Десталинизаторы. Типизация портрета

Хотя после смерти Сталина прошло уже 57 лет и сменились два поколения, страсти по Иосифу Виссарионовичу все кипят и не стихают.

stalinism.ru

Уж слиш­ком вели­ко ока­за­лось его насле­дие для стра­ны. Про­яви­лось это и при обсуж­де­нии кан­ди­да­тур в кон­кур­се «Имя Рос­сии» в 2008 г., когда Ста­ли­на дви­га­ли-дви­га­ли, пере­дви­га­ли-пере­дви­га­ли бли­же к фини­шу, что­бы не допу­стить его посто­ян­но­го лидер­ства, даже анну­ли­ро­ва­ли про­ме­жу­точ­ные резуль­та­ты и нача­ли с нуля, но все рав­но и при пос­лед­нем обсуж­де­нии в сти­ле «допро­са с при­стра­сти­ем» далее 3-го места – и с неболь­шим раз­ры­вом от пер­во­го – задви­нуть не смо­гли. И, види­мо, имен­но тогда новый пре­зи­дент Мед­ве­дев понял, что такое отно­ше­ние к вождю – и это после 20 лет непре­рыв­ной тоталь­ной про­мыв­ки моз­гов в анти­ста­лин­ском направ­ле­нии – дело нешу­точ­ное и недо­пу­сти­мое.

Посколь­ку, поми­мо все­го про­че­го, любой, хоть сколь­ко-нибудь про­дол­жи­тель­ный инте­рес к Ста­ли­ну и его вре­ме­ни может с неиз­беж­но­стью заста­вить людей кое-что вспом­нить и сде­лать кое-какие – абсо­лют­но ненуж­ные нынеш­ним вла­стям – срав­не­ния и выводы…Например, такие. Ста­ли­ну было отпу­ще­но быть у вла­сти 30 лет: от холод­но­го и голод­но­го 1922-го – с сохой – до 1953-го – с атом­ной бом­бой. Вклю­чая 4 года страш­ней­шей вой­ны, когда, соб­ствен­но, на мир­ное стро­и­тель­ство у него оста­ва­лось при­мер­но 25 лет. Так поче­му же ему тогда – за его 25 лет – уда­лось сде­лать так мно­го, а сего­дня – за 25 лет «реформ и пере­стро­ек» (с 1985 г.) – не уда­ет­ся ниче­го?

Вот все это заста­ви­ло Дмит­рия Мед­ве­де­ва уже лич­но выска­зать­ся по это­му пово­ду: «Сей­час вдруг заго­во­ри­ли о ренес­сан­се ста­ли­низ­ма… Это­го нет и не будет. Это абсо­лют­но исклю­че­но. И это, если хоти­те, нынеш­няя госу­дар­ствен­ная идео­ло­гия». (Хотя очень хоте­лось бы напом­нить пра­во­ве­ду Мед­ве­де­ву, что соглас­но Ст.13.2 Кон­сти­ту­ции РФ «Ника­кая идео­ло­гия не может уста­нав­ли­вать­ся в каче­стве госу­дар­ствен­ной…») А назна­чив пред­се­да­те­лем сове­та при пре­зи­ден­те РФ по содей­ствию раз­ви­тию инсти­ту­тов граж­дан­ско­го обще­ства и пра­вам чело­ве­ка Миха­и­ла Федо­то­ва, дать ему пер­во­оче­ред­ную зада­чу: деста­ли­ни­за­ция обще­ствен­но­го созна­ния. «Суд вре­ме­ни» со злоб­ным небри­тым «судьей»-антисталинистом Сва­нид­зе, суще­ство­вав­ший на Пятом теле­ка­на­ле, – был имен­но одним из про­ек­тов по деста­ли­ни­за­ции.

