Как мнение Примакова по крымскому вопросу оказалось пророческим…

Воссоединение Крыма с Россией произошло в том числе вследствие нарушения Украиной прав и свобод жителей полуострова.

cont.ws

В этой части оцен­ки крым­ско­го вопро­са, кото­рые в свое вре­мя выска­зы­вал Евге­ний При­ма­ков, ока­за­лись в опре­де­лен­ной сте­пе­ни про­ро­че­ским. Об этом РИА Ново­сти Крым заявил пред­се­да­тель коми­те­та Сове­та Феде­ра­ции по меж­ду­на­род­ным делам Кон­стан­тин Коса­чев, рабо­тав­ший совет­ни­ком При­ма­ко­ва в МИДе и пра­ви­тель­стве РФ.

Сена­тор отме­тил, что При­ма­ков все­гда ком­мен­ти­ро­вал тему Кры­ма не с поли­ти­че­ской, а с гума­ни­тар­ной точ­ки зре­ния. По сло­вам Коса­че­ва, При­ма­ков не счи­тал спра­вед­ли­вой и юри­ди­че­ски без­упреч­ной пере­да­чу Кры­ма Укра­и­не в 1954 году, но все­гда под­чер­ки­вал важ­но­сть защи­ты прав, сво­бод и инте­ре­сов жите­лей полу­ост­ро­ва.

«Евге­ний Мак­си­мо­вич гово­рил о том, что до тех пор, пока пра­ва и сво­бо­ды крым­чан обес­пе­чи­ва­ют­ся укра­ин­ским госу­дар­ством, вопрос не под­ле­жит вскры­тию. В этом я усмат­ри­ваю его про­ви­де­ние, муд­ро­сть, пото­му что вопрос ока­зал­ся вскры­тым имен­но в силу того, что укра­ин­ские вла­сти после­до­ва­тель­но шли по пути ущем­ле­ния авто­но­мии Кры­ма и нару­ше­ния прав и сво­бод его жите­лей. Раз­вяз­ка кото­рая про­изо­шла на наших гла­зах в 2014 году, яви­лась логи­че­ским след­стви­ем в том числе тех оце­нок, кото­рые делал При­ма­ков», – ска­зал Коса­чев.

В ходе сво­е­го послед­не­го пуб­лич­но­го выступ­ле­ния в янва­ре 2015 года на засе­да­нии «Мер­ку­рий-клу­ба» При­ма­ков, оце­ни­вая внеш­не­по­ли­ти­че­скую ситу­а­цию, заявил о недо­пу­сти­мо­сти воз­вра­ще­ния Кры­ма Укра­и­не под дав­ле­ни­ем Запа­да.

«Мож­но ли по-преж­не­му гово­рить о рос­сий­ской заин­те­ре­со­ван­но­сти в том, что­бы юго-восток оста­вал­ся частью Укра­и­ны? Отве­чаю: счи­таю, что нуж­но. Толь­ко на такой осно­ве мож­но дости­чь уре­гу­ли­ро­ва­ния укра­ин­ско­го кри­зи­са. Дру­гой вопрос: сле­ду­ет ли вклю­чать в чис­ло «усту­пок» США и их союз­ни­кам в Евро­пе отказ от вос­со­еди­не­ния Кры­ма и Сева­сто­по­ля с Рос­си­ей? Отве­чаю: нет, это не долж­но быть раз­мен­ной моне­той в пере­го­во­рах», – ска­зал он.

29 октяб­ря 2019 года испол­ни­лось 90 лет со дня рож­де­ния Евге­ния При­ма­ко­ва. Он руко­во­дил внеш­ней раз­вед­кой СССР, а затем – Рос­сии, воз­глав­лял Мини­стер­ство ино­стран­ных дел РФ (январь 1996 г. – сен­тябрь 1998 г.) и Пра­ви­тель­ство Рос­сии (сен­тябрь 1998 г. – май 1999 г.).

С име­нем При­ма­ко­ва свя­зы­ва­ют клю­че­вые изме­не­ния во внеш­ней поли­ти­ке стра­ны. 24 мар­та 1999 года направ­ля­ясь с офи­ци­аль­ным визи­том в США, и узнав о реше­нии НАТО бом­бить Юго­сла­вию, При­ма­ков рас­по­ря­дил­ся раз­вер­нуть само­лет, уже нахо­див­ший­ся над Атлан­ти­че­ским оке­а­ном, и вер­нул­ся в Моск­ву. Это собы­тие, соглас­но рас­про­стра­нен­ным оцен­кам поли­то­ло­гов, вош­ло в исто­рию как «пово­рот Рос­сии к мно­го­век­тор­ной внеш­ней поли­ти­ке» и «нача­ло воз­рож­де­ния рос­сий­ской госу­дар­ствен­но­сти и пер­вая демон­стра­ция миру того, что с Рос­си­ей нель­зя раз­го­ва­ри­вать с пози­ции силы».