Седая Балтика опять заволновалась

На днях облетело мир сенсационное известие — Эстония готовится заблокировать Балтийский флот России! Для этого, по заявлению ответственных лиц, будет усовершенствована система береговой обороны, состоящая из нескольких компонентов, включая морские мины и противокорабельные ракеты. На это уйдет 2–3 года и целых 46 миллионов евро. Размах и сроки, конечно, поражают. Как и предполагаемый результат — в условиях узости Финского залива вооруженные силы Эстонии могут заблокировать флоту РФ выход на оперативный простор Балтики и сорвать морское снабжение Калининградской области, а центр региона сразу оказывается в плотной блокаде.

pnp.ru

Горя­чие, одна­ко, пар­ни, как гово­рил мой чукот­ский друг Коля Тынат­гыр­гын после тан­цев в нашем посел­ко­вом клу­бе, часто завер­шав­ших­ся не так спо­кой­но, как они начи­на­лись. И муд­ро добав­лял при этом, что думать надо голо­вой, но при этом не забы­вать о зад­ни­це.

Отме­чу, что озву­чи­ва­ние сме­лых эстон­ских пла­нов про­изо­шло все­го за пару дней до испы­та­ния в Белом море гипер­зву­ко­во­го «Цир­ко­на», лета­ю­ще­го со ско­ро­стью сто кило­мет­ров в мину­ту. Несме­ло наде­юсь, что это будет учте­но при деталь­ной про­ра­бот­ке при­бал­тий­ских стра­те­гов.

«Заявы» эстон­ских стра­те­гов тут же нашли поло­жи­тель­ный отклик в Поль­ше, где наи­бо­лее про­дви­ну­тые мыс­ли­те­ли сове­ту­ют Эсто­нии купить раке­ты, спо­соб­ные пора­зить Санкт-Петер­бург.

Одна­ко сме­лое стрем­ле­ние Эсто­нии воз­мож­но толь­ко при бес­пар­дон­ном нару­ше­нии Кон­вен­ции ООН по мор­ско­му пра­ву 1982 года. В самом узком месте выхо­да из Фин­ско­го зали­ва меж­ду бере­га­ми 60 кило­мет­ров. 12 из них (на севе­ре) тер­ри­то­ри­аль­ные воды Фин­лян­дии. А еще 12 (на южном бере­гу) Эсто­нии. Меж­ду ними ней­траль­ные воды, где могут сво­бод­но ходить туда-сюда кораб­ли всех стран мира.

Отно­сясь заяв­лен­ным обра­зом к меж­ду­на­род­но­му пра­ву, Эсто­ния, види­мо, жела­ет быть подоб­ной США, кото­рым это пра­во дав­но обрыд­ло и пото­му гру­бо попи­ра­ет­ся, когда надо и не надо.

Хорошо забытое старое

Исто­рия сия в пред­две­рии 800-летия вели­ко­го госу­дар­ствен­но­го мужа древ­ней Руси Алек­сандра Нев­ско­го неволь­но застав­ля­ет вспом­нить былое.

Стрем­ле­ние «запе­реть» Русь-Рос­сию на Бал­ти­ке насчи­ты­ва­ет без мало­го тыся­че­лет­нюю исто­рию. В 1240 году в зна­ме­ни­той Нев­ской бит­ве Алек­сан­др Яро­сла­вич оста­но­вил швед­ское втор­же­ние, полу­чив­шее бла­го­сло­ве­ние папы Гри­го­рия IX, и упре­дил попыт­ку постро­ить в устье реки Ижо­ры кре­по­сть, пере­кры­ва­ю­щую Нов­го­ро­ду путь в Евро­пу.

Одна­ко это стрем­ле­ние на века ста­ло важ­ным фак­то­ром швед­ской поли­ти­ки. В 1293 году, захва­тив рус­ско-карель­ский город Выборг, швед­ский мар­шал Тор­гильс Кнут­сон соору­дил там мощ­ный замок-кре­по­сть, суще­ству­ю­щий до сих пор, а, глав­ное пере­крыл важ­ный тор­го­вый путь из Ладож­ско­го озе­ра через Вуок­су в Фин­ский залив.

Через семь лет после­до­вал новый выпад. В 1300 году в устье реки Охты (тер­ри­то­рия совре­мен­но­го Санкт-Петер­бур­га) шве­дам уда­лось осно­вать кре­по­сть с пыш­ным назва­ни­ем Ланд­скро­на — «Венец зем­ли». Она надеж­но пере­кры­ва­ла глав­ную тор­го­вую арте­рию Неву и была при­зва­на лишить Вели­кий Нов­го­род дохо­дов от тор­гов­ли с Евро­пой.

Ответ нов­го­род­цев, как и во вре­ме­на Алек­сандра Нев­ско­го, был реши­тель­ным. Прав­да, сокру­шить Ланд­скро­ну нов­го­род­цам уда­лось, толь­ко при­звав на помо­щь сына Алек­сандра Яро­сла­ви­ча, Вели­ко­го вла­ди­мир­ско­го кня­зя Андрея.

Хоро­шо пони­мая, что швед­ский натиск носит дол­го­вре­мен­ный и систем­ный харак­тер, нов­го­род­цы вско­ре осно­ва­ли на Неве леген­дар­ный Оре­шек.

