Интервью телеканалу «Россия»

Владимир Путин ответил на вопросы журналиста ВГТРК, ведущего программы «Вести в субботу» Сергея Брилёва.

Мос­ков­ская область, Ново-Ога­рё­во

С.Брилёв: Здрав­ствуй­те, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич.

В.Путин: Доб­рый день.

С.Брилёв: Что бы сей­час ни про­ис­хо­ди­ло, о какой бы сфе­ре мы не гово­ри­ли, где-то там на фоне все­гда этот зло­счаст­ный коро­на­ви­рус.

В.Путин: Да.

С.Брилёв: Что Вы дума­е­те про пре­сло­ву­тую вто­рую вол­ну, кото­рой очень и очень мно­гие боят­ся?

В.Путин: Что такое вто­рая вол­на – это как бы в быту мы гово­рим про вто­рую вол­ну или сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции гово­рят про вто­рую вол­ну.

С.Брилёв: Ну мы все ста­ли уже немнож­ко учё­ные за эти меся­цы, вто­рая вол­на – это такое устой­чи­вое выра­же­ние.

В.Путин: Немнож­ко, да, немнож­ко, это прав­да.

Но на самом деле речь идёт о раз­ви­тии эпи­де­мио­ло­ги­че­ской ситу­а­ции. Спе­ци­а­ли­сты пред­ла­га­ют упо­треб­лять вот эту тер­ми­но­ло­гию.

С.Брилёв: В Евро­пе раз­ви­тие, циф­ры пош­ли вверх …

В.Путин: Понят­но, поче­му, это же оче­вид­ная вещь, это лежит на поверх­но­сти – курорт­ный сезон, боль­шое коли­че­ство людей на пля­жах, скоп­ле­ние людей в барах, в ресто­ра­нах.

С.Брилёв: Или вооб­ще недис­ци­пли­ни­ро­ван­но­сть.

В.Путин: Да, конеч­но. Вот этот инди­ви­ду­а­лизм, неже­ла­ние счи­тать­ся с инте­ре­са­ми подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства чле­нов обще­ства при­во­дит к тому, что мы наблю­да­ем в неко­то­рых стра­нах вспыш­ку забо­ле­ва­ния, вно­вь воз­вра­ща­ю­щу­ю­ся ситу­а­цию. Но наде­юсь, во-пер­вых, что это­го не про­изой­дёт всё-таки, и в Евро­пе, и в дру­гих частях све­та с этим спра­вят­ся.

У нас, в общем, доста­точ­но мно­го забо­лев­ших людей, но у нас один из самых низ­ких в мире пока­за­те­лей по смерт­но­сти. И это не что иное, как про­яв­ле­ние готов­но­сти нашей систе­мы здра­во­охра­не­ния, воз­мож­но­сти моби­ли­за­ции и свое­вре­мен­но­сти при­ни­ма­е­мых реше­ний по купи­ро­ва­нию угроз.

Я ещё раз с вос­хи­ще­ни­ем хочу ска­зать о рабо­те наших меди­ков. Вооб­ще это в тра­ди­ци­ях всех наро­дов Рос­сии, рус­ско­го наро­да и дру­гих наро­дов – моби­ли­зо­вы­вать­ся, когда при­хо­дит какая-то общая угро­за. Так и полу­чи­лось на этот раз. Но надо отдать долж­ное и орга­нам вла­сти и на феде­раль­ном уров­не, и на реги­о­наль­ном, доста­точ­но быст­ро уда­лось моби­ли­зо­вать необ­хо­ди­мые ресур­сы и скон­цен­три­ро­вать их на реше­нии основ­ных задач.

И потом, во гла­ву угла, я мно­го раз об этом ска­зал, мы поста­ви­ли глав­ное – жиз­нь и здо­ро­вье людей. И вот эта общая моби­ли­за­ция и точеч­ные, как ока­за­лось, весь­ма эффек­тив­ные реше­ния при­ве­ли к тому, что нам уда­лось прой­ти пик – я наде­юсь, что нам уда­лось прой­ти пик – вспыш­ки забо­ле­ва­ния и создать необ­хо­ди­мые усло­вия для даль­ней­шей рабо­ты.

