Каза­лось бы, все точ­ки над «ё» в вопро­се ста­ли­низ­ма были рас­став­ле­ны, стра­ни­цы исто­рии пере­вер­ну­ты, стра­на вошла в совер­шен­но иную эпо­ху, име­ну­е­мую «отте­пель». Впе­ре­ди были гран­ди­оз­ные свер­ше­ния, в том числе пер­вый полет чело­ве­ка в кос­мос. Но поче­му же 60 лет спу­стя оцен­ки тех собы­тий ста­но­вят­ся все более поляр­ны­ми, поче­му все чаще и все реши­тель­ней пыта­ют­ся раз­об­ла­чить раз­об­ла­чи­те­лей куль­та лич­но­сти Ста­ли­на? Не оста­ет­ся в дол­гу и дру­гая сто­ро­на, гово­ря о недо­ста­точ­ном пока­я­нии, ренес­сан­се ста­ли­низ­ма и въев­шем­ся в голо­вы «раб­ском мен­та­ли­те­те». При­чи­ны для дис­кус­сии есть – к докла­ду Хру­ще­ва оста­лось мно­же­ство вопро­сов.

Что гово­рил Хру­щев

Спра­вед­ли­во­сти ради отме­тим: мы до сих пор не зна­ем точ­но, что гово­рил Ники­та Хру­щев без мало­го полу­то­ра тыся­чам деле­га­тов XX съез­да, пред­став­ляв­шим почти семь мил­ли­о­нов чле­нов пар­тии по всей стра­не. Засе­да­ние 25 фев­ра­ля было объ­яв­ле­но закры­тым, то есть про­хо­ди­ло без прес­сы и пред­ста­ви­те­лей зару­беж­ных ком­пар­тий, в том числе пра­вя­щих – из стран соци­а­ли­сти­че­ско­го лаге­ря. Сам доклад был объ­яв­лен сек­рет­ным. Выступ­ле­ние на засе­да­нии не про­то­ко­ли­ро­ва­лось. Пре­ний и обсуж­де­ния не про­во­ди­лось – деле­га­там было пред­ло­же­но одоб­рить поло­же­ния речи Хру­ще­ва, что и было сде­ла­но.

Вплоть до кру­ше­ния Совет­ско­го Сою­за текст докла­да XX съез­ду не пуб­ли­ко­вал­ся в офи­ци­аль­ной совет­ской печа­ти. Но то – в совет­ской. Уже в нача­ле лета 1956 года текст докла­да в пере­во­де на англий­ский язык был опуб­ли­ко­ван Госде­пар­та­мен­том США и газе­той «Нью-Йорк Таймс». На рус­ском, в обрат­ном пере­во­де, доклад опуб­ли­ко­вал НТС – Народ­но-тру­до­вой союз, одна из актив­ных запад­ных анти­со­вет­ских орга­ни­за­ций, родив­ших­ся в бело­эми­гра­ции, про­фа­шист­ская по идео­ло­гии и встав­шая на сто­ро­ну Гит­ле­ра во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны.

В веща­нии на Восточ­ную Евро­пу и Совет­ский Союз доклад цити­ро­ва­ли радио­стан­ции «Голос Аме­ри­ки», «Сво­бод­ная Евро­па» и «Осво­бож­де­ние» (сей­час послед­ние две – радио «Сво­бо­да»). Таким обра­зом, уже к кон­цу 1956 года «сек­рет­ный» в СССР доку­мент стал фак­то­ром идео­ло­ги­че­ской борь­бы про­тив само­го Сою­за и его сател­ли­тов.

