Встреча Путина и Лукашенко в Сочи 14 сентября 2020 года

Владимир Путин в сочинской резиденции Бочаров Ручей встретился с Президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко, который прибыл в Россию с рабочим визитом.

ru-an.info

В.Путин: Ува­жа­е­мый Алек­сан­др Гри­го­рье­вич!

Очень рад Вас видеть.

Я уже поздрав­лял Вас с побе­дой на пре­зи­дент­ских выбо­рах, но это было в пись­мен­ном виде и по теле­фо­ну. Сей­час рад воз­мож­но­сти сде­лать это при лич­ной встре­че. Хочу поже­лать Вам все­го само­го доб­ро­го, успе­хов.

Мы видим, конеч­но, все зна­ем, что в Бело­рус­сии про­ис­хо­дят внут­ри­по­ли­ти­че­ские собы­тия, свя­зан­ные как раз с эти­ми выбо­ра­ми. Вы нашу пози­цию хоро­шо зна­е­те: мы за то, что­бы бело­ру­сы сами, без вся­ких под­ска­зок и дав­ле­ния извне, в спо­кой­ном режи­ме и в диа­ло­ге друг с дру­гом разо­бра­лись в этой ситу­а­ции и при­шли к обще­му реше­нию, как выстра­и­вать свою рабо­ту даль­ше.

Мы зна­ем о Вашем пред­ло­же­нии начать рабо­ту по Кон­сти­ту­ции. Счи­таю, что это логич­но, свое­вре­мен­но, целе­со­об­раз­но. Нам извест­на и пози­ция, кото­рую Ваши пред­ста­ви­те­ли изло­жи­ли в ОБСЕ в послед­ний раз в этой свя­зи – в свя­зи с рабо­той над Кон­сти­ту­ци­ей. Уже созда­на, по-мое­му, соот­вет­ству­ю­щая струк­ту­ра во гла­ве с заме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го суда. Уве­рен, что, имея в виду Ваш опыт поли­ти­че­ской рабо­ты, рабо­та и по это­му направ­ле­нию будет орга­ни­зо­ва­на на самом высо­ком уров­не, и это поз­во­лит вый­ти на новые рубе­жи в раз­ви­тии поли­ти­че­ской систе­мы стра­ны, а зна­чит, и создаст усло­вия для даль­ней­ше­го раз­ви­тия.

Рос­сия оста­ёт­ся при­вер­жен­ной всем нашим дого­во­рён­но­стям, вклю­чая дого­во­рён­но­сти, выте­ка­ю­щие из Дого­во­ра о Союз­ном госу­дар­стве, об ОДКБ. Мы рас­смат­ри­ва­ем Бела­русь как наше­го бли­жай­ше­го союз­ни­ка и, без­услов­но, как я уже Вам гово­рил неод­но­крат­но в теле­фон­ных раз­го­во­рах, выпол­ним все взя­тые нами на себя обя­за­тель­ства.

Эти обя­за­тель­ства были взя­ты нами обо­юд­но в 1992‑м, по‑моему, в 1994 годах. В это вре­мя, в 1994‑м во вся­ком слу­чае, Вы уже были Пре­зи­ден­том; я нет, но это не име­ет зна­че­ния. Име­ет зна­че­ние то, что госу­дар­ство Рос­сия взя­ло на себя опре­де­лён­ные обя­за­тель­ства, как я уже ска­зал, и вне зави­си­мо­сти от того, кто нахо­дит­ся у вла­сти в дан­ный момент вре­ме­ни, стра­на долж­на эти обя­за­тель­ства испол­нять. Вы зна­е­те, что мы неод­но­крат­но заяв­ля­ли, что мы так и будем посту­пать.

Что каса­ет­ся наших эко­но­ми­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний, Рос­сия оста­ёт­ся самым круп­ным инве­сто­ром в бело­рус­скую эко­но­ми­ку. Толь­ко один из про­ек­тов – это атом­ная элек­тро­стан­ция: 10 мил­ли­ар­дов в дол­ла­ро­вом экви­ва­лен­те это сто­ит. В целом свы­ше 50 про­цен­тов внеш­не­тор­го­во­го обо­ро­та Бело­рус­сии при­хо­дят­ся имен­но на Рос­сий­скую Феде­ра­цию. В Бело­рус­сии рабо­та­ет почти 2,5 тыся­чи пред­при­я­тий с рос­сий­ским капи­та­лом. У нас очень устой­чи­вая и глу­бо­кая коопе­ра­ция по цело­му ряду направ­ле­ний и в целом ряде отрас­лей.

