Битва с Британией за Сибирь, о которой вы не знали

20 октября 1853 года. В британское правительство поступает донесение внешней разведки: Дальний Восток Российской империи безоружен и мало населён. Для Британии такое положение дел идеально. Британия утверждает план колонизации этих земель, как будущей части Британской империи.

zen.yandex.ru

Итак, дей­стви­тель­но ли в 1853 году на Кам­чат­ке реша­лась судь­ба Даль­не­го Восто­ка?

Здесь и сей­час мы с вами поста­ра­ем­ся всё узнать.

Толь­ко что нача­лась Крым­ская вой­на.

Раз­вед­ка Бри­та­нии докла­ды­ва­ет, что защи­щать Даль­ний Восток у рус­ских не хва­тит сил. Бри­тан­цы реша­ют дей­ство­вать. Сов­мест­но с Фран­ци­ей они отправ­ля­ют для напа­де­ния на Даль­ний восток 6 кораб­лей, воору­жен­ных двух ста­ми пуш­ка­ми и тре­мя тыся­ча­ми сол­дат. Про­тив­ник уве­рен в успе­хе опе­ра­ции.

Ещё в сере­ди­не девят­на­дца­то­го века Рос­сий­ская импе­рия бук­валь­но закан­чи­ва­лась в Иркут­ске. Далее, за Бай­ка­лом на восток «тер­ра инко­гни­та», – неиз­вест­ная зем­ля. Пять тысяч кило­мет­ров дре­му­чей, дикой и мало засе­лен­ной зем­ли. Фор­маль­но, там про­мыш­ля­ли рус­ские пере­се­лен­цы, но по фак­ту зем­ля при­над­ле­жа­ла мест­ным пле­ме­нам, кото­рые не име­ли сво­е­го госу­дар­ства и поня­тия о гра­ни­цах. Офи­ци­аль­ных гра­ниц не было. Любая дер­жа­ва могла осно­вать там коло­нию и объ­явить зем­лю сво­ей. В этой ситу­а­ции чинов­ни­ки в Иркут­ске «почи­ва­ли на лав­рах». Отда­лен­но­сть сто­ли­цы поз­во­ля­ла им жить «при­пе­ва­ю­чи» и мало думать о госу­дар­ствен­ных делах. Про­цве­та­ло воров­ство золо­та, кор­руп­ция и тоталь­ный про­из­вол. Не было людей, что бы засе­лить эту огром­ную, дикую тер­ри­то­рию. Не было ни сил, ни жела­ния. Для при­ме­ра, мини­стр путей сооб­ще­ния Граф Клей­н­ми­хель, вни­ма­ние, – семь лет не начи­нал стро­и­тель­ство Иркут­ско­го остро­га, имея на руках и про­ект и сме­ту и день­ги.

Пони­мая это, 5 сен­тяб­ря 1847 года Нико­лай пер­вый в каче­стве губер­на­то­ра с высо­ки­ми пол­но­мо­чи­я­ми направ­ля­ет в Сиби­рь Нико­лая Мура­вьё­ва, кото­ро­го поз­же назо­вут «Сибир­ский Петр пер­вый.»

Если вы дер­жа­ли в руках пяти­ты­сяч­ную руб­лё­вую купю­ру, зна­чит навер­ня­ка виде­ли памят­ник это­му чело­ве­ку.

Граф Николай Муравьёв-Амурский, сделавший беспрецедентно много для Российской Сибири.

Граф Нико­лай Мура­вьёв-Амур­ский, сде­лав­ший бес­пре­це­дент­но мно­го для Рос­сий­ской Сиби­ри.

Нико­лай Мура­вьёв вос­при­нял это назна­че­ние, как воз­мож­но­сть повли­ять на ход исто­рии, ведь Рос­сии при­над­ле­жа­ли огром­ные тер­ри­то­рии, откры­тые ещё в 16 веке, но кото­рые не были закреп­ле­ны за ней юри­ди­че­ски. Эти зем­ли уже нача­ла при­смат­ри­вать для себя Бри­та­ния, регу­ляр­но под­хо­дя к бере­гу со сто­ро­ны Тихо­го оке­а­на.

