Трое русских над полюсом: как «разболтанный командир» Чкалов стал героем

Георгий Байдуков, Валерий Чкалов и Александр Беляков © Виктор Темин/ТАССГеоргий Байдуков, Валерий Чкалов и Александр Беляков © Виктор Темин/ТАСС

Первый беспосадочный полет из Москвы в Америку через Северный полюс был совершен экипажем Валерия Чкалова 80 лет назад

18 июня 1937 года в 4 часа 4 мину­ты утра со Щел­ков­ско­го аэро­дро­ма по марш­ру­ту Москва – Север­ный полюс – Сан-Фран­цис­ко стар­то­вал само­лет АНТ-25. Эки­паж в соста­ве пило­тов Вале­рия Чка­ло­ва и Геор­гия Бай­ду­ко­ва, а так­же штур­ма­на Алек­сандра Беля­ко­ва наме­ре­вал­ся не толь­ко про­ло­жить крат­чай­ший путь в Аме­ри­ку, совер­шив пер­вый в исто­рии бес­по­са­доч­ный пере­лет через Север­ный полюс, но и побить миро­вой рекорд по даль­но­сти поле­та. План уда­лось выпол­нить лишь напо­ло­ви­ну.

Махнуть в Сан-Франциско

Гово­рят, что идея о даль­них пере­ле­тах роди­лась у само­го Ста­ли­на. Но «вождю наро­дов» каких толь­ко идей ни при­пи­сы­ва­ют. Досто­вер­но же извест­но дру­гое: осе­нью 1931 года с про­ше­ни­ем о про­ек­ти­ро­ва­нии и построй­ке само­ле­та для поби­тия самых пре­стиж­ных авиа­ци­он­ных рекор­дов в пра­ви­тель­ство обра­тил­ся авиа­кон­струк­тор Андрей Тупо­лев. 7 декаб­ря было при­ня­то поло­жи­тель­ное реше­ние.

В то вре­мя в мире авиа­ции гос­под­ство­ва­ли фран­цу­зы, им при­над­ле­жа­ли наи­бо­лее зна­чи­мые рекор­ды, в том числе по даль­но­сти бес­по­са­доч­но­го пере­ле­та. Немец­кая авиа­ци­он­ная про­мыш­лен­но­сть после Пер­вой миро­вой вой­ны попа­ла под серьез­ные огра­ни­че­ния по Вер­саль­ско­му дого­во­ру, англи­ча­не не слиш­ком инте­ре­со­ва­лись воз­душ­ным фло­том, а аме­ри­кан­цев забо­ти­ло раз­ви­тие сети внут­рен­них ком­мер­че­ских пере­ле­тов.

22 июня 1933 года кра­са­вец АНТ-25, спе­ци­аль­но создан­ный для поле­тов на даль­но­сть, впер­вые под­нял­ся в воз­дух. Выгля­дел само­лет непри­выч­но, посколь­ку раз­мах кры­льев в 2,5 раза пре­вы­шал дли­ну фюзе­ля­жа. В кры­льях нахо­ди­лись багаж­ные отсе­ки и гро­мад­ные топ­лив­ные баки дли­ной 7 мет­ров, в кото­рых поме­ща­лось 3500 лит­ров топ­ли­ва. Дви­га­тель имел мощ­но­сть в 900 л.с. Для срав­не­ния – на раз­ра­бо­тан­ном Тупо­ле­вым чуть рань­ше пас­са­жир­ском АНТ-9 сто­я­ли дви­га­те­ли в 230 л.с.

Одно­вре­мен­но с испы­та­ни­я­ми само­ле­та нача­лось стро­и­тель­ство спе­ци­аль­ной взлет­ной поло­сы. При­шлось не толь­ко выкла­ды­вать бетон­ны­ми пли­та­ми поло­су дли­ной 1,8 км, но и стро­ить спе­ци­аль­ную гор­ку высо­той 12 мет­ров, с кото­рой начи­нал­ся раз­бег. Кро­ме того, око­ло 2000 крас­но­ар­мей­цев потра­ти­ли нема­ло вре­ме­ни на то, что­бы срыть холм, нахо­див­ший­ся уже за пре­де­ла­ми аэро­дро­ма, но пря­мо на пути мед­лен­но наби­рав­ше­го высо­ту само­ле­та. Для того, что­бы под­нять­ся все­го на 500 мет­ров, 11-тон­ный АНТ-25 дол­жен был про­ле­теть око­ло 50 кило­мет­ров!

Пер­вым о пере­ле­те через Север­ный полюс заду­мал­ся Сигиз­мунд Лева­нев­ский – лет­чик, полу­чив­ший все­со­юз­ную сла­ву и звез­ду Героя Совет­ско­го Сою­за за уча­стие в спа­се­нии эки­па­жа застряв­ше­го в арк­ти­че­ских льдах паро­хо­да «Челюс­кин».

