Дмитрий Песков: «Главное сейчас — спасти как можно больше жизней»

Как президента защищают от инфекции и кто сейчас имеет к нему доступ? Хватит ли у государства денег на пенсии и социальные выплаты? Укрепит ли «коронавирусная дипломатия» положение нашей страны в мире?

На эти и мно­гие дру­гие вопро­сы редак­ции «АиФ» в экс­клю­зив­ном интер­вью отве­тил пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та Рос­сии Дмит­рий Пес­ков.

Путин тоже тестируется

Вита­лий Цеп­ля­ев, «АиФ»: Дмит­рий Сер­ге­е­вич, где сей­час нахо­дит­ся пре­зи­дент? Отку­да он выхо­дит на связь? Были раз­ные слу­хи: то ли он укрыл­ся в Сиби­ри, то ли на Вал­дае, то ли вооб­ще в каком-то бун­ке­ре… 

Дмит­рий Пес­ков: Слу­хов все­гда огром­ное коли­че­ство. И чаще все­го они не име­ют ника­ко­го отно­ше­ния к реаль­но­сти. Пре­зи­дент нахо­дит­ся в сво­ей под­мос­ков­ной рези­ден­ции Ново-Ога­ре­во — он там и живёт, и рабо­та­ет. Есте­ствен­но, сего­дняш­няя ситу­а­ция тре­бу­ет очень актив­ной — еже­днев­ной и даже еже­час­ной — его вовле­чен­но­сти в рабо­ту всей госу­дар­ствен­ной маши­ны. У Пути­на име­ют­ся все виды свя­зи. Имен­но из Ново-Ога­ре­во он про­во­дит все рабо­чие меро­при­я­тия, в основ­ном в фор­ма­те видео­кон­фе­рен­ций.

— Соблю­да­ет ли Вла­ди­мир Путин соци­аль­ную дистан­цию в 1,5 мет­ра, обща­ясь с посе­ти­те­ля­ми и помощ­ни­ка­ми? И вооб­ще, кон­так­ти­ру­ет ли с ним кто-нибудь, кро­ме тех, кто обслу­жи­ва­ет рези­ден­цию?

— Все сани­тар­ные нор­мы, конеч­но, соблю­да­ют­ся. Что каса­ет­ся очных кон­так­тов, пре­зи­дент их дей­стви­тель­но мини­ми­зи­ро­вал, хотя они и не исклю­че­ны пол­но­стью. Вы зна­е­те, что с неко­то­ры­ми мини­стра­ми, пред­ста­ви­те­ля­ми бан­ков­ских струк­тур в послед­ние неде­ли он про­во­дил и очные встре­чи. Дистан­цию он соблю­дать ста­ра­ет­ся. Кро­ме того, к пре­зи­ден­ту, есте­ствен­но, невоз­мож­но попасть без соот­вет­ству­ю­ще­го тести­ро­ва­ния. Те, кто попа­да­ет — люди в той или иной сте­пе­ни про­ве­рен­ные.

Опре­де­лен­ная часть сотруд­ни­ков адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та тести­ру­ет­ся несколь­ко раз в неде­лю. Посколь­ку мы посто­ян­но ходим на рабо­ту. Какая-то часть рабо­та­ет уда­лён­но, кто-то при­ез­жа­ет на рабо­ту толь­ко в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти — когда тре­бу­ет­ся, напри­мер, под­го­тов­ка дистан­ци­он­ных меро­при­я­тий.
— ДМИТРИЙ ПЕСКОВ

— Но тесты же не отли­ча­ют­ся сто­про­цент­ной точ­но­стью.

— Да, и это, без­услов­но, учи­ты­ва­ет­ся. Я могу лишь повто­рить — все воз­мож­ные меры предо­сто­рож­но­сти при­ни­ма­ют­ся.

— Сам Путин так­же сда­ёт тесты?

— Разу­ме­ет­ся.

— А вы?

— Тоже. Опре­де­лен­ная часть сотруд­ни­ков адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та тести­ру­ет­ся несколь­ко раз в неде­лю. Посколь­ку мы посто­ян­но ходим на рабо­ту. Какая-то часть рабо­та­ет уда­лён­но, кто-то при­ез­жа­ет на рабо­ту толь­ко в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти — когда тре­бу­ет­ся, напри­мер, под­го­тов­ка дистан­ци­он­ных меро­при­я­тий.