Но, я все вре­мя гово­рю об этом, когда предо­став­ля­ет­ся воз­мож­но­сть пуб­лич­но…

С.Брилёв: Вот через этот экран Вы как раз обща­е­тесь. Напри­мер, в минув­шую сре­ду с Пра­ви­тель­ством.

В.Путин: Да, совер­шен­но вер­но. Так вот, когда уда­ет­ся ска­зать пуб­лич­но. И сей­час хочу в раз­го­во­ре с Вами обра­тить­ся к нашим граж­да­нам и попро­сить их, несмот­ря на какие-то неудоб­ства, всё-таки иметь в виду, что вирус нику­да не дел­ся. Иметь это в виду и по воз­мож­но­сти, конеч­но, соблю­дать огра­ни­чи­тель­ные меры, кото­рые пред­ла­га­ют нам соблю­дать спе­ци­а­ли­сты.

Это необ­хо­ди­мо сего­дня. И чем дис­ци­пли­ни­ро­ван­нее мы будем, тем быст­рее мы смо­жем вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни.

Мы про­во­дим мно­го иссле­до­ва­ний, в том числе и на так назы­ва­е­мый мас­со­вый имму­ни­тет, или попу­ля­ци­он­ный имму­ни­тет. Вот уже ясно, что в вось­ми реги­о­нах Рос­сий­ской Феде­ра­ции этот попу­ля­ци­он­ный имму­ни­тет пре­вы­сил 25 про­цен­тов. В целом это гово­рит о том, что если мы мяг­ко пой­дём, не допус­кая вспы­шек забо­ле­ва­ния, то…

С.Брилёв: Будет при­рас­тать посто­ян­но?

В.Путин: Ну, что-то будет при­рас­тать, в какой-то момент, наде­юсь, пой­дёт… Сей­час уже идёт на спад, мы это хоро­шо зна­ем. Но в какой-то момент ста­би­ли­зи­ру­ет­ся пол­но­стью ситу­а­ция, пото­му что, во-пер­вых, мы созда­ли необ­хо­ди­мый задел спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных коек, мы созда­ли необ­хо­ди­мый задел сред­ств инди­ви­ду­аль­ной защи­ты, лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов для борь­бы с послед­стви­я­ми коро­на­ви­рус­ной инфек­ции. Вот сей­час, хоро­шо извест­но, вак­ци­ну заре­ги­стри­ро­ва­ли.

С.Брилёв: Не торо­пи­тесь, про это отдель­но.

В.Путин: Хоро­шо.

Во вся­ком слу­чае, весь этот арсе­нал, он име­ет место быть, он у нас в руках. Иссле­до­ва­ния про­во­дят­ся регу­ляр­но, наши спе­ци­а­ли­сты уже пони­ма­ют, что и как нуж­но делать для того, что­бы болез­нь про­те­ка­ла как мож­но мяг­че, без серьёз­ных послед­ствий. Весь этот набор полу­чен­ных зна­ний, без­услов­но, будет исполь­зо­вать­ся нами и в даль­ней­шем.

С.Брилёв: Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, у меня было на днях ощу­ще­ние, что я сме­нил место рабо­ты. Это когда Вы объ­яви­ли о вак­ци­не.

Мои дру­зья-лати­но­аме­ри­кан­цы (так сло­жи­лось в моей жиз­ни, что есть отно­ше­ния с той частью све­та), они, соб­ко­ры теле­ви­де­ния Арген­ти­ны, Уруг­вая и так далее, (не знаю, поз­во­лю себе эту мысль), дей­стви­тель­но боль­шин­ство из них дели­лись со мной тем сооб­ра­же­ни­ем, что когда Вы упо­мя­ну­ли сами Вашу дочь, кото­рая [при­ви­лась новой рос­сий­ской вак­ци­ной], это их очень впе­чат­ли­ло. Знаю, как Вы тре­пет­но отно­си­тесь к таким лич­ным вопро­сам. Но сра­зу после это­го насту­пи­ла и пора кри­ти­ки, осо­бен­но из Шта­тов и из Евро­пы.

