Фотореалистичная живопись шариковой ручкой от Андрея Полетаева

Современное «независимое» направление Ballpoint Pen Art (искусство рисования шариковой ручкой) по-настоящему взорвало интернет и с тех самых пор оно процветает и развивается, претендуя на место достойного соперника в ряду других молодых разновидностей изобразительного искусства.

bigpicture.ru

Андрей Поле­та­ев – один из пер­во­про­ход­цев и про­вид­цев это­го направ­ле­ния. Его любо­вь к улич­ной жиз­ни и её изоб­ра­же­нию быст­ро ста­ла зако­но­да­те­лем мод в обла­сти рисо­ван­ных город­ских пей­за­жей. Непре­взой­ден­ное тех­ни­че­ское совер­шен­ство и вни­ма­ние к дета­лям одно­знач­но выде­ля­ют его из общей мас­сы худож­ни­ков попу­ляр­но­го направ­ле­ния.

То, что когда-то было дет­ским хоб­би, пере­ро­сло в нескон­ча­е­мую страсть и пре­дан­но­сть город­ской теме. Поле­та­ев иссле­до­вал мно­гие обла­сти живо­пи­си, вклю­чая мас­ло, каран­даш, скульп­ту­ру и дру­гие изоб­ра­зи­тель­ные тех­ни­ки, но рисо­ва­ние шари­ко­вой руч­кой – это то, в чем худож­ник дей­стви­тель­но достиг высо­чай­ше­го уров­ня.

«В каж­дом рисун­ке я совер­шен­ствую осво­ен­ные тех­ни­ки и внед­ряю новые», – гово­рит Андрей Поле­та­ев. «Я ста­ра­юсь добить­ся мак­си­маль­но­го эффек­та опти­че­ско­го обма­на. Я при­ме­няю мно­го раз­ных сло­ев чер­нил: слои очень лег­ких и длин­ных маз­ков, плот­но при­ле­га­ю­щие друг к дру­гу; слои, нане­сен­ные под дру­ги­ми угла­ми для созда­ния одно­род­ных серых поверх­но­стей; слои, нано­си­мые при более высо­ком дав­ле­нии на перо. Пере­мен­ная плот­но­сть штри­хов, их дли­на и угол, под кото­рым они при­ме­ня­ют­ся; остро­та или напро­тив – сма­зан­но­сть, созда­ют вос­при­я­тие поверх­но­стей с раз­лич­ной тек­сту­рой, а несколь­ко сло­ев чер­нил созда­ют ощу­ще­ние глу­би­ны».

И вправ­ду, слож­но пред­ста­вить, какая нуж­на точ­но­сть руки, какое про­вид­че­ское зре­ние, для того что­бы с помо­щью двух цве­тов создать десят­ки оттен­ков, а с помо­щью одной тонень­кой линии при­да­вать изоб­ра­же­нию трех­мер­ный объ­ем. Навер­ное, в этом и кро­ет­ся сек­рет без­услов­но­го успе­ха Андрея Поле­та­е­ва.