Уже через счи­та­ные дни вла­сти дру­гих союз­ных рес­пуб­лик нача­ли обви­нять Юсу­по­ва в кос­мо­по­ли­тиз­ме, иска­же­нии исто­рии СССР, извра­ще­нии совет­ско­го интер­на­ци­о­на­лиз­ма. Это было под­дер­жа­но Хру­ще­вым, и в кон­це 1954-го узбек­ский русо­фил полу­чил отстав­ку.

Пока­за­тель­но мне­ние Иоси­па Броз Тито о внут­рен­ней поли­ти­ке Крем­ля после 1953 года: «Уже в сере­ди­не 50-х нача­лось и затем про­дол­жи­лось сво­ра­чи­ва­ние про­рус­ской поли­ти­ки послед­не­го ста­лин­ско­го деся­ти­ле­тия». По мне­нию Мао Цзэ­ду­на, то было спол­за­ние к кос­мо­по­ли­тиз­му, номен­кла­тур­но­му бюро­кра­тиз­му и наци­о­на­лиз­му быв­ших цар­ских окра­ин.

Защит­ни­ки инте­ре­сов Рос­сии без лиш­ней оглас­ки лиша­лись долж­но­стей или вне­зап­но ухо­ди­ли из жиз­ни

Впро­чем, еще в нача­ле-сере­ди­не 20-х ВСНХ и союз­ный Сов­нар­ком при­ни­ма­ли реше­ния о соци­аль­но-эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии союз­ных рес­пуб­лик за счет РСФСР. Офи­ци­аль­но заяв­ля­лось, что, дескать, «вели­ко­рос­сы» слиш­ком мно­го задол­жа­ли окра­ин­ным наро­дам, пото­му пора пла­тить по сче­там. Уже в 20-х почти поло­ви­на доход­ной части бюд­же­та РСФСР направ­ля­лась в дру­гие союз­ные рес­пуб­ли­ки. Во вто­рой поло­ви­не 30-х и в пер­вое после­во­ен­ное деся­ти­ле­тие донор­ская план­ка сни­зи­лась до 25 про­цен­тов, но уже с 1955-го про­цесс пошел вспять, при­чем уско­рен­ны­ми тем­па­ми.

Ска­жем, осво­е­ние целин­ных и залеж­ных земель, как и даль­ней­шее их содер­жа­ние, все быст­рее доро­жав­шее, более чем на треть обес­пе­чи­ва­лось за счет пере­ка­чи­ва­ния туда финан­со­вых, мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ских и кад­ро­вых ресур­сов РСФСР. Свы­ше 150 кол­хо­зов и сов­хо­зов было пере­ве­де­но на казах­стан­скую цели­ну исклю­чи­тель­но с рус­ских тер­ри­то­рий (то есть не из авто­но­мий РСФСР), а так­же из Бело­рус­сии и Восточ­ной Укра­и­ны, подроб­нее – Д. И. Кор­ко­цен­ко, В. И. Кули­ков «КПСС в борь­бе за даль­ней­шее раз­ви­тие сель­ско­го хозяй­ства (1946–1958 гг.)», М., «Выс­шая шко­ла», 1974). Дота­ции, полу­чен­ные союз­ны­ми рес­пуб­ли­ка­ми за весь совет­ский пери­од, исчис­ля­ют­ся с уче­том теку­щих цен и валют­но­го кур­са мини­мум в 11 трил­ли­о­нов дол­ла­ров.

Кро­ме того, в 20-х у РСФСР были изъ­яты зна­чи­тель­ные пло­ща­ди в поль­зу рес­пуб­лик При­бал­ти­ки, Бело­рус­сии, Укра­и­ны, Гру­зии, Казах­ста­на. Лишь счи­та­ные из этих тер­ри­то­рий уда­лось впо­след­ствии вер­нуть в РСФСР.

