Отпустите меня в СССР

Алек­сей ВИНОГРАДОВ, 2003 год

mirtesen.ru

Я устал идти по пути демо­кра­ти­че­ских реформ, у меня кон­чи­лись день­ги и спи­лись сосе­ди.
А в моем теле­ви­зо­ре зло­ве­ще воет ветер буду­щих пере­мен и дик­то­ры ново­стей напе­ре­бой пуга­ют меня дости­же­ни­я­ми демо­кра­тии.
Я поти­хонь­ку меч­таю купить пиро­жок с повид­лом за шесть совет­ских копе­ек и завер­нуть селед­ку в све­жий номер нечи­тан­ной «Прав­ды».
Я хочу повер­нуть и пой­ти обрат­но.
Хочу в стра­ну, где нет тер­ро­ри­стов, про­сти­ту­ток, рэке­ти­ров, мэров, пре­зен­та­ций, дол­ла­ров и мно­го­пар­тий­но­сти.
Ну, спра­ши­ва­ет­ся, зачем мы 25 лет назад про­гна­ли одну пар­тию, что­бы потом поса­дить себе на шею десят­ки дру­гих, всо­сав­ших в себя худ­шие чер­ты исход­ной?
Что мы выиг­ра­ли, разо­гнав одних чинов­ни­ков и заме­нив их кучей дру­гих?
Гово­рят: зато мы ста­ли сво­бод­ны­ми…
Зна­чит, что­бы стать сво­бод­ны­ми, мы долж­ны были стать нищи­ми.
А кому же мы запла­ти­ли за свою сво­бо­ду и отда­ли все, что у нас было?
Оли­гар­хам, поли­ти­кам, бан­ди­там, чинов­ни­кам – или это все одно и тоже?
Я хочу, что­бы мне по теле­ви­зору сно­ва целый день вра­ли про успе­хи соци­а­лиз­ма, а не пуга­ли ужа­са­ми капи­та­лиз­ма: поте­рей зар­пла­ты, пен­сии, меди­ци­ны…

Отпу­сти­те меня в СССР!

Я смо­гу най­ти доро­гу назад, так как по этой доро­ге мы посте­пен­но побро­са­ли все, что­бы идти налег­ке.
Я под­бе­ру все это по доро­ге наших реформ и вер­нусь в СССР не с пусты­ми рука­ми.
В дале­ком про­шлом я давал мно­го­чис­лен­ные клят­вы октяб­рен­ка, пио­не­ра и ком­со­моль­ца – и поче­му-то все их нару­шил. А потом я вооб­ще про­дал Роди­ну.
В той про­шлой жиз­ни, еще в СССР, я при­сяг­нул в Крас­ной армии на вер­но­сть соци­а­ли­сти­че­ско­му оте­че­ству, и мои паль­цы при этом пат­ри­о­ти­че­ски вспо­те­ли на цевье «Калаш­ни­ко­ва».
Я нару­шил клят­ву и тепе­рь дол­жен отве­тить перед лицом сво­их това­ри­щей, кото­рые в свою оче­редь тоже про­да­ли Роди­ну и долж­ны отве­тить пере­до мной.
Я часто думаю, поче­му я тогда изме­нил воин­ской при­ся­ге и не кинул­ся с ору­жи­ем в руках отста­и­вать досто­я­ния соци­а­лиз­ма. Это было мас­со­вое пре­да­тель­ство наших соци­а­ли­сти­че­ских иде­а­лов и обре­те­ние капи­та­ли­сти­че­ских иде­а­лов, кото­рые мы сего­дня тоже гото­вы пре­дать.
Мы вно­вь чув­ству­ем, что оте­че­ство в опас­но­сти, и дума­ем, как из него убе­жать.

Но я не хочу бежать в Аме­ри­ку, я хочу в СССР.

Я буду до послед­ней кап­ли кро­ви муже­ствен­но сто­ять в оче­ре­дях за кол­ба­сой, ходить на суб­бот­ни­ки и носить на пер­во­май­ских демон­стра­ци­ях самые тяже­лые транс­па­ран­ты. Кля­нусь, поверь­те, если мне еще мож­но верить.
Учить­ся ком­му­низ­му нико­гда не позд­но, да и учить­ся даже не надо, надо толь­ко повто­рить «зады».
Утром встать под сло­ва ста­ро­го гим­на, съесть лом­тик талон­ной кол­ба­сы, купить за три копей­ки билет на трам­вай и гор­до прой­ти про­ход­ную род­но­го заво­да.
Я буду удар­ни­ком ком­му­ни­сти­че­ско­го тру­да, чест­ное сло­во, и доб­ро­воль­но ста­ну поку­пать биле­ты денеж­но-веще­вой лоте­реи ДОСААФ.
Ну до слез хочет­ся хоть разок сно­ва уви­деть лозунг о побе­де соци­а­лиз­ме и друж­бе всех совет­ских наро­дов. Да вер­ни­те же, мать вашу, и Киев – матерь горо­дов наших!