Автор ста­тьи – оппо­нент деста­ли­ни­за­то­рам в доста­точ­ном объ­е­ме зна­ком с темой Ста­ли­на. Нема­ло читал о вожде. Раз­но­го. И хоро­ше­го, и пло­хо­го. Его без­дум­ным фана­ти­ком не явля­юсь, но обя­за­тель­но отдаю огром­ное долж­ное: и Ста­ли­ну лич­но, и его вели­ко­му вре­ме­ни побед и свер­ше­ний. И вовсе не пред­ла­гаю нико­му Ста­ли­на осо­бен­но любить или не любить. При­зы­ваю толь­ко к нему и его вре­ме­ни объ­ек­тив­но и чест­но отно­сить­ся. Хотя бы как у К. Симо­но­ва в «Живых и мерт­вых»: «Его люби­ли по-раз­но­му: без­за­вет­но и с ого­вор­ка­ми; и любу­ясь, и поба­и­ва­ясь; ино­гда даже не люби­ли. Но в его муже­стве и желез­ной воле не сомне­вал­ся ник­то» (после выступ­ле­ния по радио 3 июля 1941 г.) Вот и не надо в его госу­дар­ствен­ной воле и муже­стве в пре­об­ра­зо­ва­ни­ях по подъ­ему стра­ны сомне­вать­ся. Не надо играть­ся в любо­вь-нелю­бо­вь. Надо объ­ек­тив­но отда­вать долж­ное свер­ше­ни­ям того вре­ме­ни, кото­рые, по сути, имен­но и созда­ли весь фун­да­мент Совет­ско­го госу­дар­ства, на остат­ках кото­ро­го мы еще дожи­ва­ем.

И вот, насмот­рев­шись на всех этих Мле­чи­ных – Сва­нид­зе – Яси­ных – Томчи­ных – Зло­би­ных и иже с ними в «Суде вре­ме­ни» (и не толь­ко) – автор сде­лал для себя окон­ча­тель­ный вывод. И если 10 лет назад еще пола­гал мини­маль­но воз­мож­ным – нет, не заста­вить их быть хоть чуть объ­ек­тив­нее, но хотя бы несколь­ко поуме­рить агрес­сию в поле­ми­ке, то сей­час окон­ча­тель­но понял: это невоз­мож­но. Их нена­ви­сть – на ген­ном уров­не. Она ослеп­ля­ет и застав­ля­ет их толь­ко мстить. И все иное – бес­по­лез­но!

Зато абсо­лют­но чет­ко выри­со­вал­ся некий груп­по­вой порт­рет анти­ста­ли­ни­ста. С его харак­тер­ны­ми чер­та­ми и осо­бен­но­стя­ми.

1. Все они – безусловные западники.

У всех – пол­ней­шее, абсо­лют­ное, гене­ти­че­ское пре­кло­не­ние перед Запа­дом. Еще точ­нее – Аме­ри­кой. Они бук­валь­но молят­ся на Запад: там все хоро­шо и пре­крас­но, луч­ше даже и быть не может. Про­сто меч­та – наяву. У нас же все пло­хо, бес­про­буд­но, серо, ужас­но. И вооб­ще: веч­ная неиз­быв­ная лапот­но­сть. И пото­му им здесь очень скуч­но, тоск­ли­во, брезг­ли­во. Что, воз­мож­но, еще и пото­му, что…

2. У них – не совсем русское происхождение.

Ведь если при­гля­деть­ся, то у зна­чи­тель­ной части ста­ли­но­не­на­вист­ни­ков дей­стви­тель­но не совсем, ска­жем так, рус­ское про­ис­хож­де­ние. И по-насто­я­ще­му род­ных-то кор­ней у них здесь, в «этой стра­не», нет. Или же у них были и есть воз­мож­но­сти часто выез­жать на Запад, где они уже успе­ли стать граж­да­на­ми мира. Все ска­зан­ное – необя­за­тель­но, но… про­сле­жи­ва­ет­ся. Име­ет место. И в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни – в силу их запад­ни­че­ства и не совсем рус­ско­сти….

3. Они категорически отвергают идею особого русского пути развития.

И кате­го­ри­че­ски не при­ем­лют, услов­но гово­ря, русо­фи­лов, людей пат­ри­о­ти­че­ско­го тол­ка. По край­ней мере в их глав­ном посту­ла­те: утвер­жде­ни­ях о неко­ей осо­бой исто­ри­че­ской мис­сии Рос­сии. Хотя, даже если не вда­вать­ся в глу­бин­ные опре­де­ле­ния этой осо­бо­сти, исто­ри­че­ски все сло­жи­лось имен­но так. И, оче­вид­но, не слу­чай­но мы выде­ли­лись из хри­сти­ан­ства со сво­им пра­во­сла­ви­ем: Москва – Тре­тий Рим, а чет­вер­то­му – не бывать. Пола­гая, что имен­но мы – и толь­ко! – несем в мир пер­во­здан­ное хри­сти­ан­ство, в чем у нас кор­не­вые про­ти­во­ре­чия с като­ли­че­ством и уж тем более с рели­ги­ей капи­та­лиз­ма – про­те­стант­ством. И, оче­вид­но, не слу­чай­но, будучи дру­ги­ми, за идеи спра­вед­ли­во­сти мы пер­вы­ми в мире под­ня­ли соци­а­ли­сти­че­скую рево­лю­цию.

