Кто хозяин на Черном море

Черноморского флота РФ в Севастополе, 2018 год © Сергей Мальгавко/ТАСС
Празднование Дня Черноморского флота РФ в Севастополе, 2018 год © Сергей Мальгавко/ТАСС
Вик­тор Литов­кин — о том, что Крым обну­лил аме­ри­кан­ский флот у южных гра­ниц Рос­сии

Ска­жу сра­зу, я тоже счи­таю, что уча­стие аме­ри­кан­ских кораб­лей в сов­мест­ных уче­ни­ях с укра­ин­ским фло­том силь­но повы­ша­ет воен­ную напря­жен­но­сть в Чер­ном море, как и регу­ляр­ные захо­ды эсмин­цев США и НАТО с кры­ла­ты­ми раке­та­ми боль­шой даль­но­сти «Тома­гавк» в аква­то­рию, омы­ва­ю­щую южные гра­ни­цы нашей стра­ны. И было бы здо­ро­во, если бы такие по боль­шо­му сче­ту про­во­ка­ци­он­ные дей­ствия наших так назы­ва­е­мых парт­не­ров были пре­кра­ще­ны. Раз и навсе­гда. Но пони­маю, что ни Вашинг­тон, ни Брюс­сель не отка­жут­ся от демон­стра­тив­но­го дав­ле­ния на нашу стра­ну, от вызы­ва­ю­щей демон­стра­ции сво­е­го воен­но­го пре­вос­ход­ства. Кото­ро­го, к тому же, в дей­стви­тель­но­сти и не суще­ству­ет. В чем я опять же согла­сен с гос­по­ди­ном Гол­дстай­ном.

Какова реальность столкновения

В чем я не согла­сен? В том, что при­сут­ствие аме­ри­кан­ских кораб­лей в чер­но­мор­ских водах может при­ве­сти к бое­во­му столк­но­ве­нию США и Рос­сии, и тем более — к вой­не. При всей сво­ей демон­стра­тив­ной наг­ло­сти эсмин­цы ВМС США, как и кораб­ли дру­гих натов­ских госу­дар­ств, ведут себя в аква­то­рии Чер­но­го моря доста­точ­но осто­рож­но и не захо­дят в рай­о­ны про­ве­де­ния уче­ний и бое­вых стрельб кораб­лей Чер­но­мор­ско­го фло­та Рос­сии. Послед­ние сов­мест­ные уче­ния Укра­и­ны и НАТО Sea Breeze — 2019 были даже досроч­но пре­кра­ще­ны, пото­му что один из рай­о­нов этих манев­ров чер­но­мор­цы объ­яви­ли закры­тым для пла­ва­ния. Они соби­ра­лись устро­ить там ракет­ные и артил­ле­рий­ские стрель­бы.

Итак, мы при­шли к выво­ду — о чем я готов поспо­рить с авто­ром жур­на­ла The National Interest, — что реаль­ное столк­но­ве­ние аме­ри­кан­ско­го (натов­ско­го) фло­та и рос­сий­ско­го — мало­ве­ро­ят­но. Но если подой­ти к это­му вопро­су чисто тео­ре­ти­че­ски, так ска­зать, с лабо­ра­тор­ным ана­ли­зом, то с гос­по­ди­ном Гол­дстай­ном нель­зя не согла­сить­ся. Для ВМС США нет ника­ких шан­сов ока­зать­ся побе­ди­те­лем в схват­ке с Чер­но­мор­ским фло­том Рос­сии у бере­гов Кры­ма. И вот поче­му.

Военнослужащий на палубе эсминца ВМС США James E. Williams, прибывшего с визитом в Одесский морской порт Архип Верещагин/ТАСС

Воен­но­слу­жа­щий на палу­бе эсмин­ца ВМС США James E. Williams, при­быв­ше­го с визи­том в Одес­ский мор­ской порт © Архип Верещагин/ТАСС

«Москиты» против «Томагавков»

Нач­нем свои рас­суж­де­ния с ана­ли­за кон­вен­ции Мон­трё 1936 года. Соглас­но ее поло­же­ни­ям, кораб­ли нечер­но­мор­ских госу­дар­ств могут нахо­дить­ся в аква­то­рии Чер­но­го моря не боль­ше трех недель — 21 день, а их общий тон­наж не может пре­вы­шать 30 тыс. тонн. В край­нем слу­чае, может дохо­дить до 45 тыс. тонн. На граж­дан­ские суда эти огра­ни­че­ния не рас­про­стра­ня­ют­ся.