Я хочу в СССР, где все мы еще вме­сте, все живы, где еще не стре­ля­ли, не взры­ва­ли, не бом­би­ли, не дели­ли.

Если все это мы отда­ли за «более хоро­шую» кол­ба­су, там­пак­сы и баноч­ное пиво, то возь­ми­те все это обрат­но, спа­си­бо, я боль­ше не хочу.
Нас каж­дый день пуга­ют зло­ве­щим изме­не­ни­ем послед­ней Кон­сти­ту­ции.
Да нас не надо этим пугать, ее мало кто читал и даже ник­то не заме­тит, если что-то там поти­хонь­ку пере­пи­сать.
У рус­ских нико­гда не отнять пра­во на труд, все рав­но же заста­вят нас рабо­тать –так или эдак!
Да и пра­во на отдых пыта­лись у нас отнять толь­ко один раз, когда выру­би­ли вино­град­ни­ки и запре­ти­ли пить… И все это вер­ну­ли без вся­кой Кон­сти­ту­ции, пото­му что без это­го, без питья, нам никак нель­зя…
Я одна­жды попы­тал­ся срав­нить все наши кон­сти­ту­ции, начи­ная с самой пер­вой совет­ской. Одна ока­за­лась кра­ше дру­гой. Каж­дая после­ду­ю­щая была луч­ше – и невы­пол­ни­мей – преды­ду­щей.
Я напри­мер хочу сроч­но вос­поль­зо­вать­ся кон­сти­ту­ци­он­ной сво­бо­дой сло­ва, но не нахо­жу под­хо­дя­щих слов.
Таких, за кото­рых не при­па­я­ют тот­час экс­тре­мизм.

Я вовсе не хочу сего­дня взять все и поде­лить, про­сто хочу вер­нуть­ся в СССР – и нико­му там ниче­го не отда­вать.

Хочу вер­нуть­ся в 1980-е, собрать в одном месте всех сего­дняш­них поли­ти­ков, еще моло­дых и неис­пор­чен­ных, рас­ска­зать им все про после­ду­ю­щие деся­ти­ле­тия и посмот­реть на их реак­цию.
Уж луч­ше мы в СССР сно­ва будем вспять пере­во­ра­чи­вать реки, чем сра­зу всю стра­ну!
Я радост­но сдам в про­шлом СССР все нор­мы ГТО, маку­ла­ту­ру, метал­ло­лом, ком­со­моль­ские взно­сы и день­ги на помо­щь угне­тен­ной Афри­ке. Бери­те все, не жал­ко. Посколь­ку это совсем не доро­го за спо­кой­ную, мир­ную жиз­нь, когда есть эски­мо на палоч­ке и твер­дая уве­рен­но­сть, что педо­фил, нар­ко­ман или гомо­сек не встре­тят тво­е­го ребен­ка по доро­ге в шко­лу, в теат­ре или в кино.
Мы отко­па­ем Лео­ни­да Ильи­ча, ожи­вим его, поце­лу­ем в любое место, заве­ша­ем орде­на­ми остат­ки его гру­ди – и пусть он даль­ше шам­ка­ет нам про свет­лое буду­щее с высо­кой три­бу­ны оче­ред­но­го съез­да. Это надеж­но уба­ю­ки­ва­ло всю стра­ну, кото­рую и неза­чем было будить, если точ­но не зна­ли, чем ее сле­дом занять.
Ну какой гад рявк­нул на ухо мир­но спя­щим – и, не дав им опо­хме­лить­ся, уго­во­рил их обме­нять цен­но­сти соци­а­лиз­ма на дол­ла­ры США. У нас сей­час этих бак­сов, гово­рят, боль­ше, чем в самой Аме­ри­ке – прав­да, боль­ше ни хре­на не оста­лось. Ну, есть еще, конеч­но, что-то, но мы меня­ем это на евро.
Я боль­ше не могу идти путем эко­но­ми­че­ских и поли­ти­че­ских реформ, меняя Кири­ен­ко на Мед­ве­де­ва, а потом опять на Кири­ен­ко. Не верю ни крас­ным, ни белым, ни левым, ни пра­вым – и за это все они не верят мне. Я бы остал­ся со всем осталь­ным наро­дом, но боль­ше все­го боюсь это­го само­го наро­да. Я все­гда был с ним – и вдруг выпал из него. Думал, слу­чай­но, сей­час вер­нусь в строй, да вдруг вижу, что не один я выпал, мно­го вокруг напа­да­ло…

Это, навер­ное, был сон…

Я стал под­ни­мать их, но они сла­ли меня матом прочь… Я посмот­рел на себя и уви­дел, что сам неза­мет­но пре­вра­тил­ся в доволь­но­го бур­жу­и­на, став похо­жим на пога­но­го Маль­чи­ша-пло­хи­ша. Я стал кри­чать, что через три дня при­дет Крас­ная Армия и выру­чит нас из пога­но­го бур­жу­ин­ства, но ник­то меня не слу­шал. Я проснул­ся и решил один вер­нуть­ся в СССР.