Вы, кста­ти, из это­го каби­не­та в сре­ду обща­лись с Пра­ви­тель­ством, гово­ри­ли уже о вто­рой вак­ци­не. Но что на это гово­рит­ся: «Ну какая там вак­ци­на. Она про­шла все­го две фазы испы­та­ний из трёх необ­хо­ди­мых. Что с эти­ми рус­ски­ми?» Ну а дей­стви­тель­но, толь­ко две сде­ла­ли.

В.Путин: Нет. Мы сде­ла­ли всё, что необ­хо­ди­мо для того, что­бы про­ве­сти реги­стра­цию. С усло­ви­ем, как у нас гово­рят. А это усло­вие – даль­ней­шее иссле­до­ва­ние это­го пре­па­ра­та в ходе его мас­со­во­го при­ме­не­ния. Так что мы сде­ла­ли это в стро­гом соот­вет­ствии с рос­сий­ским зако­ном, а рос­сий­ские зако­ны впол­не соот­вет­ству­ют той миро­вой прак­ти­ке и нор­ма­тив­но­му регу­ли­ро­ва­нию, кото­рое при­ни­ма­ет­ся и в дру­гих стра­нах.

Мы про­шли и докли­ни­че­ские, и кли­ни­че­ские испы­та­ния на живот­ных, на доб­ро­воль­цах, и совер­шен­но оче­вид­но сего­дня для наших спе­ци­а­ли­стов, что эта вак­ци­на фор­ми­ру­ет устой­чи­вый имму­ни­тет, появ­ля­ют­ся анти­те­ла, как и у моей доче­ри появи­лись, и она без­вред­на, сла­ва Богу. И доч­ка моя чув­ству­ет себя хоро­шо.

С.Брилёв: Она, кста­ти, сове­то­ва­лась с Вами, не сове­то­ва­лась? Взрос­лый чело­век, понят­но.

В.Путин: Она взрос­лый чело­век. Она про­сто ска­за­ла, что при­ня­ла такое реше­ние.

С.Брилёв: Доб­ро­во­лец или часть рабо­ты ?

В.Путин: Как доб­ро­во­лец, и ей с учё­том её про­фес­сии нуж­но.

С.Брилёв: Это та дочь, кото­рая зани­ма­ет­ся меди­ко-био­ло­ги­че­ски­ми дела­ми?

В.Путин: Она обща­ет­ся с боль­шим коли­че­ством людей и, конеч­но, ей для того, что­бы нор­маль­но рабо­тать, нуж­но чув­ство­вать себя защи­щён­ной.

Да, я ска­зал, что у неё тем­пе­ра­ту­ра была 38,4 в пер­вый день, во вто­рой день – 37 с неболь­шим и всё. И после вто­рой при­вив­ки (через 21 день) тоже был неболь­шой подъ­ём тем­пе­ра­ту­ры, но всё нор­маль­но. Я с ней толь­ко что раз­го­ва­ри­вал по теле­фо­ну, чув­ству­ет себя хоро­шо. Сла­ва Богу, всё нор­маль­но.

Повто­ряю ещё раз, иссле­до­ва­ния будут про­дол­жать­ся, но у нас всё про­ис­хо­дит в рам­ках рос­сий­ско­го зако­на, кото­рый впол­не соот­вет­ству­ет меж­ду­на­род­ным прак­ти­кам. У нас в сен­тяб­ре долж­на появить­ся ещё одна вак­ци­на. Если этот пре­па­рат, о кото­ром мы сей­час гово­рим, был пред­ло­жен, иссле­до­ван и заре­ги­стри­ро­ван Инсти­ту­том име­ни Гама­леи, то…

С.Брилёв: Спут­ник-V кото­рый.