Кста­ти гово­ря, коро­на­ви­рус повли­ял на наш тор­го­вый обо­рот, к сожа­ле­нию, – и это есте­ствен­но, так во всём мире про­ис­хо­дит – в сто­ро­ну пони­же­ния уров­ня това­ро­обо­ро­та. Но в этой свя­зи, я пола­гаю, нам нуж­но пред­при­нять допол­ни­тель­ные уси­лия, что­бы не толь­ко вос­ста­но­вить преж­ний, докри­зис­ный уро­вень това­ро­обо­ро­та и эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний, но и создать пред­по­сыл­ки для дви­же­ния впе­рёд.

Пред­ла­гаю нам сего­дня на этом тоже вни­ма­ние своё сосре­до­то­чить. У меня есть опре­де­лён­ные пред­ло­же­ния. Мне кажет­ся, нуж­но и на уров­не пра­ви­тель­ств, на уров­не мини­стер­ств, ведом­ств и даже отдель­ных пред­при­я­тий пред­при­нять допол­ни­тель­ные уси­лия и шаги, для того что­бы устра­нить име­ю­щи­е­ся про­бле­мы и, как я уже ска­зал, создать усло­вия для дви­же­ния впе­рёд.

Кол­ле­ги на раз­лич­ных уров­нях – и на уров­не пред­при­я­тий, и на уров­не мини­стер­ств, ведом­ств – нахо­дят­ся в посто­ян­ном друг с дру­гом кон­так­те. Да, сме­ни­лось Пра­ви­тель­ство в Бело­рус­сии, но это не меша­ет нам актив­но рабо­тать, тем более что совсем недав­но с визи­том в Бело­рус­сии был Пред­се­да­тель Пра­ви­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции Миха­ил Вла­ди­ми­ро­вич Мишу­ст­ин . Знаю, что он про­вёл очень серьёз­ные, боль­шие пере­го­во­ры, и они были успеш­ны­ми по всем направ­ле­ни­ям наше­го вза­и­мо­дей­ствия – кста­ти гово­ря, в том числе и в финан­со­вой сфе­ре. Мы дого­во­ри­лись о том, что Рос­сия предо­ста­вит Бело­рус­сии в этот слож­ный момент госу­дар­ствен­ный кре­дит – 1,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, и мы это испол­ним. Сей­час, насколь­ко мне извест­но, наши мини­стры финан­сов ведут на этот счёт рабо­ту на про­фес­си­о­наль­ном уров­не.

Мы долж­ны будем про­дол­жить так­же наше вза­и­мо­дей­ствие в обо­рон­ной сфе­ре, имею в виду преж­де все­го, конеч­но, обо­рон­ные пред­при­я­тия – здесь у нас тоже боль­шая коопе­ра­ция, при­чём в доста­точ­но чув­стви­тель­ных обла­стях, и в воен­ной [сфе­ре] тоже.

Сего­дня, кста­ти гово­ря, начи­на­ют­ся запла­ни­ро­ван­ные ещё в про­шлом году воен­ные уче­ния, кото­рые долж­ны про­длить­ся несколь­ко дней. Но это, соб­ствен­но гово­ря, в извест­ной сте­пе­ни для воен­ных людей рутин­ное дело, оно свя­за­но с под­го­тов­кой вой­ск. Повто­рю ещё раз, что­бы не было ника­ких спе­ку­ля­ций: это меро­при­я­тие, кото­рое было запла­ни­ро­ва­но и даже анон­си­ро­ва­но ещё в про­шлом году. После выпол­не­ния про­грам­мы сов­мест­ных уче­ний рос­сий­ские под­раз­де­ле­ния вер­нут­ся к сво­им местам посто­ян­ной дис­ло­ка­ции.

В завер­ше­ние ещё хотел бы ска­зать об очень акту­аль­ной теме, имею в виду борь­бу с коро­на­ви­рус­ной инфек­ци­ей. Как дого­во­ри­лись наши премьер‑министры, а затем и мини­стры здра­во­охра­не­ния, Бело­рус­сия будет пер­вой стра­ной, кото­рая полу­чит нашу анти­ви­рус­ную вак­ци­ну про­тив COVID‑19, и уже нача­ла участ­во­вать в послед­ней ста­дии её испы­та­ний. Думаю, что это поз­во­лит нам не толь­ко нала­дить соот­вет­ству­ю­щее про­из­вод­ство, но и обес­пе­чить нуж­ный для наших граж­дан, для их без­опас­но­сти уро­вень вак­ци­на­ции и борь­бы с этой болез­нью.

