Мальтийская встреча: Горбачёв на американском крючке

Джордж Буш-старший и Михаил Горбачёв на Мальтийском саммите
Джордж Буш-старший и Михаил Горбачёв на Мальтийском саммите

Декабрь на постсоветском пространстве всегда вспоминается как месяц окончательного развала СССР. Именно в декабре 1991 года были подписаны «беловежские соглашения» о роспуске Союза Советского и учреждении другого – Союза независимых государств. Но этот «финальный аккорд» был бы невозможен без прелюдий. Одна из них – мальтийская встреча президента США Джорджа Буша-старшего и генсека ЦК КПСС Михаила Горбачёва, знаменовавшая собой окончание холодной войны. Это событие тоже случилось в декабре, за два года до «беловежского сговора».

odnarodyna.org

Нака­ну­не сам­ми­та, 1 декаб­ря 1989-го, Гор­ба­чёв встре­тил­ся в Вати­ка­не с папой рим­ским Иоан­ном Пав­лом II. Одним из резуль­та­тов этой встре­чи ока­за­лось нача­ло лега­ли­за­ции Укра­ин­ской гре­ко­ка­то­ли­че­ской церк­ви – той самой, что в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны под­дер­жи­ва­ла ОУН-УПА, ока­зы­вая наци­о­на­ли­сти­че­ским фор­ми­ро­ва­ни­ям финан­со­вую под­держ­ку, и была лик­ви­ди­ро­ва­на реше­ни­ем Львов­ско­го собо­ра в 1946-м. Не сто­ит забы­вать и о том, что в сере­ди­не 1940-х Вати­кан участ­во­вал в орга­ни­за­ции бег­ства немец­ких наци­стов от спра­вед­ли­во­го воз­мез­дия за соде­ян­ные пре­ступ­ле­ния, одна­ко Гор­ба­чё­ва это не оста­но­ви­ло.

Рас­чёт на нефор­маль­ную обста­нов­ку

Допол­ни­тель­ный свет на собы­тия Маль­тий­ско­го сам­ми­та про­ли­ва­ют вос­по­ми­на­ния Стро­уба Тэл­бот­та (Strobe Talbott) и Май­кла Беш­лос­са (Michael Richard Beschloss) «Изме­на в Крем­лепро­то­ко­лы тай­ных согла­ше­ний Гор­ба­чё­ва с аме­ри­кан­ца­ми» (Тэл­ботт – аме­ри­кан­ский дипло­мат и поли­то­лог, заме­сти­тель гос­сек­ре­та­ря США в 1994 – 2001 гг., Беш­лосс – аме­ри­кан­ский исто­рик и поли­то­лог). Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние тот факт, что пла­ни­ру­е­мая встре­ча двух лиде­ров не анон­си­ро­ва­лась до само­го послед­не­го момен­та. «К кон­цу октяб­ря 1989 года, – сооб­ща­ют авто­ры кни­ги, – лишь с деся­ток людей в аме­ри­кан­ском пра­ви­тель­стве зна­ли, что Буш три меся­ца тому назад втай­не пред­ло­жил Гор­ба­чё­ву встре­тить­ся, что­бы позна­ко­мить­ся побли­же». 

Пре­зи­дент США, отме­ча­ют авто­ры, хотел «выма­нить Гор­ба­чё­ва в какое-нибудь уеди­нён­ное место, на лоно при­ро­ды, где они могли бы соче­тать обсуж­де­ние госу­дар­ствен­ных дел с пре­бы­ва­ни­ем на све­жем воз­ду­хе, мета­ни­ем под­ков и «пере­мы­ва­ни­ем косто­чек». Пре­зи­дент ска­зал в сен­тяб­ре сво­е­му аппа­ра­ту, что рас­счи­ты­ва­ет «воз­дей­ство­вать на это­го мало­го оба­я­ни­ем» в атмо­сфе­ре, кото­рая «поз­во­лит нам обо­им поло­жить ноги на стол»…».

Совет­ская и аме­ри­кан­ская деле­га­ция на сов­мест­ном ужи­не. Сам­мит на Маль­те, декабрь 1989 г.

