Как экономика России удержалась под ударом коронавируса

Как экономика России удержалась под ударом коронавируса
Как экономика России удержалась под ударом коронавируса

Рос­сий­ская эко­но­ми­ка с честью выдер­жа­ла испы­та­ние коро­на­ви­ру­сом и каран­ти­ном. По ряду важ­ных пара­мет­ров теку­щий год Рос­сия про­шла с мень­ши­ми поте­ря­ми, чем эко­но­ми­ка веду­щих запад­ных госу­дар­ств, осо­бен­но США. Что имен­но помо­гло Рос­сии сдер­жать паде­ние ВВП, уве­ли­чить валют­ные резер­вы и предот­вра­тить мас­со­вый ска­чок без­ра­бо­ти­цы?

vz.ru

Пре­зи­дент в чет­верг заявил о боль­шей устой­чи­во­сти рос­сий­ской эко­но­ми­ки по срав­не­нию с запад­ны­ми стра­на­ми. По его сло­вам, ВВП Рос­сии по ито­гам 2020 года упа­дет на 3,6%. «Это мень­ше, чем прак­ти­че­ски во всех веду­щих стра­нах Евро­пы. Мень­ше, чем в США», – ска­зал Вла­ди­мир Путин. В неко­то­рых стра­нах ЕС, напом­нил он, паде­ние эко­но­ми­ки по ито­гам 2020 года, по про­гно­зам, соста­вит око­ло 9%.

Про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство в Рос­сии упа­ло в 2020 году на 3%. Глав­ным обра­зом это про­изо­шло из-за сокра­ще­ния добы­чи неф­ти в рам­ках весен­не­го согла­ше­ния ОПЕК+. При этом оте­че­ствен­ное сель­ское хозяй­ство нахо­дит­ся «в хоро­шей зоне». В удо­вле­тво­ри­тель­ном состо­я­нии бан­ков­ский сек­тор: при­быль бан­ков по ито­гам года соста­вит 1,3 трлн руб­лей. Это гово­рит об устой­чи­во­сти финан­со­вой систе­мы, отме­тил гла­ва госу­дар­ства.

Госдолг Рос­сии, кото­рый и так нахо­дит­ся на низ­ком уров­не в 70 млрд дол­ла­ров, сокра­тил­ся еще силь­нее (минус 10 млрд). Рос­сия берет мень­ше денег в долг, но исправ­но обслу­жи­ва­ет ста­рые обя­за­тель­ства. И в ЕС, и в США раз­мер госдол­га достиг раз­ме­ра их эко­но­мик и в буду­щем про­дол­жит рас­ти, соглас­но заяв­ле­ни­ям евро­пей­ско­го и аме­ри­кан­ско­го цен­тро­бан­ков. Так, госдолг США состав­ля­ет рекорд­ные 27 трлн дол­ла­ров и каж­дую мину­ту уве­ли­чи­ва­ет­ся при­мер­но на 2 млн дол­ла­ров. Если раз­де­лить весь долг меж­ду граж­да­на­ми США, то каж­дый аме­ри­ка­нец будет дол­жен более 50 тыс. дол­ла­ров.

В этот кри­зис­ный год меж­ду­на­род­ные резер­вы Рос­сии не упа­ли, а уве­ли­чи­лись: если в нача­ле года они были 554,4 млрд дол­ла­ров, то на 4 декаб­ря достиг­ли 587,7 млрд дол­ла­ров. Вырос и Фонд наци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния – до 13,5 трлн руб­лей с 7,7 трлн руб­лей на нача­ло года в руб­ле­вом экви­ва­лен­те.

Это дей­стви­тель­но серьез­ный рост. В кри­зис­ный 2014 год, напри­мер, за год резер­вы сокра­ти­лись с 510,5 до 385,46 млрд дол­ла­ров. Рост резер­вов в тече­ние это­го тяже­ло­го года объ­яс­ня­ет­ся повы­ше­ни­ем цен на золо­то, кото­рое частич­но было ниве­ли­ро­ва­но про­да­жей ино­стран­ной валю­ты на внут­рен­нем рын­ке, пояс­нял рос­сий­ский ЦБ.

Еще одним дости­же­ни­ем явля­ет­ся сохра­не­ние инфля­ции на уров­не 4–5% в кри­зис­ный год, даже несмот­ря на деваль­ва­цию руб­ля. Во мно­гом это дости­же­ние Цен­тро­бан­ка, кото­рый (в отли­чие от дру­гих кри­зис­ных лет) не повы­шал, а, наобо­рот, сни­жал клю­че­вую став­ку и уде­шев­лял кре­ди­ты. Тем самым не пере­кры­вая поток денег, столь необ­хо­ди­мый для эко­но­ми­ки.

«Банк Рос­сии впер­вые в совре­мен­ной исто­рии имел воз­мож­но­сть сокра­щать став­ки для помо­щи эко­но­ми­ке, так как инфля­ция не была про­бле­мой, а наци­о­наль­ные рын­ки не испы­ты­ва­ли страш­ной нехват­ки сред­ств, как это было в преды­ду­щих эпи­зо­дах эко­но­ми­че­ско­го спа­да», – гово­рит веду­щий ана­ли­тик FxPro Алек­сан­др Куп­цик­е­вич.