Какие кораб­ли США и НАТО в свя­зи с кон­вен­ци­ей могут одно­вре­мен­но нахо­дить­ся в Чер­ном море? При­мер­но такие: один крей­сер типа «Тикон­де­ро­га» с сот­ней кры­ла­тых ракет боль­шой даль­но­сти «Тома­гавк» на бор­ту и про­чим воору­же­ни­ем: тор­пед­ны­ми аппа­ра­та­ми, зенит­ны­ми раке­та­ми, ракет­но-бом­бо­вы­ми уста­нов­ка­ми и про­чим. Он име­ет водо­из­ме­ще­ние око­ло 10 тыс. тонн. Плюс несколь­ко эсмин­цев типа «Арли Бёрк» с 50 «Тома­гав­ка­ми» и про­чим воору­же­ни­ем. Водо­из­ме­ще­ние каж­до­го — око­ло 7 тыс. тонн.

Такой крей­сер и три-четы­ре эсмин­ца, не счи­тая судов обес­пе­че­ния и при­кры­ва­ю­щих их истре­би­те­лей и штур­мо­ви­ков, — очень мощ­ная сила, спо­соб­ная при­не­сти мно­го раз­ру­ше­ний как в Кры­му, так и в евро­пей­ской части Рос­сии. Тем более что даль­но­сть дей­ствия «Тома­гав­ков» — 1500 кило­мет­ров. Это с обыч­ным осна­ще­ни­ем. С ядер­ным — до 2,3 тыс. кило­мет­ров.

Американский крейсер типа "Тикондерога" EPA/MARK R. CRISTINO

Аме­ри­кан­ский крей­сер типа «Тикон­де­ро­га» © EPA/MARK R. CRISTINO

Что им может про­ти­во­по­ста­вить Рос­сия? В Кры­му, в Сева­сто­по­ле у нас есть ракет­ный крей­сер про­ек­та 1146 «Москва» с 16 пус­ко­вы­ми уста­нов­ка­ми про­ти­во­ко­ра­бель­ных ракет П-1000 «Вул­кан», даль­но­сть дей­ствия кото­рых почти 700 кило­мет­ров. Там же, на глав­ной базе ЧФ, есть два ракет­ных кораб­ля на воз­душ­ной подуш­ке ске­го­во­го типа про­ек­та 1239 под назва­ни­ем «Бора» и «Самум». Они воору­же­ны сверх­зву­ко­вой про­ти­во­ко­ра­бель­ной раке­той «Мос­кит» (3М80), на Запа­де ее назы­ва­ют «Сол­неч­ный ожог». Таких ракет на каж­дом кораб­ле по восе­мь штук.

Осо­бен­но­сть «Мос­ки­та» заклю­ча­ет­ся в том, что он несет­ся над водой зиг­за­гом на высо­те до четы­рех мет­ров в обла­ке водя­ной пыли и обна­ру­жить его лока­то­ром невоз­мож­но. Под­ле­тая к чужо­му кораблю, раке­та дела­ет стой­ку, как коб­ра, и обру­ши­ва­ет­ся на чужую палу­бу как дамо­клов меч, про­би­вая ее насквозь. А если уче­сть, что у нее тита­но­вая бое­го­лов­ка, кото­рая, заго­рев­шись, не может быть ничем поту­ше­на и взры­ва­ет­ся, раз­но­ся все вокруг на сот­ни мет­ров, то спа­се­ния от нее нет. Да, даль­но­сть поле­та 3М80 — 110 кило­мет­ров. Для Чер­но­го моря — в самый раз.

А мы еще не гово­рим о сто­ро­же­ви­ках клас­са «Адми­рал Эссен» про­ек­та 11356, таких на Чер­ном море — три, с восе­мью пус­ко­вы­ми уста­нов­ка­ми кры­ла­тых ракет боль­шой даль­но­сти «Калибр» на бор­ту, эффек­тив­но­сть дей­ствия кото­рых мы пом­ним по собы­ти­ям в Сирии. Есть еще шесть дизель­ных под­вод­ных лодок клас­са «Вар­ша­вян­ка» про­ект 636.6 с теми же «Калиб­ра­ми» на бор­ту и тор­пе­да­ми, тор­пе­да­ми-раке­та­ми. На крым­ских аэро­дро­мах — истре­би­тель­ная, штур­мо­вая и бом­бар­ди­ро­воч­ная авиа­ция — Су-24, Су-30МС, Су-34, Ту-22М3, чуть даль­ше в Ростов­ской обла­сти, а это все вме­сте с Кры­мом — Южный воен­ный округ, истре­би­те­ли-пере­хват­чи­ки МиГ-31 с гипер­зву­ко­вой раке­той «Кин­жал». Той самой, о кото­рой рас­ска­зы­вал пре­зи­дент Вла­ди­мир Путин и испы­та­ния кото­рой виде­ли все, в том числе и наши недоб­ро­же­ла­те­ли, на Меж­ду­на­род­ных армей­ских играх в авгу­сте нынеш­не­го года.