Ста­лин же, гру­зин по рож­де­нию, по духу и тра­ди­ци­о­на­лиз­му был бóль­шим рус­ским, чем мно­гие искон­но рус­ские. И имен­но поэто­му в том числе Ста­лин им как оли­це­тво­ре­ние и тор­же­ство это­го русо­филь­ства, да еще и в совет­ском его обли­чьи кате­го­ри­че­ски нена­ви­стен.

Они же, не при­зна­вая нашу осо­бость и наш тра­ди­ци­о­на­лизм, покло­ня­ют­ся совсем дру­гим богам…

4. Их бог – культ наживы, личного обогащения.

Наша исто­рия, ее кор­ни, без­услов­но, нало­жи­ли след на мен­таль­но­сть наше­го наро­да. У нас нет куль­та богат­ства, мас­со­вой тяги у зна­чи­тель­ной части наро­да по край­ней мере к лич­но­му обо­га­ще­нию и т.д. Это толь­ко у нас «Быть бога­тым – некра­си­во», «Бед­но­сть – не порок» и т.д. Нам вооб­ще при­выч­нее и уют­нее жить, пусть и небо­га­то, но при­мер­но в усло­ви­ях обще­го равен­ства, а бога­тых и супер­бо­га­тых у нас не любят. Ста­лин тако­го соци­аль­но­го рас­сло­е­ния не допус­кал, а воров сажал в тюрь­му. Т. е. при Ста­ли­не – ате­и­сте и ком­му­ни­сте – все эти веко­вые чая­ния боль­шин­ства наро­да были вопло­ще­ны в жиз­нь, и это каза­лось ему есте­ствен­ным и отно­си­тель­но спра­вед­ли­вым.

Оппо­нен­там же такая спра­вед­ли­во­сть в равен­стве – глу­бо­ко чуж­да. Их бог – богат­ство, нажи­ва, тяга к лич­но­му обо­га­ще­нию, инди­ви­ду­а­лизм. А посколь­ку Ста­лин таким «чая­ни­ям» духов­ных настав­ни­ков наших нынеш­них осу­ществ­лять­ся не давал и, более того, за попыт­ки «осу­ществ­ле­ния» давал уко­рот и нещад­но карал, то нынеш­ние…

5. Они могут быть из «пострадавших».

Хотя это и необя­за­тель­но. Но все же скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что у нема­лой части в их роду были и реаль­но постра­дав­шие, и репрес­си­ро­ван­ные. Пото­му их нынеш­няя борь­ба с при­зра­ком Ста­ли­на – есть лич­ная месть за про­шлое их близ­ких. Одна­ко есть и такие, кто лич­но не постра­дал никак, и «постра­да­ли» они, мож­но ска­зать, заоч­но – в неосу­ще­ствив­ших­ся тогда иде­ях их пред­ше­ствен­ни­ков: круп­но обо­га­щать­ся, быть гос­по­да­ми, «дво­ря­на­ми», эли­той. При Ста­ли­не это, да и вооб­ще в совет­ское вре­мя, было невоз­мож­но. Они дол­го жда­ли сво­е­го часа. В их серд­цах все это вре­мя зре­ла и мно­жи­лась бук­валь­но зве­ри­ная нена­ви­сть к под­няв­ше­му­ся с колен в их пони­ма­нии быд­лу и чер­ни. И, есте­ствен­но, к лапот­но­му вождю это­го быд­ла, лишив­ше­го их меч­ты. И имен­но поэто­му к тем, кто испо­ве­ду­ет иные прин­ци­пы, иное миро­воз­зре­ние они отно­сят­ся с пре­зре­ни­ем, как к недо­че­ло­ве­кам, плеб­су. И имен­но пото­му…

6. Они классово презирают «отсталый» русский народ, ненавидят эту «неправильную», не их Россию.