Ува­жа­е­мый Алек­сан­др Гри­го­рье­вич, я очень рад Вас видеть. Доб­ро пожа­ло­вать!

А.Лукашенко : Спа­си­бо, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич.

Спа­си­бо за то, что откро­вен­но и доста­точ­но пол­но затро­ну­ли вопро­сы, кото­рые будут обсуж­дать­ся на нашей сего­дняш­ней встре­че. Это пра­виль­но, пото­му что как нико­гда рань­ше – я в силу опре­де­лён­ных обсто­я­тель­ств очень тща­тель­но отсле­жи­ваю сей­час пуб­ли­ка­ции в раз­ных СМИ – столь­ко кон­спи­ро­ло­ги­че­ско­го было нака­ну­не нашей встре­чи! Поэто­му всё, что Вы ска­за­ли, очень важ­но и, в общем, отве­ча­ет на все те вызо­вы и настро­е­ния в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции.

Преж­де все­го хочу Вас побла­го­да­рить. Это есте­ствен­но, все это пре­крас­но пони­ма­ют. Побла­го­да­рить не за то, что мы испол­ня­ем дого­во­ры: это есте­ствен­но. Вы посту­пи­ли очень поря­доч­но, по‑человечески, поэто­му я Вас лич­но бла­го­да­рю и всех рос­си­ян, всех тех, не буду их пере­чис­лять, кто был при­ча­стен к тому, что­бы под­дер­жать нас в это пост­вы­бор­ное вре­мя.

Я подроб­но Вам рас­ска­жу о том, что про­ис­хо­ди­ло. Оно, конеч­но, не так видит­ся на самом деле, как это демон­стри­ру­ет­ся в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции. Вы чело­век опыт­ный, не хуже меня зна­е­те, как мож­но пока­зать, рас­ска­зать. И потом в наше вре­мя, вре­мя инфор­ма­ци­он­ных про­ти­во­сто­я­ний и войн, Вы зна­е­те, как это пре­под­но­сит­ся. Поэто­му я Вас подроб­но про­ин­фор­ми­рую о том, что про­ис­хо­дит на самом деле, даже не в Бело­рус­сии, а в Мин­ске и по выход­ным. Я ино­гда вни­ма­тель­но за этим наблю­даю, не упро­ща­юсь, но с улыб­кой смот­рю: у нас в суб­бо­ту – марш жен­щин и деву­шек, а в вос­кре­се­нье – общий марш. Суб­бо­та, вос­кре­се­нье. В обыч­ные дни стра­на живёт обыч­ной жиз­нью. Да и в суб­бо­ту, вос­кре­се­нье часть Мин­ска мы осво­бож­да­ем для того, что­бы люди могли, если у них есть жела­ние, прой­тись по этой части.

Но глав­ное, я это посто­ян­но гово­рю, не пере­хо­дить чер­ту. Есть «крас­ная линия», Вам тоже это зна­ко­мо и извест­но боль­ше, чем мне: Вам при­шлось эти линии чер­тить по Чеч­не преж­де все­го, когда Вы ста­ли ещё совсем моло­дым Пре­зи­ден­том, я это пом­ню. Не дай бог, конеч­но, это­го в Бело­рус­сии, но тем не менее есть опре­де­лён­ные «крас­ные линии», кото­рые ник­то не име­ет пра­ва пере­хо­дить. Пока эти «крас­ные линии» ник­то не нару­шал. Поэто­му у нас, как у нас в наро­де гово­рят – в Рос­сии, да и у нас – вот эта «бодя­га» туда‑сюда кача­ет­ся.