Совет­ская Рос­сия была изна­чаль­но лише­на в отли­чие от дру­гих союз­ных рес­пуб­лик не толь­ко ака­де­мии наук, но и ком­пар­тии. Хотя пред­ло­же­ния о созда­нии КП РСФСР деся­ти­ле­ти­я­ми выдви­га­ли мно­гие мест­ные парт­ор­га­ны, Бреж­нев на XXIV съез­де КПСС (1971) заявил, что в этом не было и нет поли­ти­че­ской необ­хо­ди­мо­сти, так как КПСС про­из­рос­ла из рос­сий­ской ком­пар­тии и в пол­ной мере явля­ет­ся руко­во­дя­щей и направ­ля­ю­щей поли­ти­че­ской силой и в РСФСР. Ини­ци­а­то­ры тако­го про­ек­та без лиш­ней оглас­ки лиша­лись долж­но­стей, осо­бен­но высо­ких, и попа­да­ли под уси­лен­ный над­зор КГБ. Или вско­ре после отстав­ки вне­зап­но ухо­ди­ли из жиз­ни. Ска­жем, в пер­вом слу­чае это пред­сов­ми­на РСФСР в 1963–1971 годах Ген­на­дий Воро­нов (1910–1994), а во вто­ром – член полит­бю­ро и сек­ре­тарь ЦК пар­тии в 1965–1978-м Федор Кула­ков (1918–1978).

Бывшие союзные республики должны России 11 триллионов долларов
Кол­лаж Андрея Седых

Тем вре­ме­нем неко­гда «брат­ские» рес­пуб­ли­ки поза­бо­ти­лись о нара­щи­ва­нии сво­ей доли в иму­ще­стве уни­что­жа­е­мой стра­ны. С раз­ре­ше­ния Моск­вы еще в канун рас­па­да СССР и тем более вско­ре после это­го боль­шин­ство союз­ных рес­пуб­лик завла­де­ли льви­ной долей совет­ских эко­но­ми­че­ских фон­дов. Так, к кон­цу 1989 года в Лит­ве, Лат­вии и Эсто­нии ока­зал­ся почти весь совет­ский тор­го­вый флот, рабо­тав­ший на Бал­ти­ке и Север­ном море. На Укра­и­не, в Азер­бай­джа­не и Казах­ста­не – почти поло­ви­на (в целом) пар­ка гру­зо­вых ваго­нов. В при­чер­но­мор­ских и при­ка­спий­ских пост­со­вет­ских рес­пуб­ли­ках (исклю­чая РСФСР) – свы­ше 70 про­цен­тов совет­ско­го тор­го­во­го фло­та южных аква­то­рий. Хозяй­ствен­ная соб­ствен­но­сть РСФСР, вклю­чая обо­рон­ные пред­при­я­тия, была повсе­мест­но экс­про­при­и­ро­ва­на уже в 1990–1992 годах.

Сто­ит отме­тить и то, что вско­ре после 1917-го боль­ше­ви­ки весь­ма про­из­воль­но «рас­чер­ти­ли» тер­ри­то­рию Рос­сии, в том числе фор­ми­ру­е­мой РСФСР, на союз­ные рес­пуб­ли­ки, авто­но­мии раз­но­го ран­га и наци­о­наль­ные окру­га. Доля таких обра­зо­ва­ний в общей пло­ща­ди РСФСР пре­вы­ша­ла 65 про­цен­тов, хотя удель­ный вес рус­ских жите­лей в тех же авто­но­ми­ях дости­гал 60, а то и 70 про­цен­тов. В пост­со­вет­ское вре­мя рас­клад почти не изме­нил­ся. Ново­об­ра­зо­ван­ная РСФСР, осо­бен­но рус­ская дерев­ня, ста­ла бес­сроч­ным доно­ром «под­ни­ма­ю­щих­ся окра­ин» не толь­ко вне, но и внут­ри.

В 60–80-х годах уро­вень зар­пла­ты и дру­гих соци­аль­ных дохо­дов в боль­шин­стве союз­ных рес­пуб­лик был на 30–40 про­цен­тов выше, чем в Рос­сии (РСФСР). Ска­жем, убор­щи­ца во Льво­ве или при­бал­тий­ских горо­дах в 70–80-х полу­ча­ла в месяц как мини­мум 100 руб­лей чисты­ми. Зато уро­вень роз­нич­ных цен в РСФСР был выше на 15–20 про­цен­тов, а то и на треть в срав­не­нии с осталь­ны­ми союз­ны­ми рес­пуб­ли­ка­ми (кро­ме Бело­рус­сии).