В.Путин: Да, да, Спут­ник-V. А вто­рой пре­па­рат, он будет готов, как вот мне докла­ды­ва­ют, в сен­тяб­ре. Над ним рабо­та­ет извест­ный инсти­тут «Век­тор» в Ново­си­бир­ске. Я уве­рен, что и спе­ци­а­ли­сты «Век­то­ра» сде­ла­ют заме­ча­тель­ный пре­па­рат, кото­рый очень помо­жет людям.

С.Брилёв: Они будут кон­ку­ри­ро­вать, эти два пре­па­ра­та, или они вза­им­но допол­ня­ют­ся?

В.Путин: Нуж­но со спе­ци­а­ли­ста­ми гово­рить. Я думаю, что они, ско­рее все­го, будут кон­ку­ри­ро­вать, пото­му что по без­опас­но­сти и по эффек­тив­но­сти они не долж­ны усту­пать друг дру­гу.

С.Брилёв: Паде­ние эко­но­ми­ки.

На самом деле неде­ли пол­то­ры назад ана­ли­ти­ки в Окс­фор­де, послед­ние сут­ки Moody’s дали циф­ры о сокра­ще­нии эко­но­ми­ки Рос­сии, кото­рая, в общем, выгля­дит очень даже недур­ствен­но по срав­не­нию с тем, что про­ис­хо­дит в тех же Соеди­нён­ных Шта­тах, к сожа­ле­нию, на самом деле, от Соеди­нён­ных Шта­тов зави­сит весь осталь­ной мир. Но если дей­стви­тель­но посмот­реть на то, что про­ис­хо­дит, насколь­ко оно чув­стви­тель­но, како­вы пер­спек­ти­вы по вос­ста­нов­ле­нию?

В.Путин: Вся миро­вая эко­но­ми­ка столк­ну­лась с серьёз­ны­ми послед­стви­я­ми этой эпи­де­мии. Если вспом­нить 2008–2009 годы, то…

С.Брилёв: Тот кри­зис?

В.Путин: Да, тот кри­зис. То паде­ние миро­во­го ВВП соста­ви­ло 0,1 про­цен­та. В этот раз, по дан­ным экс­пер­тов МВФ, Миро­во­го бан­ка, дру­гих орга­ни­за­ций, будет где-то око­ло 5 про­цен­тов. То есть раз­ни­ца колос­саль­ная. Мно­гие срав­ни­ва­ют это с Вели­кой депрес­си­ей 30-х годов или даже с после­во­ен­ны­ми собы­ти­я­ми.

С.Брилёв: Тем более, что в тех стра­нах, по кото­рым тогда уда­ри­ла депрес­сия 30-х годов, паде­ние более зна­чи­мое, чем в 30-х.

В.Путин: Ска­жем, в Шта­тах – это 9, у нас про­гно­зи­ру­ет­ся – 8,5, но наши спе­ци­а­ли­сты счи­та­ют, что будет мень­ше.

С.Брилёв: В рай­о­не пяти, по-мое­му.

В.Путин: Да, в рай­о­не 5–6 про­цен­тов. В Соеди­нён­ных Шта­тах в пер­вом полу­го­дии – 9,5, в евро­зо­не – минус 15 про­цен­тов. Неко­то­рые экс­пер­ты, мы это пре­крас­но зна­ем, гово­рят о том, что это резуль­тат раз­ни­цы в струк­ту­ре наших эко­но­мик.

Да, отча­сти это, види­мо, так, но в боль­шей части всё-таки это резуль­тат при­ни­ма­е­мых Пра­ви­тель­ством реше­ний, при­чём точеч­ных и, что очень важ­но, на мой взгляд, свое­вре­мен­ных.

Конеч­но, не без про­блем. Я знаю, что неко­то­рые пред­при­я­тия не попа­ли, допу­стим, в пере­чень, в чис­ло тех, кото­рые полу­ча­ют под­держ­ку от госу­дар­ства, но реаль­но постра­да­ли. И конеч­но, Пра­ви­тель­ство долж­но об этом думать и при­ни­мать соот­вет­ству­ю­щие свое­вре­мен­ные реше­ния.

