Учебники жизни или политинформация? Чем школе встретить предложение Президента

Многие педагоги со стажем вчера, наконец, выдохнули из груди нервный комок несогласия. Владимир Путин внес в Государственную думу законопроект, касающийся организации воспитательной системы в сфере образования. И судя по тезисам, речь идет о полноценном возвращении в школу воспитательной функции, за тридцать лет сведенной почти к нулю.

Теле­грам-канал «Натан Вер­нул­ся»

В то вре­мя, как часть педа­го­гов юрко при­но­ро­ви­лась к систе­ме заточ­ки детей под ЕГЭ (коей ста­ло рос­сий­ское обра­зо­ва­ние), истин­ные «олдскуль­ные» учи­те­ля отка­зы­ва­лись пони­мать сухой под­ход к обра­зо­ва­нию как пере­да­че детям лишь сум­мы зна­ний. Лад­но еще точ­ные нау­ки (хотя и там непло­хо бы унять пере­ги­бы с про­па­ган­дой ате­из­ма), но не исполь­зо­вать гума­ни­тар­ные пред­ме­ты как пре­сло­ву­тый «учеб­ник жиз­ни» – это абсо­лют­но неоправ­дан­ное обед­не­ние обра­зо­ва­тель­но-вос­пи­та­тель­но­го про­цес­са. Поэт в Рос­сии все­гда был боль­ше чем поэт (при усло­вии, что был поэтом, а не сло­во­блу­дом), и сокро­вищ­ни­ца лите­ра­ту­ры спо­соб­на пред­ло­жить детям сот­ни гар­мо­нич­ных кар­тин мира, тыся­чи вер­ных моде­лей пове­де­ния и мил­ли­о­ны нуж­ных акцен­тов отно­ше­ния к жиз­ни.

Дол­гое вре­мя от это­го отка­зы­ва­лись. Вме­сто шко­лы, одно поко­ле­ние уже вос­пи­та­ли ули­цы и теле­ви­зор, а вто­рое – вос­пи­ты­ва­ет интер­нет. Роди­те­ли? Так когда им? Попыт­ки изме­нить ситу­а­цию дела­ла быв­ший мини­стр про­све­ще­ния Оль­га Васи­лье­ва, но наткну­лась тогда на ярост­ный отпор либе­раль­но­го  лоб­би во гла­ве с Яро­сла­вом Кузь­ми­но­вым.

И вот тепе­рь ини­ци­а­ти­ва пред­ло­же­на с само­го вер­ха, настав­ни­ки в педа­го­гах лику­ют, но за этим уже про­рас­та­ет тре­во­га: а насколь­ко все мы гото­вы к подоб­но­му, без­услов­но, назрев­ше­му и очень нуж­но­му пово­ро­ту?

Гото­вы к это­му в мин­про­све­ще­ния? Если до сих пор нет еди­но­го стан­дар­та в обра­зо­ва­нии (Васи­лье­вой здесь тоже меша­ли, как могли), смо­гут ли ее создать в вос­пи­та­нии? Мы точ­но не уви­дим бит­ву за то, чье «посо­бие для класс­но­го руко­во­ди­те­ля» ста­нут навя­зы­вать шко­лам? И кто будет писать обнов­лен­ные учеб­ни­ки по лите­ра­ту­ре, где глав­ным объ­ек­том изу­че­ния ста­нет жиз­нь? Те же авто­ры, что писа­ли учеб­ни­ки, по кото­рым счи­та­ли коли­че­ство пуго­виц на каф­та­нах и сум­му мето­ни­мий на сло­вес­ный гек­тар?

Готов к это­му бюд­жет? Или на учи­те­лей про­сто пове­сят допол­ни­тель­ную нагруз­ку, вос­пи­та­те­ля­ми сде­лав уже бес­плат­но, для души? Гото­вы мето­ди­сты взять на себя часть новой отчет­но­сти или раз­ра­бо­тать для нее удоб­ные меха­низ­мы, а не тупо навя­зать все тем же учи­те­лям запол­не­ние еще пары тысяч бумаг в месяц?

А учи­те­ля-то сами гото­вы? Их ведь уже пере­ста­ли учить вос­пи­та­нию, а из тех, кто умел, года­ми выва­ри­ва­ли-испа­ря­ли жела­ние и готов­но­сть брать на себя ответ­ствен­но­сть еще и за души, а не толь­ко умы или чаще вооб­ще толь­ко память. Как тыся­чам загнан­ных «клас­сух» одо­леть иску­ше­ние и не начать, вме­сто пол­но­цен­но про­ра­бо­тан­ной вос­пи­та­тель­ной про­грам­мы, отде­лы­вать­ся фор­маль­ной «полит­ин­фор­ма­ци­ей» и кле­пать пустую отчет­но­сть?

И если оче­ред­ной подвиг совер­шат учи­те­ля – гото­вы ли дети и их роди­те­ли на ответ­ный? Суме­ют не ныть, не скан­да­лить, не про­во­ци­ро­вать, не сни­мать на теле­фон любой повы­шен­ный голос?

А само обще­ство в целом гото­во? Мы уже опре­де­ли­лись с систе­мой цен­но­стей, в кото­рой хотим вос­пи­ты­вать новые поко­ле­ния? Мы спо­соб­ны пере­осмыс­лить роль педа­го­га в обще­стве? Ведь вос­пи­ты­вать-то уж точ­но дол­жен чело­век авто­ри­тет­ный. А раз­ве будут слу­шать изба­ло­ван­ные дети учи­тель­ни­цу, чей ста­тус в девя­но­стые был загнан под плин­тус и до сих пор еще дале­ко­ват от вос­ста­нов­ле­ния, ведь когда ото­всю­ду глав­ным мери­лом навя­зы­ва­ют­ся день­ги – у учи­те­лей почти нет шан­сов счи­тать­ся реа­ли­зо­ван­ной лич­но­стью в гла­зах уче­ни­ка?

Отве­чать необя­за­тель­но. Давай­те гото­вить­ся.