Как наказывать за оскорбление русского языка и культуры

В публичную плоскость вылился очередной акт презрения к одному из аспектов русской жизни. На этот раз оскорблениями в адрес русского языка отметился один из весьма образованных людей страны, профессор ВШЭ Гасан Гусейнов. Чем именно замечательно его высказывание, почему за это надо наказывать и каким образом?

vz.ru

Про­ро­че­ство Энди Уор­хо­ла о воз­мож­но­сти каж­до­му полу­чить свои 15 минут сла­вы про­дол­жа­ет оправ­ды­вать­ся. Мало кто, кро­ме кол­лег, сту­ден­тов и род­ствен­ни­ков, до вче­раш­не­го дня знал о суще­ство­ва­нии про­фес­со­ра Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки, док­то­ра фило­ло­ги­че­ских наук Гаса­на Чин­ги­зо­ви­ча Гусей­но­ва. Несмот­ря на то, что он напи­сал более ста науч­ных и пуб­ли­ци­сти­че­ских ста­тей и был соав­то­ром «Мифо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» и энцик­ло­пе­дии «Мифы наро­дов мира».

А вот сто­и­ло Гаса­ну Гусей­но­ву в Facebook назвать совре­мен­ный рус­ский язык «убо­гим и кло­ач­ным», а Рос­сию – «этой стра­ной» и «поряд­ком оди­чав­шей стра­ной», и о нем тут же напи­са­ли прак­ти­че­ски все рос­сий­ские СМИ, неза­ви­си­мо от их поли­ти­че­ской ори­ен­та­ции. При­чем слож­но понять, как дей­ству­ет меха­низм хай­па, в резуль­та­те кото­ро­го одни скан­даль­ные выска­зы­ва­ния про­хо­дят мимо вни­ма­ния пуб­ли­ки, а дру­гие вызы­ва­ют рез­кую мас­со­вую реак­цию.

Гусей­нов не впер­вые кри­ти­ку­ет рос­сий­ское обще­ство и совре­мен­ный рус­ский язык. Вот что он писал в 2016 году на сай­те Меж­ду­на­род­но­го фран­цуз­ско­го радио: «Рус­ский язык в совет­ское вре­мя был не толь­ко совет­ским, или не для всех совет­ским. Пред­ла­гая себя миру как вели­кий интер­на­ци­о­на­ли­за­тор, он был велик раз­но­об­ра­зи­ем и щед­ро­стью наук – гума­ни­тар­ных и есте­ствен­ных. Шови­ни­сти­че­ские миаз­мы бро­ди­ли, конеч­но, и в нем, как без них. Но вся­кая идей­ная тух­ля­ти­на, вро­де жидо­ед­ства и чур­ко­ед­ства, зна­ла свое место. И анти­за­пад­ные рвот­ные мас­сы совет­ских теле­ви­зи­он­ных про­па­ган­до­нов каза­лись в 1960–1980-е годы лег­ко смы­ва­е­мы­ми. А вся­кие отдуш­ки в виде собра­ний сочи­не­ний Ана­то­ля Фран­са или Эми­ля Золя и вовсе созда­ва­ли у обра­зо­ван­ной пуб­ли­ки ощу­ще­ние циви­ли­за­ци­он­ной ста­биль­но­сти. Поче­му же эта ста­биль­но­сть пошат­ну­лась?».

Или вот еще, из све­же­го: «Мне вот кажет­ся, что не слу­чай­но в Рос­сий­ской Феде­ра­ции декри­ми­на­ли­зо­ва­ли семей­ное наси­лие. По мино­ва­нии совет­ской вла­сти захо­те­ли, было, тут у нас сде­лать, как в циви­ли­зо­ван­ных стра­нах. А сей­час, после крым­на­ша, все-таки реши­ли, что рано еще. Пото­му что насто­я­щая семья – она на муж­ни­ном кула­ке дер­жит­ся, а не на пра­вах чело­ве­ка ваших либе­ра­сти­че­ских, не на евро­гей­ских прин­ци­пах. И бабы долж­ны знать свое место. Осо­бен­но хох­луш­ки. А рус­ский чело­век – мужик, сол­дат и Ваг­нер с атом­ной бом­бой, отец, муж и стар­ший брат. А что брат пошел вой­ной на бра­та, так сопро­тив­лять­ся не надо было. Сами вино­ва­ты, что не задра­ли лап­ки – как в Кры­му. Но ниче­го, дай­те срок, мы вас научим поко­рять­ся био­ло­ги­че­ско­му боль­шин­ству».

