Музеи Севастополя: Пантеон славы и невероятные истории спасения

Сева­сто­поль богат памят­ны­ми места­ми, свя­зан­ны­ми с защи­той Оте­че­ства. Сама исто­рия горо­да, за кото­рый все­гда велись сра­же­ния, дала ему все необ­хо­ди­мое для раз­ви­тия воен­но-исто­ри­че­ско­го туриз­ма.
Защищенные казематированные помещения на территории музейного историко-мемориального комплекса "35-я береговая батарея"
Защи­щен­ные казе­ма­ти­ро­ван­ные поме­ще­ния на тер­ри­то­рии музей­но­го исто­ри­ко-мемо­ри­аль­но­го ком­плек­са «35-я бере­го­вая бата­рея»
© Алек­сей Павлишак/ТАСС

© Алек­сей Павлишак/ТАСС

© Алек­сей Павлишак/ТАСС

© Алек­сей Павлишак/ТАСС

© Алек­сей Павлишак/ТАСС

© Алек­сей Павлишак/ТАСС

© Алек­сей Павлишак/ТАСС

© Алек­сей Павлишак/ТАСС

Сева­сто­поль — по сути музей под откры­тым небом, так мно­го здесь исто­ри­че­ских мест и памят­ни­ков, свя­зан­ных с воен­ной исто­ри­ей и защи­той Оте­че­ства. Сей­час в горо­де обсуж­да­ет­ся стра­те­гия раз­ви­тия до 2030 года, и воен­но-пат­ри­о­ти­че­ский туризм в ней назван при­о­ри­тет­ным направ­ле­ни­ем.

«Так сло­жи­лось, что Сева­сто­поль – это такой «запо­вед­ник» пат­ри­о­ти­че­ских тра­ди­ций, кото­рые сей­час надо – и это очень важ­но – экс­тра­по­ли­ро­вать на Рос­сий­скую Феде­ра­цию», – гово­рит спи­кер сева­сто­поль­ско­го пар­ла­мен­та, исто­рик Ека­те­ри­на Алта­ба­е­ва.

Одно из самых попу­ляр­ных у тури­стов мест — музей­но-исто­ри­че­ский ком­плекс, посвя­щен­ный геро­и­че­ским защит­ни­кам Сева­сто­по­ля, — «35-я бере­го­вая бата­рея».

35-я батарея: героическая трагедия

— У меня ком к гор­лу все вре­мя под­сту­пал, — делит­ся впе­чат­ле­ни­я­ми от экс­кур­сии по казе­ма­там 35-й бата­реи одна из экс­кур­сан­ток, пока груп­па идет к Пан­тео­ну сла­вы.

Пан­теон сла­вы — гале­рея, где уста­нов­ле­ны таб­лич­ки с име­на­ми защит­ни­ков горо­да. Их сей­час 40 тыс., и это толь­ко поло­ви­на имен тех, кто оста­вал­ся в горо­де, в то вре­мя как коман­до­ва­ние с раз­ре­ше­ния став­ки его поки­ну­ло. Это было в кон­це июня 1942 года, когда ста­ло ясно, что город не отсто­ять.

Затем экс­кур­си­он­ная груп­па перей­дет под сфе­ри­че­ский купол Пан­тео­на, на его сте­нах появит­ся пано­ра­ма вокруг 35-й бата­реи, а со звезд­но­го неба будут выплы­вать лица защит­ни­ков Сева­сто­по­ля, кото­рые были на бата­рее и в ее окрест­но­стях в июле 1942 года, наде­ясь на воз­мож­ную эва­ку­а­цию.

Но эва­ку­а­ции не было, защит­ни­ков горо­да, кото­рых в Сева­сто­по­ле оста­ва­лось почти 80 тыс., спа­сти было невоз­мож­но: нем­цы пол­но­стью бло­ки­ро­ва­ли город с воз­ду­ха и суши. Боль­шин­ство защит­ни­ков Сева­сто­по­ля либо попа­ли в немец­кий плен, либо погиб­ли. По ночам люди пыта­лись выбрать­ся — вплавь добрать­ся до совет­ских кораб­лей, кото­рым нем­цы не дава­ли подой­ти к бере­гу, боль­шин­ство из них поги­ба­ли, и их тела к обры­ви­сто­му бере­гу мыса Хер­со­нес при­би­ва­ли вол­ны.

Но были и неве­ро­ят­ные исто­рии спа­се­ния, как, напри­мер, исто­рия моло­до­го воен­но­го вра­ча Ива­на Воло­ди­на — отца дирек­то­ра музея Вале­рия Воло­ди­на.

