Посмертная судьба Сталина. Тайное стало явным?

Может быть, Китай с Албанией были правы, обвиняя хрущевское руководство в подмене праха Сталина после его устранения?

Алек­сей Чич­кин
cont.ws

Пер­вые намё­ки на соде­ян­ное содер­жа­лись в ком­мен­та­ри­ях «Голо­са Аме­ри­ки», «Би-би-си» и радио «Сво­бо­да» ещё в мар­те-апре­ле 1953-го, при­чем со ссыл­ка­ми и на Васи­лия Ста­ли­на, сына вождя. В 1959 году в вене­су­эль­ском жур­на­ле «Cromos» на то же намек­нул и буду­щий нобе­лев­ский лау­ре­ат — репор­тёр Габ­ри­эль Гар­сия Мар­кес, посе­тив­ший Мав­зо­лей на Крас­ной пло­ща­ди в 1957 году. Инте­рес­но, что в СССР это мне­ние Мар­ке­са, уже все­ми при­знан­но­го вели­ко­го писа­те­ля, впер­вые реши­лись опуб­ли­ко­вать толь­ко в 1988 году, в эпо­ху пере­строй­ки и глас­но­сти.

У Габ­ри­э­ля Гар­сия Мар­ке­са было осо­бое отно­ше­ние и к Ста­ли­ну, и к обсто­я­тель­ствам его смер­ти 

Впе­чат­ле­ния Гар­сия Мар­ке­са, тогда ещё моло­до­го чело­ве­ка, ведь ему не было и 30 лет, от посе­ще­ния Мав­зо­лея в авгу­сте 1957 года очень харак­тер­ны: «Ста­лин спит послед­ним сном. …Выра­же­ние лица живое, пере­да­ю­щее чув­ство. Слег­ка вью­щи­е­ся воло­сы, усы, совсем не похо­жие на ста­лин­ские. Но ничто не подей­ство­ва­ло на меня так силь­но, как изя­ще­ство его рук с длин­ны­ми про­зрач­ны­ми ног­тя­ми. Это жен­ские руки» («Латин­ская Аме­ри­ка». М., Инсти­тут Латин­ской Аме­ри­ки АН СССР, 1988, №3).

Вряд ли сто­ит гово­рить, что со сто­ро­ны Г.Г. Мар­ке­са не могло быть и речи об иде­а­ли­за­ции Ста­ли­на и ста­лин­ско­го пери­о­да. Сам автор зна­ме­ни­тых «Ста лет оди­но­че­ства» был убеж­дён­ным сто­рон­ни­ком демо­кра­тии и про­тив­ни­ком дик­та­ту­ры любо­го рода. И это при том, что он всю жиз­нь дру­жил с кубин­ским лиде­ром Фиде­лем Кастро, кото­ро­го так назы­ва­е­мая демо­кра­ти­че­ская обще­ствен­но­сть ина­че как дик­та­то­ром и не назы­ва­ла. Образ покой­но­го Ста­ли­на настоль­ко силь­но подей­ство­вал на писа­те­ля, что он в пол­ной мере исполь­зо­вал его при напи­са­нии дру­го­го куль­то­во­го рома­на, «Осень пат­ри­ар­ха», где создан гени­аль­ный соби­ра­тель­ный порт­рет имен­но лати­но­аме­ри­кан­ско­го дик­та­то­ра.

Вско­ре эмо­ци­о­наль­но про­го­во­рил­ся насчёт убий­ства Ста­ли­на сам Хру­щёв, высту­пая 19 июля 1964 года на при­ё­ме в Крем­ле в честь вен­гер­ско­го лиде­ра Яно­ша Када­ра: «Чёр­но­го кобе­ля не отмо­ешь добе­ла. В исто­рии чело­ве­че­ства было нема­ло тира­нов, но все они погиб­ли так же от топо­ра, как сами свою власть под­дер­жи­ва­ли топо­ром». Радио «Сво­бо­да» в сво­ей пере­да­че на рус­ском язы­ке не замед­ли­ло с без­жа­лост­ным хлёст­ким ком­мен­та­ри­ем, назван­ным: «В чём при­знал­ся Хру­щёв?», 19 июля 1964 г., 14:30 мск). Впро­чем, в совет­ских и восточ­но­ев­ро­пей­ских СМИ, кро­ме албан­ских, румын­ских и юго­слав­ских, этот фраг­мент, по понят­ным при­чи­нам, пред­по­чли не пуб­ли­ко­вать.

Уже эти при­ве­дён­ные цита­ты (совет­ско­го пар­тий­но­го бос­са и вели­ко­го писа­те­ля) в соче­та­нии друг с дру­гом наво­дят на вопрос: что же ста­ло со ста­лин­ским пра­хом? Посмерт­ная судь­ба поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить чудо­вищ­ное кощун­ство в отно­ше­нии тела Ста­ли­на вско­ре после его кон­чи­ны, а точ­нее, убий­ства. Имен­но такая вер­сия смер­ти Ста­ли­на выбра­на авто­ром отню­дь не слу­чай­но, имен­но из-за той самой ого­вор­ки Хру­щё­ва.

Ещё через пол­то­ра десят­ка лет, 18 нояб­ря 1978 года, пред­ста­ви­тель Алба­нии в ООН Али Вэта пере­дал сво­е­му румын­ско­му кол­ле­ге по ООН Алто­ну Фарья­ну ответ Энве­ра Ход­жи, гла­вы ЦК Албан­ской пар­тии тру­да, на пред­ло­же­ние совет­ской сто­ро­ны о вос­ста­нов­ле­нии дипло­ма­ти­че­ских отно­ше­ний, пре­рван­ных ещё при Хру­щё­ве, в 1962 году. Совет­ская сто­ро­на пред­ла­га­ла заод­но пре­кра­тить и вза­им­ную идео­ло­ги­че­скую поле­ми­ку. Но в крат­ком отве­те из Тира­ны зна­чи­лось: «Рас­ска­жи­те прав­ду о послед­них днях Ста­ли­на, о судь­бе его пра­ха, отме­ни­те реше­ния XX и XXII съез­дов КПСС, фаль­си­фи­ци­ру­ю­щие дея­тель­но­сть тов. Ста­ли­на. Тогда воз­мож­ны пере­го­во­ры».

Музей Лени­на и Ста­ли­на в Тира­не 

Но в Москве, по понят­ным при­чи­нам, не реши­лись на такие шаги. Алба­ния, напом­ним, при­дер­жи­ва­лась сво­ей орто­док­саль­ной пози­ции в отно­ше­нии Ста­ли­на и ста­лин­ско­го пери­о­да в исто­рии СССР и КПСС вплоть до пере­во­ро­та 1990 года. При этом, несмот­ря на сме­ну режи­ма, в Тира­не и поны­не сохра­ня­ет­ся Музей Лени­на и Ста­ли­на (откры­тый ещё 1 мая 1952 года, при жиз­ни «вождя наро­дов». В музее нахо­дит­ся поис­ти­не уни­каль­ный набор доку­мен­тов прак­ти­че­ски по всей исто­рии Рос­сий­ской импе­рии, СССР и КПСС с кон­ца XIX века до 70-х годов века XX. Там же — ни с чем не срав­ни­мая кол­лек­ция архив­ных мате­ри­а­лов о болез­ни и кон­чи­не Ста­ли­на, о посмерт­ной судь­бе его пра­ха, о его сыне Васи­лии Ста­ли­не и т.п.

Не менее при­ме­ча­те­лен так­же теле­фон­ный раз­го­вор гене­рал-лей­те­нан­та ВВС Васи­лия Ста­ли­на со сво­им шофе­ром Алек­сан­дром Фев­ра­лё­вым, запи­сан­ный МГБ вече­ром 9 мар­та 1953 г., т.е. вско­ре после похо­рон И.В. Ста­ли­на.

Гово­рит Васи­лий Ста­лин: «Сколь­ко людей пода­ви­ли, жут­ко! Спе­ци­аль­но это устро­и­ли?! Был жут­кий слу­чай при про­ща­нии в Доме Сою­зов: под­хо­дит ста­руш­ка-мона­хи­ня с клю­кой, а невда­ле­ке в почет­ном карау­ле Мален­ков, Берия, Моло­тов, Мико­ян, Бул­га­нин. И вдруг она кри­чит им: «Уби­ли, сво­ло­чи, радуй­тесь! Будь­те вы про­кля­ты!» Что с ней потом ста­ло?»

Есть нема­ло экс­пер­тов, кото­рые утвер­жда­ют, что это была раз­ра­бо­тан­ная ЦРУ США опе­ра­ция «Моцарт», преду­смат­ри­вав­шая либо устра­не­ние Ста­ли­на его «сорат­ни­ка­ми», либо взрыв дачи в Нем­чи­нов­ке, где Ста­лин нахо­дил­ся почти посто­ян­но с фев­ра­ля 1953-го (подроб­нее см., напри­мер, Энвер Ход­жа, «Хру­щев­цы и их наслед­ни­ки», Тира­на, на рус­ском язы­ке, 1977 г.). Васи­лий Ста­лин посто­ян­но гово­рил и даже кри­чал, что «отца уби­ва­ют», «уже уби­ли». Послед­нее, с рыда­ни­я­ми, он повто­рял и в Колон­ном зале Дома Сою­зов 6–8 мар­та, а так­же в день похо­рон и после. По ряду дан­ных, это слы­ша­ли неко­то­рые ино­стран­ные деле­га­ции, воз­да­вая послед­ние поче­сти Ста­ли­ну в те дни. Васи­лий утвер­ждал так­же, что в Мав­зо­лее нахо­дит­ся не тело его отца, а искус­ствен­но­го двой­ни­ка. Сам же Ста­лин вско­ре после кон­чи­ны был кре­ми­ро­ван, посколь­ку из-за яда лицо Иоси­фа Вис­са­ри­о­но­ви­ча очень силь­но изме­ни­лось. Извест­ный исто­рик Ана­то­лий Уткин отме­ча­ет: «Я думаю, что с устра­не­ни­ем Васи­лия в 1962 году могли заме­тать сле­ды соде­ян­но­го с самим Ста­ли­ным».

Сын Ста­ли­на ещё в нача­ле мар­та 1953-го напра­вил пер­вое пись­мо в ЦК КПК, утвер­ждая, что его отца умерт­ви­ли. Как извест­но, Мао Цзэ­дун, а так­же Ким Ир Сен, Хо Ши Мин, Энвер Ход­жа не при­е­ха­ли на похо­ро­ны Ста­ли­на, навер­ня­ка рас­по­ла­гая под­твер­жда­ю­щей инфор­ма­ци­ей. По име­ю­щим­ся дан­ным, схо­жие два пись­ма, но ещё и с утвер­жде­ни­я­ми о быст­рой кре­ма­ции его отца вско­ре после кон­чи­ны, а так­же с прось­бой о поли­ти­че­ском убе­жи­ще или хотя бы о лече­нии, Васи­лий напра­вил в Пекин в 1960 году. И вла­сти КНР уже ста­ви­ли перед пар­тий­ным руко­вод­ством СССР вопрос о его выез­де туда или в Алба­нию для лече­ния. Но тщет­но.

Парк Ста­ли­на в китай­ском Хар­би­не при­ни­ма­ет гостей и в наши дни 

А 19 мар­та 1962 года Васи­лий Ста­лин ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся в Каза­ни. По офи­ци­аль­ной вер­сии, от послед­ствий хро­ни­че­ско­го алко­го­лиз­ма. Но едва ли, ибо сотруд­ни­ки КГБ почти неде­лю иска­ли в его квар­ти­ре, по сви­де­тель­ствам его сосе­дей и жены, Капи­то­ли­ны Васи­лье­вой (1918−2006), копии или чер­но­ви­ки тех писем оста­ют­ся в КНР. А в Тира­не и Пхе­нья­не хру­щев­ские эмис­са­ры выяс­ня­ли, полу­ча­ли ли те же пись­ма Энвер Ход­жа и Ким Ир Сен. Но тоже тщет­но. При­чем вся эта ситу­а­ция была отра­же­на в СМИ Китая и Алба­нии в сере­ди­не 60-х, когда, напом­ним, Москва была чуть ли не шаге от вой­ны с КНР и Алба­ни­ей.

Есть дан­ные, что Васи­лий Ста­лин успел пере­дать руко­пись сво­их вос­по­ми­на­ний, вклю­ча­ю­щих упо­мя­ну­тые пись­ма, в китай­ское посоль­ство. При его жиз­ни они не пуб­ли­ко­ва­лись, ибо сохра­ня­лась надеж­да, что его удаст­ся вывез­ти в Китай. Пуб­ли­ка­ция же столь откро­вен­ных вос­по­ми­на­ний при жиз­ни В. Ста­ли­на лишь уско­ри­ла бы его кон­чи­ну.

Вос­по­ми­на­ния были опуб­ли­ко­ва­ны на китай­ском язы­ке изда­тель­ством «Жэнь­минь чуба­нь­пэ» («Народ­ное изда­тель­ство») при ЦК КПК уже в декабре 1962 года под назва­ни­ем: «Чест­ное сло­во: исто­рия Васи­лия Ста­ли­на». А пре­ди­сло­вие к ним напи­сал мар­шал Е Цзя­ньи­нь, заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Наци­о­наль­но­го Сове­та обо­ро­ны и пре­зи­дент Ака­де­мии воен­ных наук КНР. В пре­ди­сло­вии гово­ри­лось о том, что Васи­лий Ста­лин, «сын вели­ко­го сво­е­го отца, был лич­но зна­ком с Пред­се­да­те­лем Мао (они позна­ко­ми­лись ещё в кон­це 1949 г. во вре­мя визи­та Мао в СССР. – Прим. авт.) и поль­зо­вал­ся его без­гра­нич­ным дове­ри­ем и глу­бо­ким ува­же­ни­ем». Кон­чи­ну Васи­лия мар­шал назвал «воз­ник­шей в резуль­та­те зло­го умысла». А «про­ти­во­ре­чия меж­ду КНР и СССР есть след­ствие поли­ти­ки хру­щев­ских рене­га­тов».

