«Аркадия Гайдара предали опять, и Мальчиш-Кибальчиш не вернется». История тройного предательства

Детский писатель Аркадий Гайдар с детьми.
Детский писатель Аркадий Гайдар с детьми.

Вот какая история стоит за фотографией начала 80-х годов прошлого века – вместе с газетной вырезкой, где говорится о месте, где снимок сделан.

zen.yandex.ru

Та самая фотография из архива автора блога.
Та самая фото­гра­фия из архи­ва авто­ра бло­га.
Вырезка статьи из городской газеты 80-х годов прошлого века.
Вырез­ка ста­тьи из город­ской газе­ты 80-х годов про­шло­го века.

Наив­ны и тро­га­тель­ны сло­ва замет­ки «Там, где при­нял бой Гай­дар…». Но не смей­тесь, дамы и гос­по­да: они важ­ны для пони­ма­ния того, кем был Арка­дий Гай­дар и как от него отре­ка­лись после смер­ти. При­чем три­жды.

(Не сопо­ста­ви­мое, конеч­но, срав­не­ние, но как не вспом­нить Пет­ра, три­жды отрек­ше­го­ся от Хри­ста).

А замет­ка в газе­те была про­стень­кая, вот выдерж­ки из нее:

«Нака­ну­не XXVI съез­да КПСС (про­хо­дил в Москве с 23 фев­ра­ля по 3 мар­та 1981 года.Ред.) мы откры­ли в сво­ей шко­ле музей А. П. Гай­да­ра. Во вре­мя весен­них кани­кул по зада­нию музея отряд юных гай­да­ров­цев отпра­вил­ся в поезд­ку по тем местам, где вое­вал и отдал жиз­нь за Роди­ну люби­мый дет­ский писа­тель. Путь наш лежал через Моск­ву, где у нас состо­я­лась встре­ча с Тиму­ром Арка­дье­ви­чем Гай­да­ром, сыном писа­те­ля…

…И вот мы в неболь­шом укра­ин­ском горо­де Кане­ве, в окрест­но­стях кото­ро­го про­изо­шла встре­ча писа­те­ля, выхо­див­ше­го из окру­же­ния с груп­пой бой­цов, с пар­ти­за­на­ми из отря­да име­ни Чапа­е­ва. Гай­дар стал пар­ти­зан­ским пуле­мет­чи­ком. Здесь после вой­ны был создан необыч­ный памят­ник писа­те­лю-сол­да­ту – биб­лио­те­ка-музей, кото­рую мы посе­ти­ли. Пода­рен­ная нам кни­га о музее зани­ма­ет тепе­рь почет­ное место в нашей школь­ной экс­по­зи­ции.

Но самой впе­чат­ля­ю­щей была поезд­ка в малень­кую укра­ин­скую дерев­ню Леп­ля­во, куда А. П. Гай­дар не раз при­хо­дил из пар­ти­зан­ско­го лаге­ря…».

(Вот тут я нена­дол­го пре­рву цити­ро­ва­ние – школь­ни­кам не ска­за­ли, что погиб Арка­дий Гай­дар не от рук немец­ких фаши­стов, а от укра­ин­ских поли­ца­ев – это в СССР скры­ва­ли, что­бы не под­ры­вать «друж­бу наро­дов». Пре­дал его житель дерев­ни Леп­ля­во Яков. Когда нем­цев выби­ли из рай­о­на и село узна­ло, кто «навел» поли­ца­ев на пар­ти­зан, от позо­ра Яков сам сде­лал пет­лю на верев­ке – подоб­но Иуде после его пре­да­тель­ства).

