Полезная настороженность: как на Сахалине усиливают борьбу с раком

© Донат Сорокин/ТАСС

По дан­ным гла­вы мин­здра­ва Саха­лин­ской обла­сти, смерт­но­сть от онко­ло­гии в реги­о­не одна из самых высо­ких в Рос­сии. Что­бы пере­ло­мить ситу­а­цию, к откры­тию гото­вит­ся новей­ший хирур­ги­че­ский цен­тр

4 фев­ра­ля объ­яв­ле­но Все­мир­ным днем борь­бы с рако­вы­ми забо­ле­ва­ни­я­ми. Меж­ду­на­род­ный союз борь­бы про­тив рака про­во­дит его под лозун­гом «Мы можем. Я могу», под­ра­зу­ме­вая, что каж­дый чело­век спо­со­бен вне­сти свой вклад в это дело, пусть даже он не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к меди­ци­не.

Глав­ный врач Саха­лин­ско­го област­но­го онко­ло­ги­че­ско­го дис­пан­се­ра Вик­тор Ли борет­ся с раком каж­дый день по дол­гу служ­бы. Ситу­а­ция с онко­ло­ги­че­ски­ми забо­ле­ва­ни­я­ми в реги­о­не непро­стая. Недав­но мини­стр здра­во­охра­не­ния реги­о­на Алек­сей Пак при­знал, что смерт­но­сть от рака в обла­сти рас­тет. Основ­ные при­чи­ны – вра­чи позд­но выяв­ля­ют рак, а сами паци­ен­ты до воз­ник­но­ве­ния серьез­ных про­блем со здо­ро­вьем не заду­мы­ва­ют­ся о том, что­бы про­ве­рить­ся на нали­чие онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний.

— Конеч­но, у нас в онко­дис­пан­се­ре в Южно-Саха­лин­ске рак на ран­них ста­ди­ях выяв­ля­ет­ся луч­ше, чем в око­ло­ги­че­ских служ­бах рай­о­нов, да и лечеб­ная дея­тель­но­сть у нас хоро­шая. А вот в рай­о­нах пер­вич­ной зве­но вра­чей недо­ра­ба­ты­ва­ет, — объ­яс­ня­ет ситу­а­цию Вик­тор Ли.

Впро­чем, онко­ло­ги отме­ча­ют, что позд­няя выяв­ля­е­мо­сть рака, недо­ста­точ­ная ква­ли­фи­ка­ция неко­то­рых тера­пев­тов и без­от­вет­ствен­ное отно­ше­ние к здо­ро­вью самих паци­ен­тов — про­бле­мы не локаль­ные. Это то, что меша­ет более эффек­тив­но бороть­ся с раком как в дру­гих рос­сий­ских реги­о­нах, так и во мно­гих стра­нах мира.

 Онконастороженность

— Док­то­ра пер­вич­но­го зве­на суже­ны в сво­ей дея­тель­но­сти: тера­певт лечит язву, гастрит, но поче­му-то свое­вре­мен­но не заду­мы­ва­ет­ся, что язва может пре­вра­тить­ся в рак, что это не гастрит, а уже онко­ло­ги­че­ский про­цесс. Он рабо­та­ет толь­ко по сво­ей спе­ци­а­ли­за­ции. Спе­ци­а­ли­стам пер­вич­но­го зве­на либо не хва­та­ет про­фес­си­о­наль­но­го опы­та, прак­ти­че­ских зна­ний,  либо у них при­ту­пи­лось такое поня­тие, как онко­на­сто­ро­жен­но­сть, — гово­рит Ли.

По его мне­нию, гово­рить паци­ейн­та, что онко­ло­гия — при­го­вор, нель­зя. Надо оце­ни­вать ситу­а­цию как она есть.

— Гля­дя на исто­рию болез­ни, док­тор дол­жен пони­мать: I–II ста­дии изле­чи­мы, здесь нет необ­ра­ти­мых про­цес­сов. Необ­хо­ди­мо зани­мать­ся с пер­вич­ны­ми зве­нья­ми, что­бы они могли адек­ват­но рабо­тать с паци­ен­том и оце­ни­вать саму болез­нь, от кото­рой пыта­ют­ся огра­дить­ся, — заяв­ля­ет Ли и добав­ля­ет, что на Саха­ли­не раз­ра­бо­тан план по повы­ше­нию уров­ня про­фес­си­о­на­лиз­ма вра­чей пер­вич­но­го зве­на.

