Кремль повесит на границе «железный занавес». ФСБ обнаружила новые угрозы для России со стороны сопредельных государств

В среду, 17 января, Федеральная служба безопасности (ФСБ) опубликовала на портале правовой информации проект указа Владимира Путина «Основы пограничной политики РФ». Как уточняется в пояснительной записке, действующие положения, утвержденные в 1996 году, потребовали корректировки из-за «появления новых угроз национальной безопасности РФ» и «возросших возможностей государства по их нейтрализации».

Источ­ник

В доку­мен­те пря­мо гово­рит­ся, что Рос­сия опа­са­ет­ся тер­ри­то­ри­аль­ных при­тя­за­ний «ряда ино­стран­ных госу­дар­ств», и попы­ток про­ник­но­ве­ния тер­ро­ри­стов и экс­тре­ми­стов. Не мень­ше авто­ров вол­ну­ет нали­чие вбли­зи гра­ни­цы «оча­гов соци­аль­но-поли­ти­че­ской и воен­ной напря­жен­но­сти», и свя­зан­ных с ними рис­ков воз­ник­но­ве­ния инци­ден­тов на гра­ни­це.

Ана­ли­ти­ки спец­служ­бы отме­ча­ют сохра­ня­ю­щи­е­ся пред­по­сыл­ки к деста­би­ли­за­ции обще­ствен­но-поли­ти­че­ской обста­нов­ки на при­гра­нич­ных с РФ тер­ри­то­ри­ях на поч­ве нераз­ре­шен­ных соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем, рели­ги­оз­но-этни­че­ских про­ти­во­ре­чий и сепа­ра­тист­ских про­яв­ле­ний, в том числе сре­ди насе­ле­ния, про­жи­ва­ю­ще­го на при­гра­нич­ных тер­ри­то­ри­ях.

Вме­сте с тем ФСБ видит рис­ки эко­но­ми­че­ской и демо­гра­фи­че­ской экс­пан­сии для отдель­ных рай­о­нов «из-за низ­кой засе­лен­но­сти и уров­ня соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия, а так­же транс­порт­ной изо­ля­ции». Отдель­ны­ми угро­за­ми зна­чат­ся дея­тель­но­сть транс­гра­нич­ной орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти, кри­ми­на­ли­за­ция насе­ле­ния (свя­зан­ная с неза­кон­ной мигра­ци­ей), кон­тра­банд­ное пере­ме­ще­ние через гос­гра­ни­цу ору­жия, бое­при­па­сов, взрыв­ча­тых веще­ств и нар­ко­ти­ков.

Осо­бо сре­ди рис­ков отме­ча­ет­ся «акти­ви­за­ция дея­тель­но­сти сопре­дель­ных госу­дар­ств и транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций в попыт­ках осво­е­ния стра­те­ги­че­ских ресур­сов мор­ских про­стран­ств в ущерб наци­о­наль­ным инте­ре­сам» Рос­сии.

В доку­мен­те под­чер­ки­ва­ет­ся, что Рос­сия «не име­ет тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зий к дру­гим госу­дар­ствам, отвер­га­ет любые тер­ри­то­ри­аль­ные при­тя­за­ния» и «после­до­ва­тель­но ведет дело к бес­кон­фликт­но­му завер­ше­нию про­цес­са меж­ду­на­род­но-пра­во­во­го оформ­ле­ния госу­дар­ствен­ной̆ гра­ни­цы» и раз­гра­ни­че­ния мор­ских про­стран­ств.

В то же вре­мя в новой вер­сии «Основ погра­нич­ной поли­ти­ки» отсут­ству­ет пункт о сов­па­де­нии новых гра­ниц РФ с преж­ни­ми гра­ни­ца­ми адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­но­го деле­ния СССР. Отны­не прин­ци­пом, на кото­рый будет опи­рать­ся погра­нич­ная поли­ти­ка, назван «диф­фе­рен­ци­ро­ван­ный под­ход в выбо­ре форм и спо­со­бов реа­ли­за­ции» поли­ти­ки РФ с сопре­дель­ны­ми госу­дар­ства­ми, а так­же в рам­ках СНГ, Союз­но­го госу­дар­ства, ОДКБ, ШОС и ЕЭС.