Но в целом, повто­ряю, и под­держ­ка мало­го биз­не­са, и под­держ­ка отдель­ных круп­ных отрас­лей (сель­ское хозяй­ство, авто­пром, стро­и­тель­ство и так далее, а там рабо­та­ют сот­ни тысяч, мил­ли­о­ны людей, там коопе­ра­ци­он­ные цепоч­ки) – всё-таки всё это было сде­ла­но и сде­ла­но свое­вре­мен­но, и име­ло свою отда­чу.

Смот­ри­те, у нас и мак­ро­эко­но­ми­че­ские основ­ные пока­за­те­ли доста­точ­но ста­биль­но себя ведут. У нас, несмот­ря на пред­ска­за­ния того, что будут боль­шие коле­ба­ния, у нас 3,4 про­цен­та инфля­ция толь­ко на сего­дня. И по экс­перт­ным про­гно­зам где-то и будет при­мер­но 3,4–3,41.

С.Брилёв: И нефть опять 46.

В.Путин: Луч­ше бы она была чуть поболь­ше.

С.Брилёв: Но, ведь не то, что про­гно­зи­ро­ва­ли вна­ча­ле, да?

В.Путин: Да конеч­но, но и резер­вы рас­тут у нас. У нас несмот­ря ни на какие слож­но­сти рас­тут резер­вы. Это созда­ет допол­ни­тель­ную подуш­ку без­опас­но­сти. Это важ­но. Это не пана­цея от всех бед, но это важ­но. Созда­ёт нам опре­де­лен­ную уве­рен­но­сть в том, что мы при необ­хо­ди­мо­сти смо­жем финан­си­ро­вать в том числе и соци­аль­ные ман­да­ты.

Вот всё это вме­сте гово­рит о том, что мы, во-пер­вых, счи­та­ем, что пик про­блем у нас прой­ден и, я наде­юсь, что мы посте­пен­но нач­нём вос­ста­нав­ли­вать­ся. В общем, здесь мы мало чем отли­ча­ем­ся от дру­гих стран мира. В сле­ду­ю­щем году, я думаю, это вос­ста­нов­ле­ние будет обес­пе­че­но.

С.Брилёв: Да, на самом деле дай бог всем здо­ро­вья, и в пря­мом смысле, и в эко­но­ми­че­ском.

В.Путин: Да, конеч­но.

С.Брилёв: Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, на эко­но­ми­ку вли­я­ют не толь­ко сугу­бо эко­но­ми­че­ские вещи, ну, та же нефть, мы её упо­мя­ну­ли, то, что мы про­гно­зи­ро­ва­ли, вер­ну­лась к 46, но и поли­ти­че­ские. К числу поли­ти­че­ских фак­то­ров отно­сит­ся, без­услов­но, Бела­русь.

В.Путин: Конеч­но.

С.Брилёв: Мы виде­ли мно­же­ство сооб­ще­ний о ваших теле­фон­ных пере­го­во­рах с евро­пей­ски­ми лиде­ра­ми. Но, как пра­ви­ло, это ску­пые сооб­ще­ния крем­лёв­ской пресс-служ­бы. Вы в прин­ци­пе ни разу ещё пуб­лич­но, ну, подроб­но не гово­ри­ли о сво­ём виде­нии этой ситу­а­ции. Как Вы отно­си­тесь к собы­ти­ям в Бело­рус­сии?

В.Путин: Вы зна­е­те, на мой взгляд, мы ведем себя гораз­до более сдер­жан­но и ней­траль­но по отно­ше­нию к собы­ти­ям в Бело­рус­сии, чем мно­гие дру­гие стра­ны, и евро­пей­ские, и аме­ри­кан­цы, те же самые США.

Мы дей­стви­тель­но доста­точ­но объ­ек­тив­но, на мой взгляд, все­сто­рон­не, с обе­их сто­рон осве­ща­ем собы­тия, про­ис­хо­дя­щие в Бело­рус­сии, и счи­та­ем, что это преж­де все­го дело само­го бело­рус­ско­го обще­ства, бело­рус­ско­го наро­да. Но нам, без­услов­но, не без­раз­лич­но, что там про­ис­хо­дит.

