Девочка и танк. Как жители Урала на свои деньги вооружили целый добровольческий корпус

Командир танка лейтенант Воронков и Мара Колева © Музей истории школы №67 г. Екатеринбурга
Командир танка лейтенант Воронков и Мара Колева © Музей истории школы №67 г. Екатеринбурга

В музее школы №67 Екатеринбурга, может быть, не расскажут, как училась маленькая Мара Колева, в каком году окончила школу, как, возможно, помогала первоклассникам и пожилым учителям и какое красивое платье они с мамой сшили к выпускному. Но точно расскажут, как в 1943 году ей удалось за три дня собрать деньги на Т-34 «Свердловский школьник»

В тот день с пло­ща­ди Пятой Пяти­лет­ки на фронт отправ­ля­лась «Бое­вая подру­га» — маши­на, пода­рен­ная работ­ни­ка­ми мака­рон­ной фаб­ри­ки Ураль­ско­му доб­ро­воль­че­ско­му тан­ко­во­му кор­пу­су (УДТК).

Тан­ки отправ­ля­ли на фронт празд­нич­но. В горо­дах устра­и­ва­ли митин­ги, тор­же­ствен­но вру­ча­ли бое­вые маши­ны эки­па­жам. На этот митинг мама Мары взя­ла девоч­ку с собой.

До вой­ны семья жила в Нико­ла­е­ве на Укра­и­не. Вме­сте с бабуш­кой, мамой Роза­ли­ей Шало­ми­ной и дядей их эва­ку­и­ро­ва­ли в Сверд­лов­ск.

«Дядю при­зва­ли на фронт, и затем на него при­шла похо­рон­ка. После это­го Роза­лия идет в воен­ко­мат и про­сит, что­бы ее отпра­ви­ли на фронт. Воен­ком ей гово­рит: «Тетень­ка, очнись, у тебя малень­кий ребе­нок, пре­ста­ре­лая мать, кто за ними здесь будет уха­жи­вать и кому они нуж­ны?» — рас­ска­зы­ва­ет дирек­тор музея исто­рии шко­лы №67 горо­да Ека­те­рин­бур­га Оль­га Чер­кас­ская.

Тогда Роза­лия идет рабо­тать на хле­бо­ком­би­нат, где пер­вым делом пред­ла­га­ет собрать день­ги на тан­ки. Так появи­лась «Бое­вая подру­га» — маши­на, пода­рен­ная работ­ни­ка­ми мака­рон­ной фаб­ри­ки Ураль­ско­му доб­ро­воль­че­ско­му тан­ко­во­му кор­пу­су (УДТК).

Могут ли дети купить танк

— Нача­лось все с это­го тан­ка. Посмот­ри­те сюда, даже Мара вспо­ми­на­ет, — зачи­ты­ва­ет Оль­га Вла­ди­ми­ров­на: «Гово­ри­ли в те дни у нас дома толь­ко о покуп­ке тан­ка».

Когда после митин­га малень­кая Мара еха­ла с мамой в трам­вае, спро­си­ла, все ли могут соби­рать день­ги на танк или толь­ко взрос­лые?

«И в этом трам­вае роди­лась идея, что давай­те попро­бу­ем спро­сить, нель­зя ли нам собрать день­ги на этот танк, — рас­ска­зы­ва­ет Оль­га Чер­кас­ская. — При­шли к дирек­то­ру шко­лы, он позво­нил на Урал­маш. Там ска­за­ли: впе­ред, соби­рай­те! Мож­но всем все соби­рать».

Директор музея истории школы №67 г. Екатеринбурга Ольга Черкасская © Виктория Ивонина/ТАСС

Дирек­тор музея исто­рии шко­лы №67 г. Ека­те­рин­бур­га Оль­га Чер­кас­ская © Вик­то­рия Ивонина/ТАСС

В апре­ле 1943 года «теп­лым и тихим, но не сол­неч­ным днем на школь­ный двор въе­хал огром­ный танк», — гово­рит­ся в вос­по­ми­на­ни­ях Мары. Все было тор­же­ствен­но: высту­па­ли дирек­тор шко­лы, класс­ный руко­во­ди­тель девоч­ки, коман­дир тан­ка лей­те­нант Ворон­ков и сама Мара. Девоч­ку под­ня­ли на эту маши­ну, отку­да она гром­ко про­чи­та­ла речь, напи­сан­ную мамой.

«Мы еще малень­кие, мы не можем вла­деть ору­жи­ем, что­бы вме­сте со взрос­лы­ми сра­жать­ся за Роди­ну, но мы вме­сте со все­ми взрос­лы­ми с зами­ра­ни­ем серд­ца слу­ша­ем информ­бю­ро. <…> Мы реши­ли с помо­щью род­ных и учи­те­лей купить танк, чтоб наш танк «Школь­ник Сверд­лов­ска» драл­ся с фаши­ста­ми от наше­го име­ни. <…> Пусть зна­ет враг, что в нашей стра­не вою­ют с ним не толь­ко взрос­лые, но и дети. <…> Мы тепе­рь каж­дый день будем ходить в шко­лу учить­ся и ждать от вас писем», — ска­за­ла школь­ни­ца.

