Академия внешней разведки России отметит свое 80-летие

Академия была учреждена в 1938 году как специальное учебное заведение разведывательного профиля

МОСКВА, 3 октяб­ря. /ТАСС/

Ака­де­мия внеш­ней раз­вед­ки Рос­сии (Ака­де­мия СВР Рос­сии) отме­ча­ет свое 80-летие. Она была учре­жде­на 3 октяб­ря 1938 года как спе­ци­аль­ное учеб­ное заве­де­ние раз­ве­ды­ва­тель­но­го про­фи­ля – Шко­ла осо­бо­го назна­че­ния (ШОН).

За годы сво­ей исто­рии ака­де­мия про­шла слав­ный путь, рас­ска­за­ли жур­на­ли­стам в пресс-бюро Служ­бы внеш­ней раз­вед­ки Рос­сии. Несколь­ко раз меня­лось назва­ние это­го учеб­но­го заве­де­ния: в 1943 году ШОН пере­име­но­ва­ли в Раз­ве­ды­ва­тель­ную шко­лу, затем – в Выс­шую раз­ве­ды­ва­тель­ную шко­лу (в оби­хо­де ее име­но­ва­ли 101-й или лес­ной шко­лой), в 1968 году она была пре­об­ра­зо­ва­на в Крас­но­зна­мен­ный инсти­тут КГБ СССР, в кон­це 1994 года – в Ака­де­мию внеш­ней раз­вед­ки, сохра­няя при этом свои исто­ри­че­ские тра­ди­ции.

Начало работы вуза

«Руко­вод­ство стра­ны счи­та­ло важ­ным, что­бы «бой­цы неви­ди­мо­го фрон­та» на вре­мя уче­бы были надеж­но засек­ре­че­ны, поэто­му раз­вед­чи­ки полу­чи­ли в Под­мос­ко­вье пять дере­вян­ных доми­ков, скры­тых от чужих взо­ров в глу­хих лес­ных мас­си­вах. Скром­ный, непри­мет­ный внеш­ний вид под­мос­ков­ных дач того вре­ме­ни с лих­вой был ком­пен­си­ро­ван внут­рен­ним убран­ством ком­нат для кур­сан­тов. В поме­ще­ни­ях были ков­ры, сто­я­ла удоб­ная, кра­си­вая мебель, на сте­нах висе­ли со вку­сом подо­бран­ные кар­ти­ны», – рас­ска­зал жур­на­ли­стам руко­во­ди­тель пресс-бюро СВР Сер­гей Ива­нов о пер­вых днях рабо­ты буду­щей Ака­де­мии.

Наря­ду со спец­дис­ци­пли­на­ми: шиф­ро­валь­ным делом, радио­тех­ни­кой, навы­ка­ми при­об­ре­те­ния и под­дер­жа­ния свя­зей с аген­ту­рой, боль­шое вни­ма­ние уде­ля­лось ино­стран­ным язы­кам, хоро­шим мане­рам и дипло­ма­ти­че­ско­му эти­ке­ту. Кур­сан­там при­ви­ва­ли вкус и уме­ние эле­гант­но оде­вать­ся. Язы­кам и мане­рам их учи­ли ино­стран­цы – быв­шие полит­эми­гран­ты, гума­ни­тар­ные пред­ме­ты пре­по­да­ва­ли луч­шие про­фес­со­ра мос­ков­ских вузов, осно­вам раз­ве­ды­ва­тель­но­го искус­ства учи­ли асы раз­вед­ки.

Современные курсанты

В интер­вью про­грам­ме «Код досту­па» на теле­ка­на­ле «Звез­да» дирек­тор СВР Сер­гей Нарыш­кин выра­зил уве­рен­но­сть, что «моло­дые люди, кото­рые выбра­ли эту сфе­ру дея­тель­но­сти в каче­стве сво­ей про­фес­сии, посту­пи­ли абсо­лют­но пра­виль­но».

«Они нико­гда об этом не пожа­ле­ют, пото­му что они избра­ли самую муж­скую про­фес­сию, в кото­рой мож­но реа­ли­зо­вать себя наи­луч­шим обра­зом. Ака­де­мия СВР Рос­сии – уни­каль­ное учеб­ное заве­де­ние, исто­рия кото­ро­го ведет свой отсчет от суро­во­го пред­во­ен­но­го вре­ме­ни, когда угро­за без­опас­но­сти наше­го госу­дар­ства ста­но­ви­лась все более реаль­ной и нуж­да в досто­вер­ной воен­но-стра­те­ги­че­ской инфор­ма­ции об устрем­ле­ни­ях потен­ци­аль­ных про­тив­ни­ков ста­но­ви­лась жиз­нен­но важ­ной для нашей стра­ны», – отме­тил Нарыш­кин.

На вопрос о том, в чем отли­чие выпуск­ни­ков Ака­де­мии внеш­ней раз­вед­ки от выпуск­ни­ков Крас­но­зна­мен­но­го инсти­ту­та КГБ СССР, чьей пре­ем­ни­цей ста­ла ака­де­мия, гла­ва СВР отве­тил: «Я думаю, что прин­ци­пи­аль­но­го отли­чия нет».

«Глав­ный мотив поступ­ле­ния в ака­де­мию и рабо­ты в Служ­бе внеш­ней раз­вед­ки – это пат­ри­о­тизм. Горя­чее жела­ние слу­жить сво­е­му Оте­че­ству, сво­им граж­да­нам. Это было рань­ше, это оста­ет­ся и сего­дня», – ска­зал Нарыш­кин.