«Масками с женой затарились»

— При­знай­тесь, мно­го седых волос доба­ви­ла вам поезд­ка Пути­на в Ком­му­нар­ку, где лечат паци­ен­тов с коро­на­ви­ру­сом? 

— Ну, я всё-таки не ходил вме­сте с ним в пала­ты.

— Но за пре­зи­ден­та-то, навер­ное, вол­но­ва­лись?

— Конеч­но, мы все за него вол­но­ва­лись. Но он был в сопро­вож­де­нии очень опыт­ных виру­со­ло­гов. Даже несмот­ря на то, что глав­ный врач Денис Про­цен­ко впо­след­ствии всё-таки сло­вил этот коро­на­ви­рус (сла­ва богу, он уже попра­вил­ся и сно­ва на ногах), в тот момент пре­зи­дент был надеж­но защи­щён от инфи­ци­ро­ва­ния.

— Вы сами носи­те мас­ку?

— В каби­не­те — нет. Когда заез­жаю в мага­зин, ношу всё, что мож­но.

— А где вы мас­ки берё­те? Поку­па­е­те или вам их в Крем­ле выда­ют?

— Нам в Крем­ле выда­ют, но мы с женой и сами ещё в самом нача­ле купи­ли в апте­ках и по интер­не­ту доста­точ­но мно­го масок. Что назы­ва­ет­ся, зата­ри­лись.

— У вас, види­мо, был инсайд насчет того, что собы­тия при­мут такой обо­рот и мас­ки из аптек про­па­дут.

— Нет, ника­ких инсай­дов не было. Я, как и все, смот­рел теле­ви­зор, видел, что про­ис­хо­дит в Китае, в Евро­пе. И мож­но было лег­ко про­гно­зи­ро­вать, что мы име­ем дело с какой-то серьез­ной шту­кой и мас­ки ско­ро потре­бу­ют­ся всем.

— Сани­тай­зе­ра­ми тоже запас­лись?

— Да.

— Рас­ска­жи­те, как изме­нил­ся рас­по­ря­док дня пре­зи­ден­та. Появи­лось ли у него боль­ше сво­бод­но­го вре­ме­ни, и если да, то как он его про­во­дит?

— Чест­но гово­ря, я не знаю, как пре­зи­дент про­во­дит вре­мя за пре­де­ла­ми сво­ей рабо­ты. Но повто­рюсь — каран­тин или нет, боль­шую часть дня он про­во­дит в рабо­чем режи­ме. И то, что вы види­те по теле­ви­зору — это лишь малая часть его повест­ки. Рабо­чий день пре­зи­ден­та никак не нор­ми­ро­ван — ни вре­ме­нем суток, ни днём неде­ли.

— Спор­том он успе­ва­ет зани­мать­ся?

— Да, конеч­но. Пре­зи­дент по-преж­не­му при­вер­жен спор­тив­но­му обра­зу жиз­ни — заня­тия в бас­сей­не, на тре­на­же­рах идут в обыч­ном поряд­ке.

— Эпи­де­мия эпи­де­ми­ей, но в стра­не начи­на­ет­ся дач­ный сезон. Есть ли в заго­род­ной рези­ден­ции Пути­на сад или ого­род? Что там рас­тёт? Слу­ча­ет­ся ли пре­зи­ден­ту «поко­пать­ся на гряд­ках»?

— Я пом­ню, когда в Ново-Ога­ре­во запи­сы­ва­ли его интер­вью с Оли­ве­ром Сто­уном, один из раз­го­во­ров состо­ял­ся в мини-оран­же­рее. Но я не думаю, что у Пути­на есть вре­мя зани­мать­ся зем­ля­ны­ми рабо­та­ми. По край­ней мере, мне о таком его хоб­би неиз­вест­но.

Сей­час нет коман­ди­ро­вок. Поэто­му по край­ней мере каж­дый вечер я вижу семью, детей. Они чаще все­го ещё не спят, когда я воз­вра­ща­юсь домой. Как гово­рит­ся, нет худа без добра.
— ДМИТРИЙ ПЕСКОВ

— Смот­рит ли он транс­ля­ции мат­чей бело­рус­ско­го фут­бо­ла? Дру­го­го-то всё рав­но пока нет.