Ино­стран­ный вояж сек­рет­но­го доку­мен­та

Отно­си­тель­но того, как доклад XX съез­ду попал за гра­ни­цу, суще­ству­ет мно­же­ство вер­сий. Так, Рай­н­хард Гелен, руко­во­див­ший в то вре­мя запад­но­гер­ман­ской раз­вед­кой, в вос­по­ми­на­ни­ях уве­рял, что это имен­но его служ­ба выкра­ла доку­мент чуть ли не из само­го Крем­ля. Есть вер­сия и о «руке Мос­са­да» в этой тай­ной опе­ра­ции. Одна­ко факт оста­ет­ся фак­том – дру­гих сек­рет­ных доку­мен­тов эти, да и дру­гие ино­стран­ные раз­вед­ки в то вре­мя из СССР не выво­зи­ли, а будь у них такая воз­мож­но­сть и доступ в свя­тая свя­тых, пред­по­чли бы, навер­ное, что-нибудь более суще­ствен­ное, чем сен­са­ци­он­ная (для прес­сы) речь Хру­ще­ва. Ведь понят­но, что после такой «засвет­ки», как пуб­ли­ка­ция докла­да на Запа­де, на аген­ту­ре сле­до­ва­ло бы ста­вить жир­ный кре­ст.

Не исклю­че­но, что лав­ры чело­ве­ка, пер­вым пере­пра­вив­ше­го иско­мый текст на Запад, при­над­ле­жат кор­ре­спон­ден­ту агент­ства «Рей­тер» Джо­ну Рет­ти, рабо­тав­ше­му с 1950 года в Москве. Он рас­ска­зы­ва­ет, что в пер­вых чис­лах мар­та 1956-го в гости­ни­це «Москва» его наве­стил сто­лич­ный зна­ко­мый, некий Костя Орлов. В его отно­ше­нии у Рет­ти были серьез­ные подо­зре­ния, что тот агент КГБ, спе­ци­аль­но при­став­лен­ный к ино­стран­но­му жур­на­ли­сту, что­бы вте­реть­ся в дове­рие. Имен­но этот Орлов «по боль­шо­му сек­ре­ту» и посвя­тил Рет­ти в дета­ли докла­да Хру­ще­ва XX съез­ду. Объ­яс­нив по ходу дела, что уви­дел доку­мент в руках у сво­е­го дру­га, чле­на пар­тии.

С дру­гой сто­ро­ны, поль­ский жур­на­ли­ст Вик­тор Гра­ев­ский уве­ря­ет, что доклад пере­дал на Запад имен­но он. А уви­дел он сек­рет­ный текст совер­шен­но слу­чай­но – в каби­не­те сво­ей подру­ги, кото­рая рабо­та­ла в аппа­ра­те пер­во­го сек­ре­та­ря ЦК Поль­ской объ­еди­нен­ной рабо­чей пар­тии. Мол, доку­мент лежал на сто­ле в крас­ной папоч­ке, подру­га вышла по делам… Сде­лав копию, Гра­ев­ский пере­дал ее в изра­иль­ское посоль­ство в Вар­ша­ве, отку­да доку­мент попал в США.

Есть и еще несколь­ко не менее стран­ных вер­сий «утеч­ки», в каж­дой из кото­рых при­сут­ству­ет вопи­ю­ще неком­пе­тент­ное обра­ще­ние пар­тий­ных орга­нов и сотруд­ни­ков гос­бе­зо­пас­но­сти с сек­рет­ны­ми доку­мен­та­ми. Насколь­ко вопи­ю­щее, что ряд пост­со­вет­ских исто­ри­ков не без осно­ва­ний поста­ви­ли вопрос о том, кому же все-таки пред­на­зна­чал­ся доклад – XX съез­ду, совет­ско­му наро­ду или Запа­ду в каче­стве опре­де­лен­но­го сиг­на­ла. По край­ней мере скла­ды­ва­лось ощу­ще­ние, что спец­служ­бы при­ло­жи­ли все уси­лия, дабы утеч­ка состо­я­лась.

Не вно­сят ясно­сти в вопрос и вос­по­ми­на­ния само­го Хру­ще­ва. По его сло­вам, после XX съез­да копии докла­да были отправ­ле­ны для озна­ком­ле­ния руко­во­ди­те­лям брат­ских ком­пар­тий в стра­ны совет­ско­го бло­ка. В то вре­мя Восточ­ную Евро­пу лихо­ра­ди­ло, бла­го­да­ря чему «сек­рет­ный» доку­мент и утек за желез­ный зана­вес из одно­го из каби­не­тов. Откры­тым, прав­да, оста­ет­ся вопрос, зачем пред­ста­ви­те­лей брат­ских ком­пар­тий попро­си­ли поки­нуть зал засе­да­ний 25 фев­ра­ля 1956 года. Неуже­ли затем, что­бы через пару дней разо­слать им текст докла­да с гри­фом «совсе­к­рет­но» для озна­ком­ле­ния?

