Сталин называл её сестрёнкой

За то, что была, как и он, по отчеству Виссарионовной. Но не только за это. Талантливый микробиолог Зинаида Ермольева наладила массовый выпуск пенициллина в сражающемся Сталинграде. И спасла тысячи солдатских жизней. В то время, как американцы требовали 30 миллионов долларов за предоставление технологии производства антибиотика.

mysea.livejournal.com

Англий­ский уче­ный Алек­сан­др Фле­минг, открыв­ший новое лекар­ство — анти­био­тик пени­цил­лин, счи­тал, что оно долж­но при­над­ле­жать всем, и не запа­тен­то­вал пре­па­рат. Но ина­че реши­ли в США. Там нала­ди­ли мас­со­вый выпуск лекар­ства. В это вре­мя уже шла вой­на с фашист­кой Гер­ма­ни­ей, и СССР попро­сил поде­лить­ся чудо­дей­ствен­ным пре­па­ра­том. Одна­ко янки потре­бо­ва­ли за тех­но­ло­гию его изго­тов­ле­ния 30 млн долл. Тогда Ермо­лье­ва заяви­ла, что совет­ские уче­ные сами могут изго­то­вить пени­цил­лин. И в годы вой­ны ей это уда­лось. Бла­го­да­ря дру­го­му направ­ле­нию ее науч­ных поис­ков — изу­че­нию холер­ных мик­ро­бов — так­же и побе­да под Ста­лин­гра­дом во мно­гом была обес­пе­че­на ста­ра­ни­я­ми этой уди­ви­тель­ной жен­щи­ны. Там ее и назва­ли мар­ша­лом неви­ди­мо­го фрон­та.

З. В. Ермо­лье­ва роди­лась 24 октяб­ря 1898 г. в семье каза­ка на хуто­ре Фро­лов Дон­ской губер­нии. После окон­ча­ния гим­на­зии в Ново­чер­кас­ске посту­пи­ла на меди­цин­ский факуль­тет Севе­ро-Кав­каз­ско­го уни­вер­си­те­та в Росто­ве-на-Дону (1917−1921). Иссле­до­ва­тель­ской рабо­той Зина­и­да Вис­са­ри­о­нов­на нача­ла зани­мать­ся еще в сту­ден­че­ские годы. Ее пер­вые учи­те­ля глу­бо­ко заин­те­ре­со­ва­ли юную слу­ша­тель­ни­цу мик­ро­био­ло­ги­ей, кото­рой она посвя­ти­ла всю жиз­нь.
Затем она воз­гла­ви­ла отдел био­хи­мии мик­ро­бов в Био­хи­ми­че­ском инсти­ту­те им. А. Н. Баха в Москве. Этот отдел в 1934 г. вошел в состав Все­со­юз­но­го инсти­ту­та экс­пе­ри­мен­таль­ной меди­ци­ны. С 1945 по 1947 г. 3. В. Ермо­лье­ва — дирек­тор Инсти­ту­та био­ло­ги­че­ской про­фи­лак­ти­ки инфек­ций. В 1947г. на базе это­го инсти­ту­та был создан ВНИИ пени­цил­ли­на (в после­ду­ю­щем ВНИИ анти­био­ти­ков), в кото­ром она заве­до­ва­ла отде­лом экс­пе­ри­мен­таль­ной тера­пии.

Одним из важ­ных направ­ле­ний науч­ной дея­тель­но­сти Зина­и­ды Вис­са­ри­о­нов­ны ста­ло изу­че­ние холе­ры. Что­бы дока­зать роль холер­ных виб­ри­о­нов в воз­буж­де­нии кишеч­ных забо­ле­ва­ний, Ермо­лье­ва про­ве­ла опас­ней­ший экс­пе­ри­мент на себе, при­няв 1,5 млрд мик­роб­ных тел виб­ри­о­нов. Через 18 часов насту­пи­ло рас­строй­ство кишеч­ни­ка, а затем раз­ви­лась кли­ни­че­ская кар­ти­на клас­си­че­ско­го холер­но­го забо­ле­ва­ния. Так впер­вые в исто­рии Ермо­лье­ва выде­ли­ла из кишеч­ни­ка боль­но­го холе­рой (то есть, сво­е­го орга­низ­ма) мик­роб — воз­бу­ди­тель этой болез­ни.

