Как Савва Морозов неожиданно для всех положил начало русскому футболу

© Анна Устинова/ТАСС© Анна Устинова/ТАСС

Звание «родины российского футбола» принадлежит подмосковному райцентру Орехово-Зуево. Именно здесь появились первая футбольная команда и первый стадион

Анна Усти­но­ва

ТАСС

Отой­дя все­го несколь­ко десят­ков мет­ров от желез­но­до­рож­но­го вок­за­ла, упи­ра­ешь­ся в вывес­ку с над­пи­сью: «Роди­на рос­сий­ско­го фут­бо­ла». Дотош­ные работ­ни­ки мест­но­го музея не берут­ся одно­знач­но утвер­ждать, что имен­но отсю­да в нашей стра­не пошла куль­то­вая игра. Одна­ко извест­но, что пер­вая оре­хов­ская коман­да при фаб­ри­ке пред­при­ни­ма­те­ля и меце­на­та Викулы Моро­зо­ва была созда­на еще в 1887 году, а поз­же ее пре­ем­ни­ки уста­но­ви­ли никем более не достиг­ну­тый рекорд, четы­ре раза под­ряд став побе­ди­те­ля­ми доре­во­лю­ци­он­но­го пер­вен­ства Мос­ков­ской фут­боль­ной лиги.

Англичане в селе

А нача­лось все еще рань­ше. После того как в 1840 году Англия сня­ла эмбар­го на постав­ку тек­стиль­но­го обо­ру­до­ва­ния, родо­на­чаль­ник дина­стии куп­цов и меце­на­тов Сав­ва Моро­зов при­гла­сил в Рос­сию пред­ста­ви­те­лей англий­ской фир­мы «Де Джер­си» для осна­ще­ния новым обо­ру­до­ва­ни­ем его тек­стиль­ной фаб­ри­ки.

Англи­ча­не с боль­шой охо­той засе­ля­ли неболь­шое село, и вско­ре появи­лась целая ули­ца, где жили ино­стран­ные спе­ци­а­ли­сты. В наро­де ее про­зва­ли «англи­чан­кой». Дома здесь отли­ча­лись осо­бой ухо­жен­но­стью, в каж­дом были водо­про­вод и кана­ли­за­ция. А досуг инже­не­ры, по англий­ской тра­ди­ции, про­во­ди­ли, гоняя мяч. Кста­ти, сна­ча­ла ино­стран­цы соби­ра­лись раз­ви­вать в Цен­траль­ной Рос­сии рег­би, но грунт ока­зал­ся слиш­ком твер­дым для паде­ний.

Первая команда

Пер­вая оре­хов­ская коман­да была созда­на в 1887 году и состо­я­ла из англи­чан, вклю­чая бра­та Чар­но­ка, быв­ше­го игро­ка клу­ба «Блэк­бе­ри Роверс», но вско­ре рас­па­лась из-за отъ­ез­да ино­стран­цев на роди­ну.

Вто­рая попыт­ка собрать коман­ду была пред­при­ня­та в 1897 году, и вно­вь сила­ми англий­ских слу­жа­щих. Одна­ко рос­сий­ские меце­на­ты на этот раз реши­ли подой­ти к вопро­су более серьез­но и обра­ти­лись в цар­ское пра­ви­тель­ство с хода­тай­ством об орга­ни­за­ции подвиж­ных игр при дей­ство­вав­шем тогда Гиги­е­ни­че­ском обще­стве.

Вопрос рас­смот­ре­ли, и в 1897 году было дано высо­чай­шее поз­во­ле­ние орга­ни­зо­вать коми­тет, кото­рый объ­еди­нял волей­бол, бас­кет­бол, лаун-тен­нис и зим­ние виды спор­та. Отдель­но был создан Все­со­юз­ный фут­боль­ный союз, одним из покро­ви­те­лей кото­ро­го стал вла­де­лец круп­ных сто­лич­ных юве­лир­ных мага­зи­нов Роберт Фуль­да, кото­рый поз­же пода­рил спортс­ме­нам глав­ный фут­боль­ный тро­фей того вре­ме­ни — Кубок Фуль­да.

Все против

«Одна­ко через три-четы­ре года фут­боль­ная жиз­нь в Рос­сии вно­вь замер­ла из-за того, что энту­зи­а­сты натал­ки­ва­лись на рели­ги­оз­ные предубеж­де­ния — ста­ро­об­ряд­цы счи­та­ли игры гре­хов­ным заня­ти­ем, а сре­ди дирек­то­ров фир­мы были ста­ро­об­ряд­цы. А Оре­хо­во и Зуе­во были одни­ми из цен­тров рели­ги­оз­но­го рас­ко­ла, было мно­го кон­сер­ва­тив­ных ста­ро­ве­ров, с недо­ве­ри­ем отно­си­лись к ино­стран­но­му начи­на­нию», — поз­же вспо­ми­нал Чар­нок.