Это их пре­зре­ние к небо­гат­ству про­сти­ра­ет­ся шире и глуб­же. Если небо­гат – зна­чит неда­лек, недо­умок, неуч, необ­ра­зо­ван­щи­на, про­сто­лю­дин. Гру­бо гово­ря, чело­век вто­ро­го сор­та. Это их наду­ман­ный афо­ризм сего­дняш­не­го дня: если ты такой умный, то поче­му ты такой бед­ный. Ум иной они про­сто не могут понять, при­знать. И это такое их пре­зре­ние – уже почти клас­со­вое.

По их ран­жи­ру в Рос­сии есть, с одной сто­ро­ны, они – глу­бо­ко тос­ку­ю­щая в сво­ем пре­зре­нии каста «интеллектуалов»-западников. Или яко­бы интел­лек­ту­а­лов. Или мня­щих себе попасть в эту завет­ную касту… А с дру­гой – огром­ные мас­сы «отста­ло­го тем­но­го люда», кото­рый есть одна сплош­ная необ­ра­зо­ван­щи­на, серое быд­ло. И Ста­ли­ну они про­стить не могут – и нико­гда не про­стят! – нет, не жесто­ко­сти его даже, а его про­сто­на­род­ное про­ис­хож­де­ние, про­стой, обыч­ный, небо­га­тый стиль одеж­ды, незна­ние евро­пей­ских язы­ков. Для них Ста­лин – оли­це­тво­ре­ние мощи, силы и вели­чия это­го под­няв­ше­го­ся с колен наро­да, для кото­ро­го он стал обще­при­знан­ным и люби­мым вождем, бук­валь­но взды­бив­шим в полет столь нена­вист­ную им «лапот­ную» Рос­сию с ее «быд­лом и чер­нью».

И их яко­бы «плач» сквозь зубы и через губу о неис­чис­ли­мых бедах мно­го­стра­даль­но­го рус­ско­го наро­да – есть театр, лице­дей­ство, лице­ме­рие… В дей­стви­тель­но­сти же для них и рус­ский народ, и его «лапот­ный» вождь – одна сплош­ная посред­ствен­но­сть, необ­ра­зо­ван­щи­на. А вот, будь на его месте, допу­стим, «бле­стя­щий интел­лек­ту­ал», да еще и интер­на­ци­о­наль­но­го про­ис­хож­де­ния Троц­кий – «про­сти­ли» бы и даже не заме­ти­ли: и любые репрес­сии, и любые ГУЛА­Ги… А Ста­лин?.. Фу его, ази­ат­чи­ной пах­нет…

И вот, посколь­ку они нена­ви­дят вооб­ще «не ту» Рос­сию и пре­зи­ра­ют ее «отста­лый» народ, то тем более…

7. Им категорически противна сильная Россия.

Мы в силу обшир­ной гео­гра­фии нашей стра­ны про­сто не можем пред­став­лять себя малень­ки­ми. Что назы­ва­ет­ся, «в том числе» и через запя­тую… Для нас важ­но – силь­ное мощ­ное госу­дар­ство, кото­рое бы все, если не ува­жа­ли (что хоте­лось бы), то хотя бы при­зна­ва­ли наши силу и мощь. Малень­ки­ми, сла­бы­ми и раз­дроб­лен­ны­ми мы про­сто мен­таль­но не можем суще­ство­вать.

Ста­лин был оли­це­тво­ре­ни­ем тако­го госу­дар­ства, его мощи и неза­ви­си­мо­сти. И еще перед вой­ной мы пре­одо­ле­ли эко­но­ми­че­скую отста­ло­сть и вышли на уро­вень самых раз­ви­тых стран мира. При­ро­ст про­из­вод­ства, напри­мер, толь­ко за досроч­но выпол­нен­ную Вто­рую пяти­лет­ку соста­вил 73%, а сред­не­го­до­вой при­ро­ст – 17,2%! (Мыс­ли­мо ли, вида­но ли такое сего­дня?) По объ­е­му про­мыш­лен­ной про­дук­ции мы ста­ли вто­ры­ми в мире, усту­пая лишь США. И глав­ное! Ста­ли эко­но­ми­че­ски пол­но­стью неза­ви­си­мы­ми. Мы научи­лись все уметь – и все ста­ли делать сами! Удель­ный вес импорт­ной про­дук­ции к 1937 году уже не пре­вы­шал 0,7%.