Но друг позна­ёт­ся в беде, я это искрен­не гово­рю. Это нам урок: не толь­ко Бело­рус­сии и Рос­сии, но и нашим пост­со­вет­ским рес­пуб­ли­кам. Об этом мы будем ещё гово­рить на встре­че Евраз­эс преж­де все­го, ОДКБ, да и в рам­ках СНГ есть о чём пого­во­рить. Думаю, Вам инте­рес­но будет моё заяв­ле­ние в этих струк­ту­рах, и не пото­му, что, Вы зна­е­те, мы пере­оце­ни­ли всё, что там было: мы все­гда с Вами оце­ни­ва­ем и пере­оце­ни­ва­ем. Но, как мы с Вами по теле­фо­ну гово­ри­ли ещё в нача­ле этих собы­тий в Бело­рус­сии, уро­ки надо извле­кать из всех собы­тий. И для нас тоже очень серьёз­ный урок, кото­рый мы с Вами, я наде­юсь, выдер­жа­ли.

Мы дей­стви­тель­но по Дого­во­ру ОДКБ шли ров­но и, учи­ты­вая отно­ше­ния меж­ду брат­ски­ми наро­да­ми, фак­ти­че­ски одним наро­дом, мы так и посту­пи­ли. Мы не вое­ва­ли, мы не стре­ля­ли, мы не бро­са­лись, даже пал­ка­ми, – в Бело­рус­сии две сто­ро­ны, кото­рые про­ти­во­сто­ят друг дру­гу, – но про­де­мон­стри­ро­ва­ли свою реши­мо­сть, что если там, за пре­де­ла­ми бело­рус­ских гра­ниц, кому‑то хочет­ся поче­сать руки, мы можем поче­сать в любой момент. И – что мне очень при­ят­но, я Вам очень за это бла­го­да­рен – Вы про­де­мон­стри­ро­ва­ли, что бело­рус­ские гра­ни­цы – это гра­ни­цы Союз­но­го госу­дар­ства, и нико­му не поз­во­ле­но бря­цать там ору­жи­ем.

Что каса­ет­ся дого­во­ра о Союз­ном госу­дар­стве, Вы пра­виль­но заме­ти­ли, мы шли пла­но­мер­но, посте­пен­но. С пер­вым Пре­зи­ден­том Рос­сии в 1992 году ещё после рас­па­да Совет­ско­го Сою­за были опре­де­лён­ные штри­хи.

Мы с Вами не раз­ва­ли­ва­ли Совет­ский Союз, мы полу­чи­ли такое наслед­ство. В 1994 году были обя­за­тель­ства по наше­му Согла­ше­нию. А дого­вор о Союз­ном госу­дар­стве – я пом­ню, когда мы с Вами уже обме­ни­ва­лись [доку­мен­та­ми], Вы ста­ли Пре­зи­ден­том, это 1998, по‑моему, год, Вы толь­ко ста­ли Пре­зи­ден­том…

В.Путин: В 2000‑м, это было до меня.

А.Лукашенко: Да, в 2000‑м, в пер­вый год. Дого­вор мы созда­ва­ли до того, как Вы ста­ли Пре­зи­ден­том, потом уже обме­ни­ва­лись, по‑моему, рати­фи­ка­ци­он­ны­ми гра­мо­та­ми.

В.Путин: Да.

А.Лукашенко: Это, пра­виль­но Вы ска­за­ли, не име­ет ника­ко­го зна­че­ния. Наши госу­дар­ства и наши наро­ды все­гда будут дру­же­ствен­ны­ми наро­да­ми.

Что каса­ет­ся эко­но­ми­ки, я часто при­во­жу этот при­мер: когда‑то мы счи­та­ли с Пра­ви­тель­ством Дмит­рия Мед­ве­де­ва – 10 мил­ли­о­нов чело­век тру­дят­ся в Рос­сии на коопе­ра­ци­он­ных пред­при­я­ти­ях, кото­рые завя­за­ны на сотруд­ни­че­ство с Бело­рус­си­ей. Где‑то немнож­ко, где‑то поболь­ше рос­сий­ские пред­при­я­тия постав­ля­ют сво­их ком­плек­ту­ю­щих, изде­лий и дру­гой про­дук­ции. Но это, как обыч­но счи­та­ют, если в сред­нем четы­ре чело­ве­ка в семье, то 40 мил­ли­о­нов рос­си­ян. То есть коопе­ра­ция тес­ней­шая. И Вы абсо­лют­но пра­вы, мы в этом направ­ле­нии будем делать всё, что­бы ни рос­си­я­не, ни тем более бело­ру­сы… Пото­му что у нас вся стра­на фак­ти­че­ски завя­за­на на сырьё, ком­плек­ту­ю­щие, мате­ри­а­лы, на сотруд­ни­че­ство. Я не гово­рю уже о рын­ках: основ­ной рынок, 48 про­цен­тов сво­ей про­дук­ции мы постав­ля­ем в Рос­сий­скую Феде­ра­цию. Вот и вся эко­но­ми­ка.