11 вер­сий докла­да «О куль­те лич­но­сти»

Как уже упо­ми­на­лось, в офи­ци­аль­ной совет­ской печа­ти доклад «О куль­те лич­но­сти и его послед­стви­ях» не пуб­ли­ко­вал­ся. Вме­сто это­го газе­ты напе­ча­та­ли летом 1956 года поста­нов­ле­ние Пре­зи­ди­у­ма ЦК КПСС от 30 июня под назва­ни­ем «О пре­одо­ле­нии куль­та лич­но­сти и его послед­ствий» – «мяг­кий», «адап­ти­ро­ван­ный» вари­ант. При этом еще 5 мар­та 1956 года гриф «сек­рет­но» с текста реше­но было снять, заме­нив на «не для печа­ти», и озна­ко­мить с ним ком­му­ни­стов на пар­тий­ных собра­ни­ях. Но озна­ком­ле­ние шло в уст­ной фор­ме, каж­дый экзем­пляр блюли как зени­цу ока. В резуль­та­те такой изуст­ной пере­да­чи слу­хи вокруг докла­да, а так­же раз­лич­ные его вари­а­ции воз­ни­ка­ли один за дру­гим.

Напом­ним, что «ори­ги­наль­ный» текст докла­да в то же самое вре­мя транс­ли­ро­ва­ли запад­ные радио­стан­ции, НТС рас­про­стра­нял бро­шю­ры, ходил доклад и в сам­из­да­те. Совет­ское руко­вод­ство иду­щие с Запа­да вари­ан­ты не при­зна­ва­ло, отсы­лая кор­ре­спон­ден­тов за ком­мен­та­ри­я­ми к гла­ве ЦРУ Але­ну Дал­ле­су.

Ситу­а­ция скла­ды­ва­лась пара­док­саль­ная. Вла­ди­мир Сухо­де­ев (в 1956 году – ответ­ствен­ный работ­ник аппа­ра­та ЦК КПСС) вспо­ми­нал: «Заме­чу, что есть 11 редак­ций это­го докла­да… Това­ри­щи в Поль­ше полу­чи­ли экзем­пляр, пере­ве­ли его на поль­ский и опуб­ли­ко­ва­ли. Его пере­пе­ча­та­ли аме­ри­кан­цы, пере­ве­дя уже на англий­ский. Сле­до­ва­тель­но, доклад появил­ся и у нас в СССР – неофи­ци­аль­но, в обрат­ном пере­во­де; сте­пе­нь раз­но­чте­ний мож­но себе пред­ста­вить».

«Поста­нов­ле­ние, кор­рек­ти­ру­ю­щее закры­тый доклад Хру­ще­ва, было необ­хо­ди­мой мерой», – уточ­нял Сухо­де­ев.

Пуб­ли­ка­ция 1989 года

В 1989 году Полит­бю­ро ЦК КПСС при­ня­ло реше­ние опуб­ли­ко­вать (впер­вые!) кано­ни­че­ский вари­ант докла­да «О куль­те лич­но­сти и его послед­стви­ях». Пуб­ли­ка­цию гото­вил Алек­сан­др Яко­влев – сорат­ник Гор­ба­че­ва, архи­тек­тор пере­строй­ки, член Полит­бю­ро ЦК КПСС и глав­ный идео­лог пар­тии и совет­ско­го госу­дар­ства.