Сло­вом, поли­ти­че­ская пози­ция про­фес­со­ра ВШЭ абсо­лют­но понят­на, одно­знач­на и прак­ти­че­ски ничем не отли­ча­ет­ся от отно­ше­ния к Рос­сии све­же­пре­став­лен­но­го Вла­ди­ми­ра Буков­ско­го. Раз­ве что, в отли­чие от Буков­ско­го, Гусей­нов не был ули­чен в педо­фи­лии, хотя писал и на эту тему тоже:

Одна­ко фунт пре­зре­ния по отно­ше­нию ко все­му рус­ско­му совер­шен­но не мешал Гаса­ну Гусей­но­ву рабо­тать в госу­дар­ствен­ной Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки и полу­чать зар­пла­ту от столь нелю­би­мо­го им госу­дар­ства. Более того, он сам пред­по­чи­та­ет пре­по­да­вать в Рос­сии, а не за гра­ни­цей, вот еще одна цита­та: «Воз­мож­но, я имен­но поэто­му вер­нул­ся из Гер­ма­нии – мне очень не хва­та­ет запа­са немец­ких, англий­ских сти­хов, поэ­ти­че­ских ассо­ци­а­ций для пол­но­цен­но­го пре­по­да­ва­ния там. Пре­по­да­ва­ние здесь дает воз­мож­но­сть быст­ро реа­ги­ро­вать, ска­жем так, на то вдох­но­ве­ние, кото­рое дают сту­ден­ты. Здесь я могу вме­сто дол­гих объ­яс­не­ний сти­хо­тво­ре­ние про­ци­ти­ро­вать – мне это­го ресур­са не хва­та­ет для ино­языч­ной сре­ды. На род­ном язы­ке пре­по­да­вать лег­че, для сту­ден­тов луч­ше, преж­де все­го».

Про­фес­сор Гусей­нов, без­услов­но, очень обра­зо­ван­ный чело­век, но он явно не пони­ма­ет одну про­стую вещь. Если рань­ше посту­ли­ру­е­мое им пре­зре­ние к раз­лич­ным аспек­там рус­ской жиз­ни было впол­не соци­аль­но одоб­ря­е­мым, то тепе­рь ситу­а­ция кар­ди­наль­ным обра­зом изме­ни­лась. Актив­ной части обще­ства надо­е­ло, что живу­щие за счет гос­бюд­же­та люди счи­та­ют нор­маль­ным пуб­лич­но выска­зы­вать не кри­ти­ку, нет, а оскорб­ле­ния в адрес Рос­сии.

Соб­ствен­но, само сло­во­со­че­та­ние «эта стра­на» ста­вит серьез­ный вопрос: а что вооб­ще дела­ет тот, кто упо­треб­ля­ет эту фор­му­ли­ров­ку, в нашей стра­не?

И совер­шен­но не прин­ци­пи­аль­но, кто гово­рит «эта стра­на» – сын Чин­ги­за Гаса­на-оглы Гусей­но­ва и Мари­ны Давы­дов­ны Гри­блат Гасан Чин­ги­зо­вич Гусей­нов, или Иван Ива­но­вич Ива­нов, сре­ди пред­ков кото­ро­го сплошь рус­ские кре­стья­не из глу­бин­ки, доку­да не дош­ли мон­го­ло-тата­ры и вооб­ще хоть три года ска­чи, ни до како­го госу­дар­ства не доска­чешь.

Любо­вь к Рос­сии и русо­фо­бия совер­шен­но не зави­сят от этни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния. Сре­ди истин­ных пат­ри­о­тов Рос­сии есть пред­ста­ви­те­ли раз­ных этно­сов и рас, а сре­ди тех, кому «стыд­но быть рус­ским», нема­ло корен­ных руса­ков.