Если исполь­зо­вать лите­ра­тур­ные парал­ле­ли, то аме­ри­кан­цы, судя по все­му, наме­ре­ва­лись «охму­рять» Гор­ба­чё­ва, как ксён­дзы Коз­ле­ви­ча, «под слад­кий лепет ман­до­ли­ны». Атмо­сфе­ра нефор­маль­но­сти и рас­кре­по­щён­но­сти и в самом деле име­ла зна­че­ние. Позд­нее Буш напи­шет в сво­ей кни­ге «Мир стал дру­гим», что так­ти­ка его пове­де­ния с совет­ским ген­се­ком сво­ди­лась к уста­нов­ле­нию весь­ма дове­ри­тель­ных лич­ных отно­ше­ний – они долж­ны были «под­сла­стить» бес­ком­про­мисс­но-жёст­кую пози­цию пре­зи­ден­та США по отста­и­ва­нию инте­ре­сов сво­ей стра­ны. Чуть позд­нее, вес­ной 1990-го, пресс-сек­ре­тарь Бело­го дома Мар­лин Фицу­о­тер назвал отно­ше­ние Буша к Гор­ба­чё­ву «кру­той любо­вью»: этот обо­рот он поза­им­ство­вал у одной из аме­ри­кан­ских орга­ни­за­ций, кото­рая при­зы­ва­ла отно­сить­ся к «труд­ным детям» с любо­вью и в то же вре­мя с тре­бо­ва­ни­ем стро­жай­шей дис­ци­пли­ны.

«Пусть Гор­ба­чёв пообе­ща­ет не исполь­зо­вать силу»

Как отме­ча­ют Тэл­ботт и Беш­лосс, в меся­цы, пред­ше­ство­вав­шие маль­тий­ской встре­че, Буш «ста­рал­ся казать­ся менее под­дав­шим­ся оба­я­нию Гор­ба­чё­ва и более склон­ным жёст­ко тор­го­вать­ся с Крем­лём». В кон­це 1988 года, ещё не всту­пив в пре­зи­дент­ские пол­но­мо­чия, он, обща­ясь с репор­те­ра­ми, утвер­ждал, что холод­ная вой­на отню­дь не закон­чи­лась, предо­сте­ре­гал про­тив «наив­но-опти­ми­сти­че­ско­го, испол­нен­но­го эйфо­рии взгля­да на собы­тия», заяв­лял, что будет «ока­зы­вать дав­ле­ние на Моск­ву с целью даль­ней­ших пере­мен». Когда в декабре 1988-го Гор­ба­чёв с три­бу­ны ООН заявил о сво­ём наме­ре­нии сде­лать воен­ную док­три­ну СССР сугу­бо обо­ро­ни­тель­ной и выве­сти из Восточ­ной Евро­пы пол­мил­ли­о­на совет­ских сол­дат, а так­же колос­саль­ное коли­че­ство тан­ков, артил­ле­рии и воен­ных само­лё­тов, Буш про­дол­жал дер­жать­ся преж­ней сво­ей линии, но «толь­ко уже с оттен­ком высо­ко­мер­ной иро­нии».

18 декаб­ря 1988 года, сооб­ща­ют авто­ры «Изме­ны в Крем­ле», Ген­ри Кис­син­джер (гос­сек­ре­тарь США в 1973–1977 гг., совет­ник пре­зи­ден­та по наци­о­наль­ной без­опас­но­сти в 1969–1975 гг.) встре­тил­ся с Бушем, кото­ро­го уже избра­ли пре­зи­ден­том. На встре­че при­сут­ство­ва­ли Джеймс Бей­кер, гос­сек­ре­тарь США в 1989–1992 гг., и Брент Ско­ук­рофт, совет­ник по делам наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Кис­син­джер ска­зал Бушу, что тот может стать «пер­вым пре­зи­ден­том, обла­да­ю­щим реаль­ной воз­мож­но­стью поло­жить конец холод­ной вой­не» .

 Поче­му бы нам испод­воль не начать пере­го­во­ры о сдел­ке? – пред­ло­жил Кис­син­джер. – Пусть Гор­ба­чёв пообе­ща­ет не исполь­зо­вать силу для подав­ле­ния либе­раль­ных реформ в Восточ­ной Евро­пе, а Запад в обмен пообе­ща­ет не исполь­зо­вать эко­но­ми­че­ские и поли­ти­че­ские пере­ме­ны, кото­рые там про­изой­дут, в ущерб инте­ре­сам без­опас­но­сти Совет­ско­го Сою­за. Запад может взять на себя обя­за­тель­ство не исполь­зо­вать Восточ­ную Евро­пу как базу для веде­ния тай­ных раз­ве­ды­ва­тель­ных опе­ра­ций про­тив СССР. Запад может заявить, что отка­зы­ва­ет­ся от попы­ток выма­нить восточ­но­ев­ро­пей­ские стра­ны из Вар­шав­ско­го пак­та. А Гор­ба­чёв, не имея воз­мож­но­сти при­ме­нить воен­ную силу, даст Восточ­ной Евро­пе воз­мож­но­сть глот­нуть поли­ти­че­ской сво­бо­ды, необ­хо­ди­мой ей для вос­со­еди­не­ния с Запа­дом…

Ген­ри Кис­син­джер посо­ве­то­вал Бушу стать пре­зи­ден­том, «покон­чив­шим с холод­ной вой­ной»

