Феномен русского языка. Что говорил немецкий провидец 100 лет назад, и что происходит сейчас

«Русские не знают своего языка; их язык мудрее их; в русском языке, его ритмах сказано больше, чем русские думают. Если бы они знали свой язык, если бы умели найти слова, поставив их на надлежащее место, они были бы уже в культуре манаса». Рудольф Штейнер – немецкий философ, антропософ, эзотерик, создатель Вальдорфской школы.

zen.yandex.ru

Из истории русского языка…

Мно­гие люди дума­ют, что наш язык во все вре­ме­на раз­ви­вал­ся ров­но и ста­биль­но, а в послед­ние годы меня­ет­ся уско­рен­но из-за огром­но­го коли­че­ства заим­ство­ван­ных слов. Но это не так.

Да, конеч­но, неко­то­рые фор­мы уста­ре­ва­ют, появ­ля­ют­ся новые, смысл ста­рых слов меня­ет­ся, ино­гда на про­ти­во­по­лож­ный.

Напри­мер, сло­во «лихой» в Древ­ней Руси обо­зна­ча­ло «пло­хой», «дур­ной», а тепе­рь – «уда­лой», «сме­лый».

Из-за интер­не­та язык обо­га­ща­ет­ся мно­же­ством заим­ство­ва­ний: «лок­даун», «клик­бейт», «флеш­моб» и т.д. Неко­то­рым кажет­ся, что заим­ство­ва­ний слиш­ком мно­го, и это меша­ет нам сохра­нять свой вели­кий и могу­чий…

Но, по мне­нию фило­ло­гов, заим­ство­ва­ния вооб­ще ниче­го не зна­чат и не вли­я­ют на раз­ви­тие язы­ка. Они наобо­рот харак­те­ри­зу­ют ста­биль­ное состо­я­ние язы­ка, кото­рый, внеш­не под­стра­и­ва­ет­ся под тре­бо­ва­ния совре­мен­но­сти, но внут­ри оста­ет­ся неиз­мен­ным.

Вспом­ни­те, что ста­ло с Даз­дра­пер­ма­ми, Вла­ди­ле­на­ми и про­чи­ми жут­ки­ми совет­ски­ми сокра­ще­ни­я­ми. Их нет. Как пена на греб­не вол­ны, они исчез­ли, остав­ляя глу­би­ны неиз­мен­ны­ми.

За послед­ние 200 лет рус­ский язык вооб­ще суще­ствен­но не менял­ся. Фоне­ти­че­ский ряд, син­так­си­че­ский строй, мор­фо­ло­ги­че­ские прин­ци­пы оста­ют­ся неиз­мен­ны­ми.

Мы все говорим на языке Пушкина

Две­сти лет назад наш нынеш­ний рус­ский язык создал Алек­сан­др Сер­ге­е­вич при помо­щи сво­их сти­хов, рас­ска­зов, пове­стей, эпи­грамм, и писем к сво­им дру­зьям. Пуш­кин уви­дел суть, почув­ство­вал душу наше­го язы­ка, и выто­чил из моно­лит­ной глы­бы, как скуль­птор созда­ет свои тво­ре­ния.

Вы, конеч­но, може­те с этим поспо­рить. Но сна­ча­ла погуг­ли­те «Пуш­кин создал рус­ский язык», и узнай­те, кто из вели­ких при­дер­жи­вал­ся тако­го мне­ния. И про­сто почи­тай­те авто­ров, жив­ших до рож­де­ния Пуш­ки­на, и после его смер­ти. Это будет ваше соб­ствен­ное иссле­до­ва­ние. И, преж­де, чем спо­рить, я вам пред­ла­гаю сопо­ста­вить фак­ты.

Попро­буй­те срав­нить эти два сти­хо­тво­ре­ния про зиму и осень. Пер­вое при­над­ле­жит Пуш­ки­ну и вы его зна­е­те:

Мороз и солн­це; день чудес­ный!
Еще ты дрем­лешь, друг пре­лест­ный —
Пора, кра­са­ви­ца, проснись:
Открой сомкну­ты негой взо­ры
Навстре­чу север­ной Авро­ры,
Звез­дою севе­ра явись!

Вто­рое сти­хо­тво­ре­ние при­над­ле­жит Гав­ри­ле Дер­жа­ви­ну – пред­ше­ствен­ни­ку и учи­те­лю Пуш­ки­на:

На каба­ке Борея
Эол уда­рил в нюни;
От вяхи той блед­нея,
Бог хла­да сля­коть, слю­ни
Из глот­ки исто­чил,
Всю зем­лю замо­чил.

Узря ту Осень шут­ку,
Их вправ­ду драть­ся нудит,
Под­няв пред нами юбку,
Дожди, как реки, пру­дит,
Пле­ща им в рожи грязь,
Как дура­кам сме­ясь.

Согла­си­тесь, есть раз­ни­ца. И она суще­ствен­на. Нам даже труд­но понять, что имел в виду Дер­жа­вин. Почув­ствуй­те ритм, стиль, син­так­си­че­ский ряд, внут­рен­нюю струк­ту­ру. Это два совер­шен­но раз­ных язы­ка. Учи­ты­вай­те то, что Дер­жа­вин поль­зо­вал­ся лите­ра­тур­ным рус­ским, а не про­сто­реч­ным. Но язык Пуш­ки­на намно­го бли­же к наше­му ощу­ще­нию рус­ско­го язы­ка. Пото­му что язык, на кото­ром мы гово­рим, создал он.

До Пушкина с русским языком были большие проблемы

Все­го было три язы­ка: цер­ков­но-сла­вян­ский, высо­кий лите­ра­тур­ный «штиль», и про­сто­реч­ный, народ­ный, дере­вен­ский язык. И ни один из них не годил­ся для обще­ния всех со все­ми. Дво­рян­ское сосло­вие поль­зо­ва­лось в оби­хо­де фран­цуз­ским. Они не могли выра­зить по-рус­ски то, что дума­ют и чув­ству­ют.

Пуш­кин осво­бо­дил язык от ана­хро­низ­мов, небла­го­звуч­ных соче­та­ний. Он пока­зал, как мож­но писать образ­но, но в то же вре­мя лег­ко, так, что­бы понял и ари­сто­крат, и кре­стья­нин. Он про­сто очень пра­виль­но под­би­рал сло­ва.

Конеч­но Пуш­кин был не один. Я не отри­цаю огром­ный вклад в созда­ние рус­ско­го язы­ка, сде­лан­ный Сума­ро­ко­вым, Батюш­ко­вым, Ради­ще­вым, Кры­ло­вым, Жуков­ским, Гри­бо­едо­вым, Тют­че­вым, Шиш­ко­вым и Карам­зи­ным и др. Они созда­ли базис, фун­да­мент, но дом постро­ил Пуш­кин, при­чем, сде­лал это лег­ко, без напря­же­ния.

Меж­ду «карам­зи­ни­ста­ми» и «шиш­ко­ви­ста­ми» велись оже­сто­чен­ные линг­ви­сти­че­ские дис­пу­ты, в кото­рых участ­во­вал и сам Пуш­кин. Но (!) за всю жиз­нь этот вели­кий чело­век не напи­сал ни одной науч­ной рабо­ты или иссле­до­ва­ния по фило­ло­гии.

Он сотво­рил наци­о­наль­ное чудо с нашим язы­ком про­сто фак­том сво­ей жиз­ни, твор­че­ством, любо­вью к людям.

Тур­ге­нев гово­рил: «Пуш­кин дал окон­ча­тель­ную обра­бот­ку наше­му язы­ку, кото­рый тепе­рь по сво­е­му богат­ству, силе, логи­ке и кра­со­те фор­мы при­зна­ет­ся даже ино­стран­ны­ми фило­ло­га­ми едва ли не пер­вым”.

Квантовый скачок

В после­ду­ю­щие сто лет (конец 19 – нача­ло 20 века), после смер­ти Пуш­ки­на, рус­ские писа­те­ли совер­ши­ли эво­лю­ци­он­ный про­рыв в миро­вой лите­ра­ту­ре. Это мож­но срав­нить с тем, что аме­ри­кан­цы сде­ла­ли с миром, пода­рив нам мобиль­ную связь и интер­нет, сде­лав их доступ­ны­ми для каж­до­го жите­ля на пла­не­те.

Досто­ев­ский, Тол­стой, Тур­ге­нев, Бунин, Блок дали миру лите­ра­ту­ру тако­го уров­ня, пре­взой­ти кото­рый, вплоть до наших дней, не смо­гли писа­те­ли ни одной стра­ны мира. Это выс­ший пило­таж в лите­ра­ту­ре.

Их изу­ча­ют во всех вузах всех стран, как луч­ших лите­ра­то­ров всех вре­мен и наро­дов. Ник­то не смог напи­сать «за жиз­нь» луч­ше, чем Досто­ев­ский. Он тро­нул серд­ца всех людей всех стран, и не важ­но, о чем он писал. Это самый глу­бо­кий и про­ник­но­вен­ный писа­тель в мире, пре­взой­ти кото­ро­го, не смог даже Хемин­гу­эей, став­ший более попу­ляр­ным. Он сам при­зна­вал­ся, что ему дале­ко до Досто­ев­ско­го.

Это ста­ло воз­мож­ным, бла­го­да­ря вели­ко­му и могу­че­му рус­ско­му язы­ку, кото­рый есть у нас и сей­час. Мы все – обла­да­те­ли бес­цен­но­го дара, кото­рым, к сожа­ле­нию, ино­гда поль­зу­ем­ся так без­дар­но.

Студенты журфака МГУ делают в каждом слове по 3–4 ошибки

“Нез наю”, “гени­рал” и “через-чюр”, – вот такое напи­са­ние слов встре­ча­ет­ся в про­ве­роч­ных дик­тан­тах буду­щих писа­те­лей и жур­на­ли­стов.

Набран­ные с помо­щью ЕГЭ, сту­ден­ты жур­фа­ка МГУ, сре­ди кото­рых есть даже сто­балль­ни­ки, про­де­мон­стри­ро­ва­ли такую без­гра­мот­но­сть, что невоз­мож­но понять, о чем вооб­ще они пишут.

Из 229 пер­во­курс­ни­ков МГУ на стра­ни­цу текста сде­ла­ли 8 и мень­ше оши­бок лишь 18%. Осталь­ные 82%, вклю­чая 15 сто­балль­ни­ков ЕГЭ, сде­ла­ли в сред­нем по 24—25 оши­бок, – гово­рит А. Нико­ла­е­ва.

Мы все дела­ем ошиб­ки. По ошиб­кам мож­но понять суть чело­ве­ка, кото­рый их допу­стил. Для буду­ще­го жур­на­ли­ста точ­но недо­пу­сти­мо писать: “Нез наю”, “гени­рал” и “через-чюр”. Сра­зу понят­но, что это люди нена­чи­тан­ные, не зна­ют и не любят свою куль­ту­ру и свой язык. И это буду­щие про­па­ган­ди­сты вла­сти, кото­рые поне­сут Свет Миру, если мож­но так ска­зать… Они будут вит­ри­ной Рос­сии, по ним будут судить обо всех нас.

О чем говорил Штайнер, и что сейчас…

Цита­та немец­ко­го антро­по­со­фа Штай­не­ра, при­ве­ден­ная в нача­ле ста­тьи, закан­чи­ва­ет­ся сло­вом «манас» – в пер. с сан­скр., озна­ча­ет «ум», «разум» – то, что дела­ет чело­ве­ка разум­ным и нрав­ствен­ным суще­ством, и отли­ча­ет от живот­ных.

Штай­нер счи­тал, что толь­ко через рус­ский язык воз­мож­но открыть чело­ве­че­ству путь к выс­ше­му пони­ма­нию, к исти­не. Дру­гие язы­ки хуже под­хо­дят для опи­са­ния выс­ших мате­рий. И это гово­рил немец, хоро­шо знав­ший Ниц­ше, Шопен­гау­э­ра, Гете, Гей­не!!!

Воз­мож­но, в широ­ких воз­мож­но­стях наше­го язы­ка он видел осо­бый путь Рос­сии, ее выс­шую мис­сию и эво­лю­ци­он­ную зада­чу. Как и мно­гие дру­гие фило­со­фы и мыс­ли­те­ли, раз­мыш­ляв­шие о Рос­сии в миро­вых мас­шта­бах.

А кто виноват,? Пушкин?

К сожа­ле­нию, то, что сего­дня транс­ли­ру­ют в мир про­па­ган­ди­сты с экра­нов ТВ при помо­щи рус­ско­го язы­ка, боль­ше похо­же на кана­ли­за­ци­он­ные выплес­ки, чем на Свет Миру.

Пото­ки гря­зи и агрес­сии льют­ся с пер­вых кана­лов, отра­жая нашу госу­дар­ствен­ную поли­ти­ку. Нена­ви­сть, глу­по­сть этих речей, про­из­но­си­мых на рус­ском язы­ке, ста­ли визит­ной кар­точ­кой рус­ских в мире. По ним судят обо всех рус­ских.

Взяв эти опре­де­ле­ния: «мис­сия», «осо­бый путь», «рус­ская духов­но­сть», про­па­ган­ди­сты мани­пу­ли­ру­ют ими, про­буж­дая в рус­ских людях не гор­до­сть за свой язык, а худ­шие каче­ства: гор­ды­ню, шови­низм, непри­я­тие куль­тур дру­гих стран, и, тем самым, позо­рят нас перед всем миром. Тепе­рь на Запа­де мно­гие счи­та­ют, что имен­но в этих пото­ках гря­зи и есть наша рус­ская духов­но­сть.

Вме­сто «мана­са», у нас сей­час рулит «тамас» – неве­же­ство, раз­ру­ше­ние, смерть. Боль­но и страш­но за рус­ский язык с его боже­ствен­ной при­ро­дой.

В совет­ское вре­мя у школь­ных учи­те­лей была такая пого­вор­ка: «А кто вино­ват? Пуш­кин?» Име­лось в виду без­от­вет­ствен­ное отно­ше­ния уче­ни­ка к заня­ти­ям. Так и сего­дня с совре­мен­ной Рос­си­ей… Кто вино­ват, если не мы все? Види­мо, вино­ват Пуш­кин, создав­ший наш вели­кий и могу­чий рус­ский язык.