Я нико­го туда не зову, ухо­жу один в ту стра­ну, где все жда­ли луч­ше­го и про­мор­га­ли хоро­шее.

Я чув­ствую, что ско­ро в СССР захо­тят все – и пой­дут туда строй­ны­ми ряда­ми. Воз­мож­но, даже во гла­ве с нашим пра­ви­тель­ством. Я хочу убе­жать туда пер­вым и занять оче­редь бук­валь­но на все. Осталь­ные ста­нут зани­мать за мной, на всех все­го опять не хва­тит, но хва­тит хотя бы «не все­го», что­бы в мага­зи­нах пол­ки были пустые, а холо­диль­ни­ки у людей – пол­ные. А не как сей­час – мага­зи­ны тре­щат от изоби­лия, а в холо­диль­ни­ках у пол­стра­ны шаром пока­ти.
Но это будет потом. А я уйду сего­дня. Мне бро­сят в спи­ну кам­ни. А потом бро­сят кам­ни в спи­ны тех, кто побе­жит меня воз­вра­щать, но уйдет вме­сте со мной. А потом по этим кам­ням пой­дет все обще­ство – и что­бы оно не заблу­ди­лось, я остав­лю мелом стрел­ки, как пра­виль­но воз­вра­щать­ся.
Это лег­ко. Надо, что­бы пар­тия сно­ва ста­ла честью и сове­стью, дети запи­са­лись в ком­со­мол и заня­лись физ­куль­ту­рой. Нуж­но разо­рить всех нынеш­них бога­тых и урав­нять их с нынеш­ни­ми бед­ны­ми, то есть не вер­нуть награб­лен­ное ограб­лен­ным, что невоз­мож­но, а под­ве­сти всех под еди­ный зна­ме­на­тель. Сде­лать вод­ку по 4 руб­ля 12 копе­ек и вме­сте с укра­ин­ца­ми, таджи­ка­ми, эстон­ца­ми и дру­ги­ми наро­да­ми выпить так мно­го, что­бы забыть враж­ду и сно­ва проснуть­ся в брат­ском СССР.
Это един­ствен­ная доро­га, ника­кой дру­гой тро­пин­ки нет. Тогда сего­дняш­ние дети уже будут жить в соци­а­лиз­ме – ругая его от души на кух­нях и в курил­ках гигант­ских НПО, КАМА­Зов и дру­гих заво­дов, выпус­ка­ю­щих по 200 граж­дан­ских само­ле­тов и по 2000 стан­ков в год. А вну­ки уже нач­нут стро­ить ком­му­низм, ругая от души дис­па­ри­тет меж напол­не­ни­ем холо­диль­ни­ков и при­лав­ков…
Мы ско­ро вер­нем­ся в СССР, вно­вь сде­ла­ем стра­ну могу­чей, а пар­тию чест­ной, повсю­ду раз­ве­сим порт­ре­ты люби­мых вождей и их слав­ные сло­ва. Нас сно­ва научат­ся боять­ся раз­ви­тые стра­ны, а мы мир­но сопьем­ся на сво­их анек­до­ти­че­ских кух­нях с избыт­ком вод­ки, пель­ме­ней и мало­соль­ных огур­цов…
И тогда опять все повто­рит­ся. Сно­ва кто-то гарк­нет в ухо мир­но спя­щей стра­не, она радост­но встре­пе­нет­ся и бодро пой­дет по пути новых демо­кра­ти­че­ских реформ.
Мы, разу­ме­ет­ся, уйдем тогда немно­го даль­ше, чем сего­дня. Но мы, рус­ские, нико­гда не ходи­ли стро­го впе­ред или назад, а ходи­ли по кру­гу (Ленин из веж­ли­во­сти назвал это спи­ра­лью), и самые хит­рые из нас сво­ра­чи­ва­ют пер­вы­ми.
По всем нашим посло­ви­цам сле­ду­ет, что царь у нас дол­жен быть муд­рым, а народ хит­рым. А если мы выби­ра­ем на цар­ство сво­е­го пра­ви­те­ля, то сра­зу все ста­но­вят­ся хит­ры­ми и друж­но пово­ра­чи­ва­ют. Важ­но, что­бы на этом пово­ро­те не слиш­ком кру­то зало­жи­ли, а то мно­го наро­ду могут пере­да­вить – хотя все спи­шут на пло­хие доро­ги и деструк­тив­ные силы.

Я не хочу пово­ра­чи­вать со все­ми, я хочу сра­зу назад, стро­го и по пря­мой доро­ге, и пря­мо в СССР.

Я всех вас там и подо­жду.