— Я не думаю, вряд ли… Всё-таки он отда­ет при­о­ри­тет соб­ствен­ным спор­тив­ным заня­ти­ям. Кро­ме того, вы зна­е­те, что он любит читать — напри­мер, исто­ри­че­ские кни­ги.

— А ваш соб­ствен­ный рас­по­ря­док как-то изме­нил­ся с нача­лом пан­де­мии?

— Как я уже ска­зал, я про­дол­жаю ходить на рабо­ту. Един­ствен­но, сей­час нет коман­ди­ро­вок. Поэто­му по край­ней мере каж­дый вечер я вижу семью, детей. Они чаще все­го ещё не спят, когда я воз­вра­ща­юсь домой. Как гово­рит­ся, нет худа без добра.

Мы с вами зна­ем, что коро­на­ви­рус­ная инфек­ция зача­стую при­во­дит к леталь­но­му исхо­ду, поэто­му глав­ное сей­час — сде­лать так, что­бы не рух­ну­ла систе­ма здра­во­охра­не­ния. И что­бы было спа­се­но как мож­но боль­ше жиз­ней.
— ДМИТРИЙ ПЕСКОВ

«Все обязательства государство выполнит»

— Все стра­ны сей­час сто­ят перед тяжё­лым выбо­ром — спа­сать от зара­же­ния как мож­но боль­ше людей, уже­сто­чая каран­тин­ные меры, или не допу­стить кра­ха эко­но­ми­ки, кото­рый эти меры могут вызвать. Вер­ный ли путь выбра­ла Рос­сия? Доста­точ­ны ли, на ваш взгляд, меры под­держ­ки — и пред­при­я­тий, чья рабо­та при­оста­нов­ле­на, и граж­дан, кото­рые могут остать­ся или уже оста­лись без зара­бот­ка? 

— Сам пре­зи­дент не раз гово­рил, что абсо­лют­ным при­о­ри­те­том явля­ет­ся чело­ве­че­ская жиз­нь. Мы с вами зна­ем, что коро­на­ви­рус­ная инфек­ция зача­стую при­во­дит к леталь­но­му исхо­ду, поэто­му глав­ное сей­час — сде­лать так, что­бы не рух­ну­ла систе­ма здра­во­охра­не­ния. И что­бы было спа­се­но как мож­но боль­ше жиз­ней. Наи­бо­лее эффек­тив­ные анти­эпи­де­мио­ло­ги­че­ские меры свя­за­ны с раз­лич­ны­ми режи­ма­ми само­изо­ля­ции. И здесь важ­но най­ти золо­тую сере­ди­ну. С одной сто­ро­ны, обес­пе­чи­вать при­о­ри­тет­ную зада­чу сохра­не­ния чело­ве­че­ских жиз­ней, с дру­гой — не дать уто­нуть эко­но­ми­ке. Имен­но исхо­дя из этих сооб­ра­же­ний пре­зи­дент при­нял реше­ние о предо­став­ле­нии допол­ни­тель­ных пол­но­мо­чий гла­вам реги­о­нов. Им на местах вид­нее, с уче­том дина­ми­ки забо­ле­ва­е­мо­сти, какие пред­при­я­тия мож­но дер­жать в рабо­чем состо­я­нии, а какие, наобо­рот, нуж­но на вре­мя оста­но­вить. И сей­час бла­го­да­ря этим реше­ни­ям в неко­то­рых реги­о­нах уже целые отрас­ли про­мыш­лен­но­сти уда­лось пере­за­пу­стить, пред­при­я­тия рабо­та­ют. Но где-то ситу­а­ция более напря­жен­ная и пото­му тре­бу­ю­щая более жёст­ко­го режи­ма само­изо­ля­ции.

— В ваш адрес было нема­ло кри­ти­ки, когда вы ска­за­ли, что вво­дить про­пус­ка в Москве при­шлось из-за «недис­ци­пли­ни­ро­ван­но­сти граж­дан». Вы дей­стви­тель­но счи­та­е­те, что люди выхо­ди­ли из дома без осо­бой нуж­ды, а не для того, что­бы зара­бо­тать денег для сво­ей семьи?