Запад­ни­ки же кате­го­ри­че­ски хотят видеть нас сла­бы­ми, раз­дроб­лен­ны­ми. И пото­му Ста­лин в вели­чии нашей стра­ны им нена­ви­стен. И пото­му, отвер­гая любые, даже малей­шие чая­ния и надеж­ды о том, что­бы Рос­сия вно­вь когда-то смо­гла стать силь­ной и вно­вь объ­еди­нить наро­ды…

8. Они развенчивают, очерняют вообще «наше» всё.

Про­сто Ста­лин – наи­бо­лее бли­зок нам по вре­ме­ни, при нем мы достиг­ли осо­бо выда­ю­щих­ся успе­хов, побе­ди­ли в вой­не. При­знать все это они про­сто гене­ти­че­ски не могут. Пото­му что, если при­зна­вать хоть что-то, хоть часть, частич­ку, то при­дет­ся и при­зна­вать, пусть и тоже хотя бы частич­но, что и Ста­лин, ока­зы­ва­ет­ся, не так-то плох, и было, зна­чит, при нем что-то хоро­шее, важ­ное.

Зна­чит, луч­ше раз­вен­чи­вать вооб­ще все. Всю исто­рию госу­дар­ства Рос­сий­ско­го. Так, на вся­кий слу­чай… И сей­час в «Суде вре­ме­ни», в част­но­сти, все зри­мее про­яв­ля­ет­ся тен­ден­ция очер­нять уже вооб­ще все хоро­шее, все слав­ное и геро­и­че­ское, что было в нашей исто­рии. Не толь­ко за пре­сло­ву­тые 70 лет Совет­ской вла­сти, тем более в ее 30–50-е годы, а вооб­ще все…Ну а глав­ная, сего­дня пер­во­ооче­ред­ная…

9. Их задача – десталинизация.

Они очень хотят, очень наде­ют­ся суметь мас­со­во взра­щи­вать в сво­их исто­ри­че­ских «про­бир­ках» ни о чем не заду­мы­ва­ю­щих­ся и соци­аль­но необ­ра­зо­ван­ных про­зе­ли­тов. Тех, кого они будут зом­би­ро­вать чудо­вищ­но извра­щен­ной исто­ри­ей стра­ны по Мле­чи­ну-Сва­нид­зе. Посколь­ку дру­гой те про­сто не будут знать! Ими мыс­лит­ся взра­щи­ва­ние, созда­ние совер­шен­но ино­го, уже неза­и­део­ло­ги­зи­ро­ван­но­го слоя, кото­рый в силу сво­е­го обы­ва­тель­ско­го миро­воз­зре­ния и кате­го­ри­че­ско­го неуме­ния и неже­ла­ния само­сто­я­тель­но утруж­дать голо­ву будет тупо и послуш­но любить или нена­ви­деть толь­ко то, на что ему ука­жут.

А что же каса­ет­ся самих деста­ли­ни­за­то­ров, то в обще­нии с ними реко­мен­да­ция может быть един­ствен­ной: соблю­дать абсо­лют­ное спо­кой­ствие и не под­да­вать­ся на про­во­ка­ции. Пытать­ся всту­пать с ними в поле­ми­ку и в чем-то пере­убеж­дать каса­тель­но того вре­ме­ни – заня­тие бес­по­лез­ное. Это как раз­го­вор глу­хо­го со сле­пым. Слиш­ком силь­на их нена­ви­сть, да им и не нуж­на поле­ми­ка, что­бы что-то для себя в ней выяс­нить, уточ­нить. У них изна­чаль­но дру­гая зада­ча. Поэто­му про­сто надо дать им зай­тись в раже нена­ви­сти, самим себя нерв­но заве­сти, выплю­нуть все, что они хотят и успе­ют, а затем с улыб­кой адре­со­вать к угроб­лен­ным ими 25 годам «реформ и пере­стро­ек». Аргу­мен­ти­ро­ван­но срав­ни­вая их с дела­ми любых 25 ста­лин­ских. Пола­гаю, что Иосиф Вис­са­ри­о­но­вич счел бы такую линию оппо­ни­ро­ва­ния дела­ми достой­ной его Вре­ме­ни и пра­виль­ной.