Пред­ло­же­ние, отме­ча­ют Тэл­ботт и Беш­лосс, было типич­но кис­син­дже­ров­ским – с помо­щью тай­ной дипло­ма­тии на высо­ком уров­не дости­чь опре­де­лён­ных дого­во­рён­но­стей. Бушу идея понра­ви­лась, и он пору­чил Кис­син­дже­ру отвез­ти Гор­ба­чё­ву пись­мо за его, Буша, под­пи­сью с пред­ло­же­ни­ем орга­ни­зо­вать в неда­лё­ком буду­щем пред­ва­ри­тель­ную встре­чу – ещё до вся­ких офи­ци­аль­ных визи­тов. Уже в янва­ре 1989-го Кис­син­джер выле­тел с этим пись­мом в совет­скую сто­ли­цу. Через пол­го­да, в июле, Буш пере­дал через мар­ша­ла Ахро­ме­е­ва запе­ча­тан­ное в кон­верт вто­рое пись­мо Гор­ба­чё­ву с при­гла­ше­ни­ем встре­тить­ся до пер­во­го офи­ци­аль­но­го сам­ми­та на выс­шем уров­не, кото­рый пла­ни­ро­вал­ся лишь на 1990 год.

«Не сни­мать Сове­ты с крюч­ка»

Аме­ри­кан­цев пото­рап­ли­ва­ла и Мар­га­рет Тэт­чер: в фев­ра­ле 1989-го пре­мьер-мини­стр Вели­ко­бри­та­нии посо­ве­то­ва­ла Бей­ке­ру «не тянуть» в пла­не встре­чи с совет­ским лиде­ром, при­зы­вая, по сути, ковать желе­зо, пока горя­чо («Не дер­жи­те слиш­ком дол­го посе­вы под пара­ми», – ска­за­ла она). Гос­сек­ре­тарь отве­тил: «Слиш­ком высо­ки став­ки, что­бы мы вышли непод­го­тов­лен­ны­ми… Он [Гор­ба­чёв] идёт в нашу сто­ро­ну. Вот и пусть идёт».

А Джек Мэт­лок, посол США в СССР в 1987–1991 гг., раз­го­ва­ри­вая с Бушем в мар­те 1989-го и убеж­дая его про­ве­сти встре­чу с Гор­ба­чё­вым до кон­ца года, осо­бо акцен­ти­ро­вал, что Соеди­нён­ные Шта­ты «не долж­ны сни­мать Сове­ты с крюч­ка, но, что­бы дер­жать их на крюч­ке, необ­хо­ди­мо взять на себя повы­шен­ные поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские обя­за­тель­ства».

Джек Мэт­лок, посол США в СССР в 1987–1991 гг.

«Обру­шим­ся на них, как поли­ция на ганг­сте­ров!»

Непо­сред­ствен­но перед поезд­кой на Маль­ту, пишут Тэл­ботт и Беш­лосс, гла­ва пре­зи­дент­ской адми­ни­стра­ции Джон Суну­ну, обсуж­дая пред­сто­я­щий сам­мит, хоро­хо­рил­ся перед Бушем: «Мы тепе­рь покон­чим с застен­чи­во­стью – раз и навсе­гда!» Пре­зи­дент с ним согла­шал­ся: «И пра­виль­но! Обру­шим­ся на них, как поли­ция на ганг­сте­ров!»

Уже из при­ве­ден­ных несколь­ких цитат ста­но­вит­ся ясным, что пла­ни­ру­е­мая встре­ча заду­мы­ва­лась аме­ри­кан­ской сто­ро­ной в весь­ма лука­вом сце­на­рии, соглас­но кото­ро­му аме­ри­кан­цы будут лишь обе­щать, а Гор­ба­чёв, по их рас­чё­там, не толь­ко даст ряд встреч­ных обе­ща­ний, но и будет стре­мить­ся реа­ли­зо­вать их на прак­ти­ке. В самом деле, если вер­нуть­ся к тем посу­лам, кото­рые, как счи­тал Кис­син­джер, могла бы дать Гор­ба­чё­ву аме­ри­кан­ская сто­ро­на («не исполь­зо­вать Восточ­ную Евро­пу для веде­ния раз­ве­до­пе­ра­ций про­тив СССР», «отка­зать­ся от попы­ток выма­нить восточ­но­ев­ро­пей­ские стра­ны из Вар­шав­ско­го пак­та»), то совер­шен­но оче­вид­но, что эти обе­ща­ния были нару­ше­ны Запа­дом вско­ре после Маль­тий­ско­го сам­ми­та, в 1990–1991 гг., а уж о более позд­нем пери­оде и гово­рить не при­хо­дит­ся.

