­ний.

Ска­ла, кото­рая счи­та­ет­ся одной из самых извест­ных и мощ­ных по энер­ге­ти­ке на Чемаль­ском трак­те, так и назы­ва­ет­ся – Ска­ла шама­на. По пре­да­нию, там в пеще­ре тыся­чу лет жил алтай­ский шаман, дух кото­ро­го оби­та­ет по сей день. По сви­де­тель­ству оче­вид­цев, в тем­ные гро­зо­вые ночи в глу­би­не пеще­ры воз­ни­ка­ет зага­доч­ное све­че­ние. Шуметь и гром­ко раз­го­ва­ри­вать здесь нель­зя – мож­но потре­во­жить и без того бес­по­кой­ных духов.

Непо­да­ле­ку от пеще­ры рас­по­ло­же­но еще одно не менее зага­доч­ное место – огром­ная чер­ная ска­ла с плос­кой вер­ши­ной. Очень дав­но здесь нахо­ди­лось древ­нее свя­ти­ли­ще, где алтай­ские шама­ны соби­ра­лись на сов­мест­ные кам­ла­ния. Если вни­ма­тель­но при­смот­реть­ся, то в ниж­ней части ска­лы мож­но уви­деть пет­ро­гли­фы с изоб­ра­же­ни­ем сцен охо­ты.

Аку­сти­ка здесь уди­ви­тель­ная: если встать в опре­де­лен­ном месте и хлоп­нуть в ладо­ши, то эхо доле­тит до источ­ни­ка зву­ка с боль­шой задерж­кой – как буд­то ска­ла нахо­дит­ся очень дале­ко. А если встать к ска­ле спи­ной, то мож­но рас­слы­шать даже шепот чело­ве­ка, сто­я­ще­го в отда­ле­нии.

Город­ской скеп­сис вывет­рить, конеч­но, непро­сто, но энер­ге­ти­ка этих мест нико­го так про­сто не отпус­ка­ет: со вре­ме­нем сам начи­на­ешь верить во все леген­ды и пре­да­ния.

Осо­бен­но в те, кото­рые рас­ска­зы­ва­ют, что в горах, поми­мо алтай­ских шама­нов, оби­та­ют и дру­гие пред­ста­ви­те­ли корен­но­го насе­ле­ния. Речь об алпы­сах (уда­ре­ние на «ы»), или духах гор. Меж­ду собой они обща­ют­ся с помо­щью теле­па­тии, а по внеш­не­му виду, гово­рят, похо­жи на йети. Алтай­цы и алпы­сы живут вме­сте на про­тя­же­нии тыся­че­ле­тий отно­си­тель­но мир­но, имея нечто вро­де дого­во­ра о нена­па­де­нии. О том, что рядом нахо­дит­ся алпыс, ста­но­вит­ся понят­но по пове­де­нию собак: те бук­валь­но захо­дят­ся лаем.

У реки два бере­га. Дли­на Чемаль­ско­го трак­та все­го 90 км, но здеш­ней кра­со­ты хва­тит на мно­гие сот­ни. Это осо­бая кли­ма­ти­че­ская зона, осад­ков здесь выпа­да­ет зна­чи­тель­но мень­ше, чем в дру­гих рай­о­нах Гор­но­го Алтая. После села Чемал, где нахо­дят­ся послед­ние опло­ты циви­ли­за­ции в виде мага­зи­на, апте­ки и отде­ле­ния Сбер­бан­ка, мобиль­ная связь посте­пен­но про­па­да­ет, а асфальт пре­вра­ща­ет­ся в галь­ку.

Село Елан­да нахо­дит­ся при­мер­но в 20 км от Чема­ла, и в целом оно не отли­ча­лось бы от сотен дру­гих, если бы не зна­ме­ни­тые Елан­дин­ские поро­ги.

Кату­нь в этих местах оглу­ша­ет: и мощью воды, за непре­кра­ща­ю­щим­ся гулом кото­рой едва мож­но раз­ли­чить люд­ские голо­са, и кра­со­той испо­лин­ских гор.

Бли­же к кон­цу трак­та от него отхо­дит доро­га, веду­щая в село Орок­той через Орок­той­ский мост. Мост – еще одна, на этот раз руко­твор­ная досто­при­ме­ча­тель­но­сть этих мест. Навод­не­ние 2014 года снес­ло почти все мосты, соеди­ня­ю­щие бере­га Кату­ни, но этот один из немно­гих, кото­рые усто­я­ли.