Я как‑то сво­е­го това­ри­ща Орба­на спро­сил о сотруд­ни­че­стве с дру­ги­ми стра­на­ми, осо­бен­но в Евро­пей­ском сою­зе, в свя­зи с его пози­ци­ей такой, он же осо­бую пози­цию зани­ма­ет. Он мне назвал циф­ру: по‑моему, аж до 90 про­цен­тов, гово­рит, мы тор­гу­ем с Гер­ма­ни­ей. «Вот и весь ответ на твой вопрос», – он мне гово­рит.

Поэто­му эко­но­ми­ка лежит в осно­ве все­го, и поверь­те, что мы все­гда при­дер­жи­ва­лись этой линии. А вот эти собы­тия нам пока­за­ли, что нам надо тес­нее дер­жать­ся с нашим стар­шим бра­том и сотруд­ни­чать по всем вопро­сам, в том числе и эко­но­ми­ки.

Вы пра­вы, Вы мне позво­ни­ли тогда и пред­ло­жи­ли меха­низм рабо­ты. Мы ещё до выбо­ров с Вами дого­ва­ри­ва­лись о том, что выбо­ры прой­дут, и мы актив­но зай­мём­ся вопро­са­ми эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний. Пред­ло­жи­ли: пре­мьер-мини­стр с Пра­ви­тель­ством при­едут в Мин­ск и про­ве­дут эти пере­го­во­ры, что­бы мы опять не насту­па­ли на граб­ли, спо­ты­ка­ясь о слож­ные вопро­сы.

Да, Миха­ил Вла­ди­ми­ро­вич Мишу­ст­ин при­е­хал в Мин­ск, мы с ним встре­ча­лись. Они очень хоро­шую рабо­ту про­ве­ли по всем вопро­сам, кото­рые, помни­те, мы гово­ри­ли, лежа­ли на поверх­но­сти, дого­во­рён­но­стей достиг­ли. Неко­то­рые вопро­сы мы отло­жи­ли спе­ци­аль­но для встре­чи пре­зи­ден­тов, для того что­бы их обсу­дить и при­нять реше­ние. Но все вопро­сы, кото­рые под­ле­жа­ли обсуж­де­нию, – мы их обсу­ди­ли.

Что каса­ет­ся коро­на­ви­ру­са: я Вам бла­го­да­рен, и мы это очень ценим, что Вы поста­ви­ли нас на первую строч­ку обес­пе­че­ния вак­ци­ной. Вы види­те, что про­ис­хо­дит в Евро­пе: уже одно­знач­но нача­лась силь­ная вто­рая вол­на, я боюсь, что она будет мощ­нее, чем пер­вая, я уже вижу эти тен­ден­ции, мы отсле­жи­ва­ем их.

Дол­жен при­знать, что в Бело­рус­сии всплес­ка, как в Евро­пе, нет, но это не зна­чит, что мы руки опу­сти­ли: мы очень серьёз­но гото­вим­ся к тому, что­бы не полу­чить эту вол­ну. Что обна­дё­жи­ва­ет, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич: наши спе­ци­а­ли­сты, учё­ные заме­ти­ли, что вирус уже не тот. Но боюсь, что этот вирус будет накла­ды­вать­ся на раз­ные грип­поз­ные виру­сы, кото­рые бро­дят здесь. Поэто­му нам с Вами нет необ­хо­ди­мо­сти рас­слаб­лять­ся. Пото­му что [вто­рая вол­на], как и пер­вая вол­на, – она при­дёт, если при­дёт, отту­да. И не дай бог, она сно­ва захлест­нёт нас – Бела­русь и Рос­сию.

По обо­ро­не мы все­гда при­дер­жи­ва­лись с Вами, как люди воен­ные, одной так­ти­ки. Я гру­бо как‑то, может быть, ска­зал недав­но рос­си­я­нам-жур­на­ли­стам: соба­чить­ся мы можем по любым вопро­сам, спо­рить и так далее, но обо­ро­на и без­опас­но­сть у нас нико­гда не вызы­ва­ли ника­ких спо­ров и сомне­ний. Мы ни у кого не долж­ны спра­ши­вать, про­во­дить или не про­во­дить у нас уче­ния. Мы про­во­ди­ли и будем про­во­дить. Кто‑то хочет – пусть при­со­еди­ня­ет­ся к этим уче­ни­ям. Кто‑то не хочет – пусть не дела­ет это­го.