В какой-то мере рос­сий­ской эко­но­ми­ке помо­гла сама ее струк­ту­ра и во мно­гом еще сырье­вая ори­ен­ти­ро­ван­но­сть. Тот же туризм не явля­ет­ся суще­ствен­ным источ­ни­ком дохо­дов наше­го бюд­же­та. А огра­ни­че­ния для кафе и ресто­ра­нов в Рос­сии были менее жест­кие, чем в США. «Рос­сии помо­гал срав­ни­тель­но мень­ший раз­мах лок­дау­на вес­ной. Боль­ше дру­гих постра­да­ли стра­ны с высо­кой долей сфе­ры услуг в эко­но­ми­ке. В Рос­сии она замет­но ниже, чем в раз­ви­тых стра­нах, отсю­да и мень­шая глу­би­на спа­да», – гово­рит Куп­цик­е­вич.

С дру­гой сто­ро­ны, дохо­ды рос­сий­ско­го бюд­же­та от экс­пор­та неф­ти и газа тоже суще­ствен­но сни­зи­лись. Хотя в этом мож­но най­ти и поло­жи­тель­ный момент – это сни­же­ние неф­те­га­зо­вой зави­си­мо­сти рос­сий­ской эко­но­ми­ки. Это­го бы не про­изо­шло, без­услов­но, без роста экс­пор­та золо­та, зер­но­вых, хими­че­ских удоб­ре­ний и про­дук­ции сель­ско­го хозяй­ства. Рос­сий­ские экс­пор­те­ры полу­чи­ли бонус в виде обва­ла руб­ля, что доба­ви­ло им кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти на миро­вом рын­ке, заме­ча­ет Куп­цик­е­вич.

Мак­си­маль­ное паде­ние в добы­ва­ю­щих отрас­лях (нефть и газ из-за сни­же­ния цен) частич­но отыг­ра­но обра­ба­ты­ва­ю­щи­ми отрас­ля­ми, сек­то­ром тор­гов­ли и АПК, кото­рые пока­за­ли рост, гово­рит руко­во­ди­тель ана­ли­ти­че­ско­го депар­та­мен­та AMarkets Артем Деев.

Любо­пыт­но, что США и Евро­па весь этот год кос­вен­но помо­га­ли рос­сий­ской эко­но­ми­ке. «Пра­ви­тель­ства США и Евро­пы вли­ва­ли день­ги в спа­се­ние соб­ствен­ных эко­но­мик, кос­вен­но суб­си­ди­руя покуп­ку энер­гии, сырья и метал­лов из Рос­сии. Эти сти­мулы так­же обес­пе­чи­ли финан­со­вую ста­биль­но­сть и помо­гли избе­жать рез­ко­го отто­ка капи­та­лов из раз­ви­ва­ю­щих­ся стран», – отме­ча­ет Куп­цик­е­вич.

Рос­сия тоже при­ло­жи­ла огром­ные уси­лия, что­бы избе­жать еще боль­шо­го обва­ла и обес­це­ни­ва­ния неф­тя­но­го и газо­во­го рын­ков. Без сокра­ще­ния добы­чи в рам­ках сдел­ки ОПЕК+ поте­ри сырье­вых эко­но­мик, конеч­но, были бы куда боль­ше.

Так­же на повы­ше­ние устой­чи­во­сти эко­но­ми­ки Рос­сии повли­я­ли меры под­держ­ки, пред­при­ня­тые пра­ви­тель­ством

– льгот­ные кре­ди­ты на выпла­ту зара­бот­ных плат, мора­то­рий по выпла­те нало­гов, сни­же­ние аренд­ных пла­те­жей (каса­тель­но недви­жи­мо­сти в муни­ци­паль­ной соб­ствен­но­сти в основ­ном) и т. д. Хотя в срав­не­нии с дру­ги­ми стра­на­ми эти инстру­мен­ты были дешев­ле в про­цен­тах ВВП, но ока­за­лись точ­ны­ми и выве­рен­ны­ми для отрас­лей, мак­си­маль­но постра­дав­ших от пан­де­мии, гово­рит Артем Деев.

В Рос­сии не про­изо­шло, в част­но­сти, и тако­го стре­ми­тель­но­го скач­ка без­ра­бо­ти­цы, как в США. В Шта­тах пока­за­те­ли без­ра­бо­ти­цы во вто­ром квар­та­ле пре­вы­си­ли уро­вень 25%, чего не было со вре­мен Вели­кой депрес­сии. «Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что в США было силь­но уве­ли­че­но посо­бие, и граж­да­не мас­со­во оформ­ля­ли его. В Рос­сии мно­гие без­ра­бот­ные не вста­ют на учет на бир­жах, одна­ко после повы­ше­ния уров­ня посо­бий, эта тен­ден­ция была отме­че­на и в нашей стра­не», – заклю­ча­ет Деев.