Какую роль кардиология играет в медицине

Главный кардиолог Мытищинского района Георгий Юрьевич АТАРОВ

Интер­вью

Спе­ци­аль­ный кор­ре­спон­дент «Дело­во­го Мира» Андрей ЕВСТИГНЕЕВ бесе­до­вал с заве­ду­ю­щим кар­дио­ло­ги­че­ско­го отде­ле­ния Мыти­щин­ской город­ской кли­ни­че­ской боль­ни­цы вра­чом выс­шей кате­го­рии, кан­ди­да­том меди­цин­ских наук, глав­ным кар­дио­ло­гом Мыти­щин­ско­го рай­о­на Геор­ги­ем Юрье­ви­чем АТАРОВЫМ.

Я бы ска­зал, кар­дио­ло­гия дей­стви­тель­но зани­ма­ет в меди­ци­не осо­бое поло­же­ние. Орга­низм, весь цели­ком, нель­зя рас­смат­ри­вать, как систе­му само­сто­я­тель­ных орга­нов. Но тем не менее, серд­це у нас одно, и от его состо­я­ния зави­сит, как чело­век будет себя чув­ство­вать в целом. Мы можем забо­леть грип­пом, про­сту­дить поч­ки, под­хва­тить вос­па­ле­ние лёг­ких, забо­леть язвен­ной болез­нью… Но силь­нее все­го чело­век ощу­ща­ет себя боль­ным, когда у него болит имен­но серд­це. — начал Геор­гий Юрье­вич.

2015-й год в Рос­сии про­хо­дил под эги­дой борь­бы с сер­деч­но-сосу­ди­сты­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, и меди­ки поста­ра­лись при­влечь вни­ма­ние к тому фак­ту, что, если мы хотим быть здо­ро­вой наци­ей, надо вести соот­вет­ству­ю­щий образ жиз­ни, плюс вовре­мя заме­чать непо­лад­ки в орга­низ­ме. Пото­му что зача­стую вопрос вре­ме­ни опре­де­ля­ет эффек­тив­но­сть того лече­ния, кото­рое будет при­ме­не­но.

Да, в кар­дио­ло­гии появ­ля­ют­ся целые груп­пы новых пре­па­ра­тов, новые воз­мож­но­сти и тех­но­ло­гии. Если, напри­мер, трид­цать лет назад чело­ве­ку при инфарк­те нуж­но было лежать в посте­ли, не вста­вая, неде­ли две-три, то тепе­рь после про­ве­де­ния свое­вре­мен­ной и совре­мен­ной про­це­ду­ры лече­ния чело­век на вто­рой день может встать; не при­сту­пить к рабо­те, конеч­но, но встать и дви­гать­ся, как буд­то ниче­го не слу­чи­лось.

У нас в Под­мос­ко­вье созда­на сеть сосу­ди­стых цен­тров, кото­рые зани­ма­ют­ся лече­ни­ем забо­ле­ва­ний и серд­ца, и сосу­дов, име­ют­ся в виду имен­но те забо­ле­ва­ния, кото­рые ведут к наи­боль­шей инва­ли­ди­за­ции, то есть инфарк­ты и инсуль­ты. Насколь­ко они эффек­тив­но сра­бо­та­ют, настоль­ко каче­ствен­ную помо­щь чело­век полу­чит. Но про­бле­ма в том, что люди недо­ста­точ­но инфор­ми­ро­ва­ны. Даже вра­чи в поли­кли­ни­ках и ста­ци­о­на­рах обла­сти не все­гда, к сожа­ле­нию, зна­ют, насколь­ко быст­ро надо сори­ен­ти­ро­вать­ся и куда отпра­вить боль­но­го. А это суще­ствен­но ска­зы­ва­ет­ся на эффек­тив­но­сти лече­ния, а в конеч­ном счё­те — на жиз­ни чело­ве­че­ской! Пото­му что, если вре­мя упу­ще­но, вос­ста­но­вить здо­ро­вье прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

- Мне кажет­ся, кар­дио­ло­гия, как, навер­ное, ника­кая дру­гая отрасль меди­ци­ны, не огра­ни­чи­ва­ет­ся рам­ка­ми лечеб­но­го учре­жде­ния и спе­ци­а­ли­за­ции. Мало того, что в самом лече­нии при­ни­ма­ет уча­стие боль­шая коман­да: хирур­ги, кар­дио­ло­ги, дие­то­ло­ги, спе­ци­а­ли­сты по лечеб­ной физ­куль­ту­ре… но боль­но­го надо вовре­мя при­вез­ти, боль­ной вооб­ще дол­жен знать, что про­ис­хо­дит, то есть нуж­на какая-то про­фи­лак­ти­че­ская и про­све­ти­тель­ская рабо­та… Какие вооб­ще служ­бы долж­ны быть задей­ство­ва­ны, что­бы в слу­чае несча­стья боль­ной вышел потом, после лече­ния, здо­ро­вым чело­ве­ком?