— В пер­вые дни после вве­де­ния это­го режи­ма уро­вень само­изо­ля­ции был доста­точ­но высо­ким. А потом этот уро­вень стал падать. Это факт, с кото­рым не поспо­ришь. В вве­де­нии само­изо­ля­ции так, что­бы это было ни то ни сё, нет ника­ко­го смысла. А глав­ное, это про­ти­во­ре­чит основ­но­му при­о­ри­те­ту — без­опас­но­сти людей. Выхо­дя на ули­цу, люди, конеч­но, под­вер­га­ют опас­но­сти и себя, и дру­гих. Поэто­му меня мож­но сколь­ко угод­но кри­ти­ко­вать, я про­сто назы­ваю вещи сво­им име­на­ми. Я убеж­ден, что мос­ков­ские вла­сти и пош­ли по пути уже­сто­че­ния режи­ма само­изо­ля­ции, пото­му что уви­де­ли — к сожа­ле­нию, мно­гие не при­слу­ша­лись к при­зы­вам оста­вать­ся дома.

Понят­но, что у людей могут быть эко­но­ми­че­ские труд­но­сти. У всей стра­ны сей­час эко­но­ми­че­ские труд­но­сти. Пре­зи­дент Путин озву­чил уже несколь­ко пла­нов под­держ­ки — речь и об отдель­ных граж­да­нах, и о малом и мик­ро­биз­не­се, и о сред­нем, и даже о круп­ном биз­не­се. Послед­нее тоже чрез­вы­чай­но важ­но, пото­му что пред­при­я­тия боль­шо­го биз­не­са — самые круп­ные рабо­то­да­те­ли. Да, меры при­ни­ма­ют­ся. Но если нет необ­хо­ди­мо­сти рабо­тать на про­из­вод­стве, кото­рое невоз­мож­но оста­но­вить, если нет необ­хо­ди­мо­сти выхо­дить на рабо­ту, как выхо­дят наши вра­чи герои, рискуя сво­ей жиз­нью, то это вре­мя сидеть дома. Это вре­мя, когда нуж­но сохра­нить свое соб­ствен­ное здо­ро­вье, здо­ро­вье сво­их близ­ких и окру­жа­ю­щих. Для того, что­бы потом уже всем вме­сте нам мини­ми­зи­ро­вать послед­ствия эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са, спро­во­ци­ро­ван­но­го этой ситу­а­ци­ей.

Могу с пол­ной уве­рен­но­стью ска­зать: Рос­сия, даже в самые тяже­лые вре­ме­на, обла­да­ет воз­мож­но­стью и необ­хо­ди­мым инстру­мен­та­ри­ем, что­бы выпол­нять все свои соци­аль­ные обя­за­тель­ства.
— ДМИТРИЙ ПЕСКОВ

— Раз уж заго­во­ри­ли о несо­зна­тель­но­сти — как дума­е­те, поче­му мно­гие чинов­ни­ки сред­ней руки, напле­вав на коро­на­ви­рус, уже вес­ной отпра­ви­лись отды­хать за гра­ни­цу? Будут ли такие нака­за­ны?

— Фор­маль­но их не за что нака­зы­вать. Если, конеч­но, вер­нув­шись на роди­ну, они не про­яви­ли халат­но­сть, не само­изо­ли­ро­ва­лись и не зара­зи­ли кого-нибудь. Поэто­му не думаю, что в дан­ном слу­чае сле­ду­ет демон­стри­ро­вать какие-то кро­во­жад­ные устрем­ле­ния. Дело в дру­гом. Не все отнес­лись с долж­ной серьез­но­стью к угро­зе коро­на­ви­ру­са. Кто-то из-за недо­стат­ка инфор­ма­ции, кто-то, может, по каким-то дру­гим при­чи­нам. Но так или ина­че, не все сра­зу пове­ри­ли, что опас­но­сть настоль­ко вели­ка.

— Поступ­ле­ния в соци­аль­ные фон­ды в этом году, оче­вид­но, будут сни­жать­ся. Не при­дет­ся ли госу­дар­ству уре­зать соц­рас­хо­ды, отка­зы­вать­ся от индек­са­ции пен­сий в сле­ду­ю­щем году?

