Кедми: Сталин последний государственный деятель, заботившийся о стране

На антисоветские сказки либералов и современных «белых» ответил Яков Кедми, – бывший советский гражданин, ныне гражданин Израиля, экс-глава израильской спецслужбы «Натив».

Источ­ник

Вопрос был: поче­му так отно­сят­ся к Ста­ли­ну. Вооб­ще, Рос­сия – уди­ви­тель­ная стра­на. Нет ни одной стра­ны в мире, кото­рая любит втап­ты­вать в исто­рию свою исто­рию, поли­вать ее гря­зью, выти­рать об нее ноги. Нет у вас ни одно­го пра­ви­те­ля в вашей исто­рии, кото­ро­го вы не обо­лга­ли, не испо­ха­би­ли, не обви­ни­ли во всех гре­хах, не сде­ла­ли демо­ни­за­цию – нико­го! У евре­ев даже нет. Это одна при­чи­на.
Вто­рая при­чи­на – а вы даже серьез­но не под­хо­ди­те к вопро­су: а что это была за исто­рия, пять лет назад, деся­ть лет назад, два­дцать лет назад. Под­го­ня­ют ее под про­па­ган­ду. Как это было, как это есть – конеч­но, вы не буде­те знать прав­ду. И вопро­сы – поче­му Ста­ли­на народ так любит: Ста­лин БЫЛ ПОСЛЕДНИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ, КОТОРЫЙ ЗАБОТИЛСЯ О СВОЕЙ СТРАНЕ! После уже тако­го не было, ему было абсо­лют­но напле­вать на свои лич­ные инте­ре­сы, на свои лич­ные богат­ства, на свои удоб­ства. Не было у вас таких после него!
И потом: нико­гда, когда рас­смат­ри­ва­ют Ста­ли­на, обра­ща­ют вни­ма­ние на те или иные его дей­ствия, Ста­лин был жесто­кий чело­век. Но жесто­ко­сть не была его само­це­лью. Это был инстру­мент, дру­го­го он не нашел. А мог он най­ти дру­гой? А была аль­тер­на­ти­ва Ста­ли­ну? У кого? Троц­кий? А Троц­ко­му было напле­вать на Рос­сию… И 90% боль­ше­ви­ков было напле­вать на Рос­сию, неза­ви­си­мо от их про­ис­хож­де­ния. и рус­ским тоже.
Ста­лин ока­зал­ся един­ствен­ным, кото­ро­му была доро­га Рос­сия. Гру­зин­ский семи­на­ри­ст – и он любил Рос­сию – по сво­е­му. Он не нашел дру­гих мето­дов, а были дру­гие мето­ды? Я не знаю…
Все, кто высту­па­ет с кри­ти­кой Ста­ли­на, а как бы вы сде­ла­ли из негра­мот­ной Рос­сии, ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ КОТОРОЙ ПРЕЗИРАЕТ СВОЙ НАРОД, не хочет его знать – «народ, народ рабов», и немно­го интел­ли­ген­ции, кото­рая зна­ет фран­цуз­ский и немец­кий, а на рус­ский им напле­вать!
Как из стра­ны сде­лать в том мире, кото­рый начал­ся в два­дца­том веке… Все упре­ка­ют Ста­ли­на за то, что он сде­лал с кол­хо­за­ми, с мужи­ка­ми… А если бы он не сде­лал, чем Рос­сия, чем бы Совет­ский Союз вое­вал в 41-м году? Мужик он мужик. Что Ста­лин ска­зал? – «мы мужи­ку дали день­ги, а он нам не дает хлеб!» Пото­му что он мужик, он при­зе­ми­стый… А дру­го­го спо­со­ба у него не было. Если кто-то может ска­зать, что мож­но было дру­гим спо­со­бом про­ве­сти инду­стри­а­ли­за­цию стра­ны, в то вре­мя, в тех усло­ви­ях, с тем наро­дом, кото­рый был, с той вла­стью, кото­рая была, мож­но было дру­гой вла­стью? Не было…
Не могла тогда быть в Рос­сии демо­кра­тия, ее не было нигде. А то ты гово­ришь, что народ был сво­бод­ный, – без­гра­мот­ный народ не может быть сво­бод­ным. Рабы в пер­вом поко­ле­нии сво­бод­ны­ми не могут быть. И поэто­му была в Рос­сии такая власть, кото­рая могла удер­жать Рос­сию… Была бы дру­гая власть – не было бы Рос­сии!

© Яков Кед­ми