Нефть преподнесла бюджету России внезапный подарок

На рын­ке неф­ти на наших гла­зах про­ис­хо­дят зна­чи­тель­ные изме­не­ния. Сто­и­мо­сть глав­но­го в мире энер­го­но­си­те­ля неожи­дан­но для боль­шин­ства ана­ли­ти­ков вос­ста­но­ви­лась до уров­ня нача­ла пан­де­мии коро­на­ви­ру­са – 63 дол­ла­ра за бар­рель. Каким обра­зом воз­ник этот эффект и как дол­го про­длит­ся столь при­ят­ная для рос­сий­ско­го бюд­же­та тен­ден­ция?

vz.ru

Нефть мар­ки Brent вер­ну­лась на доко­ро­на­ви­рус­ный уро­вень. «Сей­час Brent сто­ит при­мер­но столь­ко же, как в кон­це янва­ря 2020 года, когда сооб­ще­ния о коро­на­ви­ру­се в Китае нача­ли ока­зы­вать види­мое вли­я­ние на рынок. Таким обра­зом, уро­вень цены уже пол­но­стью вос­ста­но­вил­ся. Нефть про­де­ла­ла длин­ный путь от коро­на­ви­рус­ных мини­му­мов в апре­ле, когда Brent опус­ка­лась к 17 дол­ла­рам, до 63 дол­ла­ров спу­стя почти деся­ть меся­цев», – отме­ча­ет веду­щий ана­ли­тик FxPro Алек­сан­др Куп­цик­е­вич.

Чер­ное золо­то актив­но доро­жа­ло на про­шлой неде­ле, и каза­лось, что потен­ци­ал роста уже исчер­пан. Одна­ко в поне­дель­ник оно про­дол­жи­ло рас­ти в цене с новой силой. Коти­ров­ки Brent пре­вы­си­ли 63 дол­ла­ра за бар­рель. Толь­ко с нача­ла фев­ра­ля, то есть за две про­шед­шие неде­ли, нефть подо­ро­жа­ла на целых 15%.

В поне­дель­ник импульс роста обес­пе­чи­ли тре­ния меж­ду Ира­ном и Сау­дов­ской Ара­ви­ей. Воз­глав­ля­е­мая Сау­дов­ской Ара­ви­ей коа­ли­ция, вою­ю­щая в Йеме­не, заяви­ла, что пере­хва­ти­ла заря­жен­ный взрыв­чат­кой бес­пи­лот­ник, выпу­щен­ный груп­пи­ров­кой хуси­тов (воз­мож­но, при содей­ствии вла­стей Ира­на). Эска­ла­ция кон­флик­та может вызвать пере­бои с постав­ка­ми неф­ти из это­го реги­о­на. Впро­чем, этот фак­тор дает, как пра­ви­ло, недол­гий всплеск неф­тя­ных цен.

Более дол­го­сроч­ный эффект ока­зы­ва­ет паде­ние добы­чи в рам­ках сдел­ки ОПЕК+, тем более что Сау­дов­ская Ара­вия доб­ро­воль­но взя­ла на себя допол­ни­тель­ное сокра­ще­ние добы­чи. В США наблю­да­ет­ся про­вал добы­чи слан­це­вой неф­ти из-за доб­ро­воль­но­го реше­ния биз­не­са и струк­тур­ных фак­то­ров.

Дру­гой важ­ный фак­тор – вос­ста­нов­ле­ние спро­са в миро­вой эко­но­ми­ке.

«Мы наблю­да­ем рост объ­е­мов вак­ци­на­ции, и, что самое глав­ное, наме­ти­лась тен­ден­ция по сни­же­нию миро­вой забо­ле­ва­е­мо­сти коро­на­ви­ру­сом. Для рын­ка это озна­ча­ет даль­ней­шее ослаб­ле­ние огра­ни­чи­тель­ных мер и рост спро­са на нефть, глав­ным драй­ве­ром кото­ро­го пока явля­ет­ся китай­ская эко­но­ми­ка», – гово­рит дирек­тор по кор­по­ра­тив­ным рей­тин­гам «Экс­перт РА» Филипп Мура­дян.

«Неф­ти так­же помо­га­ют рас­ти оцен­ки, что неф­те­до­бы­ва­ю­щая отрасль силь­но недо­фи­нан­си­ро­ва­на из-за про­блем про­шло­го года. Это озна­ча­ет, что пред­ло­же­ние в после­ду­ю­щие меся­цы не смо­жет вос­ста­но­вить­ся пол­но­стью», – гово­рит Куп­цик­е­вич.

Смо­жет ли нефть про­дол­жить рост до 80 дол­ла­ров, а может, и до 100 дол­ла­ров за бар­рель, как в луч­шие годы? «Крат­ко­сроч­ный ска­чок цены неф­ти до дан­ных пока­за­те­лей нель­зя пол­но­стью исклю­чать. Одна­ко на теку­щих уров­нях потен­ци­ал роста неф­ти почти пол­но­стью исчер­пан. Пря­мо сей­час кажет­ся, что неф­ти еще слиш­ком мно­го, так как спрос вос­ста­но­вил­ся дале­ко не пол­но­стью. И это созда­ет осно­ву для кор­рек­ци­он­но­го отка­та», – счи­та­ет собе­сед­ник.