— Я бы отве­тил одно­знач­но: нет. Я не гово­рю о поправ­ках в Кон­сти­ту­цию, кото­рые не допус­ка­ют тако­го раз­ви­тия собы­тия. Даже дей­ству­ю­щая редак­ция Кон­сти­ту­ции под­чер­ки­ва­ет соци­аль­ный харак­тер наше­го госу­дар­ства. И для пре­зи­ден­та Пути­на это все­гда было абсо­лют­ным при­о­ри­те­том. Могу с пол­ной уве­рен­но­стью ска­зать: Рос­сия даже в самые тяже­лые вре­ме­на обла­да­ет воз­мож­но­стью и необ­хо­ди­мым инстру­мен­та­ри­ем, что­бы выпол­нять все свои соци­аль­ные обя­за­тель­ства.

«Помощь в обмен на снятие санкций? Это полный абсурд!»

— Как при­ни­ма­лись реше­ния о том, каким стра­нам ока­зы­вать помо­щь в пери­од пан­де­мии? Прав­да ли, что Ита­лии помо­га­ли, дер­жа в уме её буду­щую под­держ­ку в сня­тии евро­пей­ских санк­ций?

— В дан­ном слу­чае прин­цип «ты мне, я тебе» абсо­лют­но непри­ме­ним ни к под­хо­ду рос­сий­ской сто­ро­ны в целом, ни к убеж­де­ни­ям пре­зи­ден­та. Помо­щь ока­зы­ва­лась в первую оче­редь тем, кто в ней нуж­дал­ся, кто нахо­дил­ся в самой тяже­лой ситу­а­ции. Каких-либо ожи­да­ний по пово­ду ответ­ных дей­ствий ни у кого не было и быть не могло. Когда кто-то пыта­ет­ся эту тему поли­ти­зи­ро­вать, свя­зы­вать с каки­ми-то «раз­мен­ны­ми» дей­стви­я­ми — это про­сто чушь, пол­ный абсурд!

Послед­няя дого­во­рен­но­сть Рос­сии с Сау­дов­ской Ара­ви­ей и дру­ги­ми неф­те­до­бы­ва­ю­щи­ми стра­на­ми о новом сни­же­нии объ­е­мов добы­чи — это была общая побе­да. Пото­му что это в инте­ре­сах всех стран — и тех, кто добы­ва­ет нефть, и тех, кто её потреб­ля­ет, как это ни пока­жет­ся стран­ным.
— ДМИТРИЙ ПЕСКОВ

— Миро­вая поли­ти­ка в послед­нее вре­мя во мно­гом свя­за­на с нефтью. В чём был смысл так силь­но «ронять» цены на нефть, что­бы потом всё рав­но дого­ва­ри­вать­ся и сокра­щать её добы­чу? Сдел­ка ОПЕК++ — это ско­рее побе­да нашей дипло­ма­тии или жест отча­я­ния?

— Если гово­рить о преды­ду­щем согла­ше­нии ОПЕК+, то Рос­сия не была ини­ци­а­то­ром его пре­кра­ще­ния. Тогда не уда­лось дого­во­рить­ся об усло­ви­ях про­дол­же­ния режи­ма сокра­ще­ния добы­чи неф­ти. Что про­изо­шло даль­ше? Даже до того, как появи­лись отяг­ча­ю­щие послед­ствия пан­де­мии, объ­ё­мы потреб­ле­ния неф­ти в мире ста­ли сни­жать­ся. Спрос на нефть, соот­вет­ствен­но, тоже падал. И в какой-то момент, уже вслед­ствие рас­про­стра­не­ния коро­на­ви­ру­са, этот спрос про­сто обва­лил­ся. Пере­ста­ли летать само­ле­ты, пере­ста­ла на вре­мя рабо­тать круп­ней­шая миро­вая эко­но­ми­ка — Китай, потом вста­ли евро­пей­ские, аме­ри­кан­ские пред­при­я­тия… И послед­няя дого­во­рен­но­сть Рос­сии с Сау­дов­ской Ара­ви­ей и дру­ги­ми неф­те­до­бы­ва­ю­щи­ми стра­на­ми о новом сни­же­нии объ­е­мов добы­чи — это была общая побе­да. Пото­му что это в инте­ре­сах всех стран — и тех, кто добы­ва­ет нефть, и тех, кто её потреб­ля­ет, как это ни пока­жет­ся стран­ным.