Думаю, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, что Вы дади­те коман­ду Мини­стру обо­ро­ны Рос­сии, наш Мини­стр обо­ро­ны уже полу­чил такую коман­ду: мы спла­ни­ру­ем на годы впе­рёд эти уче­ния, будем их кон­кре­ти­зи­ро­вать. И малые, и боль­шие уче­ния мы долж­ны про­во­дить вме­сте.

Один из уро­ков – нынеш­нюю ситу­а­цию в Бело­рус­сии – Вы уви­де­ли. Ну зачем бря­цать гусе­ни­ца­ми у гра­ниц Союз­но­го госу­дар­ства? Слож­ный пери­од – ну потер­пи­те. Нет, 15 кило­мет­ров от гра­ни­цы – выбро­си­ли недав­но бата­льон натов­ский: 15 кило­мет­ров, в Лит­ве. Зачем это делать?

Поэто­му нам надо не допу­стить оши­бок Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, когда ути­хо­ми­ри­ва­ли всех, что­бы про­во­ка­ций не допу­стить: «вой­ны не будет» и про­чее. И мы ока­за­лись как у раз­би­то­го коры­та. Армия была, Совет­ская армия, а про­шли [немец­ко-фашист­ские вой­ска] Бела­русь – даже прак­ти­че­ски не успе­ли собрать­ся и сопро­тив­лять­ся, гна­ли нас аж до Смо­лен­ска, и толь­ко там смо­гли как‑то про­ти­во­сто­ять это­му.

Поэто­му я счи­таю, что нам ни в коем слу­чае нель­зя огля­ды­вать­ся на то, что нам ска­жут. Они с нами не счи­та­ют­ся, они не смот­рят на наши насто­ро­жен­но­сти. Они про­во­дят уче­ния тогда, когда хотят. Поэто­му мы так­же, если Вы под­дер­жи­те этот тезис, не напря­гая обста­нов­ку вокруг, будем гото­вить свои армии, для того что­бы, если не дай бог, мож­но было это­му про­ти­во­сто­ять.

Ещё раз бла­го­да­рю Вас, всех рос­си­ян, Ваших кол­лег, наших кол­лег за ту под­держ­ку, кото­рую вы ока­зы­ва­е­те, мораль­ную преж­де все­го под­держ­ку, в этот непро­стой пери­од.

В.Путин: Алек­сан­др Гри­го­рье­вич, что каса­ет­ся воен­ной состав­ля­ю­щей, Вы пра­вы, у нас есть план, он будет реа­ли­зо­ван, он будет осу­ществ­лять­ся. В тече­ние года у нас – и на тер­ри­то­рии Бело­рус­сии, и на тер­ри­то­рии Рос­сии – прак­ти­че­ски каж­дый месяц преду­смот­ре­ны какие‑то меро­при­я­тия. Мы как пла­ни­ро­ва­ли рань­ше, так всё и будем делать.

Что каса­ет­ся дру­гих аспек­тов, то, дей­стви­тель­но, у нас есть воз­мож­но­сть сей­час, мы для это­го и собра­лись, в спо­кой­ном режи­ме пого­во­рить обо всём.

Преж­де все­го, конеч­но, в первую оче­редь мы долж­ны обсу­дить вопро­сы эко­но­ми­че­ско­го харак­те­ра, пото­му что паде­ние на 21 с лиш­ним про­цент – это всё‑таки при­лич­ное паде­ние. Это не свя­за­но с нашей рабо­той, это свя­за­но как раз с обще­ми­ро­вы­ми тен­ден­ци­я­ми в свя­зи с коро­на­ви­ру­сом. Но мы и с коро­на­ви­ру­сом вме­сте побо­рем­ся, и, уве­рен, пре­одо­ле­ем и теку­щие труд­но­сти в эко­но­ми­ке.

Я не слу­чай­но упо­мя­нул кре­дит, кото­рый Рос­сия в бли­жай­шее вре­мя пла­ни­ру­ет предо­ста­вить Бело­рус­сии. Наде­юсь, что это соот­вет­ству­ю­щим обра­зом отра­зит­ся и на финан­со­вых рын­ках.

Спа­си­бо.