Тера­певт лечит язву, гастрит, но поче­му-то свое­вре­мен­но не заду­мы­ва­ет­ся, что язва может пре­вра­тить­ся в рак, что это не гастрит, а уже онко­ло­ги­че­ский про­цесс. Док­то­рам пер­вич­но­го зве­на либо не хва­та­ет прак­ти­че­ских зна­ний, либо у них при­ту­пи­лось такое поня­тие, как онко­на­сто­ро­жен­но­сть Вик­тор Ли глав­врач Саха­лин­ско­го област­но­го онко­дис­пан­се­ра

Перед област­ным онко­дис­пан­се­ром сто­ит зада­ча дать вра­чам в рай­о­нах допол­ни­тель­ные зна­ния, научить видеть пато­ло­ги­че­ские изме­не­ния в зачат­ке. Сей­час каж­дый рай­он и город­ская поли­кли­ни­ка закреп­ле­ны за онко­ло­гом-кура­то­ром. Они будут кон­суль­ти­ро­вать спе­ци­а­ли­стов как из Южно-Саха­лин­ска, так из муни­ци­па­ли­те­тов. Выез­жать в рай­он, садить­ся за стол и на месте объ­яс­нять, как смот­реть паци­ен­та, рабо­тать с доку­мен­та­ци­ей.

Кро­ме того, в про­грам­мы кур­сов повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции меди­цин­ских работ­ни­ков реко­мен­до­ва­но вклю­чить более деталь­ное про­ве­де­ние кур­са по диа­гно­сти­ке онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний.

— Мы ста­ра­ем­ся повер­нуть созна­ние вра­ча — про­яв­лять онко­на­сто­ро­жен­но­сть, не про­пус­кать при­зна­ки рака в любой пато­ло­гии. Сей­час рак, к сожа­ле­нию, помо­ло­дел, и об этом нуж­но знать, пом­нить и думать все­гда, — гово­рит Ли.

Байрэдс и Батеста на службе у врачей

— У нас очень хоро­шее тех­ни­че­ское осна­ще­ние даже по срав­не­нию с феде­раль­ны­ми цен­тра­ми. Мож­но сме­ло гово­рить о том, что диа­гно­сти­че­ская тех­ни­ка соот­вет­ству­ет миро­вым стан­дар­там. Уров­ню наше­го осна­ще­ния зави­ду­ют дру­гие реги­о­ны. Напри­мер, у нас в обла­сти, где про­жи­ва­ет око­ло 500 тыс. чело­век, 23 мам­мо­гра­фа. Такое же коли­че­ство мам­мо­гра­фов в Нов­го­род­ской или Ленин­град­ской обла­сти, где чис­лен­но­сть насе­ле­ния гораз­до боль­ше, — рас­ска­зы­ва­ет Вик­тор Ли.

Он счи­та­ет: раз есть такая тех­ни­ка, то  вра­чи, кото­рые на ней рабо­та­ют, долж­ны адек­ват­но помо­гать док­то­рам.

— Когда рент­ге­но­лог пишет заклю­че­ние, а вни­зу при­пис­ка, что это не диа­гноз, а диа­гноз дол­жен интер­пре­ти­ро­вать врач, напра­вив­ший на иссле­до­ва­ние, это гово­рит о сла­бо­сти док­то­ра. Тот, кто ее дела­ет, рас­пи­сы­ва­ет­ся в сво­ем непро­фес­си­о­на­лиз­ме, — заяв­ля­ет глав­врач онко­цен­тра.

По его сло­вам, сей­час в обя­зан­но­сти рент­ге­но­ло­гов, спе­ци­а­ли­стов, опи­сы­ва­ю­щих мамо­гра­фи­че­ские сним­ки, вра­чей УЗИ вхо­дит ответ­ствен­но­сть за заклю­че­ние.