— Путин три­жды пооб­щал­ся с Трам­пом по теле­фо­ну перед заклю­че­ни­ем ново­го согла­ше­ния по неф­ти. Озна­ча­ет ли это, что отно­ше­ния меж­ду Рос­си­ей и США сего­дня в непло­хом состо­я­нии? Вспом­ним опять же, как Трамп бла­го­да­рил Рос­сию за то, что она при­сла­ла в США «очень-очень боль­шой само­лёт» с меди­цин­ским обо­ру­до­ва­ни­ем.

— Я бы не стал тут пре­да­вать­ся излиш­не­му опти­миз­му. Да, мы вза­и­мо­дей­ству­ем в экс­тре­маль­ных ситу­а­ци­ях. Да, мы сотруд­ни­ча­ем там, где это вза­и­мо­вы­год­но. Но и рань­ше в таких слу­ча­ях кон­так­ты не пре­ры­ва­лись. Мы сотруд­ни­ча­ем в кос­ми­че­ской сфе­ре, ведут диа­лог наши воен­ные — пото­му что они зача­стую дей­ству­ют в одних и тех же реги­о­нах мира, и надо избе­гать неже­ла­тель­ных столк­но­ве­ний. Но наря­ду со все­ми пози­тив­ны­ми оцен­ка­ми, кото­рые зву­ча­ли из уст пре­зи­ден­та США, все-таки давай­те не забы­вать и его сло­ва о том, что «он явля­ет­ся пре­зи­ден­том, кото­рый зани­ма­ет самую жёст­кую пози­цию в отно­ше­нии Рос­сии». Поэто­му гово­рить о нор­ма­ли­за­ции дву­сто­рон­них отно­ше­ний пока, на мой взгляд, не при­хо­дит­ся.

Обыч­но теле­фон­ные звон­ки пре­зи­ден­тов согла­су­ют­ся по кана­лам мини­стер­ств ино­стран­ных дел, мини­стер­ств обо­ро­ны или через помощ­ни­ков по внеш­ней поли­ти­ке.
— ДМИТРИЙ ПЕСКОВ

— Послед­ний сам­мит G20 про­шёл онлайн. Как вы оце­ни­ва­е­те такой фор­мат для пере­го­во­ров на выс­шем уров­не? Если он при­жи­вёт­ся, ста­нут ли лиде­ры госу­дар­ств чаще «встре­чать­ся»?

— Несмот­ря на все меры по обес­пе­че­нию циф­ро­вой без­опас­но­сти подоб­ных пере­го­во­ров, они всё рав­но не смо­гут пол­но­стью заме­нить лич­ное обще­ние в фор­ма­те один на один, когда гла­вы госу­дар­ств могут обсуж­дать наи­бо­лее чув­стви­тель­ные вопро­сы. Так что очные сам­ми­ты нику­да не денут­ся. Но с точ­ки зре­ния мобиль­но­сти у дистан­ци­он­но­го фор­ма­та есть и свои пре­иму­ще­ства. Поэто­му я думаю, что он при­жи­вет­ся в меж­ду­на­род­ных делах и оста­нет­ся даже тогда, когда будут сня­ты все каран­тин­ные огра­ни­че­ния.

— А как тех­ни­че­ски орга­ни­зу­ют­ся теле­фон­ные пере­го­во­ры Вла­ди­ми­ра Пути­на с его кол­ле­га­ми? Насколь­ко быст­ро уста­нав­ли­ва­ет­ся связь? Быва­ет ли так, что пре­зи­ден­ту зво­нят, а он отка­зы­ва­ет­ся раз­го­ва­ри­вать?

— Обыч­но теле­фон­ные звон­ки пре­зи­ден­тов согла­су­ют­ся по кана­лам мини­стер­ств ино­стран­ных дел, мини­стер­ств обо­ро­ны или через помощ­ни­ков по внеш­ней поли­ти­ке. Дела­ет­ся запрос, и бук­валь­но за час-дру­гой такой зво­нок орга­ни­зу­ет­ся. Но, ска­жем, гла­вы госу­дар­ств Евразий­ско­го сою­за более мобиль­ны в таком обще­нии, чаще созва­ни­ва­ют­ся друг с дру­гом. Тут мень­ше фор­маль­но­стей. Что каса­ет­ся отка­зов с кем-то раз­го­ва­ри­вать — сла­ва богу, у нас не было таких кри­зи­сов, что­бы пре­зи­дент не брал труб­ку, когда ему зво­нил кто-то из кол­лег.