Пер­вым делом, Мура­вьёв уво­лил всех чинов­ни­ков, когда-либо ули­чён­ных в кор­руп­ции.

Затем, плот­но взял­ся за золо­то­про­мыш­лен­ни­ков. Тех кто воро­вал, он отпра­вил в отстав­ку, для осталь­ных создал новый поря­док отчёт­но­сти и орга­ни­зо­вал бди­тель­ный над­зор.

После чист­ки кад­ров, Мура­вьев создал новую коман­ду, кому дове­рял и ввёл новые пра­ви­ла. Отны­не чинов­ни­ки начи­на­ли рабо­тать в 6 утра, что было «неслы­хан­но» для чинов­ни­ков в Иркут­ске.

К царю поле­те­ли жало­бы на губер­на­то­ра-само­ду­ра. Мно­гие оби­жен­ные пыта­лись добить­ся лич­ной ауди­ен­ции Нико­лая пер­во­го. Но и тут губер­на­тор опе­ре­жал их на шаг: ещё до того, как уво­лить под­чи­нен­но­го, он посы­лал импе­ра­то­ру отчёт о том кого, за что и как будет нака­зы­вать.

Сво­им при­ме­ром Мура­вьев дока­зы­вал, что уда­лен­но­сть от сто­ли­цы мож­но ком­пен­си­ро­вать быст­ро­той свя­зи и нала­дил быст­рое сооб­ще­ние с цен­тром.

Муравьёв был уверен, что Британия, до конца поработив Китай, следующим шагом нацелится на колонизацию Дальнего Востока.

Мура­вьёв был уве­рен, что Бри­та­ния, до кон­ца пора­бо­тив Китай, сле­ду­ю­щим шагом наце­лит­ся на коло­ни­за­цию Даль­не­го Восто­ка.

Мура­вьёв осво­бо­дил кре­пост­ных кре­стьян и создал из них соб­ствен­ную армию. Это был огром­ный риск, но он пони­мал, что ина­че нель­зя, людей не хва­та­ло. Обя­за­тель­ным усло­ви­ем Мура­вьё­ва было, – сво­бо­да в обмен на служ­бу. Таким обра­зом, Мура­вьев собрал 30-тысяч­ную армию, часть кото­рой рас­сре­до­то­чил вдоль Аму­ра. Дру­гую часть посе­лил в Пет­ро­пав­лов­ске (ныне Кам­чат­ский). Напо­ми­наю, что Мура­вьёв отме­нил кре­пост­ное пра­во в Сиби­ри ещё за деся­ть лет до офи­ци­аль­ной отме­ны кре­пост­но­го пра­ва в 1861 году.

Дру­гой вопрос, кото­рый решил Мура­вьёв, где брать день­ги? Выпра­ши­вать из Петер­бур­га было дол­го и неэф­фек­тив­но, день­ги нача­ли предо­став­лять мест­ные куп­цы.

Когда ста­ло извест­но, что англо-фран­цуз­ская эскад­ра направ­ля­ет­ся к Пет­ро­пав­лов­ску, там нахо­ди­лось чуть более двух сот сол­дат. Плюс две тыся­чи мир­ных жите­лей. Совер­шен­но слу­чай­но в порт зашёл рус­ский фре­гат «Авро­ра» попол­нить запа­сы воды. Узнав о при­бли­же­нии непри­я­те­ля, капи­тан решил остать­ся, что­бы защи­щать город. Сле­дом при­шёл воен­ный корабль «Дви­на», кото­рый отпра­вил Мура­вьёв. В ито­ге, за две неде­ли до под­хо­да вра­же­ской эскад­ры, гар­ни­зон, вме­сте с эки­па­жа­ми кораб­лей. насчи­ты­вал око­ло одной тыся­чи чело­век.