«Мы были на этой ста­рой желез­но­до­рож­ной насы­пи за дерев­ней Леп­ля­во, на месте его послед­не­го боя, – сооб­ща­ет замет­ка. – Здесь, в несколь­ких мет­рах от буд­ки путе­во­го обход­чи­ка, ребя­та уви­де­ли, что одна из шпал выкра­ше­на в крас­ный цвет. Имен­но здесь в ночь с 25 на 26 октяб­ря 1941 года обо­рва­лась жиз­нь писа­те­ля. Тогда пять пар­ти­зан при­се­ли у желез­но­до­рож­ной вет­ки отдох­нуть. А Арка­дий Гай­дар, под­няв­шись на насы­пь, вдруг уви­дел укрыв­ших­ся в заса­де фаши­стов. «Ребя­та! Нем­цы!..» – закри­чал он. Все чет­ве­ро това­ри­щей Гай­да­ра уце­ле­ли, и лишь писа­те­ля сра­зи­ла пуля. Он упал на шпа­лу, что тепе­рь окра­ше­на в крас­ный цвет…

Из этой поезд­ки мы при­вез­ли для школь­но­го музея свя­щен­ную зем­лю с места его гибе­ли».

На моей архив­ной фото­гра­фии имен­но эту зем­лю наби­ра­ют в мешоч­ки школь­ни­ки, при­е­хав­шие на эту насы­пь за 2 тыся­чи км из Баш­ки­рии.

Одна­ко пре­дал Арка­дия Гай­да­ра не толь­ко поли­цай Яков. Два жур­на­ли­ста «Ком­со­моль­ской прав­ды», с кото­ры­ми он в 1941 году поехал в коман­ди­ров­ку на Укра­и­ну, где шли бои, поспе­ши­ли на послед­нем «Дугла­се» уле­теть из мест окру­же­ния нем­ца­ми наших вой­ск.

Вот как это про­ком­мен­ти­ро­вал иссле­до­ва­тель твор­че­ства А. П. Гай­да­ра, напи­сав­ший о нем 17 книг, Борис Камов:

«Гай­дар при­нял само­от­вер­жен­ное реше­ние: не лететь в Моск­ву, остать­ся с окру­жен­ной шести­сот­ты­сяч­ной арми­ей. Ему было стыд­но лететь, оста­вив людей, очень мно­гих из кото­рых он знал. И когда воз­никла тра­ги­че­ская ситу­а­ция, не счел воз­мож­ным сесть в само­лет, хотя для него было место.

Совсем по-ино­му пове­ли себя два его напар­ни­ка по «Ком­со­моль­ской прав­де», кото­рые ничем себя не про­сла­ви­ли и в 1941 году даль­ше тылов не езди­ли. Вер­нув­шись в Моск­ву и желая оправ­дать­ся, на вопрос, поче­му они при­ле­те­ли, а Гай­дар остал­ся, оба отве­ти­ли, что Гай­дар заду­мал пере­бе­жать к нем­цам.

 И что, есть дока­за­тель­ства? – спро­си­ли их.

 Да, есть. Он все вре­мя учил немец­кий.

О том же, что Гай­дар ходил в раз­вед­ку, брал «язы­ков», они, конеч­но, про­мол­ча­ли.

Все это выгля­де­ло уже серьез­ным обви­не­ни­ем, и на Лубян­ке воз­ник­ло дело «О невоз­вра­ще­нии кор­ре­спон­ден­та «Ком­со­моль­ской прав­ды» писа­те­ля Арка­дия Гай­да­ра».

Неве­ро­ят­но, что такое дело велось про­тив дет­ско­го писа­те­ля, авто­ра пат­ри­о­ти­че­ских про­из­ве­де­ний «Шко­ла», «Судь­ба бара­бан­щи­ка», «Воен­ная тай­на», «Чук и Гек», «Тимур и его коман­да»! На его сказ­ке о Маль­чи­ше-Кибаль­чи­ше, не выдав­шем бур­жу­и­нам воен­ную тай­ну, и пре­дав­шем его Маль­чи­ше-Пло­хи­ше были вос­пи­та­ны поко­ле­ния детей.

В кон­це кон­цов абсурд­ное дело было пре­кра­ще­но, после вой­ны до рас­па­да СССР имя Арка­дия Гай­да­ра носи­ли музеи, шко­лы, ули­цы – в том числе, и в дерев­не Леп­ля­во.