Это очень близ­кая, может быть, самая близ­кая к нам стра­на: и этни­че­ски самая близ­кая, и в язы­ко­вом пла­не, и в куль­тур­ном, в духов­ном, каком угод­но. У нас десят­ки, может, сот­ни тысяч, если не мил­ли­о­ны пря­мых род­ствен­ных свя­зей, тес­ней­шая коопе­ра­ция в про­мыш­лен­но­сти. Доста­точ­но ска­зать, что, ска­жем, из все­го объ­ё­ма импор­та сель­хоз­про­дук­ции на рос­сий­ский рынок при­хо­дит­ся 90 с лиш­ним про­цен­тов бело­рус­ско­го…

С.Брилёв: Того, что бело­ру­сы про­из­во­дят, идёт сюда, да?

В.Путин: То, что они про­да­ют на экс­порт. И по дру­гим направ­ле­ни­ям тоже, ска­жем, в сель­хоз­ма­ши­но­стро­е­нии и так далее. Поэто­му нам, конеч­но, не без­раз­лич­но, что там про­ис­хо­дит. Но это преж­де все­го дело бело­рус­ско­го наро­да.

Мы, без­услов­но, исхо­дим из того, что всем участ­ни­кам это­го про­цес­са хва­тит здра­во­го смысла спо­кой­но, без край­но­стей най­ти выход. Конеч­но, если люди вышли на ули­цу, все долж­ны с этим счи­тать­ся, слы­шать это, реа­ги­ро­вать. Но, кста­ти гово­ря, Пре­зи­дент Бело­рус­сии, ведь он и ска­зал, что он готов рас­смот­реть воз­мож­но­сть про­ве­де­ния кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­мы, при­ня­тия новой Кон­сти­ту­ции, про­ве­де­ния новых выбо­ров и пар­ла­мен­та, и пре­зи­дент­ских выбо­ров на осно­ве этой новой Кон­сти­ту­ции, но за рам­ки дей­ству­ю­щей Кон­сти­ту­ции нель­зя выхо­дить. Вы обра­ти­ли вни­ма­ние, что Кон­сти­ту­ци­он­ный суд Бело­рус­сии вынес реше­ние, что созда­ние каких-то над­кон­сти­ту­ци­он­ных, не преду­смот­рен­ных Основ­ным зако­ном стра­ны, орга­нов, кото­рые пыта­ют­ся пере­хва­тить власть, абсо­лют­но недо­пу­сти­мо. И с этим труд­но не согла­сить­ся.

С.Брилёв: Я посмот­рел, что пишут за гра­ни­цей о Бело­рус­сии, и часто это не про идео­ло­гию, а про­сто про фак­то­ло­гию. Очень мно­гие ста­тьи за гра­ни­цей про бело­рус­ские собы­тия сопро­вож­да­ют­ся справ­кой, что это такое – Бела­русь, где это. Пото­му что для мно­гих это где-то очень дале­ко, в отли­чие от рос­си­ян. И, конеч­но, в Рос­сии мы пом­ним о собы­ти­ях не толь­ко после выбо­ров, но и до выбо­ров, в част­но­сти о 33-х посто­яль­цах пан­си­о­на­та «Бело­ру­соч­ка», о рос­сий­ских граж­да­нах, кото­рых задер­жа­ли.

Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, на Ваш взгляд, кто здесь в чей кап­кан попал?