Когда в 1962-м нача­лась пуб­лич­ная поле­ми­ка меж­ду КПСС и КПК, в одном из писем китай­ско­го ЦК (в 1963 г.) отме­ча­лось: «Совет­ское руко­вод­ство вынес­ло тело Ста­ли­на из Мав­зо­лея и пре­да­ло сожже­нию». Пона­ча­лу эта сло­вес­ная пере­пал­ка, вклю­чая упо­мя­ну­тое пись­мо, без купюр пуб­ли­ко­ва­лась и в «Прав­де» и «Жэнь­минь жибао» (в 1963–64 гг.). Но совет­ские жур­на­ли­сты под дик­тов­ку Хру­щё­ва в ответ­ных поле­ми­че­ских ста­тьях спо­кой­но про­игно­ри­ро­ва­ли столь пря­мое обви­не­ние в чудо­вищ­ном под­ло­ге.

В этом кон­тек­с­те при­ме­ча­тель­но и ещё одно сви­де­тель­ство – Чин Пена (1924−2013), руко­во­ди­те­ля малай­ской ком­пар­тии с сере­ди­ны 1940-х до нача­ла 1990-х. Как извест­но, эта пар­тия разо­рва­ла отно­ше­ния с КПСС в свя­зи с выно­сом ста­лин­ско­го сар­ко­фа­га из Мав­зо­лея 31 октяб­ря 1961 года. А доку­мен­таль­ный фильм «Послед­ний ком­му­ни­ст» малай­ско­го режис­сё­ра Ами­ра Муха­ма­да о Чин Пене (2006 г.) до сих пор запре­щен в Малай­зии.

Из при­вет­ствия Чин Пена VII съез­ду Албан­ской пар­тии тру­да (Тира­на, 3 нояб­ря 1976 г.): «Нена­ви­сть к Ста­ли­ну — это про­яв­ле­ние лжи, зави­сти и раз­ру­ши­тель­ных дей­ствий хру­щев­ской и про­хру­щев­ской руко­во­дя­щей груп­пы. Доста­точ­но напом­нить окри­ки Хру­ще­ва китай­ской и албан­ской деле­га­ци­ям на III съез­де румын­ской ком­пар­тии в 1960 году: «Если вам так нужен Ста­лин, то заби­рай­те у нас его гроб! Мы при­шлем его в спе­ци­аль­ном ваго­не!»

По ряду дан­ных, Пекин и Тира­на в нача­ле 60-х годов два­жды пред­ла­га­ли Хру­ще­ву напра­вить им сар­ко­фаг со Ста­ли­ным, что озна­ча­ло бы пол­ный идео­ло­го-поли­ти­че­ский раз­рыв Тира­ны и Пеки­на с СССР, фак­ти­че­ски нача­тый вско­ре после 1956 г. Кро­ме того, в СССР в 1960–61 гг. рас­про­стра­ня­лись листов­ки, что в Пеки­не вско­ре постро­ят алба­но-китай­ский мав­зо­лей для Ста­ли­на. Офи­ци­аль­ных тому под­твер­жде­ний нет, но с учё­том упо­мя­ну­тых просьб к Хру­ще­ву, мож­но пред­по­ло­жить реаль­но­сть тако­го про­ек­та.

Мав­зо­лея Ста­ли­на в Китае нет, но его порт­ре­ты, как и порт­ре­ты Лени­на — повсю­ду 

Так или ина­че, но, по сви­де­тель­ствам Кан Шэна (гла­вы мини­стер­ства без­опас­но­сти КНР) и Энве­ра Ход­жи, раз­гне­ван­ный Хру­щев про­во­ка­ци­он­но оскор­бил прах Ста­ли­на на пере­го­во­рах с китай­ской деле­га­ци­ей в пред­две­рии XXII съез­да КПСС: «Неуже­ли вам с албан­ца­ми нуж­на эта дох­лая кля­ча?! Заби­рай­те, если нуж­на». Но эта «пере­да­ча» удо­сто­ве­ри­ла бы под­ме­ну в мос­ков­ском Мав­зо­лее, что, види­мо, тоже вхо­ди­ло в китай­ско-албан­ские пла­ны. Одна­ко это­го не про­изо­шло: хру­щев­ские сорат­ни­ки, сослав­шись на горяч­но­сть Ники­ты Сер­ге­е­ви­ча, отка­за­лись от тако­го меро­при­я­тия. Дескать, судь­ба ста­лин­ско­го пра­ха – исклю­чи­тель­но внут­рен­нее дело СССР и КПСС.