Пре­зи­дент зна­ет вес сво­е­го сло­ва. Когда чело­век поль­зу­ет­ся под­держ­кой боль­шин­ства граж­дан сво­ей стра­ны, когда он явля­ет­ся одним из, если не самым авто­ри­тет­ным миро­вым лиде­ром, то, есте­ствен­но, каж­дое сло­во, кото­рое он про­из­но­сит пуб­лич­но, ана­ли­зи­ру­ет­ся и ста­но­вит­ся пред­ме­том само­го при­сталь­но­го вни­ма­ния.
— ДМИТРИЙ ПЕСКОВ

«Печенеги и половцы» — для наглядности

— Мно­гие удив­ля­ют­ся, как пре­зи­ден­ту уда­ет­ся запо­ми­нать такое мно­же­ство цифр, кото­рые он при­во­дит во вре­мя пуб­лич­ных выступ­ле­ний. У него фено­ме­наль­ная память? Или эти циф­ры ему кто-то под­ска­зы­ва­ет, напри­мер по теле­суф­ле­ру?

— Нет, ника­ких суф­ле­ров нет и быть не может. Все­гда перед круп­ны­ми меро­при­я­ти­я­ми пре­зи­дент гото­вит­ся, и очень серьёз­но. И поми­мо того, что у него дей­стви­тель­но очень хоро­шая память, он про­ра­ба­ты­ва­ет все свои экс­перт­ные зна­ния по все­му спек­тру вопро­сов, каж­дый раз обнов­ля­ет тот мас­сив инфор­ма­ции, кото­рый у него есть в голо­ве. Точ­но так же он нико­гда не выхо­дит на пере­го­во­ры, на сове­ща­ния или ещё куда-то, не гото­вясь к это­му меро­при­я­тию.

— Когда Путин вклю­ча­ет в свою речь такие обо­ро­ты, как про «полов­цев, пече­не­гов и зара­зу коро­на­ви­рус­ную» или про «раба на гале­рах», он пони­ма­ет, что народ рас­та­щит их на цита­ты? Это хоро­шо про­ду­ман­ные заго­тов­ки или дей­стви­тель­но экс­пром­ты? 

— Конеч­но, пре­зи­дент зна­ет вес сво­е­го сло­ва. Когда чело­век поль­зу­ет­ся под­держ­кой боль­шин­ства граж­дан сво­ей стра­ны, когда он явля­ет­ся одним из, если не самым авто­ри­тет­ным миро­вым лиде­ром, то, есте­ствен­но, каж­дое сло­во, кото­рое он про­из­но­сит пуб­лич­но, ана­ли­зи­ру­ет­ся и ста­но­вит­ся пред­ме­том само­го при­сталь­но­го вни­ма­ния. Думаю, он пре­крас­но отда­ет себе в этом отчет. Но если вы пола­га­е­те, что он ради это­го что-то такое спе­ци­аль­но гово­рит, то это не так. Он это дела­ет про­сто ради того, что­бы свои мыс­ли луч­ше, нагляд­нее доне­сти до людей. Это глав­ное, поче­му он при­бе­га­ет к каким-то кра­соч­ным срав­не­ни­ям, исто­ри­че­ским обра­зам и т. д.

— Пре­зи­дент отсро­чил сда­чу декла­ра­ций чинов­ни­ка­ми и депу­та­та­ми. Каким обра­зом коро­на­ви­рус поме­шал им рас­ска­зать о сво­их дохо­дах?

— Всё очень про­сто. Мы гово­рим о мно­же­стве людей, кото­рые рабо­та­ют в пра­ви­тель­стве, адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, в верх­ней и ниж­ней пала­тах пар­ла­мен­та, дру­гих ведом­ствах. Всем этим людям для того, что­бы подать декла­ра­цию, надо собрать инфор­ма­цию — из бан­ков и т. д. Кто-то успел собрать, а кто-то столк­нул­ся с про­бле­ма­ми — мно­гие учре­жде­ния сей­час не рабо­та­ют, где-то невоз­мож­но полу­чить справ­ку и т. п. Что­бы не созда­вать людям допол­ни­тель­ные слож­но­сти в кри­зис­ной ситу­а­ции, и было при­ня­то реше­ние ото­дви­нуть сро­ки декла­ри­ро­ва­ния. Но я вас уве­ряю — ник­то ниче­го не скры­ва­ет, это абсо­лют­но бес­поч­вен­ные домыслы. Всё будет сда­но, и в том объ­е­ме, в кото­ром это необ­хо­ди­мо по зако­ну, будет опуб­ли­ко­ва­но.