В.Путин: Ну, сей­час это оче­вид­но. Это акция спец­служб. Людей, о кото­рых Вы ска­за­ли, втём­ную исполь­зо­ва­ли, для того что­бы пере­ме­стить на тер­ри­то­рию Бело­рус­сии, поста­вить перед ними совер­шен­но легаль­ные цели, они долж­ны были, как им ска­за­ли, выехать в тре­тьи стра­ны, в Латин­скую Аме­ри­ку, на Ближ­ний Восток, про­сто для абсо­лют­но легаль­ной рабо­ты. На самом деле их зата­щи­ли на тер­ри­то­рию Бело­рус­сии и пред­ста­ви­ли в каче­стве воз­мож­ной удар­ной силы для рас­ка­чи­ва­ния ситу­а­ции в ходе пред­вы­бор­ной кам­па­нии, что абсо­лют­но не соот­вет­ство­ва­ло дей­стви­тель­но­сти.

Люди, повто­ряю ещё раз, еха­ли на рабо­ту в тре­тью стра­ну. Их про­сто зама­ни­ли туда, пере­та­щи­ли через гра­ни­цу. Наши погра­нич­ни­ки их не выпус­ка­ли, кста­ти гово­ря, они же не могли въе­хать. Но по под­дель­ным доку­мен­там их фак­ти­че­ски ввез­ли.

С.Брилёв: Укра­ин­ские спец­служ­бы?

В.Путин: Опе­ра­ция эта укра­ин­ских спец­служб сов­мест­но с аме­ри­кан­ски­ми. Сей­час это досто­вер­но извест­но. Неко­то­рые участ­ни­ки это­го про­цес­са или наблю­да­те­ли, люди хоро­шо инфор­ми­ро­ван­ные, даже не скры­ва­ют тепе­рь это.

С.Брилёв: Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, мне повез­ло, я счи­таю, в жур­на­лист­ской карье­ре, у меня три­жды были обсто­я­тель­ные интер­вью с Алек­сан­дром Гри­го­рье­ви­чем Лука­шен­ко, но уж Вы его зна­е­те намно­го луч­ше. В этой свя­зи я хотел Вам про­ци­ти­ро­вать то, что Алек­сан­др Гри­го­рье­вич ска­зал после одно­го из созво­нов с Вами.

В.Путин: Пожа­луй­ста.

С.Брилёв: Он ска­зал, что когда речь идёт о воен­ной состав­ля­ю­щей, у нас есть дого­вор с Рос­сий­ской Феде­ра­ци­ей в рам­ках Союз­но­го госу­дар­ства и ОДКБ, то есть орга­ни­за­ции Дого­во­ра о кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти, и как раз эти момен­ты под­хо­дят под этот дого­вор. А до это­го он гово­рил о том, что дого­во­рил­ся с Вами об ока­за­нии помо­щи Мин­ску при пер­вом запро­се.

Вот «эти момен­ты», это что име­ет­ся в виду?

В.Путин: Нет необ­хо­ди­мо­сти здесь что-то скры­вать.

Дей­стви­тель­но, в рам­ках Союз­но­го дого­во­ра, Дого­во­ра о Союз­ном госу­дар­стве, и в рам­ках Дого­во­ра о кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти (ОДКБ) есть соот­вет­ству­ю­щие ста­тьи, кото­рые гово­рят о том, что все госу­дар­ства – чле­ны этих орга­ни­за­ций, в том числе и Союз­но­го госу­дар­ства, а там все­го толь­ко два госу­дар­ства-участ­ни­ка, Рос­сия и Бело­рус­сия, долж­ны ока­зы­вать друг дру­гу помо­щь и в защи­те суве­ре­ни­те­та, внеш­них гра­ниц и в защи­те ста­биль­но­сти. Там так и напи­са­но.

В этой свя­зи, конеч­но, у нас есть обя­за­тель­ства перед Бело­рус­си­ей, и Алек­сан­др Гри­го­рье­вич Лука­шен­ко так и поста­вил вопрос. Он поста­вил вопрос о том, что хотел бы, что­бы мы ока­за­ли, при необ­хо­ди­мо­сти, ему соот­вет­ству­ю­щую помо­щь. Я ска­зал, что Рос­сия испол­нит все свои обя­за­тель­ства.

