Почему богатые становятся богаче, а бедные – беднее

Богатые стали ещё богаче. По данным всемирного рейтинга миллиардеров компании «Блумберг», общее состояние 23 богатейших людей России увеличилось в 2019 году на 38 миллиардов 400 миллионов долларов. Это происходит на фоне стремительного падения уровня жизни основной массы населения. О том, что в России ярко выражено классовое неравенство, знают все. Но каковы же причины?

mirtesen.ru

Иват­ки­на Мария

Причина № 1: связи во властных структурах

Тен­де­ры, про­зрач­но­сть гос­за­ку­пок, аук­ци­о­ны — это всё сказ­ки для бед­ных. Вни­ма­тель­ные чита­те­ли Царь­гра­да зна­ют, кому доста­ют­ся самые жир­ные кон­трак­ты: дру­зьям и дру­зьям дру­зей. Ино­гда из дру­зей даже выстра­и­ва­ет­ся оче­редь, и воз­ни­ка­ют кон­флик­ты инте­ре­сов. Отча­сти этим объ­яс­ня­ет­ся рекорд­ное неосво­е­ние бюд­жет­ных денег в этом году — чинов­ни­кам не уда­лось потра­тить око­ло трил­ли­о­на руб­лей.

«День­ги выде­ля­ют­ся под про­грам­мы и цели, — рас­ска­зы­ва­ет про­фес­сор Вален­тин Ката­со­нов. — Если по каким-то при­чи­нам не потра­ти­ли день­ги, то это гру­бое нару­ше­ние. В Совет­ском Сою­зе была стро­гая финан­со­вая дис­ци­пли­на, и, если, пред­по­ло­жим, было неис­пол­не­ние годо­во­го бюд­же­та на один рубль, иска­ли винов­ных».

Бюд­жет­ный транш — это лако­мый кусок для биз­не­са, и мно­гие хотят поучаст­во­вать. Какой про­ект ни возь­ми, будь то стро­и­тель­ство ново­го моста или заво­да, ото­всю­ду тор­чат оли­гар­хи­че­ские уши. И вот, когда инте­ре­сы схо­дят­ся в клин­че, день­ги лежат на сче­ту и не исполь­зу­ют­ся, а затем воз­вра­ща­ют­ся обрат­но.

Причина № 2: высокая монополизация экономики

Это кажет­ся, что рэкет 90-х остал­ся в про­шлом. Сей­час про­ис­хо­дит то же самое, толь­ко без стрель­бы. Сете­ви­ки съе­да­ют не про­сто мел­ких кон­ку­рен­тов, а друг дру­га, моно-ком­па­нии вырас­та­ют до огром­ных эко­си­стем, захва­ты­вая смеж­ные отрас­ли эко­но­ми­ки. Взять тот же Сбер­банк: его гла­ве Гер­ма­ну Гре­фу дав­но ста­ло скуч­но зани­мать­ся бан­ков­ски­ми делиш­ка­ми.

Поэто­му Сбер открыл фуд-мар­кет и пло­щад­ку по про­да­же недви­жи­мо­сти, а вско­ре пла­ни­ру­ет запу­стить соб­ствен­ные стри­мин­го­вый и музы­каль­ный сер­ви­сы.

«Ста­ло оче­вид­но, что финан­со­вая услу­га не явля­ет­ся конеч­ной, она все­гда про­ме­жу­точ­ная, — уве­рен гла­ва Сбер­бан­ка Гер­ман Греф. — А все вла­дель­цы про­ме­жу­точ­ных сер­ви­сов посте­пен­но будут вытес­не­ны эко­си­сте­ма­ми. Поэто­му выбор был такой — самим ста­но­вить­ся эко­си­сте­мой либо посте­пен­но смот­реть на то, как в тво­ей сфе­ре дея­тель­но­сти будут ору­до­вать дру­гие эко­си­сте­мы».