Его моги­ла была пере­не­се­на из леп­ляв­ско­го леса в укра­ин­ский город Канев – и была, наря­ду с моги­лой Тара­са Шев­чен­ко, в какой-то мере сим­во­лом горо­да.

Могила и памятник Аркадия Гайдара в г. Каневе. Снимок В. Терещенко 2011 года. Источник: https://www.etoretro.ru/pic228364.htm
Моги­ла и памят­ник Арка­дия Гай­да­ра в г. Кане­ве. Сни­мок В. Тере­щен­ко 2011 года.

Конеч­но, вокруг фигу­ры Арка­дия Гай­да­ра было мно­го спо­ров в пост­со­вет­ский пери­од: при­пом­ни­ли, что он, с 14-лет­не­го воз­рас­та при­ни­мав­ший уча­стие в бес­по­щад­ной и кро­ва­вой граж­дан­ской вой­не в отря­дах ЧОН, отда­вал при­ка­зы о подав­ле­нии вра­же­ских под­по­лий и банд, лечил­ся в псих­боль­ни­цах, был иска­ле­чен той вой­ной, спи­сан из армии.

Но в совет­ское вре­мя все пони­ма­ли, что Арка­дий Гай­дар сам был Крас­ным Всад­ни­ком и Маль­чи­шом-Кибаль­чи­шом, веря­щим в свет­лое буду­щее и в непо­бе­ди­мо­сть Крас­ной Армии.

Аркадий Гайдар в военной форме. 1941 год. Источник: https://fishki.net/2119061-arkadij-gajdar---pisately-i-soldat.html
Арка­дий Гай­дар в воен­ной фор­ме. 1941 год.

Но после кру­ше­ния СССР иде­а­лы писа­те­ля были пре­да­ны самы­ми близ­ки­ми людь­ми – семьей. Что было вто­рым пре­да­тель­ством.

В 90-е годы попу­ля­рен был анек­дот, что в Тре­тья­ков­ке вме­сто кар­ти­ны худож­ни­ка И. Репи­на «Иван Гроз­ный и его сын Иван» пове­си­ли кар­ти­ну «Арка­дий Гай­дар и его внук Егор» – с тем же сюже­том. Настоль­ко раз­ни­лись взгля­ды писа­те­ля и идео­ло­га капи­та­лиз­ма, мла­до­ре­фор­ма­то­ра Его­ра Гай­да­ра.

Впро­чем, и отец Его­ра – жур­на­ли­ст Тимур Арка­дье­вич (сын Арка­дия Гай­да­ра), по сви­де­тель­ству сотруд­ни­ков газе­ты «Прав­да», «все­гда дер­жал «фигу в кар­ма­не» и не пере­ва­ри­вал совет­ский строй». Хотя бла­го­да­ря «брен­ду Гай­дар» полу­чил на кор­ре­спон­дент­ской долж­но­сти, не слу­жа во фло­те, зва­ние кон­тр-адми­ра­ла и года­ми жил как соб­кор за гра­ни­цей – то на Кубе, то в Юго­сла­вии (что в СССР было при­ви­ле­ги­ей).

Злые язы­ки в медиа и часть био­гра­фов писа­те­ля пред­по­ла­га­ют, что, воз­мож­но, сын Тимур Арка­дье­вич не был род­ным Арка­дию Гай­да­ру: Тимур до 16 лет носил фами­лию мате­ри Соло­мян­ский, а не фами­лию писа­те­ля «Голи­ков-Гай­дар», впи­сан­ную в пас­порт отца. Но мы не будем гадать про сте­пе­нь род­ства: мы ведь не про кров­ное род­ство тол­ку­ем…

Ска­жем лишь одно: род­ны­ми по духу Арка­дию Гай­да­ру потом­ки не были – млад­шая род­ствен­ная ветвь пошла по пути Маль­чи­ша-Пло­хи­ша, пре­да­вая память зна­ме­ни­то­го деда и пра­де­да.