Толь­ко в РСФСР кол­лек­ти­ви­за­ция была повсе­мест­ной. И толь­ко эта рес­пуб­ли­ка-донор с сере­ди­ны 50-х до вто­рой поло­ви­ны 80-х под­вер­га­лась таким над­ру­га­тель­ствам, как сокра­ще­ние рели­ги­оз­ных учре­жде­ний, при­чем почти исклю­чи­тель­но пра­во­слав­ных, лик­ви­да­ция «непер­спек­тив­ных» дере­вень, повсе­мест­ное насаж­де­ние хру­щев­ской куку­ру­зы, изъ­я­тие ско­та и домаш­ней пти­цы у кол­хоз­ни­ков и работ­ни­ков сов­хо­зов.

РСФСР и Бело­рус­сия в срав­не­нии с дру­ги­ми союз­ны­ми рес­пуб­ли­ка­ми полу­ча­ли мень­ше все­го сель­хоз­тех­ни­ки и гос­бюд­жет­ных денег на обу­строй­ство сель­ско­го и город­ско­го жилья, как и на раз­ви­тие дру­гих отрас­лей. И, под­черк­нем, в основ­ном в рус­ских обла­стях РСФСР (то есть даже не в авто­но­ми­ях) мас­со­во штам­по­ва­лись хру­що­бы, по меж­ду­на­род­ным нор­мам непри­год­ные для жиз­ни.

Даже офи­ци­аль­ные нор­ма­ти­вы жил­пло­ща­ди, медоб­слу­жи­ва­ния, коли­че­ства объ­ек­тов обра­зо­ва­ния, куль­ту­ры, нау­ки для реги­о­нов РСФСР были мень­ше, чем для При­бал­ти­ки, Закав­ка­зья, Запад­ной Укра­и­ны, сто­лич­ных горо­дов рес­пуб­лик Сред­ней Азии, Север­но­го Кав­ка­за, Тата­рии, Баш­ки­рии. Кварт­пла­та же в РСФСР все­гда была выше, чем в боль­шин­стве союз­ных рес­пуб­лик. Кро­ме того, почти для всех ССР, кро­ме РСФСР и Бело­рус­сии, глас­но и неглас­но сни­жа­лись пла­но­вые зада­ния.

Опять-таки стро­и­тель­ство желез­ных дорог и авто­ма­ги­стра­лей было весь совет­ский пери­од пер­во­оче­ред­ным для союз­ных рес­пуб­лик, а в РСФСР – лишь для Каре­лии, Татар­ста­на и Баш­ки­рии. Пото­му по про­тя­жен­но­сти путей сооб­ще­ния и каче­ствен­ных шос­се на один квад­рат­ный кило­метр тер­ри­то­рии Рос­сия поны­не зани­ма­ет одно из послед­них мест в экс-СССР.

Что каса­ет­ся насы­ще­ния стра­ны потре­би­тель­ским импор­том, соот­вет­ству­ю­щие реше­ния полит­бю­ро ЦК КПСС и Пре­зи­ди­у­ма Сов­ми­на СССР 1959, 1963, 1978 и 1983 годов преду­смат­ри­ва­ли стро­гую оче­ред­но­сть: това­ры из-за рубе­жа направ­лять преж­де все­го в несла­вян­ские союз­ные рес­пуб­ли­ки и на Запад­ную Укра­и­ну, затем – в Бело­рус­сию, на осталь­ную Укра­и­ну, далее – в авто­ном­ные рес­пуб­ли­ки РСФСР, пер­вым делом в севе­ро­кав­каз­ские, после чего – в рос­сий­ские наци­о­наль­ные обла­сти и окру­га. Имен­но так. Основ­ная тер­ри­то­рия РСФСР снаб­жа­лась по оста­точ­но­му прин­ци­пу.

С раз­ре­ше­ния Моск­вы еще до рас­па­да СССР «избран­ные» союз­ные рес­пуб­ли­ки завла­де­ли льви­ной долей совет­ских эко­но­ми­че­ских фон­дов