Хозя­ин эко­си­сте­мы — всё рав­но что король поло­же­ния. И когда ты пере­став­ля­ешь шах­ма­ты на дос­ке в нуж­ном поряд­ке, то зна­ешь, что здесь — есть потен­ци­ал роста, а зна­чит, и доход­но­сти инве­сти­ций, а сюда — совать­ся не сто­ит.

Причина № 3: отсутствие социальных лифтов

Если рань­ше было всё при­мер­но понят­но: шко­ла, инсти­тут или тех­ни­кум, завод, на кото­ром мож­но было вырас­ти от сле­са­ря пер­во­го раз­ря­да до дирек­то­ра пред­при­я­тия, а потом, быть может, и в мини­стер­ство позо­вут, оце­нив талант­ли­вые управ­лен­че­ские каче­ства, — то тепе­рь всё сло­ма­лось. Нынеш­ние мини­стры дирек­то­ра­ми заво­дов нико­гда не рабо­та­ли, а пото­му и сла­бо пони­ма­ют, по каким управ­лен­че­ским зако­нам живёт стра­на за сте­на­ми их ведом­ства. Отсю­да — мас­са непро­фес­си­о­наль­ных реше­ний и хам­ских выпа­дов в адрес про­сто­го насе­ле­ния. Взять, к при­ме­ру, дирек­то­ра НИФИ Мини­стер­ства финан­сов Рос­сии Вла­ди­ми­ра Наза­ро­ва. Он, рас­суж­дая на тему соци­аль­ных лиф­тов, назы­ва­ет людей низ­ко­го финан­со­во­го достат­ка «нище­бро­да­ми», кото­рые по каким-то неве­до­мым ему при­чи­нам не могут под­нять­ся на этаж выше.

«Вот этих вот нище­бро­дов, кото­рые у нас, услов­но гово­ря, в осно­ва­нии небо­скрё­ба, их очень мало, — рас­суж­да­ет Вла­ди­мир Наза­ров. — Осно­ва­ние небо­скрё­ба малень­кое. А даль­ше, соот­вет­ствен­но, идёт рас­сло­е­ние, почти что нет гори­зон­тов. Баш­ня упи­ра­ет­ся в небо. И, более того, нала­же­ны лиф­ты в этом небо­скрё­бе. Всё боль­ше воз­мож­но­стей сесть на пер­вом эта­же и под­нять­ся на верх­ний».

Экс­пер­ты воз­ра­жа­ют Наза­ро­ву: осно­ва­ние небо­скрё­ба куда боль­ше, чем он обри­со­вал, и с каж­дым годом ещё рас­тёт, а ско­рост­ные лиф­ты дей­стви­тель­но рабо­та­ют, но для сво­их — таких, как он сам.

Следствие

Отсут­ствие соци­аль­ных лиф­тов, высо­кая моно­по­ли­за­ция эко­но­ми­ки и свя­зи во власт­ных струк­ту­рах при­ве­ли к тому, что на долю 10% сооте­че­ствен­ни­ков при­хо­дит­ся почти 90% наци­о­наль­но­го богат­ства. А дохо­ды 1% самых бога­тых пре­вы­си­ли состо­я­ние осталь­ных 99% жите­лей Рос­сии. Нера­вен­ство име­ет тен­ден­цию к нарас­та­нию. При­чём не толь­ко в пери­о­ды про­цве­та­ния, но и во вре­мя кри­зи­сов, как сей­час. Впро­чем, ситу­а­ция харак­тер­на для все­го мира. Лиде­ры по соци­аль­но­му нера­вен­ству — США, Изра­иль, Вели­ко­бри­та­ния, Гре­ция, Эсто­ния, Пор­ту­га­лия, Япо­ния и дру­гие стра­ны. На про­ти­во­по­лож­ном полю­се — Дания, Сло­ве­ния, Сло­ва­кия и Нор­ве­гия. В этих стра­нах нера­вен­ство в дохо­дах меж­ду бед­ны­ми и бога­ты­ми наи­мень­шее.