Но и к этой пуб­ли­ка­ции, уви­дев­шей свет в жур­на­ле «Изве­стия ЦК КПСС», есть ряд вопро­сов. Во-пер­вых, мно­гие деле­га­ты XX съез­да отме­ча­ли, что чте­ние докла­да про­хо­ди­ло в гро­бо­вой тиши­не – все слу­ша­ли Хру­ще­ва, бук­валь­но зата­ив­шись. Во-вто­рых, доклад, соглас­но офи­ци­аль­ной вер­сии, не сте­но­гра­фи­ро­вал­ся. Опуб­ли­ко­ван­ная же в 1989 году вер­сия выпол­не­на «под сте­но­грам­му» – в ней в ско­боч­ках в нуж­ных местах отме­че­на реак­ция зала: «дви­же­ние в зале», «ожив­ле­ние в зале», «шум воз­му­ще­ния в зале», «апло­дис­мен­ты», «бур­ные, про­дол­жи­тель­ные апло­дис­мен­ты». То есть с боль­шой долей веро­ят­но­сти мы вно­вь име­ем дело с прав­ле­ной вер­си­ей.

По вос­по­ми­на­ни­ям деле­га­тов съез­да, Хру­щев (во мно­гом – чело­век настро­е­ния) в ходе огла­ше­ния докла­да отхо­дил от печат­но­го текста. Вклю­че­ны ли эти импро­ви­за­ции к «кано­ни­че­скую» вер­сию – не извест­но.

Нако­нец, текст докла­да образ­ца 1989 года слиш­ком уж соот­но­сит­ся с кон­цеп­ци­ей само­го Алек­сандра Яко­вле­ва, изло­жен­ной уже после кру­ше­ния СССР в пре­ди­сло­вии к рус­ско­му изда­нию «Чер­ной кни­ги ком­му­низ­ма»: «Авто­ри­те­том Лени­на уда­рить по Ста­ли­ну, по ста­ли­низ­му. А затем, в слу­чае успе­ха, Пле­ха­но­вым и соци­ал-демо­кра­ти­ей бить по Лени­ну, либе­ра­лиз­мом и «нрав­ствен­ным соци­а­лиз­мом» – по рево­лю­ци­о­на­риз­му вооб­ще».

Имен­но это «авто­ри­те­том Лени­на уда­рить по Ста­ли­ну» и про­ис­хо­дит в пер­вой части опуб­ли­ко­ван­ной «кано­ни­че­ской» вер­сии докла­да. Впро­чем, Яко­влев ого­ва­ри­ва­ет­ся, что план раз­ру­шить совет­ский тота­ли­тар­ный режим через тота­ли­тар­ную дис­ци­пли­ну пар­тии начал фор­ми­ро­вать­ся у него имен­но после XX съез­да. Так что, впол­не воз­мож­но, архи­тек­тор пере­строй­ки под­смот­рел у Хру­ще­ва один из его при­е­мов.

В любом слу­чае ника­ко­го дру­го­го офи­ци­аль­но­го источ­ни­ка, кро­ме пуб­ли­ка­ции 1989 года, у нас по это­му вопро­су нет.

Ленин про­тив Ста­ли­на

В чем же Хру­щев обви­нил Ста­ли­на? В отхо­де от ленин­ских прин­ци­пов пар­тий­ной рабо­ты, кол­ле­ги­аль­но­сти при­ня­тия реше­ний, фак­ти­че­ски в узур­па­ции вла­сти. Чем, сле­ду­ет отме­тить, нанес суще­ствен­ный ущерб авто­ри­те­ту КПСС, что было осо­зна­но пар­тий­ны­ми орга­на­ми прак­ти­че­ски мгно­вен­но. Вла­ди­мир Сухо­де­ев вспо­ми­нал, как рабо­та­ли над поста­нов­ле­ни­ем от 30 июня 1956 года, «скор­рек­ти­ро­вав­шим» край­но­сти Хру­ще­ва:

«Выс­шее пар­тий­ное руко­вод­ство пони­ма­ло, что сле­ду­ет избе­гать край­но­стей», – гово­рил он. «[Поста­нов­ле­ние] писа­ли в аппа­ра­те ЦК – в основ­ном сила­ми орг­парт­от­де­ла и наше­го отде­ла про­па­ган­ды по союз­ным рес­пуб­ли­кам СССР. Мы име­ли пря­мой выход на Миха­и­ла Андре­еви­ча Сус­ло­ва, носи­ли ему свои пред­ло­же­ния, с чем-то он согла­шал­ся, с чем-то – нет. Одна из глав­ных край­но­стей докла­да Хру­ще­ва – тезис о том, что пар­тий­ной жиз­ни при Ста­ли­не не было, все под­мял под себя культ. В поста­нов­ле­нии же осо­бо под­чер­ки­ва­ет­ся: пар­тия жила, пар­тий­ная рабо­та на местах, орга­ни­за­ции и ком­му­ни­сты рабо­та­ли…».