Заме­тим: про­ект ука­за содер­жит самые суще­ствен­ные изме­не­ния за вре­мя дей­ствия доку­мен­та — в послед­ний раз тех­ни­че­ские поправ­ки в него вно­си­лись еще в 2003 году.

Что сто­ит за пере­ме­на­ми в погра­нич­ной поли­ти­ке, к чему они при­ве­дут на прак­ти­ке?

— Новая кон­цеп­ция погра­нич­ной поли­ти­ки дав­но назре­ла, — веду­щий экс­перт Цен­тра воен­но-поли­ти­че­ских иссле­до­ва­ний МГИМО, док­тор поли­ти­че­ских наук Миха­ил Алек­сан­дров. — Ряд экс­пер­тов дав­но высту­па­ли за уже­сто­че­ние погра­нич­но­го режи­ма, в част­но­сти, за вве­де­ние визо­во­го режи­ма со стра­на­ми Цен­траль­ной Азии и Закав­ка­зья.

С дру­гой сто­ро­ны, обостре­ние отно­ше­ний с Укра­и­ной пока­за­ло, что и с тер­ри­то­рии «неза­леж­ной» могут при­бы­вать лица, кото­рые спо­соб­ны пред­став­лять угро­зу наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Рос­сии.

Понят­но, кро­ме того, что вбли­зи наших гра­ниц име­ют­ся оча­ги напря­жен­но­сти в Дон­бас­се, вокруг Кры­ма, вокруг Абха­зии и Южной Осе­тии. В этот же спи­сок мож­но вклю­чить Куриль­ские ост­ро­ва, в свя­зи с при­тя­за­ни­я­ми на них со сто­ро­ны Япо­нии, и ситу­а­цию в Барен­це­вом море, где у нас раз­но­гла­сия с Нор­ве­ги­ей.

Сюда же сле­ду­ет вклю­чить и Север­ный мор­ской путь, ситу­а­ция вокруг кото­ро­го про­ти­во­ре­чи­ва из-за пози­ции США. Аме­ри­кан­цы, напом­ню, не при­зна­ют наш кон­троль над Сев­мор­пу­тем, так что в тео­рии не исклю­че­ны попыт­ки сило­во­го про­ры­ва по это­му марш­ру­ту.

Отдель­но­го упо­ми­на­ния заслу­жи­ва­ет Кас­пий­ский реги­он. Кон­вен­ция по ста­ту­су Кас­пия фак­ти­че­ски гото­ва, но не под­пи­са­на, и как с ней будет раз­ви­вать­ся ситу­а­ция, пока не очень понят­но. Меж­ду тем, она свя­за­на с осво­е­ни­ем при­род­ных ресур­сов Кас­пия и транс­пор­ти­ров­кой неф­ти и газа, что так­же может пред­став­лять угро­зу рос­сий­ским инте­ре­сам.

Все это гово­рит об одном. Нам дав­но сле­до­ва­ло уже­сто­чить погра­нич­ную поли­ти­ку, и пра­виль­но, что сей­час это дела­ет­ся.

«СП»: — Какую угро­зу из «погра­нич­но­го» спис­ка ФСБ вы счи­та­е­те глав­ной?

— Некон­тро­ли­ру­е­мую мигра­цию из стран Цен­траль­ной Азии и Закав­ка­зья, а так­же тер­ро­ри­сти­че­скую угро­зу. Про­бле­ма в том, что США прак­ти­че­ски откры­то вста­ли на сто­ро­ну меж­ду­на­род­ных тер­ро­ри­сти­че­ских орга­ни­за­ций. Аме­ри­кан­цы постав­ля­ют в Сирию ПЗРК неиз­вест­но кому — то ли кур­дам, то ли бой­цам Сво­бод­ной сирий­ской армии, в кото­рую инкор­по­ри­ро­ва­ны, в том числе, бое­ви­ки ИГИЛ*.