Об этом упо­мя­нул в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях штур­ман Алек­сан­др Беля­ков. Как-то в раз­го­во­ре с ним Лева­нев­ский неожи­дан­но сказал:.«Хочу пред­ло­жить само­лет Тупо­ле­ва. Надо при­спо­со­бить его для поле­тов в Арк­ти­ку да мах­нуть из Моск­вы в Сан-Фран­цис­ко через Север­ный полюс. Руко­вод­ство к поле­ту отно­сит­ся с боль­шим инте­ре­сом. И я тепе­рь занят под­бо­ром эки­па­жа. Не при­ме­те ли уча­стие в каче­стве основ­но­го или запас­но­го штур­ма­на?»

Беля­ков согла­сил­ся и в свою оче­редь пред­ло­жил в каче­стве вто­ро­го пило­та кан­ди­да­ту­ру Бай­ду­ко­ва. 3 авгу­ста 1935 года Лева­нев­ский с Бай­ду­ко­вым и штур­ма­ном Лев­чен­ко (Беля­ков остал­ся в резер­ве) стар­то­ва­ли в направ­ле­нии полю­са, но были вынуж­де­ны вер­нуть­ся из-за силь­но­го выбро­са мас­ла – оно зали­ва­ло стек­ло и при­бо­ры, тек­ло по кры­лу. На сове­ща­нии в Крем­ле в при­сут­ствии Ста­ли­на и Тупо­ле­ва, Лева­нев­ский отри­ца­тель­но выска­зал­ся о само­ле­те, заявив, что для реше­ния постав­лен­ной зада­чи нужен не одно­мо­тор­ный, а четы­рех­мо­тор­ный гигант. Пере­лет на неопре­де­лен­ное вре­мя отло­жи­ли.

«Дисциплину Красной Армии не переваривает»

Бай­ду­ков, кото­рый был уве­рен в воз­мож­но­стях АНТ-25, не сдал­ся. В один из вече­ров он явил­ся на квар­ти­ру к Вале­рию Чка­ло­ву, где шло весе­лое засто­лье, и увел хозя­и­на на корот­кую про­гул­ку. На ули­це он пред­ло­жил Чка­ло­ву исполь­зо­вать имев­ши­е­ся у того свя­зи для воз­об­нов­ле­ния под­го­тов­ку к пере­ле­ту.

В харак­те­ри­сти­ке, выдан­ной Чка­ло­ву в 1932 г., гово­ри­лось, что он «наря­ду с хоро­ши­ми лет­ны­ми каче­ства­ми в поли­ти­ко-мораль­ном отно­ше­нии явля­ет­ся край­не неустой­чи­вым, …чуж­дым чело­ве­ком. Дис­ци­пли­ну Крас­ной Армии не пере­ва­ри­ва­ет, внут­рен­не раз­бол­тан­ный и раз­ло­жив­ший­ся коман­дир»

Свя­зи у Чка­ло­ва в то вре­мя и прав­да были нема­лые: ему бла­го­во­ли­ли нар­ком тяже­лой про­мыш­лен­но­сти Сер­го Орджо­ни­кид­зе, мар­шал Кли­мент Воро­ши­лов, коман­ду­ю­щий ВВС Яков Алск­нис. Рабо­тая испы­та­те­лем в КБ Поли­кар­по­ва, он уже был награж­ден орде­ном Лени­на. Его неве­ро­ят­ные лет­ные спо­соб­но­сти, отча­ян­ный харак­тер, чест­но­сть и пря­мо­та импо­ни­ро­ва­ли руко­во­ди­те­лям СССР.

Карье­ре Чка­ло­ва не меша­ла даже харак­те­ри­сти­ка, выдан­ной ему в 1932 по окон­ча­нии Спе­ци­аль­ных сбо­ров коман­ди­ров. В ней пря­мо гово­ри­лось, что «тов. Чка­лов наря­ду с хоро­ши­ми лет­ны­ми каче­ства­ми в поли­ти­ко-мораль­ном отно­ше­нии явля­ет­ся край­не неустой­чи­вым и, по сво­ей сущ­но­сти, чуж­дым чело­ве­ком. Дис­ци­пли­ну Крас­ной Армии не пере­ва­ри­ва­ет, внут­рен­не раз­бол­тан­ный и раз­ло­жив­ший­ся коман­дир. По всем дан­ным под­ле­жит изъ­я­тию из ВВС РККА с при­ме­не­ни­ем реше­ния ЦК и Сов­нар­ко­ма».

Чка­ло­ву с помо­щью Орджо­ни­кид­зе уда­лось вно­вь увлечь иде­ей пере­ле­та Ста­ли­на. Но боясь повтор­но­го про­ва­ла, тот дал доб­ро на бес­по­са­доч­ный полет Москва – Пет­ро­пав­лов­ск-Кам­чат­ский. И лишь после его успеш­но­го завер­ше­ния орга­ни­за­ция пере­ле­та в США ста­ла реаль­но­стью.