 

Мост уни­каль­ной кон­струк­ции ожи­да­е­мо вхо­дит в боль­шин­ство экс­кур­си­он­ных марш­ру­тов по Гор­но­му Алтаю – как авто­бус­ных, так и вод­ных. Несмот­ря на кажу­щу­ю­ся опас­ной подвиж­но­сть – он начи­на­ет ходить ходу­ном, сто­ит чело­ве­ку на нем немно­го попры­гать, мост в состо­я­нии выдер­жи­вать и КАМА­Зы, и мно­го­тон­ные фуры с гру­зом.

Навер­ное, вид, откры­ва­ю­щий­ся с это­го моста, и есть сбыв­ша­я­ся меч­та об Алтае: на гори­зон­те – белые вер­ши­ны, бли­же – порос­шие тем­ным лесом горы, вни­зу течет бур­ная и неве­ро­ят­но широ­кая для гор­ной реки Кату­нь, про­ди­ра­ясь сквозь ост­рые ска­лы…

Уже на обрат­ном пути тури­сты оста­нав­ли­ва­ют­ся в уще­лье Арья-Ярык (оно же – Сухой водо­пад или Водо­пад тыся­чи душ). Мил­ли­о­ны лет сюда не загля­ды­ва­ло солн­це, и если при­смот­реть­ся, то на его сте­нах мож­но уви­деть мно­же­ство лиц.

Зага­доч­ной при­тя­га­тель­но­стью это­го места в свое вре­мя удач­но вос­поль­зо­ва­лись ребя­та из Ново­си­бир­ска, кото­рые орга­ни­зо­ва­ли здесь экс­т­рим-парк с тар­зан­кой, марш­ру­та­ми по отвес­ным ска­лам и про­чи­ми радо­стя­ми жиз­ни, вклю­чая автор­ские суве­ни­ры руч­ной рабо­ты.

Алтай: всё настоящее

В каче­стве лечеб­ной тера­пии поезд­ку на Алтай впол­не мож­но про­пи­сы­вать всем, кто зады­ха­ет­ся от пла­сти­ко­вой жиз­ни мега­по­ли­сов. Ведь вме­сто стек­ла и бето­на здесь – сила самой зем­ли.

Не про­сто тра­ва. Рай­о­нов в Алтай­ском крае почти шесть­де­сят, и все чем-нибудь да извест­ны, осо­бен­но когда дело каса­ет­ся еды. В пред­го­рьях Алтая, напри­мер, есть место, запом­нить адрес кото­ро­го могут даже те, кто жалу­ет­ся на про­бле­мы с памя­тью: Алтай­ский край, Алтай­ский рай­он, село Алтай­ское. Имен­но здесь нахо­дит­ся ком­плекс «Алтай­ское Хол­мо­го­рье», кото­рое в офи­ци­аль­ных бро­шю­рах носит поэ­тич­ное имя «доли­на семей­но­го отды­ха».

Про­ект вырос на базе пред­при­я­тия «Вистер­ра», кото­рое зани­ма­ет­ся пере­ра­бот­кой рас­ти­тель­но­го сырья в полез­ные для здо­ро­вья экс­трак­ты. К сло­ву, из двух тысяч рас­те­ний на Алтае лекар­ствен­ны­ми счи­та­ют­ся боль­ше поло­ви­ны. На «Вистер­ре» пере­ра­ба­ты­ва­ют не толь­ко тра­вы, а вооб­ще «все, что пло­хо лежит»: кор­ни, листья, кору, хвою, гри­бы, торф, лечеб­ные гря­зи и пан­ты мара­ла.

Эта полез­ная для здо­ро­вья нации мысль при­шла в свое вре­мя груп­пе уче­ных из Том­ска: в 2000 году Алтай­ский рай­он сдал им в арен­ду пер­вый уча­сток зем­ли. За пле­ча­ми у том­ско­го десан­та ока­зал­ся вну­ши­тель­ный опыт рабо­ты во все­воз­мож­ных НИИ, а так­же на пред­при­я­ти­ях воен­но-про­мыш­лен­но­го ком­плек­са – люди от нау­ки опре­де­лен­но зна­ли, как и что нуж­но делать.

Исто­рии про­из­вод­ства экс­трак­тов посвя­ще­ны целые науч­ные трак­та­ты – настоль­ко инте­рес­ная и боль­шая это тема. Одна­ко тури­стов это ред­ко инте­ре­су­ет – им бы вкус­но поесть, иску­пать­ся, да на живот­ных посмот­реть. Все­го это­го в «Алтай­ском Хол­мо­го­рье» в избыт­ке. Денд­ра­рий и питом­ник деко­ра­тив­ных и пло­до­во-ягод­ных рас­те­ний счи­та­ют­ся луч­ши­ми в Сиби­ри. Ран­ней вес­ной здесь мож­но застать даже цве­те­ние мин­да­ля.