18 авгу­ста 1854 года шесть кораб­лей подо­ш­ли к Пет­ро­пав­лов­ску. Англо-фран­цуз­ская эскад­ра явно наде­я­лась на лёг­кую побе­ду, но вме­сто неза­щи­щен­но­го бере­га, их встре­ти­ли хоро­шие укреп­лен­ные соору­же­ния и воен­ные кораб­ли. Опыт­ный коман­ду­ю­щий эскад­рой Дэвид Прайс, быст­ро оце­нив ситу­а­цию и решив, что выпол­нить при­каз Бри­тан­ско­го пра­ви­тель­ства он не смо­жет, застре­лил­ся у себя в каю­те.

Поче­му застре­лил­ся Дэвид Прайс, ещё дол­го обсуж­да­ли жур­на­ли­сты, исто­ри­ки и поли­ти­че­ские дея­те­ли Запа­да. Боль­ше всех по это­му пово­ду выска­зы­вал­ся Фри­дрих Энгельс. По его мне­нию, в про­ва­ле опе­ра­ции англо-фран­цуз­ских вой­ск на Кам­чат­ке, вино­вен имен­но Нико­лай Мура­вьёв.

Коман­до­ва­ние эскад­рой при­нял кон­тр-адми­рал Дис­пу­ант. На сле­ду­ю­щий день нача­лись оже­сто­чен­ные артил­ле­рий­ские пере­стрел­ки. У рос­сий­ской сто­ро­ны вой­ск было в три раза мень­ше, не хва­та­ло ору­жия. На один корабль с 60-ю пуш­ка­ми при­хо­ди­лась рус­ская бата­рея все­го из 5 ору­дий. В ито­ге фран­цу­зам и англи­ча­нам уда­лось выса­дит­ся на берег.

Но здесь десант попал под «дру­же­ствен­ный огонь» с англий­ско­го паро­хо­да «Вера­га» и был в пани­ке рас­се­ян. Так, пер­вая попыт­ка взять штур­мом Пет­ро­пав­лов­ск была сорва­на.

Через шесть дней начал­ся вто­рой штурм. На берег вно­вь выса­дил­ся десант. На защи­ту Пет­ро­пав­лов­ска вста­ли даже ста­ри­ки, жен­щи­ны и дети. Нам помо­гло место­по­ло­же­ние. Вра­гу нуж­но было захва­тить кру­тую соп­ку, на вер­ши­не кото­рой при­та­и­лись воору­жен­ные жите­ли Пет­ро­пав­лов­ска и сол­да­ты.

Второй штурм Петропавловска. Имея более выгодное положение, русские отбрасывали десант, усложняя задачу другим частям вражеской армии.

Вто­рой штурм Пет­ро­пав­лов­ска. Имея более выгод­ное поло­же­ние, рус­ские отбра­сы­ва­ли десант, услож­няя зада­чу дру­гим частям вра­же­ской армии.

Сра­же­ние дли­лось более двух часов и закон­чи­лось пол­ным пора­же­ни­ем англи­чан и фран­цу­зов.

Эта побе­да дала Нико­лаю Мура­вьё­ву неогра­ни­чен­ный карт-бланш вести пере­го­во­ры с Кита­ем от лица Рос­сии.

Так, в 1858 году, Мура­вьёв пред­ло­жил Китай­ским вла­стям про­ве­сти гра­ни­цу вдоль Аму­ра, китай­цы согла­си­лись. Таким обра­зом, в 1858 году Мура­вьёв заклю­чил рус­ско-китай­ский айгун­ский дого­вор и Рос­сия офи­ци­аль­но закре­пи­ла свои гра­ни­цы на Даль­нем Восто­ке. За вели­чай­шие заслу­ги перед Оте­че­ством, импе­ра­тор даро­вал Мура­вьё­ву титул Гра­фа.

С тех пор он вошел в исто­рию, как Граф Нико­лай Мура­вьёв-Амур­ский.