В поль­зу отка­та гово­рит тот факт, что нефть подо­ро­жа­ла слиш­ком быст­ро и слиш­ком силь­но. Тако­го роста цен к сере­ди­не фев­ра­ля 2021 года мало кто ожи­дал.

«Бли­жай­шей тех­ни­че­ской целью выгля­дит отмет­ка в 65 дол­ла­ров за бар­рель Brent, кото­рая еще месяц назад каза­лась недо­сти­жи­мой. Goldman Sachs ожи­дал эту отмет­ку толь­ко летом 2021 года, и это была одна из самых опти­ми­стич­ных оце­нок», – гово­рит экс­перт по фон­до­во­му рын­ку «БКС Мир инве­сти­ций» Игорь Галак­ти­о­нов. При этом нель­зя ска­зать, что фун­да­мен­таль­ная кар­ти­на по спро­су и пред­ло­же­нию с того момен­та как-то кар­ди­наль­но поме­ня­лась, добав­ля­ет экс­перт.

«О том, что импульс роста неф­ти сей­час черес­чур силен, гово­рят так­же и экс­тре­маль­но высо­кие зна­че­ния индек­са RSI, кото­рый под­нял­ся до 80. Это самые высо­кие зна­че­ния инди­ка­то­ра с фев­ра­ля 2012 года. Тогда нефть, дой­дя до 125 дол­ла­ров, посте­пен­но поте­ря­ла силу роста и после месяч­ной про­бук­сов­ки повер­ну­ла к сни­же­нию, что­бы с тех пор боль­ше не под­ни­мать­ся до этих зна­че­ний», – добав­ля­ет Алек­сан­др Куп­цик­е­вич.

Одна­ко откат не обя­за­тель­но будет озна­чать воз­врат на про­шло­год­ние уров­ни. В этом году сред­няя сто­и­мо­сть неф­ти будет выше, чем в тяже­лом 2020-м. Мно­гие экс­пер­ты ждут в сред­нем 55 дол­ла­ров за бар­рель. «Опти­ми­стич­ный сце­на­рий пред­по­ла­га­ет 50–65 дол­ла­ров за бар­рель на бли­жай­ший год или даже два», – гово­рит Куп­цик­е­вич.

Это при­ят­ная ново­сть для рос­сий­ско­го бюд­же­та, кото­рый в про­шлом году каж­дый месяц недо­по­лу­чал по несколь­ко десят­ков, а порой и сотен мил­ли­ар­дов руб­лей неф­те­га­зо­вых дохо­дов. Напри­мер, в декабре – более 70 млрд руб­лей, а в июле и вовсе 145,5 млрд руб­лей. Пото­му что в реаль­но­сти для рос­сий­ско­го бюд­же­та нефть сто­и­ла мень­ше, чем на бир­же­вых коти­ров­ках.

Соб­ствен­но, Рос­сия в послед­ние годы край­не мало бра­ла в долг и так мно­го накап­ли­ва­ла в резер­вах, что даже Меж­ду­на­род­ный валют­ный фонд недав­но при­знал устой­чи­во­сть нашей эко­но­ми­ки. Бюд­жет Рос­сии смо­жет дол­го выдер­жи­вать низ­кие цены на нефть, в отли­чие от той же Сау­дов­ской Ара­вии, дела­ет вывод МВФ в сво­ем докла­де от 9 фев­ра­ля. «Отно­си­тель­но низ­кая цена без­убы­точ­но­сти бюд­же­та в Рос­сии отра­жа­ет отно­си­тель­но хоро­шее финан­со­вое поло­же­ние, как это пред­пи­са­но бюд­жет­ным пра­ви­лом. Общий бюд­жет­ный баланс Рос­сии состав­лял 1,9% ВВП в 2019 году по срав­не­нию с дефи­ци­том в 4,5% ВВП в Сау­дов­ской Ара­вии», – отме­ча­ет­ся в отче­те.

Соглас­но стресс-тестам Мин­фи­на, сни­же­ние цены на нефть мар­ки Urals до 25 дол­ла­ров за бар­рель в тече­ние одно­го года при­ве­ло бы к умень­ше­нию дохо­дов от неф­ти и газа толь­ко на 2,4% ВВП. «Если цены на нефть оста­нут­ся на этом уров­не в тече­ние трех лет, дефи­цит дохо­дов достиг­нет 7,6% ВВП. Несмот­ря на то, что этот дефи­цит дохо­дов явля­ет­ся зна­чи­тель­ным, он отно­си­тель­но неве­лик по срав­не­нию с раз­ме­ром валют­ных резер­вов Рос­сии (сей­час они состав­ля­ют око­ло 40% ВВП), что поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что пра­ви­тель­ство име­ет все воз­мож­но­сти для того, что­бы выдер­жать дли­тель­ный пери­од низ­ких цен на нефть», – резю­ми­ру­ет МВФ. Тем более при­ят­ным для рос­сий­ско­го бюд­же­та стал вне­зап­ный цено­вой сюр­приз на миро­вом рын­ке неф­ти.