Прогноз: 2017 год может войти в тройку самых жарких лет в истории планеты

© Jack Taylor/Getty Images© Jack Taylor/Getty Images

Кроме того, по данным Всемирной метеорологической организации, период с 2013 по 2017 год «станет самым теплым пятилетним периодом в истории наблюдений» со средним значением температур

 ЖЕНЕВА, 6 нояб­ря. /Корр. ТАСС Кон­стан­тин Прибытков/

Нынеш­ний год был жар­ким, но он не побьет тем­пе­ра­тур­но­го рекор­да 2016 года, а вой­дет наря­ду с 2015-м и 2016-м в трой­ку самых теп­лых за всю исто­рию систе­ма­ти­че­ских наблю­де­ний за пого­дой и кли­ма­том. Высту­пив­шая с таким про­гно­зом Все­мир­ная метео­ро­ло­ги­че­ская орга­ни­за­ция (ВМО) напом­ни­ла, вме­сте с тем, что 2016-й сво­е­му тем­пе­ра­тур­но­му взле­ту обя­зан, в зна­чи­тель­ной мере, при­род­но­му фено­ме­ну Эль-Ниньо, тогда как в 2017 году этот фено­мен не наблю­дал­ся.

Экс­пер­ты счи­та­ют, что вслед­ствие «исклю­чи­тель­но силь­но­го» фено­ме­на Эль-Ниньо «2016 год, веро­ят­но, оста­нет­ся самым теп­лым годом в исто­рии наблю­де­ний», а 2017-й может пре­тен­до­вать на тем­пе­ра­тур­ное пер­вен­ство в рей­тин­ге годов, не отме­чен­ных Эль-Ниньо.

Жаркая «пятилетка»

В заяв­ле­нии ВМО отме­ча­ет­ся, что «гло­баль­ная сред­няя тем­пе­ра­ту­ра за пери­од с янва­ря по сен­тябрь 2017 года была на 0,47 (плюс-минус 0,08) гра­ду­са Цель­сия выше, чем в сред­нем за пери­од с 1981 по 2010 год». Под­чер­ки­ва­ет­ся, что это на 1,1 гра­ду­са выше, чем в доин­ду­стри­аль­ную эпо­ху (до 1750 года).

Экс­пер­ты напо­ми­на­ют, что в отдель­ных рай­о­нах на юге Евро­пы, вклю­чая Ита­лию, а так­же в Север­ной Афри­ке, неко­то­рых обла­стях на восто­ке и юге Афри­ки, в ази­ат­ской части Рос­сий­ской Феде­ра­ции «было рекорд­но теп­ло». В то же вре­мя в севе­ро-запад­ной части США и запад­ной части Кана­ды было более про­хлад­но, чем обыч­но.

Тем не менее, пери­од с 2013 по 2017 год «ста­нет самым теп­лым пяти­лет­ним пери­о­дом в исто­рии наблю­де­ний» со сред­ним зна­че­ни­ем тем­пе­ра­тур, по пред­ва­ри­тель­ным дан­ным, на 0,4 гра­ду­са выше, чем с 1981 по 2010 год, и на 1,03 гра­ду­са выше, чем в доин­ду­стри­аль­ную эпо­ху.

Тают льды, свирепствуют циклоны

С янва­ря по сен­тябрь 2017 года «про­тя­жен­но­сть арк­ти­че­ско­го льда была зна­чи­тель­но ниже сред­не­го уров­ня», а в тече­ние пер­вых четы­рех меся­цев года она была «рекорд­но малой», ука­зы­ва­ют экс­пер­ты. В сен­тяб­ре льда было мень­ше на 25–31%, чем в сред­нем в 1981–2010 годах, и это один из вось­ми наи­мень­ших пока­за­те­лей за всю исто­рию наблю­де­ний. Про­тя­жен­но­сть антарк­ти­че­ско­го льда с нача­ла нынеш­не­го года так­же была зна­чи­тель­но ниже сред­них зна­че­ний.