— Вы док­тор, ста­ви­те диа­гноз, у вас совер­шен­ная тех­ни­ка, и вам долж­ны верить кол­ле­ги! Не надо пере­кла­ды­вать свою ответ­ствен­но­сть на вра­чей-кли­ни­ци­стов, кото­рые не явля­ют­ся диа­гно­ста­ми, — рас­суж­да­ет он.

— Мы изу­чи­ли и внед­ри­ли в Южно-Саха­лин­ске, а тепе­рь рас­про­стра­ня­ем в рай­о­нах систе­му опи­са­ния луче­вых иссле­до­ва­ний молоч­ных желез по систе­ме Бай­р­эдс (Bi-RADS), кото­рая актив­но при­ме­ня­ет­ся во всем мире. Она шести­ка­те­го­рий­ная и пока­зы­ва­ет нор­му или откло­не­ние от нее. Пер­вая-вто­рая кате­го­рии — нор­ма, тре­тья — кон­троль, чет­вер­тая, пятая, шестая — рако­вый про­цесс. Сей­час в област­ной онко­дис­пан­сер на уче­бу при­ез­жа­ют рент­ге­но­ло­ги и вра­чи УЗИ, что­бы в даль­ней­шем актив­но рабо­тать по этой систе­ме, — рас­ска­зы­ва­ет Ли.

Он пояс­ня­ет, что рань­ше писа­ли вити­е­ва­тые заклю­че­ния.

— Напри­мер, отку­да неспе­ци­а­ли­сту знать, что такое фиб­роз­но-кистоз­ная дис­пла­зия. Сло­ва некра­си­вые и непо­нят­ные, а то, что непо­нят­но, все­гда пуга­ет: дума­ешь, что боль­но­го надо взять на кон­троль. Но когда эта фра­за будет допол­не­на Бай­р­эдс — 1–2, а это нор­ма, все ста­но­вит­ся понят­но, — гово­рит глав­врач.

Такая же систе­ма у цито­ло­гов, гово­рит Ли. У них она назы­ва­ет­ся Бете­сда. Цито­ло­ги, когда пишут по Бете­сда, опре­де­ля­ют кате­го­рии: пер­вая — нор­ма, более высо­кие — кон­троль либо про­цесс, похо­жий на рак.

— Эти нов­ше­ства могут улуч­шить дея­тель­но­сть наших вра­чей, повы­сить их каче­ство, про­фес­си­о­на­лизм, ответ­ствен­но­сть, при­влечь спе­ци­а­ли­стов к диа­гно­сти­ке рако­во­го забо­ле­ва­ния, — рас­суж­да­ет Ли.

Передовые технологии

— Если вер­нуть­ся к циф­рам, то дея­тель­но­сть учре­жде­ния харак­те­ри­зу­ют не толь­ко пока­за­те­ли забо­ле­ва­е­мо­сти и смерт­но­сти. Есть ста­ти­сти­ка, кото­рая пока­зы­ва­ет повы­ше­ние про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни боль­ных. Так вот, пока­за­тель 5-лет­ней выжи­ва­е­мо­сти от момен­та уста­нов­ле­ния диа­гно­за у нас на дан­ный момент под­нял­ся на 2% — до 48%. Это поло­жи­тель­ный резуль­тат, — отме­ча­ет Ли.По его сло­вам, сего­дня Саха­лин­ский онко­дис­пан­сер ока­зы­ва­ет каче­ствен­ную опе­ра­тив­ную  и луче­вую помо­щь, химио­те­ра­пию.

— Если гово­рить о химио­те­ра­пии, то мы при­ме­ня­ем такие лечеб­ные схе­мы, кото­рые исполь­зу­ют­ся в веду­щей миро­вой прак­ти­ке, но из-за высо­кой сто­и­мо­сти меди­ка­мен­тов боль­шин­ство дру­гих реги­о­нов не могут себе это­го поз­во­лить.  Напри­мер, Саха­лин — один из немно­гих субъ­ек­тов в Рос­сии, где лечат рак желуд­ка пре­па­ра­том Гер­цеп­тин. Актив­ное при­ме­не­ние это­го сред­ства при­влек­ло вни­ма­ние к нам пред­ста­ви­те­лей науч­но­го мира, нас при­гла­ша­ют к сотруд­ни­че­ству, идет актив­ный обмен опы­том, тех­но­ло­ги­я­ми, — рас­ска­зал глав­врач.

