Тысяча сбитых самолетов США: почему советский истребитель МиГ-15 стал легендой

МИГ-15 Фото: РИА Новости / af.mil / WikimediaМИГ-15 Фото: РИА Новости / af.mil / Wikimedia

В небе над Кореей в 1950–53 годах советская авиация доказала превосходство в воздухе над американской во многом благодаря мастерству пилотов и новому реактивному истребителю МиГ-15.

На клад­би­ще в китай­ском Люй­шунь­коу (быв­ший Порт-Артур) есть 248 могил совет­ских воен­но­слу­жа­щих и чле­нов их семей. Если не изме­ня­ет память, то око­ло 60 захо­ро­не­ний при­над­ле­жат лет­чи­кам, кото­рые вое­ва­ли в небе Кореи и были сби­ты в воз­душ­ных боях. Где захо­ро­не­ны аме­ри­кан­ские пило­ты, соот­но­ше­ние потерь кото­рых в два раза боль­ше, допод­лин­но неиз­вест­но – частич­но на Арлинг­тон­ском наци­о­наль­ном клад­би­ще под Вашинг­то­ном, частич­но в Южной Корее. Война в воз­ду­хе ста­ла здесь основ­ным про­ти­во­сто­я­ни­ем недав­них союз­ни­ков по анти­гит­ле­ров­ской коа­ли­ции – США и СССР - и ее исход решал­ся не толь­ко бое­вым мастер­ством, но и силой мото­ров, в дан­ном слу­чае реак­тив­ных.

Картинка

Совет­ский Союз в раз­ви­тии реак­тив­ных и сверх­зву­ко­вых само­ле­тов изна­чаль­но суще­ствен­но усту­пал запад­ным стра­нам – лидер­ство дер­жа­ли Гер­ма­ния, Шта­ты, Англия и Ита­лия. И хотя пер­вые раз­ра­бот­ки реак­тив­ных дви­га­те­лей в нашей стра­не нача­лись еще в кон­це 30-х годов про­шло­го сто­ле­тия, пер­вый испы­та­тель­ный полет состо­ял­ся 27 мар­та 1943 года на аэро­дро­ме НИИ ВВС Коль­цо­во в Сверд­лов­ской обла­сти. Само­лет БИ-1, кото­рый пило­ти­ро­вал лет­чик-истре­би­тель Геор­гий Баш­чи­ван­джи, достиг­нув ско­ро­сти в 800 км/ч, неожи­дан­но пере­шел в пике и столк­нул­ся с зем­лей. Спу­стя 30 лет пило­ту было посмерт­но при­сво­е­но зва­ние Героя, его име­нем был назван посе­лок и одно­имен­ная желез­но­до­рож­ная стан­ция вбли­зи от Звезд­но­го город­ка в Под­мос­ко­вье. Но эта ката­стро­фа ста­ла важ­ным эта­пом в раз­ви­тии само­ле­то­стро­е­ния с реак­тив­ны­ми дви­га­те­ля­ми.

Раз­ра­бот­ки велись с моди­фи­ка­ци­я­ми Як-3, Ла-7 и Су-6 с уско­ри­тель­ным ЖРД (жид­ко-реак­тив­ным дви­га­те­лем), но потре­бо­ва­лось еще несколь­ко лет, до появ­ле­ния воз­душ­но-реак­тив­ных мото­ро­ком­прес­сор­ных дви­га­те­лей ОКБ Мико­я­на и Сухо­го. И к 1950 году появил­ся зна­ме­ни­тый МиГ-15, кото­рый стал луч­шим истре­би­те­лем в мире на тот момент. Дока­зы­вать это при­шлось в небе над Коре­ей в про­ти­во­сто­я­нии с аме­ри­кан­ским реак­тив­ным F-80 Shooting Star и новы­ми истре­би­те­ля­ми F-86 Sabre.

Картинка

Совет­ским пило­там на «мига­рях» пред­по­ла­га­лось вести пере­го­во­ры на корей­ском язы­ке, кото­рые они заучи­ва­ли перед выле­том – по несколь­ку фраз. В ходе воз­душ­но­го боя, есте­ствен­но, пере­хо­ди­ли на род­ной язык, не без какой-то там мате­ри, что в ситу­а­ци­ях боестолк­но­ве­ний поз­во­ля­ло одер­жи­вать побе­ду. Аме­ри­кан­цы, не све­ду­щие в тон­ко­стях рус­ско­го язы­ка, так и не могли понять, какой сопер­ник им про­ти­во­сто­ит в небе.

1 нояб­ря 1950 года совет­ским лет­чи­кам впер­вые раз­ре­ши­ли пере­се­кать корей­скую гра­ни­цу, что­бы вести поиск и уни­что­же­ние аме­ри­кан­ских само­ле­тов. В этот же день состо­ял­ся и пер­вый бой «мигов» – пять наших само­ле­тов выле­те­ли в рай­он Ань­ду­ня и вско­ре обна­ру­жи­ли трой­ку P-51 «Мустанг». В резуль­та­те ско­ро­теч­но­го боя один само­лет про­тив­ни­ка был повре­жден, еще один сбит. Так был открыт счет побед совет­ских лет­чи­ков в корей­ском небе. В тот же день МиГ-15 впер­вые про­яви­ли себя в бою с реак­тив­ны­ми само­ле­та­ми аме­ри­кан­цев. Трой­ка наших истре­би­те­лей встре­ти­ла деся­ток само­ле­тов F-80 и вне­зап­но ата­ко­ва­ла их сверху. В резуль­та­те один Shooting Star был под­бит, осталь­ные пред­по­чли рети­ро­вать­ся.