Тут же про­да­ют­ся раз­ные сажен­цы, а экс­кур­со­во­ды тер­пе­ли­во объ­яс­ня­ют, как надо уха­жи­вать за рас­те­ни­я­ми. В пави­льо­не «Дары Алтая» про­да­ет­ся все, что про­из­во­дит «Вистер­ра», и луч­шее из того, что про­из­во­дят дру­гие ком­па­нии, зани­ма­ю­щи­е­ся оздо­ро­ви­тель­ной про­дук­ци­ей. Надо ли гово­рить, что мно­гие из них берут за осно­ву имен­но вистер­ров­ские экс­трак­ты. В мага­зи­не хочет­ся купить все и сра­зу: поче­му-то имен­но здесь отча­ян­но веришь в то, что ника­кая хворь тебя не возь­мет – сто­ит лишь выпить завет­но­го зелья.

Что каса­ет­ся «иску­пать­ся», то на тер­ри­то­рии ком­плек­са есть два искус­ствен­ных пру­да, а так­же кон­такт­ный зоо­парк. И ресто­ран, неожи­дан­но пред­ла­га­ю­щий блю­да, достой­ные миш­ле­нов­ских звезд, – неда­ром за «Хол­мо­го­рьем» уже дав­но закре­пи­лась репу­та­ция цен­тра гастро­но­ми­че­ско­го туриз­ма.

Тра­ди­ци­он­ный борщ с хле­бом на заквас­ке по ста­ро­рус­ским рецеп­там, варе­ни­ки на кра­пив­ном тесте с начин­кой из запе­чен­но­го кар­то­фе­ля под соусом из хол­мо­гор­ских трав, плов с алтай­ской бара­ни­ной, при­го­тов­лен­ный на откры­том огне, бли­ны с домаш­ним яйцом и топ­ле­ным сли­воч­ным мас­ли­цем, таеж­ный взвар на осно­ве обле­пи­хи или пих­то­вый лимо­над – сто­и­мо­сть здеш­не­го обе­да обыч­но не пре­вы­ша­ет 1000 руб­лей.

К сло­ву, еже­год­но в кон­це июня в «Хол­мо­го­рье» про­во­дит­ся меж­ду­на­род­ный гастро­но­ми­че­ский фести­валь «АХ! Фест»: в 2016 году на кон­кур­се Russian Event Awards ком­плекс был назван луч­шей в реги­о­не пло­щад­кой для про­ве­де­ния собы­тий­ных меро­при­я­тий.

Пока в «Алтай­ское Хол­мо­го­рье» при­ез­жа­ют око­ло 40 тысяч тури­стов за сезон – и орга­ни­зо­ван­ных, и само­сто­я­тель­ных. Бла­го что рас­сто­я­ния даже по сто­лич­ным мер­кам неболь­шие: ком­плекс нахо­дит­ся в 90 км от Бий­ска и в 250-ти – от Бар­на­у­ла. В каче­стве вишен­ки на тор­те гостям пока­зы­ва­ют номер с насто­я­щей сред­не­ази­ат­ской коб­рой, кото­рую зовут Бакс. Закли­на­тель кобр Денис раз­вен­чи­ва­ет мифы о зме­ях игра­ю­чи: то дер­жа коб­ру за хво­ст, то целуя ее в макуш­ку. 80% леталь­ных исхо­дов от уку­са это­го зве­ря, похо­же, нисколь­ко его не сму­ща­ют.

Те же, кого подоб­ное пред­став­ле­ние при­во­дит в ужас, могут под­нять­ся на вто­рой этаж, что­бы озна­ко­мить­ся с экс­по­зи­ци­ей неболь­шо­го, но уют­но­го музея чая.

На воды. От само­го извест­но­го курор­та Алтай­ско­го края – Бело­ку­ри­хи – «Хол­мо­го­рье» отде­ля­ют при­мер­но 50 км. Чистый гор­ный воз­дух это­го места срав­ним с атмо­сфе­рой швей­цар­ско­го Даво­са, кото­рый по коли­че­ству аэро­и­о­нов Бело­ку­ри­хе все-таки про­иг­ры­ва­ет.

Кли­мат здесь хоть и север­ный, но ком­форт­ный: по числу сол­неч­ных дней Бело­ку­ри­ха, един­ствен­ный за Ура­лом курорт феде­раль­но­го зна­че­ния, при­бли­жа­ет­ся к здрав­ни­цам Кав­ка­за и Кры­ма. И нако­нец, город сла­вит­ся сво­и­ми мине­раль­ны­ми источ­ни­ка­ми, на кото­рых и был постро­ен в 20-х годах XX века.