Сто­ит ли удив­лять­ся, что Моск­ву, Ленин­град, Горь­кий, Ново­си­бир­ск, Ростов-на-Дону, неко­то­рые дру­гие круп­ные рос­сий­ские горо­да уже в 60-х, а осо­бен­но в 70–80-х оса­жда­ли «кол­бас­ные», «рыб­ные», «кон­ди­тер­ские», «тек­стиль­ные», «обув­ные» и про­чие «десан­ты» из рус­ской глу­бин­ки? А сто­ли­цы и боль­шин­ство горо­дов союз­ных рес­пуб­лик, как и цен­тры нацав­то­но­мий РСФСР, были пере­пол­не­ны раз­но­об­раз­ным про­до­воль­стви­ем и дру­ги­ми това­ра­ми мас­со­во­го спро­са – импорт­ны­ми и оте­че­ствен­ны­ми. С сере­ди­ны 70-х упо­мя­ну­тые «десан­ты» все чаще сопро­вож­да­лись дра­ка­ми с мест­ны­ми жите­ля­ми, про­ка­лы­ва­ни­ем бен­зо­ба­ков и шин авто­бу­сов или марш­ру­ток «пона­е­хав­ших». Пока­за­тель­но, что ника­ких мер про­тив наци­о­нал-хули­га­нов не при­ни­ма­лось.

С того же вре­ме­ни говя­ди­на, мясо домаш­ней пти­цы, кол­ба­сы, сгу­щен­ка, сли­воч­ное и рас­ти­тель­ное мас­ло, тек­стиль­ные изде­лия, това­ры быто­вой химии Брян­щи­ны, Орлов­щи­ны, Смо­лен­щи­ны, Воло­год­ской, Воро­неж­ской, Костром­ской, Куй­бы­шев­ской обла­стей по нарас­та­ю­щей направ­ля­лись в союз­ные рес­пуб­ли­ки (кро­ме Бело­рус­сии), а так­же парт­гос­но­мен­кла­ту­ре, на экс­порт и в спец­си­сте­му валют­но-чеко­вой тор­гов­ли «для избран­ных». Рос­сий­ский лес пере­ра­ба­ты­вал­ся в мебель­ные това­ры в основ­ном на Укра­и­не, отку­да они потом сле­до­ва­ли теми же марш­ру­та­ми. И лишь в незна­чи­тель­ной доле постав­ля­лись в РСФСР. Схо­жая схе­ма была с рос­сий­ски­ми рыбой, про­дук­та­ми ее пере­ра­бот­ки, быто­вой тех­ни­кой, коже­вен­но-обув­ной про­дук­ци­ей, кон­ди­тер­ски­ми това­ра­ми и не толь­ко.

С нача­ла 70-х соци­аль­но-эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция в РСФСР стре­ми­тель­но ухуд­ша­лась. Обра­зо­ва­лась огром­ная дис­про­пор­ция меж­ду рос­сий­ской и дру­ги­ми союз­ны­ми рес­пуб­ли­ка­ми в раз­ме­рах ассиг­но­ва­ний из гос­бюд­же­та, объ­е­мах поста­вок мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ских ресур­сов, выде­ле­нии валю­ты, импорт­ных това­ров, в дру­гих сфе­рах. И как след­ствие – в уров­не жиз­ни.

Прав извест­ный немец­кий эко­но­ми­ст Вильям Эндал: «Рос­сия в задан­ных Крем­лем усло­ви­ях… не могла не надо­рвать­ся в содер­жа­нии совет­ских наци­о­наль­ных эта­ло­нов зажи­точ­но­го соци­а­лиз­ма». В создан­ной цен­траль­ной вла­стью систе­ме коор­ди­нат РСФСР была по сути внут­рен­ней коло­ни­ей наци­о­наль­ных экс-окра­ин. Это в свою оче­редь уже с сере­ди­ны 70-х порож­да­ло все более пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние к рус­ским в боль­шин­стве союз­ных рес­пуб­лик и во мно­гих нацав­то­но­ми­ях.

Озна­чен­ная струк­ту­ра наци­о­наль­но­го хозяй­ства и эко­но­ми­че­ская гео­гра­фия сохра­ня­ют­ся, если не усу­губ­ля­ют­ся в пост­со­вет­ской Рос­сии. Что, есте­ствен­но, отра­жа­ет­ся на гео­по­ли­ти­че­ских пози­ци­ях РФ, осо­бен­но в ближ­нем зару­бе­жье. Но выдви­же­ние Рос­сии неких эко­но­ми­че­ских «пре­тен­зий» и тем более выстав­ле­ние сче­тов за «окку­па­цию» – это уже сверх­наг­ло­сть. Ответ в каж­дом таком слу­чае дол­жен быть пре­дель­но жест­ким без огляд­ки на наци­о­наль­ные чув­ства быв­ших совет­ских ижди­вен­цев.

Алек­сей Бали­ев,
поли­то­лог