Мара Колева, командир танка лейтенант Воронков и Ангелина Печерских © Музей истории школы №67 г. Екатеринбурга

Мара Коле­ва, коман­дир тан­ка лей­те­нант Ворон­ков и Анге­ли­на Печер­ских © Музей исто­рии шко­лы №67 г. Ека­те­рин­бур­га

В очень пло­хом каче­стве, но сохра­ни­лись фото­гра­фии в газе­тах — на них, кажет­ся, очень моло­дой лей­те­нант Ворон­ков под­ни­ма­ет Мару на руки и целу­ет в щеку. Он пообе­ща­ет Маре напи­сать пись­мо, и ждать его будет вся шко­ла.

Культурный феномен

«Это была пер­вая доб­ро­воль­че­ская часть тако­го рода и един­ствен­ный доб­ро­воль­че­ский тан­ко­вый кор­пус в СССР, вто­ро­го тако­го не было. Пер­вый набор цели­ком состо­ял из зем­ля­ков и това­ри­щей по завод­ским кол­лек­ти­вам. УДТК — это куль­тур­ный фено­мен», — пояс­ня­ет исто­рик, веду­щий науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та исто­рии и архео­ло­гии Ураль­ско­го отде­ле­ния РАН, про­фес­сор Ураль­ско­го феде­раль­но­го уни­вер­си­те­та (УрФУ) Кон­стан­тин Буг­ров.

Пер­вые диви­зии кор­пу­са понес­ли тяж­кие поте­ри сра­зу же, летом 1943-го, на Кур­ской дуге. Кон­курс на место в эки­па­же был огром­ный. Мно­гие рабо­чие стре­ми­лись на фронт два года с нача­ла вой­ны, но до сих пор полу­ча­ли отказ.

Колонна танков Уральского добровольческого танкового корпуса на пути из Берлина в Прагу, май 1945 года © ЦДООСО

Колон­на тан­ков Ураль­ско­го доб­ро­воль­че­ско­го тан­ко­во­го кор­пу­са на пути из Бер­ли­на в Пра­гу, май 1945 года © ЦДООСО

«С ураль­ских заво­дов на фронт при­зы­ва­ли мало, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных рабо­чих остав­ля­ли на про­из­вод­стве, ведь их не заме­нить у стан­ков и машин. В пер­вые дни вой­ны, когда поза­пи­сы­ва­лись рабо­чие в армию, их всех вер­ну­ли обрат­но. <…> Раз­ре­ше­ние кад­ро­вым рабо­чим отпра­вить­ся на фронт было дано после Ста­лин­град­ской бит­вы — это знак, что насту­пил пере­лом­ный момент в вой­не», — отме­ча­ет Буг­ров.

Тан­ко­вый кор­пус доб­ро­воль­цев — умель­цев-масте­ров, кото­рые гото­ви­ли маши­ны сво­и­ми рука­ми, — это не про­сто кра­си­вое выра­же­ние, это реаль­но­сть. Как тогда гово­ри­ли: «Мы сде­ла­ли тан­ки — мы пове­дем их в бой».

Организаторы Уральского добровольческого танкового корпуса генерал-лейтенант танковых войск Г.С. Родин, секретарь Свердловского обкома ВКП (б) В.М. Андрианов и командующий войсками Уральского военного округа генерал-майор А.В. Катков, 1943 год © ЦДООСО

Орга­ни­за­то­ры Ураль­ско­го доб­ро­воль­че­ско­го тан­ко­во­го кор­пу­са гене­рал-лей­те­нант тан­ко­вых вой­ск Г.С. Родин, сек­ре­тарь Сверд­лов­ско­го обко­ма ВКП (б) В.М. Андри­а­нов и коман­ду­ю­щий вой­ска­ми Ураль­ско­го воен­но­го окру­га гене­рал-май­ор А.В. Кат­ков, 1943 год © ЦДООСО

В финан­си­ро­ва­нии кор­пу­са актив­но участ­во­ва­ли мест­ные жите­ли. Рабо­чие кол­лек­ти­вы и отдель­ные люди поку­па­ли тан­ки.

«Сре­ди таких слу­ча­ев танк «Челя­бин­ский пио­нер», колон­на «За пере­до­вую нау­ку» Ураль­ско­го инду­стри­аль­но­го инсти­ту­та, имен­ные тан­ки и мно­гое дру­гое, — гово­рит Буг­ров. — Не все они, прав­да, посту­па­ли имен­но в новый кор­пус — рас­пре­де­ля­ли эти бое­вые маши­ны по всем частям Крас­ной армии».