Заме­чу, в послед­нее вре­мя бой­цы «Ислам­ско­го госу­дар­ства» актив­но про­са­чи­ва­ют­ся в Афга­ни­стан. По мне­нию экс­пер­тов, это свя­за­но с дея­тель­но­стью ЦРУ, кото­рое пере­ки­ды­ва­ет их туда с тер­ри­то­рий кли­ент­ских госу­дар­ств США, таких как Сау­дов­ская Ара­вия и Катар. Таким спо­со­бом в Афга­ни­ста­не аме­ри­кан­цы созда­ют плац­дарм про­тив Рос­сии и Китая.

На деле, Вашинг­тон ведет дол­го­вре­мен­ную поли­ти­ку рас­ша­ты­ва­ния ситу­а­ции в Цен­траль­ной Азии, и нам нуж­но к это­му гото­вит­ся.

«СП»: — Основ­ным прин­ци­пом, на кото­рый будет опи­рать­ся новая погра­нич­ная поли­ти­ка, в доку­мен­те назван «диф­фе­рен­ци­ро­ван­ный под­ход» в выбо­ре форм и спо­со­бов ее реа­ли­за­ции. Что это озна­ча­ет на прак­ти­ке?

— Что если сопре­дель­ное госу­дар­ство хоро­шо к нам отно­сит­ся, мы можем идти на послаб­ле­ния в погра­нич­ном режи­ме с ним, даже вопре­ки фор­маль­ным огра­ни­че­ни­ям. Такие отно­ше­ния у нас, напри­мер, с Арме­ни­ей. А вот с Таджи­ки­ста­ном, Узбе­ки­ста­ном и Кир­ги­зи­ей наши отно­ше­ния не столь радуж­ные, хотя Душан­бе и Биш­кек чле­ны ОДКБ, а Узбе­ки­стан име­ет с нами дву­сто­рон­ние воен­ные отно­ше­ния.

Про Турк­ме­нию я вооб­ще не гово­рю: на ее гра­ни­це про­ис­хо­дят серьез­ные столк­но­ве­ния с бое­вы­ми груп­па­ми из Афга­ни­ста­на, вклю­чая ИГИЛ.

Неяс­ная ситу­а­ция и с Азер­бай­джа­ном, кото­рый заиг­ры­ва­ет с Запа­дом и не обме­ни­ва­ет­ся с нами раз­ве­д­ин­фор­ма­ци­ей. Поэто­му веро­ят­но­сть про­ник­но­ве­ния тер­ро­ри­стов в Рос­сию с тер­ри­то­рии Азер­бай­джа­на, я счи­таю, тоже име­ет­ся.

То же отно­сит­ся к Гру­зии — госу­дар­ству, кото­рое стре­мит­ся в НАТО, и на тер­ри­то­рии кото­ро­го дей­ству­ют струк­ту­ры аль­ян­са, кото­рые спо­соб­ны пере­бра­сы­вать в Закав­ка­зье дивер­си­он­ные груп­пы.

В такой обста­нов­ке дей­стви­тель­но необ­хо­дим диф­фе­рен­ци­ро­ван­ный под­ход к погра­нич­ной поли­ти­ке с сосе­дя­ми. К тем же жите­лям Дон­бас­са мы долж­ны отно­сить­ся по-дру­го­му, чем к насе­ле­нию дру­гих реги­о­нов Укра­и­ны, а к жите­лям Одес­ской обла­сти — луч­ше, чем к насе­ле­нию Цен­траль­ной Укра­и­ны. Про­сто пото­му, что раз­ные реги­о­ны по-раз­но­му отно­сят­ся к Рос­сии.

«СП»: — Что новая погра­нич­ная поли­ти­ка дает Рос­сии?

— Если корот­ко, речь идет об уси­ле­нии погра­нич­но­го кон­тро­ля. Этот кон­троль в послед­ние годы был ощу­ти­мо ослаб­лен, но при­ш­ло вре­мя наве­сти поря­док и на гра­ни­цах стра­ны.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.