Похо­же, то, что ситу­а­ция серьез­но изме­ни­лась, не до кон­ца пони­ма­ет и непо­сред­ствен­ный началь­ник Гусей­но­ва, рек­тор ВШЭ Яро­слав Кузь­ми­нов. Он напи­сал, что пози­ция про­фес­со­ра «вызы­ва­ет воз­ра­же­ния по суще­ству» и что «пре­по­да­ва­тель уни­вер­си­те­та, вхо­дя в пуб­лич­ное про­стран­ство – а Facebook явля­ет­ся пуб­лич­ным про­стран­ством – дол­жен думать о том, что его пове­де­ние в Сети отра­жа­ет­ся на репу­та­ции его кол­лег». Но столь ожи­да­е­мой фра­зы «уни­вер­си­тет при­нял реше­ние рас­торг­нуть кон­тракт с Г.Ч Гусей­но­вым» Кузь­ми­нов не напи­сал.

Без­услов­но, вузы, в том числе – госу­дар­ствен­ные, во всех стра­нах мира уже не первую сот­ню лет явля­ют­ся источ­ни­ком воль­но­дум­ства и оппо­зи­ци­он­но­сти. В этом нет ниче­го стран­но­го, страш­но­го или необыч­но­го. Но при­ла­га­тель­ные «убо­гий», а уж тем более «кло­ач­ный» по отно­ше­нию к язы­ку, на кото­ром мы все гово­рим и пишем – это не оппо­зи­ци­он­но­сть. Это оскорб­ле­ние, базар­ная руга­нь, не име­ю­щая ника­ко­го отно­ше­ния к поли­ти­че­ской пози­ции.

Уволь­нять или не уволь­нять Гусей­но­ва – это, конеч­но, част­ное дело ВШЭ и лич­но Кузь­ми­но­ва. Но орга­ни­зо­вать обще­ствен­ную кам­па­нию за его отстра­не­ние от пре­по­да­ва­тель­ской рабо­ты в вузе, рабо­та­ю­щим на наши нало­ги – такое же неоспо­ри­мое пра­во любо­го оскорб­лен­но­го выска­зы­ва­ни­я­ми док­то­ра фило­ло­ги­че­ских наук чело­ве­ка.

В заклю­че­ние про­ци­ти­ру­ем извест­но­го писа­те­ля Сер­гея Лукья­нен­ко:

«Про­фес­сор ВШЭ, с его чудес­ны­ми наез­да­ми на рус­ский «убо­гий кло­ач­ный язык» и «оди­чав­шую стра­ну», заслу­жи­ва­ет похва­лы.

То ли по общей про­сто­те нату­ры, то ли в силу вре­мен­ной эмо­ци­о­наль­но­сти, про­фес­сор ляп­нул то, что в его окру­же­нии гово­рят толь­ко в дру­же­ском кру­гу людей «с хоро­ши­ми лица­ми». Сей­час он будет вся­че­ски сда­вать назад, но доста­точ­но про­чи­тать его пост – и все ста­нет ясно.

Так что для про­буж­де­ния рус­ско­го само­со­зна­ния и пат­ри­о­тиз­ма про­фес­сор фило­ло­гии сде­лал нема­ло. Хоть и ничуть это­го не хотел…

Вы пред­ставь­те наше­го про­фес­со­ра в Баку, гово­ря­ще­го что-нибудь вро­де «убо­гий у нас язык, вооб­ще его нет, турец­ким поль­зу­ем­ся!». Или в Тель-Ави­ве, изре­ка­ю­щим «убо­гий наш язык, это же искус­ствен­ная рекон­струк­ция, кото­рой сто лет все­го!». И еще про «оди­ча­лую стра­ну». И что «слож­но раз­ве азер­бай­джан­цам выучить еще и армян­ский» и «слож­но раз­ве евре­ям выучить еще и араб­ский»?

Пред­ста­ви­ли?

Нере­аль­но, прав­да! А если и ляп­нет такую дурь кто-то, то мигом выле­тит из всех уни­вер­си­те­тов и под­верг­нет­ся все­об­ще­му осуж­де­нию.

А живя в Рос­сии, будучи пре­по­да­ва­те­лем в выс­шей шко­ле – мож­но. И ниче­го за это не будет.

И нико­гда не было…»

Все-таки хочет­ся наде­ять­ся, что ситу­а­ция в нашей стра­не на самом деле изме­ни­лась, и одни­ми лишь воз­му­щен­ны­ми ста­тья­ми и запи­ся­ми в соц­се­тях дело не кон­чит­ся.