Шве­ция, одна из вели­ких сред­не­ве­ко­вых дер­жав тогдаш­не­го мира не забы­ла про Ланд­скро­ну. Спу­стя три (!) сто­ле­тия, когда во вре­ме­на вели­кой рус­ской Сму­ты, едва не при­вед­шей к кру­ше­нию госу­дар­ства, ей уда­лось захва­тить нев­ские бере­га, на месте Ланд­скро­ны была воз­двиг­ну­та новая твер­ды­ня — Ниен­шанц.

Рос­сии потре­бо­вал­ся целый век, пока неукро­ти­мая энер­гия Пет­ра поз­во­ли­ла вер­нуть искон­ные при­нев­ские зем­ли в лоно Рос­сии. Напом­ню, что рус­ские дерев­ни «на Васи­лье­вом ост­ро­ву» упо­ми­на­ют­ся в пис­цо­вых кни­гах кон­ца XV века!

Таким обра­зом «кре­пост­ная» борь­ба Рос­сии и Шве­ции дли­лась почти пять сто­ле­тий! Петр со свой­ствен­ной ему реши­мо­стью пре­кра­тил его навсе­гда — вплоть до наших дней, осно­вав на ост­ро­ве Кот­лин воен­но-мор­скую кре­по­сть Крон­штадт. Его обо­ро­ни­тель­ная систе­ма целе­устрем­лен­но раз­ви­ва­лась в тече­ние трех с лиш­ним сто­ле­тий. К нача­лу ХХ века она вклю­ча­ла в себя более 20 фор­тов и бере­го­вых бата­рей, боль­ше 100 кило­мет­ров ряже­вых, камен­ных и свай­ных пре­град. Это был выда­ю­щий­ся обо­ро­ни­тель­ный подвиг рус­ско­го наро­да, не поте­ряв­ший сво­е­го зна­че­ния и сего­дня.

Шве­ция в новое вре­мя выпа­ла из раз­ря­да вели­ких евро­пей­ских дер­жав, сми­ри­лась с этим и сде­ла­ла стерж­нем сво­ей поли­ти­ки муд­рый ней­тра­ли­тет. А Крон­штадт не поте­рял, а уве­ли­чил свое зна­че­ние для обо­ро­ны Рос­сии. В годы Пер­вой миро­вой вой­ны он выну­дил гер­ман­ское коман­до­ва­ние отка­зать­ся от идеи мор­ско­го про­ры­ва к сто­ли­це Рос­сий­ской импе­рии. А в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны мощ­ные ору­дия кре­по­сти на весь пери­од бло­ка­ды обо­зна­чи­ли для вра­га неодо­ли­мую дугу Ора­ниен­ба­ум­ско­го пятач­ка, став­ше­го одним из глав­ных насту­па­тель­ных плац­дар­мов во вре­мя лик­ви­да­ции фашист­ской бло­ка­ды вели­ко­го горо­да. За три с лиш­ним сто­ле­тия Крон­штадт не про­пу­стил к север­ной сто­ли­це ни одно­го вра­же­ско­го кораб­ля!

Новый век — новые песни

После­во­ен­ный мир в Евро­пе, сфор­ми­ро­ван­ный бла­го­да­ря побе­де СССР в Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­не, похо­же, пере­ста­ет пра­виль­но оце­ни­вать­ся и более того, види­мо, уто­мил уны­лой повсе­днев­но­стью неко­то­рые поли­ти­че­ские силы в Евро­пе.

При этом мно­гие не пони­ма­ют, что гени­аль­ная фор­му­ла Геор­га Виль­гель­ма Фри­дри­ха Геге­ля о том, что исто­рия повто­ря­ет­ся два­жды: в пер­вый раз в виде тра­ге­дии, а вто­рой — в виде фар­са, при­ме­ни­тель­но к ядер­но­му веку, как ни жаль это созна­вать, уста­ре­ла. Тер­мин «фарс» в ней сле­ду­ет заме­нить на внеш­не напо­ми­на­ю­щее его по набо­ру букв поня­тие «фор­саж», при наступ­ле­нии кото­ро­го нико­му мало не пока­жет­ся.

Вели­кий Ари­сто­тель, пытав­ший­ся (прав­да, доволь­но без­успеш­но) напи­тать мир муд­ро­стью, почти две с поло­ви­ной тыся­чи лет назад утвер­ждал: «Когда забы­ва­ют вой­ну — начи­на­ет­ся новая вой­на. Память — глав­ный враг вой­ны». Про­дол­жая его муд­рую сен­тен­цию мож­но утвер­ждать, что исто­ри­че­ское бес­па­мят­ство — луч­ший друг вой­ны. Это нам, к сожа­ле­нию, сего­дня и демон­стри­ру­ют поли­ти­ки Евро­пы, обу­чав­ши­е­ся в эли­тар­ных уни­вер­си­те­тах про­све­щен­ных стран.

Ну, что тут ска­жешь? А, дума­е­те, нече­го? Тогда напом­ню вам сло­ва вели­ко­го рус­ско­го исто­ри­ка Васи­лия Клю­чев­ско­го, с кото­ры­ми он часто обра­щал­ся к сво­им сту­ден­там: «Изу­чай­те исто­рию Рос­сии, это о-о-очень полез­ная вещь!»