Эпи­де­мио­ло­ги­че­ские угро­зы у нас были мно­го раз за послед­ние лет два­дцать — ати­пич­ная пнев­мо­ния, пти­чий грипп и т.д. Но ни разу еще эти угро­зы не раз­рас­та­лись до таких мас­шта­бов.
— ДМИТРИЙ ПЕСКОВ

Тяготы забудутся

— Насколь­ко тяже­ло дались реше­ния об отме­не Пара­да Побе­ды 9 мая, голо­со­ва­ния по Кон­сти­ту­ции 22 апре­ля? Навер­ное, ещё пару меся­цев назад пре­зи­ден­ту такое и в страш­ном сне не могло бы при­ви­деть­ся…

— Я думаю, что эти реше­ния дались дей­стви­тель­но тяже­ло. Но речь идет о жиз­ни и здо­ро­вье людей. Речь идет о бес­пре­це­дент­ной опас­но­сти. Конеч­но, эпи­де­мио­ло­ги­че­ские угро­зы у нас были мно­го раз за послед­ние лет два­дцать — ати­пич­ная пнев­мо­ния, пти­чий грипп и т. д. Но ни разу еще эти угро­зы не раз­рас­та­лись до таких мас­шта­бов. Нынеш­ний вызов необыч­ный, и он потре­бо­вал таких реше­ний, кото­рые еще несколь­ко меся­цев назад нель­зя было себе пред­ста­вить.

— Как, на ваш взгляд, изме­нит­ся наша жиз­нь после коро­на­ви­ру­са? Поме­ня­ет­ся ли как-нибудь систе­ма цен­но­стей — и у госу­дар­ства, и у людей? И вооб­ще, как ско­ро жиз­нь вер­нёт­ся в нор­маль­ное рус­ло?

— Вы зна­е­те, чело­век так устро­ен, что, навер­ное, через месяц или два мы уже будем с тру­дом вспо­ми­нать те тяго­ты, кото­рые пере­жи­ва­ем сего­дня.

— Через месяц или два? Вы опти­ми­ст…

— Ну, ска­жем точ­нее, через пару меся­цев. Мне кажет­ся, что всё это не будет про­дол­жать­ся доль­ше. Давай­те посмот­рим на такие стра­ны, как Ита­лия, Испа­ния. Дина­ми­ка более или менее сопо­ста­ви­мая. Сколь­ко там про­дол­жа­лась кри­ти­че­ская фаза? Мак­си­мум пол­то­ра меся­ца. И где-то к сере­ди­не мая мы тоже уже долж­ны вый­ти на это пла­то. А потом, в пер­вый месяц лета, навер­ное, уже ста­нет полег­че. И все эти тяго­ты, повто­рюсь, быст­ро забу­дут­ся. Они, конеч­но, не забу­дут­ся у тех, кто поте­рял сво­их близ­ких или сам серьёз­но пере­бо­лел. И ещё, каж­до­му из нас потом надо будет мно­го-мно­го рабо­тать, что­бы мини­ми­зи­ро­вать послед­ствия пан­де­мии для сво­ей жиз­ни. Это тоже будет непро­стой пери­од, надо будет вло­жить в это мно­го сил. Госу­дар­ству нуж­но будет помо­гать граж­да­нам — и вы види­те, что оно уже помо­га­ет. Оче­вид­но, нуж­но будет чёт­ко кон­тро­ли­ро­вать, как выпол­ня­ют­ся при­ня­тые реше­ния. Где могут быть какие-то заты­ки, не сра­ба­ты­ва­ют меха­низ­мы, где помо­щь не дохо­дит до людей. Мно­го будет задач, конеч­но. Но жиз­нь в любом слу­чае вер­нёт­ся в нор­маль­ное рус­ло.