Когда моло­де­жь нача­ла играть в фут­бол, при­хо­ди­лось пре­одо­ле­вать силь­ное сопро­тив­ле­ние со сто­ро­ны роди­те­лей. Оно еще боль­ше уси­ли­лось, когда выяс­ни­лось, что играть при­дет­ся в тру­сах и с голы­ми колен­ка­ми.

В вос­по­ми­на­ни­ях оче­вид­цев об одном из самых пер­вых мат­чей гово­рит­ся, что перед игрой фут­бо­ли­стам раз­да­ли тка­нь для само­сто­я­тель­но­го поши­ва тру­сов. Како­во же было изум­ле­ние капи­та­на коман­ды, когда почти все игро­ки при­шли на поле в шаро­ва­рах дли­ной до лоды­жек.

«Перед нача­лом пер­во­го мат­ча он (капи­тан коман­ды) решил­ся на край­ние меры — с помо­щью двух чле­нов коми­те­та, воору­жив­шись нож­ни­ца­ми и мер­кой, он запер уже оде­тых игро­ков в раз­де­вал­ке и обре­зал шта­ни­ны до нуж­ной дли­ны», — писал в сере­ди­не XX века в одной из газет Гар­ри Чар­нок.

Меди­ци­на и власть тоже были про­тив. Док­то­ра пуга­ли, что игра послу­жит при­чи­ной легоч­ных забо­ле­ва­ний и пере­ло­мов, а вла­ди­мир­ский гене­рал-губер­на­тор опа­сал­ся, что под фут­боль­ны­ми мат­ча­ми мас­ки­ру­ют­ся рево­лю­ци­он­ные меро­при­я­тия. Впро­чем, после лич­ной встре­чи с гла­вой Вла­ди­мир­ской губер­нии Чар­но­ку уда­лось увлечь игрой губер­на­то­ра. Послед­ним аргу­мен­том «за» стал рас­сказ о том, что мат­чи посе­ща­ют англий­ские монар­хи. Клуб спор­та «Оре­хо­во» заре­ги­стри­ро­ва­ли в 1909 году.

Истоки команды чемпионов

Един­ствен­ны­ми про­вин­ци­а­ла­ми в лиге была вно­вь создан­ная при моро­зов­ских фаб­ри­ках фут­боль­ная коман­да клу­ба спор­та «Оре­хо­во». Бело-голу­бые сви­те­ра и фут­бол­ки «моро­зов­цам» зака­зы­ва­ли в Англии, фор­ма оре­хов­ско­го клу­ба выгля­де­ла как у совре­мен­но­го «Дина­мо». Рабо­чих в коман­ду не при­ни­ма­ли — каж­дый игрок вно­сил солид­ный член­ский взнос за пра­во бегать по полю. Эли­тар­но­сть игры под­чер­ки­ва­ли метал­ли­че­ские эма­ли­ро­ван­ные куло­ны, кото­рые игро­ки при­цеп­ля­ли к кар­ман­ным часам.

Коман­да, как ее назы­ва­ли в наро­де — «моро­зов­цы», напо­ло­ви­ну состо­я­ла из англи­чан, рабо­тав­ших на заво­де, а рус­ские, как вспо­ми­нал Гар­ри Чар­нок, «обла­да­ю­щие, как пра­ви­ло, хоро­ши­ми физи­че­ски­ми дан­ны­ми и вынос­ли­во­стью, были отлич­ны­ми уче­ни­ка­ми».

Каж­дая коман­да долж­на была иметь свой ста­ди­он, и такой ста­ди­он для «моро­зов­цев» во все­ми необ­хо­ди­мы­ми под­соб­ны­ми поме­ще­ни­я­ми постро­и­ли в Оре­хо­ве все­го за три меся­ца.

«Был выде­лен уча­сток зем­ли в пар­ке гос­под Моро­зо­вых (ныне Парк Пер­во­го мая — прим. ТАСС), рядом был воз­ве­ден пави­льон для спортс­ме­нов, кото­рые могли там при­нять душ. Это поле счи­та­лось, по вос­по­ми­на­ни­ям совре­мен­ни­ков, луч­шим в стра­не», — рас­ска­за­ла Оль­га Крас­но­ва.