«Они [жите­ли горо­да] в ущерб себе все отда­ва­ли на фор­ми­ро­ва­ние кор­пу­са. Може­те себе пред­ста­вить: в Талиц­ком рай­о­не был клич, и в тече­ние одно­го дня [жите­ли] сда­ли более 10% от годо­во­го запа­са еды. Може­те себе пред­ста­вить, что это такое? Сами голо­да­ли, но снаб­жа­ли. Это дела­лось доб­ро­воль­но», — рас­ска­зы­ва­ет пер­вый заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Сове­та вете­ра­нов вой­ны, воен­ной служ­бы Ураль­ско­го доб­ро­воль­че­ско­го тан­ко­во­го кор­пу­са Нико­лай Юрьев.

Митинг на площади Первой Пятилетки, отправляют на фронт танк © Музей истории школы №67 г. Екатеринбурга

Митинг на пло­ща­ди Пер­вой Пяти­лет­ки, отправ­ля­ют на фронт танк © Музей исто­рии шко­лы №67 г. Ека­те­рин­бур­га

Помо­га­ли все, кто может. Фаб­ри­ки по поши­ву одеж­ды уве­ли­чи­ва­ли обо­рот, что­бы одеть сол­дат. Дру­гие пред­при­я­тия жерт­во­ва­ли день­ги на уком­плек­то­ва­ние Ураль­ско­го доб­ро­воль­че­ско­го тан­ко­во­го кор­пу­са.

«[День­ги, кото­рые жерт­во­ва­лись на УДТК] пере­да­ва­лись в фонд Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, а отту­да шли на Ураль­ский доб­ро­воль­че­ский кор­пус. <…> Сверд­лов­ская область собра­ла 58 млн руб­лей, 56 млн — Челя­бин­ская область и, по-мое­му, 49 млн собра­ла Моло­тов­ская область, нынеш­ний Перм­ский край. Непо­сред­ствен­но на УДТК было потра­че­но все­го 70 млн», — рас­ска­зы­ва­ет Юрьев.

«Свердловский школьник» не вернется домой

Пер­вая весть от «Школь­ни­ка Сверд­лов­ска» будет хоро­шей — танк пере­пра­вил­ся через Днепр, пишет Ворон­ков, дви­га­ет­ся в направ­ле­нии стан­ции Каза­тин. Маши­на участ­ву­ет в осво­бож­де­нии Укра­и­ны. Затем в шко­лу при­дет еще одно пись­мо: «Школь­ник Сверд­лов­ска» подо­рвал­ся на мине, весь эки­паж погиб. В шко­ле объ­яви­ли тра­ур, все уче­ни­ки носи­ли на рука­вах чер­ные повяз­ки. «Мы узна­ли, что танк подо­рвал­ся и сго­рел на под­хо­де к пере­до­вой. Мы все были очень огор­че­ны», — через мно­го лет рас­ска­жет Мара Коле­ва.

Тогда, вес­ной 1943 года, эта исто­рия не была чем-то осо­бен­ным. Навер­ное, поэто­му сохра­ни­лось не так мно­го доку­мен­тов. В каком клас­се учи­лась малень­кая Мара, в пер­вом или вто­ром, уже не опре­де­лить. И не опре­де­лить шко­лу, в кото­рой это про­ис­хо­ди­ло.

«Бое­вая подру­га» — один из тех тан­ков, кото­рые про­шли всю вой­ну, рас­ска­зы­ва­ет Нико­лай Юрьев.

Во время митинга у школы © Музей истории школы №67 г. Екатеринбурга

Во вре­мя митин­га у шко­лы © Музей исто­рии шко­лы №67 г. Ека­те­рин­бур­га

«Судь­бу кон­крет­но­го тан­ка отсле­дить очень слож­но, — гово­рит Юрьев. — Счи­та­ет­ся, что один танк — на два сра­же­ния. «Бое­вая подру­га» про­шла всю вой­ну, тут кому как пове­зет. Извест­но имя коман­ди­ра тан­ка — Кирилл Бай­да».

Писал ли пись­ма с фрон­та Кирилл Бай­да на мака­рон­ную фаб­ри­ку, как писал лей­те­нант Ворон­ков в шко­лу, — в музее Ураль­ско­го доб­ро­воль­че­ско­го тан­ко­во­го кор­пу­са пока не зна­ют. К рабо­те над темой имен­ных тан­ков, при­зна­ет­ся Юрьев, при­сту­пи­ли лишь в этом году. Сотруд­ни­ки музея нашли упо­ми­на­ния тан­ка «Челя­бин­ский пио­нер», но пока не выяс­ни­ли, кто был ини­ци­а­то­ром и есть ли у этой маши­ны своя Мара Коле­ва и свой лей­те­нант Ворон­ков. Уже собра­ли немно­го инфор­ма­ции про тан­ки, создан­ные на сред­ства акте­ров Теат­ра музы­каль­ной коме­дии. О судь­бе этих машин пока нет инфор­ма­ции.

Вик­то­рия Иво­ни­на