В 2015 году пра­внуч­ка Мария Гай­дар – дочь Его­ра Гай­да­ра от пер­во­го бра­ка, родив­ша­я­ся в 1982 году, отка­за­лась от рос­сий­ско­го граж­дан­ства ради укра­ин­ско­го пас­пор­та и карье­ры в Одес­се при Миха­и­ле Саа­ка­шви­ли, откро­вен­ном вра­ге Рос­сии. Дума­ет­ся, писа­тель в гро­бу пере­вер­нул­ся от того, что пра­внуч­ка отка­жет­ся от Роди­ны.

Уже будучи граж­дан­ской Укра­и­ны, Мария заяви­ла: «Если ули­цы име­ни пра­де­да пере­име­ну­ют, я пой­му и пере­жи­ву!»

Правнучка Мария Гайдар на фоне портрета прадеда - красного командира Аркадия Гайдара. Коллаж из украинской прессы. Источник: https://kp.ua/politics/507086-vnuk-haidara-pryezzhal-k-nam-raz-desiat-teper-zhdem-pravnuchku-mashu
Пра­внуч­ка Мария Гай­дар на фоне порт­ре­та пра­де­да – крас­но­го коман­ди­ра Арка­дия Гай­да­ра. Кол­лаж из укра­ин­ской прес­сы.

Заяв­ле­ние не слу­чай­ное: в те дни некий «укра­ин­ский инсти­тут наци­о­наль­ной памя­ти» вклю­чил имя Арка­дия Гай­да­ра в спи­сок имен, под­ле­жа­щих забве­нию по новым укра­ин­ским зако­нам о деком­му­ни­за­ции.

«Ули­цы и топо­ни­мы, назван­ные в их честь, долж­ны быть пере­име­но­ва­ны», – потре­бо­ва­ли потом­ки тех поли­ца­ев, что рас­стре­ля­ли писа­те­ля на желез­но­до­рож­ной насы­пи, с кото­рой совет­ские школь­ни­ки бра­ли зем­лю для школь­но­го музея. Вот такое «коль­цо» совер­ши­ла Исто­рия.

Горь­ко думать о судь­бе музея име­ни Арка­дия Гай­да­ра в горо­де Кане­ве – пере­име­но­ван­но­го в 2008 году в «отдел Шев­чен­ков­ско­го куль­тур­но­го запо­вед­ни­ка «Лите­ра­тур­ная Канев­щи­на»».

В 1961 году вся стра­на посы­ла­ла день­ги на созда­ние это­го дет­ско­го гай­да­ров­ско­го музея – в музее хра­ни­ли кви­тан­цию денеж­но­го пере­во­да от 9-лет­не­го маль­чи­ка Саши Охри­мен­ко, кото­рый при­слал 20 копе­ек, что дала ему мама на моро­жен­ное.

Послед­няя пуб­ли­ка­ция, про­ли­ва­ю­щая какой-то свет на дет­ский музей в Кане­ве, была в 2015 году в репор­та­же укра­ин­ских кор­ре­спон­ден­тов:

«Аркадия Гайдара предали опять, и Мальчиш-Кибальчиш не вернется». История тройного предательства

С тех пор о бед­ству­ю­щем уже тогда «гай­да­ров­ском» музее я не встре­чал вестей в Сети. О погло­тив­шем его музее «Лите­ра­тур­ная Канев­щи­на» Шев­чен­ков­ско­го наци­о­наль­но­го запо­вед­ни­ка сайт г. Канев сооб­ща­ет лишь в све­те меро­при­я­тий, типа выстав­ки о жерт­вах «Боль­шо­го тер­ро­ра», заму­чен­ных в застен­ках НКВД в ком­му­ни­сти­че­ские вре­ме­на.

В общем, дамы и гос­по­да, пла­чев­но с памя­тью о Крас­ном всад­ни­ке Арка­дии Гай­да­ре в тех местах, что запе­чат­ле­ны вме­сте со школь­ни­ка­ми на фото­гра­фии в моем архи­ве.

Дума­ет­ся, Маль­чиш-Кибаль­чиш к нам уже не вер­нет­ся.