«Феноменальный участок». Почему европейцы восторгаются российскими дачами?

Камий Робер-Бёф: «Для европейца такой участок - феномен! Нигде в Европе нет такого количества земли с посадками, овощами, ягодами» © / Фото Марии Максимовой / АиФ
Камий Робер-Бёф: «Для европейца такой участок - феномен! Нигде в Европе нет такого количества земли с посадками, овощами, ягодами» © / Фото Марии Максимовой / АиФ

Француженка Камий Робер-Бёф приезжает в Россию уже не в первый раз. Предмет её научных интересов – дачи. Если для нас 6 соток с грядками – дело привычное, то во Франции даже две сотки собственной земли – роскошь.

zakustom.com

Камий, сту­дент­ка гео­гра­фи­че­ско­го факуль­те­та Париж­ско­го уни­вер­си­те­та, заин­те­ре­со­ва­лась обра­зом жиз­ни казан­ских дач­ни­ков несколь­ко лет назад.

«В Каза­ни сто­я­ла жут­кая жара, одна из моих рус­ских подруг при­гла­си­ла меня к себе на дачу, – рас­ска­зы­ва­ет Камий. – Я была пора­же­на: для евро­пей­ца такой уча­сток – фено­мен! Нигде в Евро­пе нет тако­го коли­че­ства зем­ли с посад­ка­ми, ово­ща­ми, яго­да­ми! Мне нуж­но было писать диплом­ную рабо­ту, и я реши­ла посвя­тить её дачникам».Французские одно­группни­ки назва­ли её сума­сшед­шей, когда узна­ли тему дипло­ма. Но она ни о чём не жале­ет. Самым увле­ка­тель­ным ока­за­лось общать­ся с сами­ми дач­ни­ка­ми. «Надо же, столь­ко лет копа­ем­ся на сво­их гряд­ках, а такое видим пер­вый раз!» – удив­ля­лись они. Но анке­ты запол­ня­ли охот­но: что сажа­ют (цве­ты, ово­щи или яго­ды), исполь­зу­ют ли удоб­ре­ния, помо­га­ют ли дети и вну­ки, как скла­ды­ва­ют­ся отно­ше­ния с сосе­дя­ми, про­ве­де­ны ли вода, элек­три­че­ство и газ.

«Выво­ды полу­чи­лись инте­рес­ные, – делит­ся Камий. – Ока­зы­ва­ет­ся, рус­ским очень важ­на связь с при­ро­дой. Они не все­гда име­ют дачу толь­ко для того, что­бы выра­щи­вать ово­щи для еды. Они про­сто полу­ча­ют удо­воль­ствие, нахо­дясь сре­ди зеле­ни».

Во Фран­ции зем­ля сто­ит очень доро­го. А садо­вые това­ри­ще­ства и участ­ки кро­шеч­ные. «Фран­цуз­ским садо­во­дам и не сни­лись двух­этаж­ные доми­ки, у нас сто­ят малень­кие фур­гон­чи­ки, похо­жие на сараи, – почти зави­ду­ет Камий. – Для меня загад­ка, поче­му люди в Рос­сии ещё не поте­ря­ли инте­рес к при­уса­деб­но­му хозяй­ству».

Я пыта­юсь объ­яс­нить ей, что для мно­гих рос­сий­ских дач­ни­ков это спо­соб выжи­ва­ния, что эти сот­ки накор­ми­ли чуть ли не всё насе­ле­ние стра­ны и сколь­ко ещё накор­мят! Но, кажет­ся, она так и не поня­ла: «Есть же супер­мар­ке­ты, где всё это мож­но купить!»

На вопрос о том, меч­та­ет ли Камий о соб­ствен­ной даче, она кива­ет: если толь­ко в Рос­сии. Рус­ский язык она учит ещё со шко­лы, запо­ем чита­ет Чехо­ва и слу­ша­ет груп­пу «Кино». «В сле­ду­ю­щем году при­ве­зу сюда роди­те­лей. В буду­щем хочу рабо­тать пре­по­да­ва­те­лем гео­гра­фии в вузе. Воз­мож­но, в Каза­ни или Петер­бур­ге. А к ста­ро­сти куп­лю уча­сток в рус­ском при­го­ро­де, раз­ве­ду там цвет­ник, поса­жу ово­щи и ябло­ни. Кто зна­ет, вдруг полу­чит­ся?»