Новые операционные

В пер­вом квар­та­ле 2017 года в Саха­лин­ском област­ном онко­дис­пан­се­ре вве­дут в экс­плу­а­та­цию новый опе­ра­ци­он­ный кор­пус.

— Это трех­этаж­ное зда­ние, на пер­вом эта­же раз­ме­стит­ся цен­траль­ное сте­ри­ли­за­ци­он­ное отде­ле­ние, кото­рое будет обес­пе­чи­вать всю нашу боль­ни­цу, а может, и смеж­ные учре­жде­ния необ­хо­ди­мым сте­риль­ным мате­ри­а­лом для опе­ра­тив­ной дея­тель­но­сти (хирур­ги­че­ское белье, инстру­мен­ты), — рас­ска­зы­ва­ет Ли.

На вто­ром эта­же будут рас­по­ла­гать­ся диа­гно­сти­че­ские служ­бы. В част­но­сти, пато­мор­фо­ло­ги­че­ская, имму­но­ги­сто­хи­ми­че­ская, цито­ло­ги­че­ская служ­бы, отде­ле­ние луче­вой диа­гно­сти­ки, рент­ген, каби­не­ты уль­тра­зву­ко­вой диа­гно­сти­ки и ком­пью­тер­ной томо­гра­фии. На тре­тьем — опе­ра­ци­он­ный блок: шесть опе­ра­ци­он­ных, три из кото­рых инте­гри­ро­ван­ные, а одна гибрид­ная с нали­чи­ем ангио­гра­фи­че­ской стой­ки.

— Инте­гри­ро­ван­ные опе­ра­ци­он­ные отли­ча­ют­ся от обыч­ных тем, что все, что в них есть — эндо­ско­пи­че­ские при­бо­ры, видео­си­сте­мы, опе­ра­ци­он­ный стол, вен­ти­ля­ция, осве­ще­ние — ори­ен­ти­ро­ва­но на одно­го поль­зо­ва­те­ля, кото­рый может само­сто­я­тель­но управ­лять ими с цен­траль­но­го места. Кро­ме того, все это объ­еди­не­но в обшир­ную аудио­ви­зу­аль­ную сеть с име­ю­щи­ми­ся неогра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми про­ве­де­ния теле­хи­рур­гии, видео­кон­фе­рен­ций, семи­на­ров как внут­ри учре­жде­ния, так и за его пре­де­ла­ми. В даль­ней­шем опе­ра­ци­он­ные будут местом для про­ве­де­ния  мастер-клас­сов, — ска­зал Ли.

Стро­и­тель­ство кор­пу­са уже завер­ше­но. Реша­ют­ся тех­ни­че­ские момен­ты, тести­ру­ет­ся систе­ма вен­ти­ля­ции, рабо­та­ют про­ти­во­по­жар­ная служ­ба. Пока кор­пус не вве­ден в экс­плу­а­та­цию, хирур­ги онко­дис­пан­це­ра повы­ша­ют про­фес­си­о­наль­ное мастер­ство. В част­но­сти, осва­и­ва­ют тех­ни­ку мало­ин­ва­зив­ных опе­ра­ций.

— В меди­цин­ской сре­де инфор­ма­ция об откры­тии ново­го кор­пу­са на Саха­ли­не уже разо­шлась. Мы сей­час полу­ча­ем заяв­ки от моло­дых спе­ци­а­ли­стов из раз­ных реги­о­нов Даль­не­го Восто­ка, жела­ю­щих рабо­тать в нашей боль­ни­це. Но пока хирур­ги­че­ский ком­плекс не будет вве­ден в строй, отве­тить им не можем. Наша зада­ча — открыть его в пер­вом  квар­та­ле 2017 года, — резю­ми­ро­вал глав­врач.

Ири­на Бай­бар­за