Когда ста­ло ясно, что город удер­жать не удаст­ся, 21-лет­ний Иван Воло­дин вме­сте с гос­пи­та­лем и 250 ране­ны­ми добрал­ся до 35-й бата­реи, что­бы ждать под ска­ла­ми эва­ку­а­ци­он­ных кате­ров, но кате­ра либо не при­хо­ди­ли вовсе, либо не могли подой­ти к бере­гу.

— Отец и его това­рищ, как и мно­гие дру­гие, реши­ли вплавь добрать­ся до одно­го из кате­ров в ночь на 3 июля. Они доплы­ли, но катер был облеп­лен людь­ми и схва­тить­ся было не за что, отец дер­жал­ся за ноги това­ри­ща, а тот — за багор, кото­рый с бор­та подал мат­рос. Но в этот момент катер начал сда­вать зад­ним ходом, отец не удер­жал­ся, катер ушел, а он доплыл назад до бере­га, куда на тот момент при­би­ло тыся­чи тел тех, кто доплыть не смог, тру­пы были в несколь­ко сло­ев, — рас­ска­зы­ва­ет дирек­тор музея.

Даль­ше Воло­дин попал в немец­кий плен, отку­да ему уда­лось бежать и при­бить­ся к пар­ти­за­нам в Вин­ниц­кой обла­сти. После вой­ны Воло­дин вер­нул­ся в Сева­сто­поль и смог разыс­кать свою неве­сту Марию, эва­ку­и­ро­вав­шу­ю­ся в Тби­ли­си. У них роди­лись два сына, оба ста­ли офи­це­ра­ми-чер­но­мор­ца­ми.

О том, как сра­жа­лись защит­ни­ки Сева­сто­по­ля, как выжи­ва­ли без свя­зи с Боль­шой зем­лей, но с верой в побе­ду, как пили мор­скую воду, пото­му что прес­ной уже не было, как офи­це­ры, имев­шие воз­мож­но­сть эва­ку­и­ро­вать­ся, отда­ва­ли свой шанс на спа­се­ние жен­щи­нам-рядо­вым, как дво­их таких деву­шек уда­лось спа­сти, когда, поль­зу­ясь тем, что нем­цы отвлек­лись, наши воен­но­плен­ные вытолк­ну­ли их из колон­ны плен­ных в тол­пу мир­но­го насе­ле­ния — обо всем этом рас­ска­зы­ва­ет экс­по­зи­ция 35-й бата­реи.

Мы примеряем историю на себя

— Я веду экс­кур­сии и все­гда думаю о сво­ей семье. Мой дед погиб на Сапун-горе в 1942 году, бабуш­ка всю окку­па­цию здесь про­ве­ла. А когда людям рас­ска­зы­ваю, как-то по-ново­му пере­жи­ваю все это, ино­гда голос дрог­нет, а если кто-то из жен­щин пла­чет, так вооб­ще тяже­ло, это же для экс­кур­со­во­да счи­та­ет­ся непро­фес­си­о­наль­ным, надо сдер­жи­вать­ся, — рас­ска­зал экс­кур­со­вод 35-й бата­реи Вадим Гуцан.

По сло­вам Гуца­на, для него откры­тым явля­ет­ся вопрос, спо­соб­но ли совре­мен­ное обще­ство повто­рить тот подвиг, кото­рый совер­ши­ли совет­ские люди в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной, и, по его мне­нию, бла­го­да­ря суще­ство­ва­нию подоб­ных музеев люди спо­соб­ны менять­ся.

После экс­кур­сий очень мно­гие под­хо­дят, бла­го­да­рят. Такие музеи нам про­сто не поз­во­ля­ют забыть свою исто­рию, сей­час ведь и поли­ти­че­ская, и рели­ги­оз­ная идеи отсут­ству­ют, и вот иде­ей, кото­рая может спло­тить людей, может быть исто­рия, это как запол­не­ние ваку­у­ма Вадим Гуцан Экс­кур­со­вод

— После экс­кур­сий очень мно­гие под­хо­дят, бла­го­да­рят. Такие музеи нам про­сто не поз­во­ля­ют забыть свою исто­рию, сей­час ведь и поли­ти­че­ская, и рели­ги­оз­ная идеи отсут­ству­ют, и вот иде­ей, кото­рая может спло­тить людей, может быть исто­рия, это как запол­не­ние ваку­у­ма, — ска­зал Гуцан.

Об этом же гово­рит и спи­кер Зак­со­бра­ния Сева­сто­по­ля Ека­те­ри­на Алта­ба­е­ва.