- Пра­виль­но, долж­на рабо­тать имен­но коман­да. Коман­да, име­ет­ся в виду, не толь­ко в ста­ци­о­на­ре, куда боль­ной посту­па­ет. Здесь, поми­мо кар­дио­ло­га, кото­рый будет его лечить, и реани­ма­то­ло­га, кото­рые при­ни­ма­ют его в пер­вые часы и ста­ра­ют­ся мини­ми­зи­ро­вать нега­тив­ные послед­ствия для орга­низ­ма, рабо­та­ет коман­да рент­ген-хирур­гов, кото­рые про­во­дят уни­каль­ные и очень слож­ные и ответ­ствен­ные про­це­ду­ры. От того, как быст­ро их про­ве­дут, зави­сит и зона повре­жде­ния мио­кар­да, и быст­ро­та вос­ста­нов­ле­ния. Если кро­во­ток вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся в пер­вые несколь­ко часов (опти­маль­но — это один-два часа от нача­ла при­сту­па), то риск ослож­не­ний будет мень­ше, а эффек­тив­но­сть лече­ния, соот­вет­ствен­но, уве­ли­чи­ва­ет­ся.

Поми­мо той коман­ды, кото­рая участ­ву­ет в спа­се­нии боль­но­го в ста­ци­о­на­ре и вклю­ча­ет, как я ска­зал, кар­дио­ло­га, рент­ген-хирур­га и реани­ма­то­ло­га, а так­же вспо­мо­га­тель­ные служ­бы в виде диа­гно­сти­ков (уль­тра­зву­ко­вое иссле­до­ва­ние и дру­гие), физио­те­ра­пев­тов, спе­ци­а­ли­стов по лечеб­ной физ­куль­ту­ре и так далее, есть и дру­гие, от кого напря­мую зави­сят здо­ро­вье и жиз­нь боль­но­го. Это вра­чи «ско­рой помо­щи», кото­рые при­ез­жа­ют на вызов и долж­ны вовре­мя сори­ен­ти­ро­вать­ся в экс­трен­ной ситу­а­ции, когда чело­ве­ку вне­зап­но ста­ло пло­хо и тре­бу­ет­ся помо­щь. Важ­но, что­бы они пра­виль­но поста­ви­ли пред­ва­ри­тель­ный диа­гноз или запо­до­зри­ли его и доста­ви­ли боль­но­го имен­но в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный ста­ци­о­нар, где ему мож­но ока­зать ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную совре­мен­ную помо­щь, как, в част­но­сти, в нашей боль­ни­це. Не любая боль­ни­ца это дела­ет, а толь­ко спе­ци­аль­ные цен­тры, кото­рые сей­час актив­но откры­ва­ют­ся по все­му Под­мос­ко­вью.

То есть всё зави­сит от вра­ча «ско­рой помо­щи», кото­рая достав­ля­ет боль­но­го, и от коман­ды, кото­рая встре­ча­ет его в ста­ци­о­на­ре.

И, если мы гово­рим о здо­ро­вье нации, то сто­ит ска­зать о рабо­те, кото­рая долж­на про­во­дить­ся задол­го до экс­трен­но­го слу­чая и вызо­ва «ско­рой», на эта­пе поли­кли­ни­ки. Паци­ен­тов долж­ны гра­мот­но обу­чать, на что сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние, на дис­пан­се­ри­за­ции выяв­лять паци­ен­тов с фак­то­ра­ми риска, то есть рабо­тать на пре­ду­пре­жде­ние забо­ле­ва­ний, ведь, как извест­но, любое забо­ле­ва­ние лег­че пре­ду­пре­дить, чем лечить. Лече­ние и эко­но­ми­че­ски, конеч­но, доро­же про­фи­лак­ти­ки, и, к тому же, при всех ста­ра­ни­ях меди­ков, такие серьёз­ные неду­ги часто при­во­дят к инва­ли­ди­за­ции.

Поэто­му, чем боль­ше будет инфор­ма­ции о том, на что чело­век дол­жен обра­тить вни­ма­ние, тем мень­ше будет рас­те­рян­но­сти в кри­ти­че­ской ситу­а­ции; более того, если знать те при­зна­ки и ощу­ще­ния, кото­рые могут быть свя­за­ны с забо­ле­ва­ни­я­ми серд­ца, такой ситу­а­ции вооб­ще мож­но избе­жать, вовре­мя обра­тив­шись за помо­щью.