Но китай­ская деле­га­ция на ХХII съез­де КПСС (конец октяб­ря 1961 г.) во гла­ве с пре­мье­ром Чжоу с помо­щью Мао Цзэ­ду­на доби­лась раз­ре­ше­ния не толь­ко посе­тить новое место упо­ко­е­ния Ста­ли­на, но и воз­ло­жить там венок живых цве­тов с над­пи­сью на его лен­тах (на двух язы­ках): «Вели­ко­му марк­си­сту това­ри­щу И. Ста­ли­ну. В знак того, что КПК не раз­де­ля­ла пози­цию Н. Хру­ще­ва, направ­лен­ную про­тив И. Ста­ли­на» («Синь­хуа», Пекин, 16.10.2009, 03.11. 1961).

В КНР и сего­дня при­дер­жи­ва­ют­ся той же пози­ции. Как отме­ча­ла «Washington Post» 17.10.2017 г., «Си Цзинь­пин под­твер­жда­ет вер­но­сть Китая рево­лю­ци­он­ный фило­со­фии чело­ве­ка, кото­ро­го Мао не еди­но­жды назы­вал сво­им «вели­ким учи­те­лем и стар­шим бра­том»: это Иосиф Ста­лин. Когда пять лет назад XVIII съезд КПК впер­вые утвер­дил его в долж­но­сти, това­рищ Си объ­явил: «Пре­не­бре­гать исто­ри­ей СССР и КПСС, пре­не­бре­гать Лени­ным и Ста­ли­ным рав­но­цен­но пагуб­но­му исто­ри­че­ско­му ниги­лиз­му. Это пута­ет наши мыс­ли и под­ры­ва­ет пар­тию на всех уров­нях».

В канун 65-й годов­щи­ны (2018 г.) со дня «офи­ци­аль­ной» кон­чи­ны Ста­ли­на, гла­ва ЦК КПК выска­зал­ся более жёст­ко: «Счи­таю, что для насто­я­щих ком­му­ни­стов И.В. Ста­лин по зна­чи­мо­сти сво­ей дея­тель­но­сти и лич­но­сти не мень­ше В.И. Лени­на. А по про­цен­ту пра­виль­ных реше­ний ему вооб­ще нет рав­ных в миро­вой исто­рии». Неслу­чай­но по сей день в КНР сохра­ня­ют­ся про­спек­ты и ули­цы Ста­ли­на: в Хар­би­не и Даля­ни (Даль­нем), Люй­шу­не (Порт-Арту­ре) и Урум­чи, Цзи­ли­не и Куль­д­же. А ещё, к при­ме­ру, рабо­та­ет Парк Ста­ли­на в Хар­би­не (око­ло 400 га), огром­ный порт­рет-памят­ник уста­нов­лен и береж­но сохра­ня­ет­ся в дере­вень­ке Наньц­зе, послед­ней ком­му­не в Китае, где до сих пор сохра­ня­ет­ся тра­ди­ци­он­ный уклад пер­вых лет стро­и­тель­ства соци­а­лиз­ма и ком­му­низ­ма.

В завер­ше­ние это­го обзо­ра нель­зя не вспом­нить ремар­ку Уин­сто­на Чер­чил­ля, про­из­не­сён­ную вско­ре после отстав­ки Хру­ще­ва (октябрь 1964 г.): «…это един­ствен­ный поли­тик в исто­рии чело­ве­че­ства, кото­рый объ­явил тоталь­ную вой­ну мерт­ве­цу. Но мало того: он умуд­рил­ся её про­иг­рать».

А память о совет­ском вожде и сего­дня сохра­ня­ют не толь­ко в Китае, Север­ной Корее или Албан

Мемо­ри­аль­ная доска в Вене (Австрия) на доме, где Ста­лин в 1913 году рабо­тал над ста­тьёй «Марк­сизм и наци­о­наль­ный вопрос» 

Ули­ца Ста­ли­на в ком­му­не Фра­ме­ри (Бель­гия) 

Ста­лин-Роад, город Кол­че­стер (Англия)