— Мы так или ина­че при­ме­ря­ем исто­рию на себя, и очень важ­но, когда в исто­рии есть под­лин­ные стра­ни­цы. Поче­му исто­рия Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны так захва­ты­ва­ет? Там есть то, чего нель­зя при­ду­мать, все это было на самом деле. Поэто­му и «Бес­смерт­ный полк» так попу­ля­рен — это исто­рия, кото­рую ты при­ме­рил на себя, это твое лич­ное. Наша общая исто­рия — это один из объ­еди­ня­ю­щих эле­мен­тов рус­ско­го мира, — ска­за­ла она.

«Посе­ще­ние 35-й бата­реи долж­но быть вклю­че­но во все тури­сти­че­ские марш­ру­ты: дет­ские, кор­по­ра­тив­ные, пра­во­слав­ные. Каж­дый дол­жен побы­вать в этом месте и встре­тить­ся с защит­ни­ка­ми Горо­да сла­вы. Ина­че нам не выжить про­сто, а с этим мы непо­бе­ди­мы» — это лишь одна из запи­сей, остав­лен­ных посе­ти­те­ля­ми 35-й бата­реи в кни­ге отзы­вов.

Туристы едут за историей

— У нас в лет­ний сезон к 11 утра уже нет биле­тов на весь день, музей име­ет тех­ни­че­ские огра­ни­че­ния, то есть груп­па не может пре­вы­шать 35 чело­век, пото­му что в казе­ма­тах будет тес­но, мы за день можем при­нять не боль­ше 800 чело­век, — гово­рит Вале­рий Воло­дин.

С 2008 года, когда одно­вре­мен­но с вос­ста­нов­ле­ни­ем бата­реи появи­лись пер­вые мало­чис­лен­ные экс­кур­сии, музей уже посе­ти­ли 800 тыс. чело­век, при­чем полу­мил­ли­он­ный посе­ти­тель был зафик­си­ро­ван в 2014 году, через два года после откры­тия ком­плек­са.

Музей зани­ма­ет­ся не толь­ко экс­кур­си­он­ным обслу­жи­ва­ни­ем, но и вос­пи­та­тель­ны­ми про­грам­ма­ми. В част­но­сти, по сло­вам Воло­ди­на, по про­грам­мам воен­но-пат­ри­о­ти­че­ско­го вос­пи­та­ния сюда при­ез­жа­ют школь­ни­ки и каде­ты со всей Рос­сии, здесь же при­ни­ма­ют при­ся­гу моря­ки-чер­но­мор­цы, есть в музее и обра­зо­ва­тель­ные про­грам­мы для моло­де­жи. Посе­ще­ние экс­по­зи­ции бес­плат­ное.

Уни­каль­но­сть музея еще и в том, что он был создан с 2008 по 2012 год на част­ные пожерт­во­ва­ния, преж­де все­го ком­па­нии «Таври­да Элек­трик», по ини­ци­а­ти­ве преж­не­го руко­во­ди­те­ля и соб­ствен­ни­ка этой ком­па­нии Алек­сея Чало­го.

— Когда у Алек­сея Чало­го воз­никла идея вос­ста­нав­ли­вать 35-ю бата­рею, тогда — имен­но в «укра­ин­ское» вре­мя — это была идея созда­ния музея, рас­ска­зы­ва­ю­ще­го прав­ду не толь­ко о Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­не и обо­ро­не Сева­сто­по­ля, а глав­ное — о послед­них ее днях, — гово­рит Ека­те­ри­на Алта­ба­е­ва, пояс­нив, что при Укра­и­не все попыт­ки выхо­ло­стить исто­рию и выдать мас­со­вый геро­изм наро­да за миф в Сева­сто­по­ле потер­пе­ли неуда­чу, напро­тив, чем боль­ше их было, тем силь­нее здесь кон­со­ли­ди­ро­ва­лось тер­ри­то­ри­аль­ное само­со­зна­ние, само­со­зна­ние при­над­леж­но­сти к рус­ско­му миру.

Но не мень­шей попу­ляр­но­стью у тури­стов, при­ез­жа­ю­щих в Сева­сто­поль, поль­зу­ет­ся пано­ра­ма, рас­ска­зы­ва­ю­щая об одном дне пер­вой обо­ро­ны Сева­сто­по­ля (1854–1855) в ходе Крым­ской вой­ны, — о бое на Мала­хо­вом кур­га­не 6 июня 1855 года. Очень попу­ляр­на дио­ра­ма, запе­чат­лев­шая штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года, и дру­гие музеи, рас­ска­зы­ва­ю­щие об исто­рии слу­же­ния Оте­че­ству. По сло­вам Ека­те­ри­ны Алта­ба­е­вой, сей­час обсуж­да­ет­ся идея музея с отдель­ной экс­по­зи­ци­ей, посвя­щен­ной обо­ро­не Сева­сто­по­ля в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны (1941–1942) на тер­ри­то­рии буду­ще­го пар­ка на мысе Хру­сталь­ный.

Андрей Медин­ский