История жизни бурятского Омар Хайяма

Владимир Борисович Амоков
Владимир Борисович Амоков

В одном враче соединились таланты художника, скульптора, музыканта, поэта и писателя

infpol.ru
Аль­би­на Дам­ди­но­ва

По про­фес­сии наш талант­ли­вый зем­ляк воен­ный врач, слу­жил на Кав­ка­зе, в Забай­ка­лье, Гер­ма­нии, Под­мос­ко­вье. Как раз на послед­нем месте служ­бы он и обос­но­вал­ся. Но пора­жа­ет не столь­ко гео­гра­фия про­жи­ва­ния наше­го героя, сколь­ко твор­че­ское насле­дие, кото­рое он оста­вил в каж­дом месте, где бывал.

В 1975 году врач Амо­ков полу­ча­ет зва­ние народ­но­го масте­ра в Тби­ли­си. Затем ста­но­вит­ся чле­ном Донец­ко­го твор­че­ско­го объ­еди­не­ния худож­ни­ков-люби­те­лей и народ­ных масте­ров, почет­ным чле­ном обще­ства народ­ных масте­ров немец­ко­го горо­да Бель­ци­га. Как худож­ник наш зем­ляк неод­но­крат­но участ­во­вал в город­ских, област­ных, все­со­юз­ных и меж­ду­на­род­ных выстав­ках горо­дов Рос­сии и Гер­ма­нии.

В Гру­зии Амо­ков начал увле­кать­ся резь­бой по дере­ву

В горо­де Потс­да­ме Амо­ков три года руко­во­дил сту­ди­ей резь­бы по дере­ву, рас­кры­вая эле­мен­ты наци­о­наль­но­го бурят­ско­го искус­ства. Более трид­ца­ти немец­ких граж­дан ста­ли его уче­ни­ка­ми. Пора­зи­тель­но, что наш зем­ляк за годы жиз­ни в Гер­ма­нии создал мно­же­ство памят­ни­ков архи­тек­ту­ры. Доба­вим к это­му два фон­та­на в горо­де Гал­ле, горе­льеф­ное пан­но, посвя­щён­ное мате­рин­ству и дет­ству в горо­де Ютер­бо­ге, а так­же в том же горо­де отре­ста­ври­ро­вал памят­ник немец­кой ста­ри­ны под назва­ни­ем «Рыца­рь и лоша­дь, пью­щая воду». В 1996 году Амо­ков в город­ке Фро­нау созда­ёт из дуба скульп­тур­ный образ мест­ной зна­ме­ни­то­сти Ган­са Шён­не­ра, выре­зав его в дере­ве двух­мет­ро­вой высо­ты.

Вла­ди­мир Бори­со­вич, автор 14 мону­мен­таль­ных соору­же­ний, посвя­щен­ных мате­рин­ству и дет­ству, вои­нам, пав­шим в «горя­чих точ­ках»

Вер­нув­шись в Рос­сию, бурят­ский врач созда­ёт шесть настен­ных бетон­ных пан­но на анти­во­ен­ную тема­ти­ку в горо­де Козель­ске Калуж­ской обла­сти. В 2008 году в посёл­ке Про­ле­тар­ский Сер­пу­хов­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской обла­сти им воз­ве­дён оче­ред­ной мону­мент – «Скор­бя­щий воин», посвя­щён­ный десант­ни­кам, пав­шим в Афга­ни­ста­не и в дру­гих горя­чих точ­ках. За эти годы Амо­ко­вым орга­ни­зо­ва­но более 20 пер­со­наль­ных выста­вок в Рос­сии и за рубе­жом. В каче­стве худож­ни­ка он иллю­стри­ру­ет мно­же­ство книг. Как дет­ский писа­тель он про­бу­ет себя в 1982 году. В 1997 году Вла­ди­мир Бори­со­вич был при­нят в клуб писа­те­лей Цен­траль­но­го дома лите­ра­то­ров. На сего­дня Амо­ков – автор 43-х книг, из них 12 – для детей. Неко­то­рые его лите­ра­тур­ные про­из­ве­де­ния пере­ве­де­ны на бурят­ский, немец­кий и англий­ский язы­ки. В 2005 году Вла­ди­мир Бори­со­вич созда­ёт музы­каль­ную груп­пу «АМОК», с кото­рой начи­на­ет высту­пать, орга­ни­зо­вы­вая вече­ра поэ­зии и автор­ской пес­ни. В его копил­ке 10 музы­каль­ных аль­бо­мов, из них два посвя­ще­ны бурят­ским мело­ди­ям.

Неуди­ви­тель­но, что о таком неза­у­ряд­ном чело­ве­ке сня­то шесть доку­мен­таль­ных филь­мов. И сей­час  этот ода­рен­ный сверх меры талант­ли­вый чело­век полон твор­че­ских пла­нов.

- Я ведь док­тор все-таки, кое-что сооб­ра­жаю, – сме­ет­ся он.

- Вы когда-нибудь учи­лись тому, что вы дела­е­те? – этот вопрос неволь­но выры­ва­ет­ся при бесе­де с таким мно­го­сто­рон­не талант­ли­вым чело­ве­ком.

- Я учил­ся делать хоро­шо толь­ко уко­лы и клиз­мы, – шутит он в ответ. – Если голо­ва на пле­чах есть, нуж­но мыс­лить и не боять­ся идти. Поверь­те, невоз­мож­ное может стать воз­мож­ным, если поста­рать­ся.

Все свои изда­ния Амо­ков оформ­ля­ет сам, талант­ли­во и нестан­дарт­но

Горь­кий пара­докс в том, что в род­ной Буря­тии о таком само­род­ке мало кто зна­ет. Сам Вла­ди­мир Бори­со­вич в силу при­род­ной скром­но­сти не напра­ши­ва­ет­ся.

- Увы, воз­мож­но­сти пока нет. Хоте­лось бы при­е­хать на роди­ну, высту­пить перед сво­и­ми зем­ля­ка­ми. Рань­ше, когда были живы роди­те­ли, я каж­дый год при­ез­жал с детьми. Но бурят­ский я не забыл. Прав­да, в Буря­тии я все­ми забыт… – печаль­но заклю­ча­ет наш герой.