«Мальчишеские забавы»: Аркадий Ротенберг о Путине и Крымском мосте

Аркадий РотенбергАркадий Ротенберг

Миллиардер убежден, что титул «король госзаказа» в отношении него — это преувеличение

www.forbes.ru

Совла­де­лец СПМ-бан­ка, «Мосто­т­ре­ста» и Строй­газ­мон­та­жа» Арка­дий Ротен­берг появил­ся в эфи­ре теле­ка­на­ла «Рос­сия-1» 16 сен­тяб­ря. В бесе­де с жур­на­лист­кой Наи­лей Аскер-заде мил­ли­ар­дер, назван­ный теле­ве­ду­щей глав­ным мосто­стро­и­те­лем «нашей стра­ны», рас­ска­зал о «тро­га­тель­ных» отно­ше­ни­ях с гла­вой госу­дар­ства, стро­и­тель­стве Крым­ско­го моста и жиз­ни под санк­ци­я­ми. Forbes ото­брал самые инте­рес­ные момен­ты из интер­вью биз­не­сме­на.

О реше­нии стро­ить Крым­ский мост. «Во-пер­вых, кто-то дол­жен это делать, во-вто­рых, я чув­ство­вал в себе силы, силы в сво­ей коман­де, был доста­точ­но уве­рен. Хотя, когда за это взял­ся, уже поз­же, уже более осмыс­лен­но и с мень­ши­ми эмо­ци­я­ми… Ни в коем слу­чае не пожа­лел, но понял всю ответ­ствен­но­сть, кото­рую мы на себя взя­ли. Пре­зи­дент ска­зал – надо сде­лать. Есте­ствен­но, мы взя­лись за это осо­знан­но. Конеч­но, было вол­не­ние… Кол­лек­тив очень сла­жен­ный и, как ока­за­лось, гра­мот­ный. Мно­го ноу-хау появи­лось… Кто не рис­ку­ет, тот… Тот не стро­ит мост».

О буду­щем моста. «100 лет про­сто­ит. Я уве­рен, мно­го науч­ных инсти­ту­тов, все взве­си­ли, все поме­ря­ли, инже­не­ры, эко­ло­ги. Сваи уста­нов­ле­ны таким обра­зом, что при­род­ные усло­вия им не страш­ны, будут сто­ять. Мосто­вые про­ле­ты тоже».

О появ­ле­нии Вла­ди­ми­ра Пути­на на откры­тии моста. «Когда он при­бли­зил­ся, в его гла­зах была такая радо­сть, и мне было очень при­ят­но, что это достав­ля­ет ему огром­ную радо­сть и удо­воль­ствие».

О воз­мож­ном стро­и­тель­стве моста на Саха­ли­не. «Мы собра­ли здесь [в Кры­му] 30 луч­ших мосто­от­ря­дов. Сей­час они при­шли в еди­ную коман­ду. Поэто­му сей­час мы можем выпол­нять любые зада­чи, кото­рые будут перед нами постав­ле­ны. Если будет такая зада­ча [постро­ить мост на Саха­лин], то я думаю, что мы спра­вим­ся. У нас все осно­ва­ния для того, что­бы спра­вить­ся с этой зада­чей, все есть. Пой­дем на кон­курс, если будем луч­шие, если нам дове­рят, будем стро­ить».

О «тро­га­тель­ных отно­ше­ни­ях» с пре­зи­ден­том. «Мы выро­сли вме­сте, это из дет­ства у нас оста­лось. Я не думаю, что это у кого-то может вызы­вать какую-то рев­но­сть. Это маль­чи­ше­ские заба­вы из той еще маль­чи­ше­ской жиз­ни, это ни в коем слу­чае не каса­ет­ся пре­зи­ден­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции. У нас такие отно­ше­ния еще из дет­ства, это совсем дру­гое. А если меня пре­зи­дент по голо­ве погла­дит — это заслу­жи­ва­ет рев­но­сти. А это не пре­зи­дент, это чело­век, с кото­рым мы начи­на­ли и бороть­ся, и у нас есть, что вспом­нить из наше­го дет­ства».

О дзю­до: «[Послед­ний раз борол­ся] думаю, лет 15–20 назад. Сей­час же народ моло­дой, они все стре­мят­ся на тебя напа­дать, выхо­дишь весь в синя­ках. Даже не то что страш­но, весь исца­ра­пан­ный, весь такой какой-то… И так сла­ва богу спор­тив­ное здо­ро­вье пока не осо­бо поки­да­ет, поэто­му еще пока делаю вещи, кото­рые мно­гие моло­дые не дела­ют. Но вот бороть­ся как-то, думаю, пока не надо. Может, даль­ше нач­нем бороть­ся, посмот­рим».

Об обще­нии с Вла­ди­ми­ром Пути­ным. «С пре­зи­ден­том на «вы», а с чело­ве­ком, с кото­рым я зна­ком с дет­ства, на ты. Пре­зи­дент — это пре­зи­дент, а чело­век, с кото­рым мы с юно­ше­ско­го воз­рас­та — было бы глу­по, если бы мы с ним были на «вы».

О санк­ци­ях. «[Санк­ции] накла­ды­ва­ют свой отпе­ча­ток. Но мы дав­но под санк­ци­я­ми, мы к ним при­вы­кли и научи­лись в этих усло­ви­ях выжи­вать. СПМ-Банк доста­точ­но лик­вид­ный. Но были слож­но­сти, когда санк­ции толь­ко-толь­ко вве­ли, конеч­но, огром­ную циф­ру денеж­ных сред­ств вынес­ли из бан­ка. Сей­час у нас по боль­шо­му сче­ту про­блем нет. Про­бле­мы, кото­рые, они, види­мо, хоте­ли нам создать, они не созда­ли».

О бан­ке. «Мы нача­ли делать банк еще в 2000-е, это был пер­вый наш про­ект, и жал­ко сей­час его бро­сать. Если бы сей­час нам ска­за­ли вно­вь делать банк, я бы, может, поду­мал еще. Столь­ко сил затра­че­но, и он у нас состо­ял­ся, у нас хоро­шая коман­да. Это было бы пре­да­тель­ство — всех бро­сить и ска­зать: «мы закры­ва­ем­ся».

Об отды­хе. «Летом я отды­хал под Петер­бур­гом, там есть хоро­шее местеч­ко, я забрал детей и отды­хал там, еще был в Кры­му немно­жеч­ко, про­вел неде­лю в Кры­му, а так — все в пре­де­лах Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Я люб­лю в Кры­му отды­хать».

О рей­тин­ге «Коро­ли гос­за­ка­за». «Во-пер­вых, у нас до «коро­ля гос­за­ка­за» дале­ко — мы исполь­зу­ем про­цен­тов 15–17 рын­ка, до коро­лев­ства дале­ко. Во-вто­рых, если брать по суще­ству, ни одно­го про­ек­та не зава­ли­ли, все сда­ем в срок. Поэто­му насчет коро­ля силь­но пре­уве­ли­че­но. И мож­но отме­тить, что с 2015 года мы запла­ти­ли 120 млрд руб­лей нало­гов».