Сверхзвуковой истребитель-перехватчик МиГ-31К с гиперзвуковой ракетой "Кинжал" Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Сверх­зву­ко­вой истре­би­тель-пере­хват­чик МиГ-31К с гипер­зву­ко­вой раке­той «Кин­жал» © Алек­сей Никольский/пресс-служба пре­зи­ден­та РФ/ТАСС

И это я еще не упо­ми­наю о систе­мах ПВО, в том числе и зенит­но-ракет­ном ком­плек­се С-400, кото­рый при­кры­ва­ет Крым­ский полу­ост­ров с воз­ду­ха, и о систе­мах радио­элек­трон­ной борь­бы как на зем­ле, так и на кораб­лях и само­ле­тах.

Мно­гие пом­нят исто­рию с аме­ри­кан­ским эсмин­цем «Дональд Кук» — его пару лет назад обле­тел наш Су-24 с вклю­чен­ной систе­мой РЭБ «Хиби­ны». Эки­па­жу эсмин­ца рез­ко не понра­ви­лось, когда из строя на кораб­ле вышла вся элек­тро­ни­ка и он на вре­мя ока­зал­ся пара­ли­зо­ван­ным.

Больше денег Пентагону?

Под­во­жу итог: аме­ри­кан­ский воен­ный экс­перт, без­услов­но, прав. Кораб­лям под звезд­но-поло­са­тым фла­гом, как и их сател­ли­там из стран НАТО, с их угро­жа­ю­щи­ми и про­во­ка­ци­он­ны­ми захо­да­ми через Дар­да­нел­лы и Бос­фор нече­го делать в Чер­ном море, если они в кри­ти­че­ский момент не хотят кор­мить рыбеш­ку на его дне.

Впро­чем, кон­вен­цию Мон­трё ник­то не отме­нял — они име­ют пра­во нахо­дить­ся в ней­траль­ных водах Чер­но­го моря и у бере­гов сво­их союз­ни­ков и под­шеф­но-под­над­зор­ных три неде­ли, а потом — к себе, восво­я­си. Глав­ное, что­бы не меша­ли оте­че­ствен­ным кораб­лям про­во­дить заня­тия и уче­ния по бое­вой под­го­тов­ке в сво­бод­ных чер­но­мор­ских аква­то­ри­ях. Так же, как они скром­но потес­ни­лись во вре­мя послед­них сво­их уче­ний Sea Breeze — 2019.

Военные учения НАТО Sea Breeze–2019 в Черном море EPA-EFE/VASSIL DONEV

Воен­ные уче­ния НАТО Sea Breeze–2019 в Чер­ном море © EPA-EFE/VASSIL DONEV

Прав­да, после заоч­ной дис­кус­сии с гос­по­ди­ном Гол­дстай­ном оста­ет­ся откры­тым вопрос, зачем он опуб­ли­ко­вал в жур­на­ле The National Interest ста­тью с небла­го­при­ят­ным про­гно­зом для аме­ри­кан­ских ВМС? Как-то не очень пат­ри­о­тич­но с его сто­ро­ны. Но если поду­мать о том, что таким обра­зом аме­ри­кан­ский воен­ный экс­перт ука­зы­ва­ет сво­е­му пре­зи­ден­ту и кон­грес­су на необ­хо­ди­мо­сть выде­ле­ния допол­ни­тель­ных сред­ств на раз­ви­тие и совер­шен­ство­ва­ние ВМС США, то ста­но­вит­ся понят­на его тре­во­га.

Боль­ше денег Пен­та­го­ну — боль­ше денег аме­ри­кан­ско­му ВПК — боль­ше денег на уси­ле­ние вашинг­тон­ско­го доми­ни­ро­ва­ния. Вот смысл оче­ред­ной пуб­ли­ка­ции в The National Interest. И этим все ска­за­но.