Но далее Хру­щев утвер­жда­ет, что имен­но узур­па­ция вла­сти и поз­во­ли­ла Ста­ли­ну раз­вя­зать в стра­не тер­рор в 1935, 1937, 1938 годах. В основ­ном, прав­да, новый пер­вый сек­ре­тарь гово­рил в 1956 году про тер­рор в отно­ше­нии ста­рых пар­тий­ных кад­ров.

Разъ­яс­не­ния о роли пар­тии, таким обра­зом, толь­ко усу­гу­би­ли пута­ни­цу. Так кто же несет ответ­ствен­но­сть?

Хру­щев про­тив Берии

Отдель­но и неод­но­крат­но Хру­щев обру­ши­ва­ет­ся на Лав­рен­тия Берию, недав­но раз­об­ла­чен­ную «бан­ду Берии» и на дела, «сфаб­ри­ко­ван­ные этой бан­дой». Напом­ним, что гла­ва МВД и член Полит­бю­ро был аре­сто­ван и рас­стре­лян в 1953 году по обви­не­нию в шпи­о­на­же, рабо­те на мно­го­чис­лен­ные раз­вед­ки, наме­ре­нии лик­ви­ди­ро­вать совет­ский строй, воз­ро­дить гос­под­ство бур­жу­а­зии – и так далее. Так что эти упо­ми­на­ния в докла­де Хру­ще­ва вряд ли явля­ют­ся слу­чай­ны­ми.

Берия, по сло­вам Хру­ще­ва, во всем уго­ждая Ста­ли­ну, про­во­дил тер­рор, фаб­ри­ко­вал дела, лич­но участ­во­вал в изби­е­ни­ях задер­жан­ных и выби­ва­нии нуж­ных пока­за­ний. И хоть пря­мо об этом в докла­де не упо­ми­на­ет­ся, при поверх­ност­ном про­чте­нии скла­ды­ва­ет­ся пол­ное впе­чат­ле­ние, что имен­но Берия несет непо­сред­ствен­ную ответ­ствен­но­сть за тер­рор с 1935 по 1953 годы.

Это­го, конеч­но же, не может быть: в орга­ны гос­бе­зо­пас­но­сти Берия при­шел лишь в кон­це 1938-го. И имен­но с его фигу­рой на посту нар­ко­ма внут­рен­них дел СССР свя­зы­ва­ют окон­ча­ние Боль­шо­го тер­ро­ра и осуж­де­ние ежов­щи­ны (по име­ни преж­не­го нар­ко­ма Ежо­ва, про­вод­ни­ка Боль­шо­го тер­ро­ра). Имен­но при нем из тюрем были осво­бож­де­ны все аре­сто­ван­ные в 1937–1938 годах, но еще не осуж­ден­ные судом. Кро­ме того, мно­гие осуж­ден­ные были осво­бож­де­ны из лаге­рей. Все­го пер­вая «бери­ев­ская реа­би­ли­та­ция», по раз­ным дан­ным, затро­ну­ла от 150 до 300 тысяч чело­век.

Пер­вая, посколь­ку имен­но Лав­рен­тий Берия раз­ра­бо­тал и про­вел широ­кую амни­стию 1953 года, когда после смер­ти Ста­ли­на из лаге­рей было осво­бож­де­но 1,5 мил­ли­о­на ранее осуж­ден­ных за раз­лич­ные пре­ступ­ле­ния, в том числе и «контр­ре­во­лю­ци­он­ные».

Конеч­но, есть риск впасть в край­но­сть и начать сего­дня писать с Лав­рен­тия Берии порт­рет анге­ла во пло­ти, кото­рым он, без­услов­но, не являл­ся, но и ответ­ствен­но­сть за Боль­шой тер­рор он нес не боль­шую, чем сам Ники­та Хру­щев или любой дру­гой дея­тель, рабо­тав­ший в те годы в пар­тий­ных и совет­ских орга­нах.