Что каса­ет­ся снеж­но­го покро­ва в Север­ном полу­ша­рии, то его пло­ща­дь состав­ля­ла 10,54 млн кв. км, что «близ­ко к меди­ан­но­му зна­че­нию за пери­од спут­ни­ко­вых наблю­де­ний с 1967 по 2017 год».

В ВМО обра­ща­ют вни­ма­ние на высо­кую актив­но­сть тро­пи­че­ских цик­ло­нов в Север­ной Атлан­ти­ке. В сен­тяб­ре был зафик­си­ро­ван самый высо­кий за всю исто­рию наблю­де­ний индекс акку­му­ли­ро­ван­ной энер­гии цик­ло­нов, пред­став­ля­ю­щий собой пока­за­тель их сово­куп­ной интен­сив­но­сти и про­дол­жи­тель­но­сти. По мне­нию экс­перт­ной груп­пы ВМО, «суще­ству­ет веро­ят­но­сть того, что вызы­ва­е­мое дея­тель­но­стью чело­ве­ка изме­не­ние кли­ма­та при­во­дит к боль­шей интен­сив­но­сти осад­ков». Тем не менее, спе­ци­а­ли­сты обра­ща­ют вни­ма­ние на «отсут­ствие чет­ких сви­де­тель­ств того, что изме­не­ние кли­ма­та при­во­дит к более или менее часто­му воз­ник­но­ве­нию мед­лен­но пере­ме­ща­ю­щих­ся и выхо­дя­щих на сушу ура­га­нов, таких, как «Хар­ви».

Признаки изменения климата

Пер­вые девять меся­цев нынеш­не­го года запом­нят­ся не толь­ко жарой, но и холо­да­ми. Силь­ные сне­го­па­ды про­шли в июле в Арген­ти­не. Тем­пе­ра­ту­ра в горо­де Бари­ло­че 16 июля опу­сти­лась до минус 25,4 гра­ду­са, что на 4,3 гра­ду­са ниже ранее заре­ги­стри­ро­ван­но­го там тем­пе­ра­тур­но­го мини­му­ма. Необыч­но холод­ная пого­да сто­я­ла так­же в нача­ле июля на юго-восто­ке Австра­лии: в Кан­бер­ре стол­бик тер­мо­мет­ра достиг отмет­ки минус 8,7 гра­ду­са – это самая низ­кая тем­пе­ра­ту­ра с 1971 года. В нача­ле фев­ра­ля необыч­но холод­но было в реги­о­не Пер­сид­ско­го зали­ва и на Ближ­нем Восто­ке. А Соеди­нен­ные Шта­ты пере­жи­ли самый актив­ный с 2011 года сезон тор­на­до: с янва­ря по авгу­ст их было заре­ги­стри­ро­ва­но, по пред­ва­ри­тель­ным дан­ным, 1 тыс. 321.

«Мы ста­ли сви­де­те­ля­ми необы­чай­ной пого­ды, вклю­чая тем­пе­ра­ту­ры, пре­вы­ша­ю­щие 50 гра­ду­сов Цель­сия в Азии, рекорд­ные ура­га­ны в Кариб­ском бас­сей­не и Атлан­ти­ке, достиг­шие бере­гов Ирлан­дии, раз­ру­ши­тель­ные мус­сон­ные навод­не­ния, ока­зав­шие воз­дей­ствие жиз­нь мно­гих мил­ли­о­нов людей, и непре­кра­ща­ю­щу­ю­ся засу­ху в Восточ­ной Афри­ке», – заявил гене­раль­ный сек­ре­тарь ВМО Пет­те­ри Таа­лас. Мно­гие из этих явле­ний, под­черк­нул он, пред­став­ля­ют собой «явный при­знак изме­не­ния кли­ма­та, вызван­но­го уве­ли­че­ни­ем кон­цен­тра­ций пар­ни­ко­вых газов в резуль­та­те дея­тель­но­сти чело­ве­ка».