Сего­дня уже извест­но, что про­тив смер­тель­но инфек­ци­он­но­го забо­ле­ва­ния холе­ра есть такой про­ти­во­мик­роб­ный пре­па­рат — бак­те­рио­фаг. Точ­нее, это не про­сто пре­па­рат, а живой вирус, пора­жа­ю­щий бак­те­рию — холер­ный виб­ри­он. Зина­и­да Вис­са­ри­о­нов­на изу­ча­ла и спо­со­бы борь­бы с кишеч­ны­ми инфек­ци­я­ми, в том числе — холер­ный бак­те­рио­фаг.
В 1942 году по дан­ным раз­вед­ки в немец­ких вой­сках, под­тя­ну­тых к Ста­лин­гра­ду, про­изо­шла колос­саль­ная вспыш­ка холе­ры. Боя­лись, что инфек­ция пере­ки­нет­ся и на нашу тер­ри­то­рию. Ермо­лье­ву вме­сте с груп­пой ее сотруд­ни­ков напра­ви­ли в Ста­лин­град, что­бы предот­вра­тить эпи­де­мию сре­ди наших вой­ск. В Ста­лин­град были выве­зе­ны все запа­сы холер­но­го бак­те­рио­фа­га, и все, про­хо­дя­щие через город, (а это сол­да­ты, при­бы­ва­ю­щие эше­ло­ны, отбы­ва­ю­щие эше­ло­ны с ране­ны­ми, горо­жа­не) — все полу­ча­ли дозу пре­па­ра­та.
Одна­ко пре­па­ра­та было не доста­точ­но. То коли­че­ство, кото­рое было созда­но в лабо­ра­то­рии инсти­ту­та в Москве, погиб­ло вме­сте со сби­тым само­ле­том, пере­во­зя­щим груз. И тогда Ермо­лье­ва при­ня­ла реше­ние полу­чать бак­те­рио­фаг на месте. В под­ва­ле зда­ния была орга­ни­зо­ва­на лабо­ра­то­рия, раз­вед­чи­ки выхо­ди­ли за линию фрон­та, по ука­за­нию Ермо­лье­вой выкра­ды­ва­ли тру­пы умер­ших от холе­ры нем­цев, и на базе этих тру­пов в лабо­ра­то­рии созда­ва­ли необ­хо­ди­мое коли­че­ство пре­па­ра­та. Вспыш­ка на нашей сто­ро­не была предот­вра­ще­на.

Ста­лин, назы­вав­ший Ермо­лье­ву «сест­рен­кой» (тоже Вис­са­ри­о­нов­на), пообе­щал выпол­нить одну ее прось­бу. Ермо­лье­ва попро­си­ла осво­бо­дить осуж­ден­но­го на деся­ть лет лаге­рей по липо­во­му обви­не­нию в том, что он буд­то бы под­ме­ши­вал в «крем­лев­скую воду» куль­ту­ру холер­но­го виб­ри­о­на, пер­во­го руко­во­ди­те­ля кафед­ры мик­ро­био­ло­гии при Инсти­ту­те усо­вер­шен­ство­ва­ния вра­чей, и, «по сов­ме­сти­тель­ству», сво­е­го быв­ше­го мужа, Л. А. Зиль­бе­ра. Прось­ба Ермо­лье­вой была удо­вле­тво­ре­на.
При­суж­ден­ную ей за заслу­ги перед оте­че­ством Ста­лин­скую пре­мию Зина­и­да Вис­са­ри­о­нов­на отда­ла на построй­ку истре­би­те­ля. С ее име­нем на бор­ту истре­би­тель отправ­лял­ся в бой.