За пер­вые пол­то­ра меся­ца воз­душ­ных боев были под­би­ты все­го три совет­ских МиГа, тогда как поте­ри про­тив­ни­ка были в разы боль­ше. А зону дей­ствия наших истре­би­те­лей вдоль корей­ско-китай­ской гра­ни­цы аме­ри­кан­ские лет­чи­ки поз­же назва­ли «Аллея МиГов», при­знав, что небо в этой части корей­ско­го полу­ост­ро­ва уве­рен­но кон­тро­ли­ро­ва­ли совет­ские асы.

Картинка

Если срав­ни­вать тех­ни­че­ские харак­те­ри­сти­ки наше­го МиГа и аме­ри­кан­ско­го F-86, то они прак­ти­че­ски оди­на­ко­вы. Мак­си­маль­ная ско­ро­сть у зем­ли 1042 про­тив 1093 км/ч. МиГ-15 имел пре­иму­ще­ство в ско­ро­подъ­ем­но­сти, а «Sabre» луч­ше манев­ри­ро­вал на малых высо­тах. Прак­ти­че­ский пото­лок «мига­ря» дости­гал 15100 мет­ров, аме­ри­ка­нец под­ни­мал­ся чуть мень­ше – на 14300. По воору­же­нию – МиГ был осна­щен 37-мм пуш­кой и еще дву­мя 23-мм пуш­ка­ми, а F-86 был воору­жен шестью 12,7-мм пуле­ме­та­ми. При таких соот­но­ше­ни­ях в силе глав­ным счи­та­лось имен­но мастер­ство пило­тов, их готов­но­сть идти на риск и пере­иг­ры­вать про­тив­ни­ка чисто так­ти­че­ски. Тут труд­но пере­оце­ни­вать мастер­ство сопер­ни­ков, но, судя по коли­че­ству сби­тых само­ле­тов, совет­ские пило­ты име­ли явное пре­иму­ще­ство.

«Пер­вый бой меж­ду МиГ-15 и F-86 про­изо­шел 17 декаб­ря 1950 года, – пишет в кни­ге «Крас­ные дья­во­лы в небе Кореи» Игорь Сей­дов. – Побе­дить аме­ри­кан­цам помо­гла воен­ная хит­ро­сть. В рай­о­не Ань­ду­ня чет­вер­ка совет­ских само­ле­тов обна­ру­жи­ла чет­вер­ку истре­би­те­лей с крас­ны­ми носа­ми, о чем и было доло­же­но веду­ще­му груп­пы. Тот отве­тил: «Вижу, это наши!» – и про­дол­жил полет по марш­ру­ту. Но неожи­дан­но груп­па была обстре­ля­на сза­ди и сверху. Маши­на веду­ще­го заго­ре­лась, дви­га­тель заглох, и лет­чи­ку при­шлось ката­пуль­ти­ро­вать­ся. К сло­ву, это было пер­вое ката­пуль­ти­ро­ва­ние с МиГ-15 в бое­вых усло­ви­ях в совет­ских ВВС. Как выяс­ни­лось поз­же, у пер­вых «Сей­бров» для вве­де­ния в заблуж­де­ние про­тив­ни­ка была окра­ше­на в крас­ный цвет носо­вая часть фюзе­ля­жа, подоб­но тому, как на МиГах были крас­ные кру­ги вокруг носо­вой части фюзе­ля­жа. Поэто­му после боя на всех наших само­ле­тах крас­ные носы были стер­ты тех­ни­ка­ми».

Картинка

Первую побе­ду над новым аме­ри­кан­ским истре­би­те­лем совет­ские лет­чи­ки одер­жа­ли толь­ко через неде­лю, спу­стя деся­ток боев. Наши лет­чи­ки еще изу­ча­ли про­тив­ни­ка и на пер­вых порах попа­да­лись на при­ман­ку из одной груп­пы «Сей­бров», не заме­чая сле­до­вав­шую за ней и с пре­вы­ше­ни­ем дру­гую груп­пу F-86, и попа­да­ли под ее удар. За это вре­мя СССР поте­рял три истре­би­те­ля МиГ-15. Даль­ней­ший счет побед в воз­душ­ных боях ока­зал­ся на сто­ро­не совет­ских истре­би­те­лей. 12 апре­ля 1951 года стал «чер­ным чет­вер­гом» для авиа­ции США. В тот день аме­ри­кан­цы совер­ша­ли мас­си­ро­ван­ные нале­ты через реку Ялуц­зян. В нале­те участ­во­ва­ли 48 бом­бар­ди­ров­щи­ков В-29 и 76 истре­би­те­лей при­кры­тия. На пере­хват выле­те­ло 44 МиГа, кото­рые сби­ли 10 бом­бар­ди­ров­щи­ков и 3 истре­би­те­ля, пол­но­стью сорвав бом­бар­ди­ров­ку.

В октяб­ре того же года МиГи выле­те­ли на пере­хват воз­душ­ной арма­ды из два­дца­ти бом­бар­ди­ров­щи­ков и око­ло 200 истре­би­те­лей сопро­вож­де­ния. Совет­ских само­ле­тов было опять 44 (еще 12 при­кры­ва­ли аэро­дро­мы), кото­рые сби­ли 12 «бом­бе­ров» и 3 истре­би­те­ля, поте­ряв при этом один свой само­лет.

Картинка

Все­го, по неофи­ци­аль­ным дан­ным, во вре­мя бое­вых дей­ствий в небе Кореи совет­ские лет­чи­ки, в основ­ном на истре­би­те­лях МиГ-15, про­ве­ли око­ло двух тысяч воз­душ­ных боев и сби­ли 1097 аме­ри­кан­ских само­ле­тов. Соб­ствен­ные поте­ри оце­ни­ва­ют­ся в 319 само­ле­тов МиГ-15 и Ла-11.