Рас­цвет тогда еще посел­ка при­шел­ся на 60–80-е годы и свя­зан с име­нем Ефи­ма Пав­ло­ви­ча Слав­ско­го, госу­дар­ствен­но­го и пар­тий­но­го дея­те­ля, спе­ци­а­ли­ста в обла­сти цвет­ной метал­лур­гии и руко­во­ди­те­ля совет­ской атом­ной про­мыш­лен­но­сти. Это бла­го­да­ря его уси­ли­ям курорт полу­чил зна­чи­тель­ную под­держ­ку. Памят­ник Слав­ско­му тепе­рь сто­ит рядом с сана­то­ри­ем «Бело­ку­ри­ха».

Что каса­ет­ся лечеб­ных фак­то­ров, то это, преж­де все­го, мине­раль­ные и тер­маль­ные источ­ни­ки. Мест­ные воды назы­ва­ют­ся «сла­бо­ми­не­ра­ли­зо­ван­ны­ми крем­ни­сты­ми фтор­со­дер­жа­щи­ми суль­фат­но-гид­ро­кар­бо­нат­ны­ми натри­е­вы­ми». Они обла­да­ют про­ти­во­вос­па­ли­тель­ным успо­ка­и­ва­ю­щим дей­стви­ем и улуч­ша­ют кро­во­об­ра­ще­ние. На неболь­шой тер­ри­то­рии город­ка рабо­та­ет деся­ток здрав­ниц, исполь­зу­ю­щих воды по пря­мо­му назна­че­нию: ван­ны, бас­сей­ны, души, бани, сау­ны, гид­ро­мас­саж… Самы­ми круп­ны­ми сана­то­ри­я­ми счи­та­ют­ся «Бело­ку­ри­ха», «Рос­сия» и «Алтай-West».

Бело­ку­ри­ха хоть и лежит вда­ли от тра­ди­ци­он­ных тури­сти­че­ских марш­ру­тов, но тоже может пред­ло­жить мно­го чего инте­рес­но­го. Одна из самых извест­ных мест­ных досто­при­ме­ча­тель­но­стей – ска­ла Четы­ре бра­та, до кото­рой от курорт­ной зоны мож­но дой­ти пеш­ком или дое­хать на квад­ро­цик­ле. О возникновении?скалы повест­ву­ет леген­да, кото­рую гиды с удо­воль­стви­ем рас­ска­зы­ва­ют всем вно­вь при­быв­шим – но даже не осо­бо вслу­ши­ва­ясь в рас­сказ, ощу­ща­ешь всю силу это­го места. Осо­бой атмо­сфе­ры повест­во­ва­нию может доба­вить снег, неожи­дан­но выпав­ший в сере­ди­не мая: в послед­ние годы такая кар­ти­на не ред­ко­сть.

Совсем неда­ле­ко от Четы­рех бра­тьев нахо­дит­ся отно­ся­ща­я­ся к сана­то­рию «Рос­сия» таеж­ная заим­ка «Лес­ная сказ­ка». Это прав­да сказ­ка и прав­да лес­ная: более под­хо­дя­ще­го места для отды­ха не сыс­кать.

Доми­ки раз­ной сте­пе­ни ком­форт­но­сти, рядом гор­ная реч­ка, неболь­шая, но быст­рая и звон­кая. Живо­пис­ное озе­ро. Бань­ка, после кото­рой мож­но оку­нуть­ся и в реч­ку, и в озе­ро.

Как и поло­же­но заим­ке, есть чуче­ла живот­ных – не страш­ных и не повсю­ду. Есть индюк Гоша, встре­ча­ю­щий гостей зыч­ным кор­ка­ньем. Ресто­ран, в кото­ром пода­ют све­жую рыбу, груз­ди в сме­та­не, слад­кие пиро­ги и настой­ки на сибир­ских яго­дах. Все алтай­ские богат­ства в одном фла­ко­не.

Но каким бы хле­бо­соль­ным ни был Алтай­ский край, глав­ным его богат­ством были и оста­ют­ся люди, искрен­не любя­щие свою зем­лю. На роди­не Шук­ши­на и Тито­ва, Рож­де­ствен­ско­го и Калаш­ни­ко­ва сплошь и рядом живут бога­чи: почти у каж­до­го в серд­це сун­ду­чок с тем, что доро­же золо­та. Алтай? Конеч­но, даль­ше, чем Евро­па. Но бли­же, чем кажет­ся.