Гло­бус Ста­ли­на

Уни­что­жа­ю­щей кри­ти­ке под­вер­га­ют­ся в докла­де и дей­ствия Ста­ли­на в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Эта часть речи Хру­ще­ва – кла­дезь буду­щих мифов о ВОВ. Здесь и «раз­вед­ка пре­ду­пре­жда­ла», но Ста­лин не слу­шал, и «уни­что­же­ние руко­во­дя­щих кад­ров армии» нака­ну­не вой­ны, и Ста­лин, впав­ший в про­стра­цию с напа­де­ни­ем фашист­ской Гер­ма­нии, сбе­жав­ший на ближ­нюю дачу и отка­зав­ший­ся кого-либо при­ни­мать.

Все эти утвер­жде­ния, соглас­но дан­ным совре­мен­ных иссле­до­ва­ний, явля­ют­ся имен­но мифа­ми.

«Я поз­во­лю себе при­ве­сти в этой свя­зи один харак­тер­ный факт, пока­зы­ва­ю­щий, как Ста­лин руко­во­дил фрон­та­ми, – гово­рил Хру­щев с три­бу­ны XX съез­да. – <…> Когда в 1942 году в рай­о­не Харь­ко­ва для наших вой­ск сло­жи­лись исклю­чи­тель­но тяже­лые усло­вия, нами было при­ня­то пра­виль­ное реше­ние о пре­кра­ще­нии опе­ра­ции по окру­же­нию Харь­ко­ва… Мы доло­жи­ли об этом Ста­ли­ну… Вопре­ки здра­во­му смыслу Ста­лин откло­нил наше пред­ло­же­ние и при­ка­зал про­дол­жать выпол­нять опе­ра­цию по окру­же­нию Харь­ко­ва <…> А надо ска­зать, что Ста­лин опе­ра­ции пла­ни­ро­вал по гло­бу­су. Да, това­ри­щи, возь­мет гло­бус и пока­зы­ва­ет на нем линию фрон­та».

«В докла­де у Хру­ще­ва были импро­ви­за­ции, – вспо­ми­нал Вла­ди­мир Сухо­де­ев. – Напри­мер, по пово­ду харь­ков­ской опе­ра­ции: ею коман­до­ва­ли Тимо­шен­ко, Баг­ра­мян и Хру­щев как член Воен­но­го сове­та, а послед­ний всю вину за пора­же­ние сва­лил на Ста­ли­на, пред­ста­вив этот эпи­зод деле­га­там в извра­щен­ном виде».

Деталь­ный раз­бор докла­да Хру­ще­ва вряд ли воз­мо­жен в рам­ках одной ста­тьи. Но и изло­жен­но­го доста­точ­но, что­бы понять – в исто­рии его пуб­ли­ка­ции нема­ло пута­ни­цы, наря­ду со спра­вед­ли­вы­ми обви­не­ни­я­ми он содер­жит зна­чи­тель­ное чис­ло исто­ри­че­ских иска­же­ний. После XX съез­да эти иска­же­ния проч­но вош­ли в нашу жиз­нь, в пуб­ли­ка­ци­ях их мож­но встре­тить и по сей день. На раз­об­ла­че­нии этих иска­же­ний уже постро­е­ны целые пла­сты исто­ри­че­ской пуб­ли­ци­сти­ки, авто­ры кото­рой, к сожа­ле­нию, неред­ко уда­ря­ют­ся в край­но­сти. То же самое мож­но ска­зать и об их оппо­нен­тах – раз­го­вор дав­но уже идет на повы­шен­ных тонах, от пол­но­го отри­ца­ния изло­жен­но­го в докла­де до столь же пол­ной иде­а­ли­за­ции.

Про­ис­хо­дя­щее нагляд­но демон­стри­ру­ет нам, что отно­ше­ние к ста­лин­ско­му пери­о­ду исто­рии и раз­об­ла­че­нию куль­та лич­но­сти Ста­ли­на по-преж­не­му явля­ет­ся для нас фак­то­ром поли­ти­че­ским – и в этой дис­кус­сии точ­ка еще не постав­ле­на.