Кровавое преступление Польши

Визит госсекретаря США Помпео в Польшу был приурочен к 100-летию «Чуда на Висле». Это ключевое событие польско-советской войны, развязанной поляками в надежде присвоить себе украинские и белорусские земли. От разгрома их тогда спасла помощь США, Англии и Франции. В плену по итогам варшавского сражения оказались десятки тысяч красноармейцев, большинство из которых были убиты и замучены до смерти.

vesti.ru

Без объ­яв­ле­ния вой­ны: уже вес­ной 1919 года поля­ки зани­ма­ют Мин­ск. Колос­саль­ная груп­пи­ров­ка под Кие­вом. Пока Крас­ная армия вое­ва­ла с Кол­ча­ком и Дени­ки­ным, Поль­ша нако­пи­ла четы­рех­крат­ное пре­вос­ход­ство в бро­не­тех­ни­ке и дву­крат­ное в живой силе. Все­го за год до это­го по ито­гам Пер­вой миро­вой Поль­ша полу­чи­ла неза­ви­си­мо­сть – и уже име­ла отлич­но осна­щен­ную полу­мил­ли­он­ную армию.

«США 60 мил­ли­о­нов дол­ла­ров про­сто на ору­жие дали, 50 мил­ли­о­нов – на про­до­воль­ствие. Англия – десят­ки тысяч вин­то­вок. Но боль­ше все­го Фран­ция: заем один мил­ли­ард фран­ков и плюс отту­да при­шел кор­пус Гал­ле­ра, 70 тысяч чело­век», – гово­рит науч­ный дирек­тор Рос­сий­ско­го воен­но-исто­ри­че­ско­го обще­ства Миха­ил Мяг­ков.

Юзеф Пил­суд­ский – брат того само­го Бро­ни­сла­ва Пил­суд­ско­го, что вме­сте с Алек­сан­дром Улья­но­вым гото­вил­ся убить рус­ско­го импе­ра­то­ра. Млад­ший офи­цер Австро-Вен­гер­ской армии, после Пер­вой миро­вой – поль­ский мар­шал и началь­ник всей Речи Поспо­ли­той. Он стал сим­во­лом воз­рож­де­ния меч­ты о Поль­ше от Бал­ти­ки до Чер­но­го моря.

Захват земель начал­ся сра­зу с его при­хо­дом к вла­сти. Он хотел под­нять поль­ский флаг над Крем­лем, а на кре­пост­ных сте­нах напи­сать «Рус­ский язык запре­щен». И тогда, в 1919-м, могло пока­зать­ся, что это не такой уж и бред. Тем более, что в союз­ни­ках у Пил­суд­ско­го была не толь­ко респек­та­бель­ная Антан­та.

«Пил­суд­ский заклю­ча­ет дого­вор с Пет­лю­рой: я помо­гу тебе вос­ста­но­вить свое неза­ви­си­мое госу­дар­ство укра­ин­ское, если ты мне отдашь, Пет­лю­ра, запад­ную Укра­и­ну. Пет­лю­ра: «Пожа­луй­ста!» – рас­ска­зы­ва­ет Миха­ил Мяг­ков.

Юзе­фа и Семе­на род­ни­ла не толь­ко нена­ви­сть к рус­ским, но и дея­тель­ный анти­се­ми­тизм. Вез­де, где они появ­ля­лись, начи­на­лись еврей­ские погро­мы – будь то Виль­но или пред­ме­стья Кие­ва. Киев они взя­ли 7 мая 1920-го – был празд­ник, сов­мест­ный парад. Но через месяц Крас­ная армия про­гна­ла пет­лю­ро-поль­ское вой­ско.

Поля­ков тес­ни­ли назад без оста­но­вок 600 кило­мет­ров, а в авгу­сте Туха­чев­ский сто­ял под Вар­ша­вой – итог сокру­ши­тель­но­го, каза­лось бы, наступ­ле­ния. В пол­ках людей оста­лось, как в роте – 200 чело­век. Сна­ря­дов для артил­ле­рии – на три выстре­ла в день.

«И мы вынуж­де­ны были пере­во­ору­жать свои части на финаль­ном эта­пе боев под Вар­ша­вой тро­фей­ным поль­ским ору­жи­ем. Поче­му? Пото­му что к нему были бое­при­па­сы», – гово­рит кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук, доцент факуль­те­та госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния МГУ Олег Айра­пе­тов.

Снаб­же­ния нет, вой­ска исто­ще­ны – вот тогда и про­ис­хо­дит то, что в поль­ской исто­рио­гра­фии назы­ва­ет­ся «Чудо на Висле». Поль­ское чудо орга­ни­зу­ет фран­цуз­ский гене­рал Вей­ган.

«Это не про­сто гене­рал Вей­ган при­е­хал лич­но кон­суль­ти­ро­вать Юзе­ка Пил­суд­ско­го – хоро­ше­го чело­ве­ка. А при­е­ха­ло вме­сте с ним при­мер­но 2200 рядо­вых, сер­жан­тов, поряд­ка пяти­сот млад­ших офи­це­ров, 16 гене­ра­лов, поряд­ка 40–50 пол­ков­ни­ков», – гово­рит Олег Айра­пе­тов.

Туха­чев­ский был отбро­шен, Сове­ты вой­ну про­иг­ра­ли. Поль­ше ото­ш­ли огром­ные тер­ри­то­рии Запад­ной Бело­рус­сии и Запад­ной Укра­и­ны – те самые, что вер­нут­ся в состав СССР толь­ко в 1939-м. А тогда – жест­кое опо­ля­чи­ва­ние для граж­дан­ских и конц­ла­ге­ря для воен­но­плен­ных. Сколь­ко было плен­ных крас­но­ар­мей­цев – 60 тысяч или 180 – точ­но неиз­вест­но. Поль­ский плен порой был хуже смер­ти.

«Они жили в зем­лян­ках. По сути, про­сто в ямах. О гиги­е­не и речи не было. Как след­ствие – эпи­де­мии. Поль­ские вла­сти тепе­рь гово­рят, что болез­ни воен­но­плен­ные при­во­зи­ли с собой. Рус­ских заби­ва­ли пал­ка­ми до смер­ти. На крас­но­ар­мей­цах паха­ли – бук­валь­но запря­га­ли, как лоша­дей, и отправ­ля­ли в поле», – рас­ска­зы­вал воен­ный пен­си­о­нер Воль­де­мар Скав­рон­ский.

На крас­но­ар­мей­цах испы­ты­ва­ли ору­жие. Доку­мен­таль­но под­твер­жде­но, что в поль­ском пле­ну были уби­ты и заму­че­ны насмерть 28 тысяч крас­но­ар­мей­цев. Есть исто­ри­ки, кото­рые счи­та­ют, что таких – не мень­ше 75 тысяч.

«В Рако­ви­цах есть клад­би­ще под Кра­ко­вом, где чет­ко опре­де­ле­но: 1200 захо­ро­не­ний наших крас­но­ар­мей­цев. Дай­те нам поста­вить там обе­лиск, памят­ный кре­ст!» – гово­рит Миха­ил Мяг­ков.

В Каты­ни, на месте рас­стре­ла поль­ских плен­ных, мы помо­гли постро­ить целый мемо­ри­ал – наше исто­ри­че­ское пока­я­ние. Мы не про­си­ли того же от поль­ских вла­стей – гото­вы были сде­лать все сами. Но нам не дали даже поста­вить кре­ст на рус­ских моги­лах.