Советский пенициллин называли крустозином

Более 30 лет жиз­ни Зина­и­да Вис­са­ри­о­нов­на посвя­ти­ла изу­че­нию анти­био­ти­ков. В этой обла­сти ей при­над­ле­жит при­о­ри­тет откры­ва­те­ля, ее рабо­ты по этой про­бле­ме име­ли огром­ное зна­че­ние для кли­ни­че­ской меди­ци­ны.
Имя З. В. Ермо­лье­вой нераз­рыв­но свя­за­но с созда­ни­ем пер­во­го оте­че­ствен­но­го пени­цил­ли­на, ста­нов­ле­ни­ем нау­ки об анти­био­ти­ках, с их широ­ким при­ме­не­ни­ем в нашей стра­не. Боль­шое чис­ло ране­ных в пер­вом пери­оде Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны тре­бо­ва­ло интен­сив­ной раз­ра­бот­ки и немед­лен­но­го вве­де­ния в меди­цин­скую прак­ти­ку высо­ко­эф­фек­тив­ных пре­па­ра­тов для борь­бы с ране­вой инфек­ци­ей.
Имен­но в это вре­мя (1942) Ермо­лье­вой и ее сотруд­ни­ка­ми во ВНИИ эпи­де­мио­ло­гии и мик­ро­био­ло­гии был выде­лен пер­вый оте­че­ствен­ный пени­цил­лин — кру­сто­зин. Уже в 1943г. лабо­ра­то­рия нача­ла гото­вить пени­цил­лин для кли­ни­че­ских испы­та­ний. Рабо­тая прак­ти­че­ски круг­ло­су­точ­но, в чрез­вы­чай­но труд­ных усло­ви­ях воен­ных лет, уче­ная и ее уче­ни­ки полу­ча­ли, испы­ты­ва­ли на актив­но­сть, сте­риль­но­сть и без­вред­но­сть и отправ­ля­ли в кли­ни­ки дра­го­цен­ный пре­па­рат.

Пер­вые испы­та­ния про­во­ди­лись в Яуз­ской боль­ни­це, где раз­ме­щал­ся эва­ко­гос­пи­таль. Имен­но здесь пени­цил­лин, создан­ный под руко­вод­ством Зина­и­ды Вис­са­ри­о­нов­ны, полу­чил все­об­щее при­зна­ние. В нача­ле 1944г. здесь было про­ве­де­но срав­не­ние эффек­тив­но­сти оте­че­ствен­но­го и англий­ско­го пени­цил­ли­нов, кото­рые при­вез один из его созда­те­лей, зна­ме­ни­тый Г. Фло­ри из Окс­фор­да. Лече­ние про­во­ди­ли в двух груп­пах ране­ных с сеп­си­сом, нахо­див­ших­ся в оди­на­ко­во тяже­лом состо­я­нии. И хотя оте­че­ствен­ный пени­цил­лин — кру­сто­зин был менее очи­щен и его при­ме­ня­ли в мень­ших дозах, эффект лече­ния был не хуже, чем при при­ме­не­нии англий­ско­го пре­па­ра­та.

В соста­ве бри­га­ды, воз­глав­ля­е­мой глав­ным хирур­гом Совет­ской Армии Н. Н. Бур­ден­ко, З. В. Ермо­лье­ва выез­жа­ла на Пер­вый При­бал­тий­ский фронт, где оте­че­ствен­ный пени­цил­лин был успеш­но при­ме­нен для пре­ду­пре­жде­ния ослож­не­ний при тяже­лых ране­ни­ях. При непо­сред­ствен­ном уча­стии З. В. Ермо­лье­вой уже в кон­це 1944г. на базе фаб­ри­ки эндо­крин­ных пре­па­ра­тов в Москве был открыт экс­пе­ри­мен­таль­ный цех, кото­рый начал выпуск жид­ко­го кон­цен­три­ро­ван­но­го пени­цил­ли­на. Так, в тяже­лые годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны начал­ся слав­ный путь оте­че­ствен­но­го пени­цил­ли­на, создан­но­го Зина­и­дой Вис­са­ри­о­нов­ной Ермо­лье­вой.