Северный полюс Чкалов проспал

Пред­по­ла­га­лось, что пере­лет Чка­ло­ва будет про­хо­дить на высо­те, не пре­вы­ша­ю­щей 3000 мет­ров. Одна­ко пого­да внесла реши­тель­ные изме­не­ния в пла­ны.

Пред­по­ла­га­лось, что Чка­лов будет пило­ти­ро­вать само­лет 8 часов, затем 4 часа отды­хать. Весь гра­фик сбил­ся как толь­ко само­лет вынуж­ден­но полез вверх. У Чка­ло­ва силь­но раз­бо­ле­лась левая нога, сло­ман­ная в дет­стве, и он начал намно­го чаще менять­ся с Бай­ду­ко­вым. Но вме­сто отды­ха пер­во­му пило­ту при­шлось сле­дить за уров­нем анти­об­ле­ди­ни­те­ля, а так­же под­ка­чи­вать мас­ло в рас­ход­ный бак. Про­лет над Север­ным полю­сом Чка­лов креп­ко про­спал на спе­ци­аль­ной пол­ке, закреп­лен­ной за сиде­ньем пило­та.

Пока­за­те­ли при­бо­ров так­же вызы­ва­ли тре­во­гу: в манев­рах по обхо­ду обла­ков было пере­рас­хо­до­ва­но око­ло 300 л топ­ли­ва, а до полю­са эки­паж добрал­ся за 27 часов, а не за 21 час, как пла­ни­ро­ва­лось.

Под­ле­тая к побе­ре­жью Кана­ды, АНТ-25 при­шлось забрать­ся на высо­ту 5500 мет­ров. Стек­ло каби­ны пило­та замерз­ло, Бай­ду­ко­ву, открыв­ше­му боко­вое окно, ножом при­шлось скоб­лить застыв­шие кри­стал­лы льда.

Ста­ло мод­ным при­ни­жать уси­лия Рос­сии по стро­и­тель­ству и кон­стру­и­ро­ва­нию само­ле­тов. Пере­лет из Моск­вы в Оре­гон пока­зал, что в этой стра­не есть пило­ты и штур­ма­ны, спо­соб­ные вести само­лет в труд­ных усло­ви­ях, как и то, что она в состо­я­нии про­из­во­дить дви­га­те­ли, спо­соб­ные рабо­тать дол­гое вре­мя

Жур­нал Flight International24 июня 1937

Оче­ред­ной мощ­ный облач­ный фронт настиг эки­паж над аме­ри­кан­ски­ми Кар­ди­лье­ра­ми. Поло­же­ние ста­ло кри­ти­че­ским – Беля­ков и Чка­лов исполь­зо­ва­ли весь свой кис­ло­род, их дви­же­ния и реак­ция замед­ли­лись, а у Чка­ло­ва вдо­ба­вок из носа пошла кро­вь. Вне­зап­ный выброс воды из систе­мы охла­жде­ния поста­вил эки­паж на гра­нь ката­стро­фы: малей­шее уве­ли­че­ние обо­ро­тов могло при­ве­сти к пере­гре­ву и раз­ва­лу дви­га­те­ля.

Что­бы запол­нить бак систе­мы охла­жде­ния, в ход пош­ло все, что ока­за­лось под рукой: чай из тер­мо­сов, моча эки­па­жа, забот­ли­во соби­рав­ша­я­ся в спе­ци­аль­ные емко­сти для меди­цин­ских нужд. Бак уда­лось частич­но запол­нить, и систе­ма охла­жде­ния зара­бо­та­ла.

Само­лет про­ле­тел Порт­ленд. До Сан-Фран­цис­ко было еще дале­ко, а топ­ли­ва явно не хва­та­ло. Посо­ве­щав­шись, эки­паж при­нял реше­ние совер­шить посад­ку в Ван­ку­ве­ре, на воен­ном аэро­дро­ме Пир­сон-Филд. Заме­ры на зем­ле пока­за­ли, что в баках оста­ва­лось все­го 77 из 3,5 тыс пер­во­на­чаль­но имев­ших­ся лит­ров горю­че­го.

За 63 часа 16 минут эки­паж Чка­ло­ва про­ле­тел 9130 км, или 8504 км по пря­мой, меж­ду точ­ка­ми взле­та и посад­ки. Рекорд даль­но­сти (9104 км по пря­мой, при­над­ле­жав­ший фран­цуз­ским пило­там Мори­су Рос­си и Пав­лу Коде) остал­ся непо­ко­рен­ным. Зато впе­чат­ля­ло дру­гое.

Алек­сан­др Кобе­ляц­кий