Вме­сто «док­три­ны Бреж­не­ва»  – «док­три­на Сина­тры»

Ника­кие офи­ци­аль­ные доку­мен­ты в ходе встре­чи на Маль­те не под­пи­сы­ва­лись. Гор­ба­чёв пошёл на мно­же­ство неоправ­дан­ных усту­пок по самым серьёз­ным пози­ци­ям, в то вре­мя как аме­ри­кан­ский лидер доволь­ство­вал­ся лишь сло­вес­ным одоб­ре­ни­ем пере­стро­еч­ных про­цес­сов в СССР. На сам­ми­те был обо­зна­чен отказ совет­ско­го руко­вод­ства от «док­три­ны Бреж­не­ва» – так запад­ные экс­пер­ты опре­де­ля­ли совет­скую внеш­не­по­ли­ти­че­скую док­три­ну 1960–1980-х годов. Она пред­по­ла­га­ла, что СССР, после­до­ва­тель­но нара­щи­вав­ший свои воен­ные силы и воз­мож­но­сти, при необ­хо­ди­мо­сти счи­тал воз­мож­ным вме­ши­вать­ся во внут­рен­ние дела восточ­но­ев­ро­пей­ских госу­дар­ств – чле­нов соци­а­ли­сти­че­ско­го бло­ка, дабы гаран­ти­ро­вать ста­биль­но­сть их поли­ти­че­ско­го кур­са. Поми­мо это­го, «док­три­на Бреж­не­ва» под­ра­зу­ме­ва­ла актив­но­сть СССР в гло­баль­ной поли­ти­ке, его готов­но­сть к уча­стию в реги­о­наль­ных кон­флик­тах любой интен­сив­но­сти в самых раз­лич­ных точ­ках зем­но­го шара.

Одна­ко с кон­ца 1989 года на сме­ну «док­три­не Бреж­не­ва» при­шла «док­три­на Сина­тры»: сме­на кур­са озна­ча­ла отказ СССР от удер­жа­ния любой ценой восточ­но­ев­ро­пей­ских госу­дар­ств и дру­гих стран соци­а­ли­сти­че­ской ори­ен­та­ции в орби­те сво­е­го вли­я­ния. Назва­ние док­три­ны свя­за­но с тем, что гла­ва совет­ско­го МИД Эду­ард Шевард­над­зе в кон­це октяб­ря 1989-го заявил, что Совет­ский Союз не ста­нет вме­ши­вать­ся во внут­рен­ние дела стран Вар­шав­ско­го дого­во­ра, а Ген­на­дий Гера­си­мов, опять-таки пред­ста­ви­тель МИД, ком­мен­ти­руя это выска­зы­ва­ние на одной из аме­ри­кан­ских теле­пе­ре­дач, упо­мя­нул пес­ню Фрэн­ка Сина­тры «Я делал это на свой лад». Вот такой, ска­зал Гера­си­мов, тепе­рь будет и новая совет­ская внеш­не­по­ли­ти­че­ская док­три­на: каж­дая стра­на ста­нет жить на свой лад.

Отказ от гео­по­ли­ти­че­ских заво­е­ва­ний СССР

Сам­мит на Маль­те ока­зал­ся про­ло­гом к отка­зу от «ялтин­ской систе­мы», сфор­ми­ро­ван­ной в 1945 году и опре­де­лив­шей поли­ти­че­скую кон­фи­гу­ра­цию мира после раз­гро­ма нацист­ской Гер­ма­нии. По сути, это был отказ от гео­по­ли­ти­че­ских заво­е­ва­ний СССР, опла­чен­ных мил­ли­о­на­ми жиз­ней и само­от­вер­жен­ным тру­дом несколь­ких поко­ле­ний. В СМИ в то вре­мя даже писа­ли, что воз­ник некий новый «маль­тий­ский поря­док». Одна­ко на самом деле в мире воца­рил­ся не поря­док, а хаос. Уже в авгу­сте 1990-го США вме­сте с союз­ни­ка­ми уда­ри­ли по Ира­ку (вой­на в Пер­сид­ском зали­ве) – на реак­цию быв­ше­го гео­по­ли­ти­че­ско­го про­тив­ни­ка уже не нуж­но было огля­ды­вать­ся. Тогда же аме­ри­кан­цы ста­ли про­дав­ли­вать в сво­их пере­го­во­рах с Моск­вой и тре­бо­ва­ние «отпу­стить» при­бал­тий­ские рес­пуб­ли­ки. А потом и вовсе нача­лась эпо­ха ничем не огра­ни­чи­ва­е­мо­го геге­мо­низ­ма США, не сдер­жи­ва­е­мых ника­ки­ми про­ти­во­ве­са­ми.