Если рас­смат­ри­вать вопрос сни­же­ния забо­ле­ва­е­мо­сти, то каче­ство лече­ния в ста­ци­о­на­ре отно­сит­ся толь­ко к боль­ным с уже име­ю­щи­ми­ся про­бле­ма­ми. Если же мы гово­рим о про­бле­ме в целом, то есть о сни­же­нии коли­че­ства стра­да­ю­щих дан­ным кон­крет­ным забо­ле­ва­ни­ем, в част­но­сти, забо­ле­ва­ни­я­ми серд­ца, это боль­ше каса­ет­ся поли­кли­ни­че­ско­го эта­па, то есть ран­не­го выяв­ле­ния и пре­ду­пре­жде­ния. Это и выяв­ле­ние паци­ен­тов с фак­то­ра­ми риска, и широ­кое опо­ве­ще­ние о необ­хо­ди­мых зна­ни­ях в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции. Толь­ко тогда мы можем с этим эффек­тив­но бороть­ся. В ста­ци­о­нар паци­ент посту­па­ет уже в край­не тяжё­лом состо­я­нии и здесь уже никак нель­зя повли­ять на ситу­а­цию и сде­лать так, что­бы он не забо­лел. К сожа­ле­нию, и выле­чить всех нель­зя, и инфаркт — такое забо­ле­ва­ние, кото­рое не все могут пере­не­сти.

- Мож­но при­ве­сти при­мер, что в послед­ние годы дела­ет­ся в этом направ­ле­нии? Имен­но для реше­ния про­бле­мы в целом?

- Если мы, опять же, гово­рим о каче­стве помо­щи, ока­зы­ва­е­мой насе­ле­нию, то оно скла­ды­ва­ет­ся из несколь­ких фак­то­ров. Во-пер­вых, преж­де все­го, это доступ­но­сть такой необ­хо­ди­мой помо­щи. Во-вто­рых, это каче­ствен­ный и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный пер­со­нал, кото­рый её осу­ществ­ля­ет. В-тре­тьих, то, насколь­ко эта помо­щь соот­вет­ству­ет совре­мен­ным тен­ден­ци­ям. И, нако­нец, самое глав­ное — эта помо­щь долж­на ока­зы­вать­ся свое­вре­мен­но. Если мы будем дол­го ста­вить диа­гноз, дол­го достав­лять паци­ен­та — то ни о каком каче­стве речь уже не идёт. Если у нас всё это есть, мы ока­зы­ва­ем каче­ствен­ную помо­щь.

Если гово­рить о Под­мос­ко­вье, то несколь­ко лет назад цен­тры, кото­рые могли ока­зы­вать такую помо­щь, мож­но было посчи­тать по паль­цам одной руки. Сей­час их две­на­дцать и это чис­ло рас­тёт. Все они обо­ру­до­ва­ны совре­мен­ным доро­го­сто­я­щим обо­ру­до­ва­ни­ем, в них спе­ци­аль­но наби­ра­ют­ся ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные кад­ры.

Про­блем, конеч­но, ещё мно­го, и не сто­ит забы­вать, что меди­ци­на — это отрасль, в кото­рой всё ком­мер­ци­а­ли­зи­ро­вать нель­зя. Конеч­но, кому-то это­го хоте­лось бы, и неко­то­рые учре­жде­ния функ­ци­о­ни­ру­ют на ком­мер­че­ской осно­ве… но всё-таки в меди­ци­не важ­но при­зва­ние. Идти в меди­ци­ну про­сто для того, что­бы зара­бо­тать денег — это недо­стой­но. Наша меди­ци­на на это не рас­счи­та­на. Она дер­жит­ся не на ком­мер­сан­тах, а на тех людях, кото­рые идут сюда по при­зва­нию и, несмот­ря ни на что, дела­ют свою рабо­ту каче­ствен­но.

- А для Вас кар­дио­ло­гия что зна­чит? Поче­му имен­но ей Вы посвя­ти­ли свой выбор в меди­ци­не?

Кар­дио­ло­гия — это мой осо­знан­ный выбор. В инсти­тут я тоже посту­пил не «по при­нуж­де­нию». И уже при поступ­ле­нии выбрал кар­дио­ло­гию, как наи­бо­лее инте­рес­ную для меня отрасль меди­ци­ны. И за два­дцать лет рабо­ты в кар­дио­ло­гии я в ней не разо­ча­ро­вал­ся.

Боль­шое спа­си­бо, Геор­гий Юрье­вич, за бесе­ду.