Алек­сан­др Гри­го­рье­вич попро­сил меня сфор­ми­ро­вать опре­де­лён­ный резерв из сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, и я это сде­лал. Но мы дого­во­ри­лись так­же, что он не будет исполь­зо­ван до тех пор, пока ситу­а­ция не будет выхо­дить из-под кон­тро­ля, и когда экс­тре­мист­ские, я хочу это под­черк­нуть, эле­мен­ты, при­кры­ва­ясь поли­ти­че­ски­ми лозун­га­ми не перей­дут опре­де­лён­ных гра­ниц и не при­сту­пят про­сто к раз­бою: не нач­нут под­жи­гать маши­ны, дома, бан­ки, пытать­ся захва­ты­вать адми­ни­стра­тив­ные зда­ния и так далее.

Мы в раз­го­во­ре с Алек­сан­дром Гри­го­рье­ви­чем при­шли к выво­ду о том, что такой необ­хо­ди­мо­сти сей­час нет, и наде­юсь, её не будет, и поэто­му этот резерв мы и не исполь­зу­ем.

Повто­ряю ещё раз, мы исхо­дим из того, что все сло­жив­ши­е­ся про­бле­мы, кото­рые име­ют место сего­дня в Бело­рус­сии, будут решать­ся мир­ным путём, а если где-то есть нару­ше­ния со сто­ро­ны кого бы то ни было: либо со сто­ро­ны госу­дар­ствен­ных орга­нов вла­сти, пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, либо со сто­ро­ны тех, кто участ­ву­ет в акци­ях про­те­ста, – если они выхо­дят за рам­ки дей­ству­ю­ще­го зако­на, то и закон будет соот­вет­ству­ю­щим обра­зом на это реа­ги­ро­вать. Ко всем закон дол­жен отно­сить­ся оди­на­ко­во. Но если быть объ­ек­тив­ным, то я думаю, что пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны Бело­рус­сии ведут себя доста­точ­но сдер­жан­но, несмот­ря ни на что. Посмот­ри­те, что в неко­то­рых стра­нах про­ис­хо­дит.

С.Брилёв: Пер­вые два дня, конеч­но, было не по себе мно­гим.

В.Путин: Вы зна­е­те, что я думаю. А по себе было, когда в неко­то­рых евро­пей­ских стра­нах люди гиб­ли чуть ли не каж­дый день?

С.Брилёв: Поэто­му Лука­шен­ко отка­зал­ся от посред­ни­че­ства Мак­ро­на, он ска­зал, что давай­те я помо­гу с «жёл­ты­ми жиле­та­ми».

В.Путин: А раз­ве по себе, когда в без­оруж­но­го чело­ве­ка, в спи­ну стре­ля­ют ему, при том что у него в маши­не ещё трое детей сидят?

С.Брилёв: Это ужас­но, да.

В.Путин: Раз­ве кто-то из тех, кто сей­час ста­вит что-то в вину Бело­рус­сии и бело­рус­ско­му руко­вод­ству, Пре­зи­ден­ту Лука­шен­ко, раз­ве они осуж­да­ют эти акции? Я что-то ниче­го в этом смысле не видел. Поче­му такая изби­ра­тель­но­сть?

Это наво­дит на мысль о том, что дело не в том, что про­ис­хо­дит в Бело­рус­сии, а дело в том, что кому-то хочет­ся, что­бы там про­ис­хо­ди­ло что-то дру­гое. Хотят вли­ять на эти про­цес­сы и добить­ся каких-то реше­ний, кото­рые соот­вет­ству­ют, как дума­ют эти люди, их поли­ти­че­ским инте­ре­сам.

Поэто­му повто­ряю ещё раз, всё-таки в целом ситу­а­ция сей­час вырав­ни­ва­ет­ся. И я наде­юсь, что все про­бле­мы, а они, конеч­но, есть, ина­че люди бы на ули­цу не выхо­ди­ли, это совер­шен­но оче­вид­ная вещь, что они будут решать­ся в рам­ках кон­сти­ту­ци­он­но­го поля, в рам­ках зако­на и мир­ны­ми сред­ства­ми.

С.Брилёв: Спа­си­бо, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич.