Почему современные либералы не терпят упоминаний о героях Древней Руси?

У каждого народа, у любого государства есть две истории: одна официальная – её преподают в школе, изучают профессора и записывают в учебники. Другая – мифологическая, которую передают из поколения в поколение, и часто она ничего общего не имеет с тем, что записано в толстых книгах. Именно эта история, народная, ставшая былиной, героической песней, а то и сказкой, передаёт дух народа, ту самую национальную идею, которую так упорно ищут наши публицисты, которую призывают сформулировать, выразить, открыть.

zen.yandex.ru

Эта мифо­ло­ги­че­ская исто­рия есть у любой стра­ны, и попро­буй­те ска­зать англи­ча­ни­ну, что Кром­вель был кро­ва­вой соба­кой, что он при­ка­зы­вал доби­вать ране­ных про­тив­ни­ков, залил Ирлан­дию кро­вью – англи­ча­нин чёт­ко отве­тит, что это был вели­кий госу­дар­ствен­ный дея­тель.

Пред­ло­жи­те фран­цу­зу рас­ска­зать о дви­же­нии Сопро­тив­ле­ния, и он назо­вёт име­на храб­ре­цов, кото­рые осво­бож­да­ли Париж от бошей, и нико­гда не пове­рит вам фран­цуз, что де Голль засек­ре­тил откры­тия жур­на­ли­стов после того, как узнал из собран­ных доку­мен­тов, что поло­ви­на руко­во­ди­те­лей Сопро­тив­ле­ния сотруд­ни­ча­ла с нем­ца­ми.

Или попро­буй­те ска­зать аме­ри­кан­цу, что его сим­вол неза­ви­си­мо­сти и храб­ро­сти – ков­бой – это мар­ги­нал, кото­рый не смог ужить­ся нигде и ни с кем, что его мучи­ли алко­го­лизм и насе­ко­мые! Аме­ри­ка­нец гор­до отве­тит: «Люби мою стра­ну или уби­рай­ся!»

И толь­ко наши либе­раль­ные пуб­ли­ци­сты, наши вла­сти­те­ли народ­ных дум сме­ло сры­ва­ют «все и вся­че­ские мас­ки», раз­об­ла­чая «кро­ва­вые тай­ны Рос­сии». А исто­рию Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны нача­ли пере­пи­сы­вать с само­го нача­ла того, что гор­до име­но­ва­ли «пере­строй­кой», и толь­ко у нас мож­но поли­вать гря­зью соб­ствен­ные празд­ни­ки и сво­их геро­ев, дока­зы­вая, что Зоя Кос­мо­де­мьян­ская ника­ко­го подви­га не совер­ша­ла, а все­го-навсе­го сожгла дере­вен­скую конюш­ню, что 28 пан­фи­лов­цев вовсе не суще­ство­ва­ли, а Гастел­ло про­сто не вер­нул­ся из полё­та, ника­кую немец­кую колон­ну не тара­нив.

Подлинное немецкое фото: казнь Зои
Под­лин­ное немец­кое фото: казнь Зои

Зачем они всё это дела­ют? А вот зачем. Каж­дая стра­на живёт, сто­ит до тех пор, пока её граж­да­не гото­вы защи­тить и себя, и свою семью, и свой дом, и свою Роди­ну, пока есть свя­ты­ни и свя­тые места, пока суще­ству­ет герой для под­ра­жа­ния, и о нём с гор­до­стью и сби­ва­ю­щим­ся дыха­ни­ем рас­ска­жет вну­ку дед, о нём напи­шет кни­гу талант­ли­вый автор.

А сей­час исто­рия наших вели­ких сла­вян­ских пра­де­дов под­вер­га­ет­ся тако­му раз­гро­му, како­го не зна­ла Русь со вре­мён мон­голь­ско­го наше­ствия! И уже все­рьёз дока­зы­ва­ют тол­стые жур­на­лы, что Алек­сан­др Нев­ский – хан­ский лакей, на коле­нях выма­ли­вав­ший мило­сти у Батыя, что ника­ко­го Ледо­во­го побо­и­ща не суще­ство­ва­ло, всё выду­ма­но лето­пис­цам, что­бы убла­жить гор­ды­ню кня­зя! И Кули­ков­ской бит­вы не было, и даже неве­ро­ят­ный, пол­ный потря­са­ю­ще­го само­от­ре­че­ния посту­пок кня­зя Дмит­рия назы­ва­ют наши новые исто­ри­ки попыт­кой снять с себя ответ­ствен­но­сть за ход бит­вы, попро­сту спря­тать­ся, пото­му что князь снял с себя вели­ко­кня­же­ский доспех, надел обыч­ный, самый про­стой и встал в ряды пере­до­во­го пол­ка, кото­рый дол­жен был сво­и­ми тела­ми и жиз­ня­ми пога­сить пер­вый, самый ярост­ный удар вра­га. И Дмит­рий встал сре­ди вои­нов — один из всех, такой же, как все руси­чи, заго­ро­див­шие вра­гу поле сво­и­ми щита­ми и сво­ей храб­ро­стью, и каж­дый воин в пол­ку знал: князь здесь, рядом, бьёт­ся воз­ле меня, и если даже нас двое оста­нет­ся во всём поле про­тив это­го кон­но­го ура­га­на, то это будем мы, рус­ский мужик и рус­ский князь!

Почему современные либералы не терпят упоминаний о героях Древней Руси?

Но поче­му, зачем, какой в этом смысл? Открыть новую доро­гу в нау­ке? Но тогда поче­му эта новая доро­га пре­вра­ща­ет­ся в уни­что­же­ние, вытап­ты­ва­ние все­го того, что рос­ло рань­ше? Но ведь не по цели­не идёт новый пуб­ли­ци­ст, жур­на­ли­ст, а по тыся­че­ле­ти­я­ми воз­де­лы­ва­е­мой ниве, и при этом брезг­ли­во отво­ра­чи­ва­ет­ся от все­го, что сде­ла­ли пред­ки. Зачем?

А есть толь­ко один ответ: это нуж­но для того, что­бы дока­зать, убе­дить всех, и преж­де все­го моло­дых, толь­ко всту­па­ю­щих в жиз­нь, что в про­шлом не было ниче­го доб­ро­го, свет­ло­го, вели­ко­го и высо­ко­го! Это про наших кня­зей рас­ска­зы­ва­ют небы­ли­цы, забы­вая, как Свя­то­слав посы­лал гроз­ное и гор­дое «Иду на вы!» Как Вла­ди­мир при­нёс свет веры в нашу зем­лю (и уже рас­суж­да­ют, что луч­ше бы като­ли­че­ство избрал, оно кра­ше и пло­до­твор­ней, или уж мусуль­ман­ство выбрал, кон­флик­тов бы мень­ше было!). Забы­ли и дру­гим не дают пом­нить, как Моно­мах заве­щал сыно­вьям жить в мире и людей любить. Как Миха­ил Чер­ни­гов­ский отка­зал­ся покло­нить­ся идо­лу перед лицом само­го Батыя и умер в муче­ни­ях за свою веру. Как два рус­ских мужи­ка, узнав, что поля­ки закон­чи­ли под­коп под сте­ну Тро­и­цы, пере­кре­стясь, взо­рва­ли себя и при­го­тов­лен­ный порох, спа­сая свя­ты­ню, и до сих пор слу­жат по ним поми­наль­ную в оби­те­ли, закан­чи­вая молит­ву про­сты­ми и тро­га­тель­ны­ми сло­ва­ми: «А име­на их, Гос­по­ди, сам веда­ешь!»

Так поче­му же совре­мен­ные либе­ра­лы не выно­сят упо­ми­на­ний о бла­го­род­ных людях Древ­ней Руси? Более того, они убе­ди­ли себя и упор­но, уме­ло убеж­да­ют дру­гих, что не было ни вели­чия, ни добра, ни прав­ды, что всё это при­дёт толь­ко тогда, когда мы пой­мём, что нуж­но учить­ся у муд­рой Евро­пы и у вели­кой Аме­ри­ки, и толь­ко пой­дя по их пути, мы откро­ем для себя исти­ну.

Но деды наши высто­я­ли и не в такой тяго­сти. Навер­но, высто­я­ли имен­но пото­му, что все­гда были у нас люди, кото­рые выше сво­ей жиз­ни цени­ли то, что назы­ва­ет­ся веч­ны­ми цен­но­стя­ми: семью, детей, люби­мо­го чело­ве­ка, свой дом, свою Роди­ну. А новые исто­ри­ки, про­по­вед­ни­ки толе­рант­но­сти и либе­раль­ных цен­но­стей, пусть пишут. Отве­чать им нуж­но толь­ко одним: любо­вью к сво­ей стра­не и её вели­кой исто­рии.