Кубок Фульда

Ста­ди­он откры­ли 20 июня 1910 года, на откры­тие при­ез­жа­ла силь­ней­шая коман­да МФЛ — Бри­тан­ский клуб спор­та, и «моро­зов­цы» побе­ди­ли ее со сче­том 3:2. Мат­чи про­хо­ди­ли под музы­каль­ное сопро­вож­де­ние воен­ных оркест­ров. Побед­ная серия оре­хов­ских спортс­ме­нов про­дол­жа­лась в тече­ние четы­рех лет.

«Наша коман­да четы­ре года под­ряд заво­е­вы­ва­ла Кубок Фуль­да — в 1910, 1911, 1912, 1913 годах. Тако­го резуль­та­та не смо­гла дости­чь в Рос­сии ни одна коман­да», — уточ­ни­ла Оль­га Крас­но­ва.

Побед­ную серию «моро­зов­цев» пре­рва­ла Пер­вая миро­вая вой­на. Уже в 1914 году мно­гие игро­ки ушли на фронт, а Чар­но­ки после 1917 года вер­ну­лись в Англию.

Новая коман­да в Оре­хо­ве, кото­рую пере­име­но­ва­ли в Клуб спор­та «Союз слу­жа­щих», в 1918 году заня­ла вто­рое место в осен­нем пер­вен­стве Моск­вы. В совет­ское вре­мя фут­бо­ли­стов пере­име­но­вы­ва­ли в «Крас­ное Оре­хо­во», «Крас­ный тек­стиль­щик», «Крас­ное зна­мя», «Зна­мя тру­да». Сре­ди капи­та­нов «Крас­но­го тек­стиль­щи­ка» в сезо­не 1928–1929 годов отме­тил­ся Нико­лай Тара­сов, кото­рый поз­же 20 лет был мини­стром лег­кой про­мыш­лен­но­сти СССР. После рево­лю­ции самым боль­шим успе­хом оре­хов­ской коман­ды «Зна­мя тру­да» ста­ло вто­рое место в Куб­ке СССР в 1962 году, когда фут­бо­ли­сты про­иг­ра­ли донец­ко­му «Шах­те­ру».

Владимирская губерния — родина футбола?

В Покро­ве Вла­ди­мир­ской обла­сти о свя­зи с фут­бо­лом зна­ют если не все, то очень мно­гие. В кра­е­вед­че­ском музее Покро­ва хра­нит­ся несколь­ко сним­ков о раз­ви­тии фут­бо­ла здесь в совет­ское вре­мя. В том, что Оре­хо­во в каче­стве роди­ны рос­сий­ско­го фут­бо­ла чаще все­го упо­ми­на­ет­ся в свя­зи с Мос­ков­ской губер­ни­ей, а поз­же — обла­стью, здесь усмат­ри­ва­ют исто­ри­че­скую неспра­вед­ли­во­сть.

«В то вре­мя, когда обра­зо­вы­ва­лись пер­вые коман­ды, Оре­хо­во и Николь­ское вхо­ди­ли во Вла­ди­мир­скую губер­нию — зна­чит, ее мож­но счи­тать роди­ной пер­вых команд», — счи­та­ет дирек­тор музея Ири­на Соло­вье­ва.

«Такой момент, конеч­но же, не может не оби­жать. Тем не менее жиз­нь рас­по­ря­ди­лась так, что место пер­во­го про­ве­де­ния фут­боль­но­го мат­ча ока­за­лось сего­дня в Мос­ков­ской обла­сти, но мы пом­ним про­шлое, зная о таком фак­те, горо­жа­не гор­ды», — поде­лил­ся мне­ни­ем гла­ва адми­ни­стра­ции горо­да Покро­ва Вяче­слав Ара­ке­лов.

Вла­ди­мир полу­чил ста­тус «куль­тур­ной сто­ли­цы» мун­ди­а­ля, став един­ствен­ным горо­дом, где не про­хо­дят мат­чи, одна­ко вошед­шим в пере­чень куль­тур­ной про­грам­мы, утвер­жден­ной пра­ви­тель­ством РФ. А Оре­хо­во-Зуе­во в эти дни ожи­да­ет наплы­ва тури­стов, инте­ре­су­ю­щих­ся исто­ри­ей оте­че­ствен­но­го фут­бо­ла. 14 июня здесь откры­лась выстав­ка об исто­рии фут­бо­ла, экс­по­зи­ция ста­нет посто­ян­ной.

«Фана­ты, болель­щи­ки при­едут, конеч­но, в наш город, узна­ют его исто­рию, посмот­рят про­мыш­лен­ную архи­тек­ту­ру и, конеч­но, узна­ют мно­го ново­го о фут­бо­ле», — доба­ви­ла Оль­га Крас­но­ва.